Правовой статус страховщиков

Статья 6 Закона об организации страхового дела дает определение понятия страховщика как юридического лица, созданного в соответствии с законодательством для осуществления страхования, перестрахования, взаимного страхования и получившего лицензии в установленном настоящим Законом порядке. Новая редакция Закона несколько отличается от старой в части определения понятия страховщика. Нет в нем ссылки на создание юридического лица в любой организационно-правовой форме, предусмотренной законодательством. Тем не менее мы можем утверждать, что новая редакция правила ст. 6 позволяет рассматривать страховщика в качестве юридического лица, созданного в любой организационно-правовой форме. Какие-либо запреты здесь отсутствуют.

Названный Закон различает две группы страховщиков: страховые организации и общества взаимного страхования. Различие между ними заключается в том, что первые занимаются страхованием на профессиональной основе, причем страховые услуги оказываются третьим лицам (страхователю, застрахованному лицу); вторые осуществляют (на основании членства) страхование имущества и иных имущественных интересов своих членов. ГК РФ (п. 5 ст. 968) разрешает обществам взаимного страхования выступать в качестве страховщика и осуществлять страхование интересов лиц, не являющихся членами общества. В этом случае такая страховая деятельность должна быть предусмотрена его учредительными документами, а само общество образовано в форме коммерческой организации и отвечать другим требованиям, установленным Законом об организации страхового дела. Это, во-первых.

Во-вторых, если общества взаимного страхования, по общему правилу, обладают статусом некоммерческой организации, то страховые организации могут (исходя из буквального толкования ст. 938 ГК РФ, ст. 6 Закона об организации страхового дела) учреждаться как коммерческими, так и некоммерческими организациями.

А.В. Чебунин предлагает изменить легальное определение страховщика, считая, что общества взаимного страхования некорректно относить к страховщику (общества можно признать только "организацией, подобной страховщику"). По его мнению, в тех случаях, когда общества взаимного страхования осуществляют страхование интересов лиц, не являющихся членами общества, они (общества) выступают в качестве страховщика и коммерческой организации. Такой вывод заслуживает внимания, однако не бесспорен. Так, ст. 6 Закона об организации страхового дела распространяет общий режим страховщика и на страховые организации, и на общества взаимного страхования. Получается, что не только страховые организации, но и общества взаимного страхования могут создаваться в любой организационно-правовой форме юридического лица. При учреждении обществ в качестве некоммерческой организации используется весь набор организационно-правовых форм для данного вида юридических лиц. В случае создания обществ со статусом коммерческой организации соответственно применяются организационно-правовые формы коммерческой организации (ст. 50 ГК РФ).

Далее, страховая деятельность страховщика лицензируется, а лицензии выдаются федеральным органом исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью (ст. 32 Закона об организации страхового дела). На практике возник вопрос о лицензировании страховой деятельности обществ взаимного страхования как некоммерческой организации. По этому поводу Министерство финансов РФ сообщает, что выдача лицензий некоммерческим обществам взаимного страхования, осуществляющим страхование имущества и иных имущественных интересов своих членов, производится в соответствии с требованиями Условий лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденных Приказом Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью от 19 мая 1994 г. N 02-02/08 (в ред. письма Росстрахнадзора от 17 июня 1994 г.). При этом требования разд. III, п. 4.1.3, 4.1.4 и 4.1.6 данных Условий лицензирования не применяются.

Таким образом, с точки зрения действующего законодательства термин "страховщик" включает в себя два вида субъектов страхового права - страховые организации и общества взаимного страхования.

В силу названного Закона и ст. 938 ГК РФ страховщиком может быть только юридическое лицо. Официальная доктрина не признает в качестве страховщика физическое лицо, в том числе индивидуального предпринимателя. Напротив, в промышленно развитых странах не исключается также возможность сосредоточения страхового фонда в руках индивидуальных предпринимателей. Так, широко известный на международной арене английский "Ллойд" представляет собой объединение индивидуальных страховщиков, каждый из которых осуществляет страховые операции от своего имени и на свой риск.

Мы считаем, что с учетом опыта промышленно развитых стран надо внести соответствующие изменения в ГК РФ и Закон об организации страхового дела, предоставив возможность индивидуальным предпринимателям выступать в качестве страховщиков. Причем необходимо перенять указанный опыт организации страхового бизнеса с использованием модели договора коммерческой концессии (франшизы).

Будучи юридическим лицом, страховщики могут быть созданы и как коммерческие, и как некоммерческие организации. Хотя обычно страховые компании представляют собой коммерческие организации, созданные в форме хозяйственных обществ. Соответственно порядок их образования и организация деятельности регулируются прежде всего ГК РФ, Законами об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью. Наряду с общими законами указанные вопросы регламентируются и специальными правовыми актами.

Действующее законодательство не исключает и возможности создания страховых организаций в форме государственных и муниципальных унитарных предприятий. Каких-либо запретов на этот счет нет.

В литературе было высказано мнение о необходимости внести изменения в ст. 6 Закона об организации страхового дела, указав, что страховщики (читай: страховые организации и общества взаимного страхования, осуществляющие страховую деятельность для третьих лиц) должны создаваться в форме хозяйственных обществ. На самом деле ст. 25 Закона об организации страхового дела прямо содержит ссылку на то, что основой финансовой устойчивости страховщиков является наличие у них экономически обоснованных страховых тарифов, страховых резервов, собственных средств. В п. 3 ст. 25 говорится, что страховщики должны обладать полностью оплаченным уставным капиталом. Известно, что уставный капитал - вид имущества, принадлежащий не всем коммерческим организациям. Его нет в хозяйственных товариществах, производственном кооперативе. Однако он (капитал) присутствует в хозяйственных обществах. В соответствии со ст. 12 Закона об унитарном предприятии уставным фондом государственного или муниципального предприятия определяется минимальный размер его имущества, гарантирующего интересы кредиторов такого предприятия.

Безусловно, такая организационно-правовая форма юридического лица, как хозяйственное общество, в большей степени подходит к созданию страховой организации. Но сказанное не должно исключать возможности учреждения страховых организаций в форме хозяйственных товариществ, производственных кооперативов и унитарных предприятий. Для подобного рода выводов необходим обстоятельный анализ и страхового законодательства, и практики его применения. Ведь можно пойти по пути ограничения содержания прав физических и юридических лиц, выступающих в качестве учредителей страховой организации. Именно в этом направлении движется, например, банковское законодательство.

Кто знает, может быть для обоснования целесообразности той или иной организационно-правовой формы юридического лица нужен своеобразный экономико-правовой расчет, а не просто желание разработчиков закона. Одного желания здесь явно недостаточно.

Надо помнить, что в реальной действительности действуют страховые организации с указанием в наименовании на их государственную принадлежность, хотя с точки зрения ГК РФ они являются акционерными обществами. В качестве примера можно привести Российскую государственную страховую компанию (Росгосстрах), учрежденную по Постановлению Правительства РФ от 10 февраля 1992 г. N 76. Согласно Постановлению страховая компания является акционерным обществом, созданным на базе Правления государственного страхования Российской Федерации при бывшем Министерстве финансов РСФСР. Ее учредителем от имени государства выступает Государственный комитет РФ по управлению государственным имуществом (в настоящее время - Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом), который является держателем 100% акций этой компании.

На фоне нового ГК названное Постановление - не что иное, как "правовой нонсенс". Акционерное общество является организационно-правовой формой коммерческой организации с частной собственностью, даже если публичные образования (государство, ее субъекты и муниципальные образования) владеют 100% акций.

ГК РФ не дает возможности для учреждения и так называемых смешанных страховых организаций, в формировании уставного капитала которых помимо частных физических и юридических лиц принимают участие публичные образования. Так, в сфере внешнеэкономической деятельности действует Международное агентство по страхованию иностранных инвестиций в РФ от коммерческих рисков. Оно создано в целях улучшения финансовых условий в России для привлечения и использования иностранных инвестиций в интересах развития российской экономики, а его учредители, с одной стороны, международные финансовые организации, иностранные банки, инвестиционные и страховые компании, с другой - российские предприятия и организации.

На наш взгляд, при рассмотрении вопроса о выборе организационно-правовой формы страховщика надо учитывать, что страховые организации можно подразделить на частные и публичные. К публичным относятся страховые организации (внебюджетные фонды, осуществляющие обязательное страхование), возникающие на основе публично-правового акта помимо воли частных лиц и не преследующие цели получения прибыли. Поэтому публичные страховые организации являются некоммерческими и создаются в соответствующих организационно-правовых формах (как правило, в форме государственного учреждения).

Извлечение прибыли - основная цель деятельности частной страховой организации. Отсюда можно сделать следующий вывод: частные страховые организации должны создаваться в определенных организационно-правовых формах коммерческой организации (ст. 50 ГК РФ). Соответственно, в ГК РФ (ст. 938), Закон об организации страхового дела (ст. 6) необходимо внести на этот счет изменения.

Возвращаясь к статусу обществ взаимного страхования, можно обнаружить элементы неопределенности и противоречий, содержащиеся в ст. 968 ГК РФ, на что справедливо указал Ю.Б. Фогельсон. Например, общество взаимного страхования в форме коммерческой организации должно быть основано на членстве. В то же время единственная форма коммерческой организации, основанная на членстве, - производственный кооператив (ст. 107 - 112 ГК). Но у кооператива нет уставного капитала, а его члены несут субсидиарную ответственность по его обязательствам, что недопустимо для страховой организации, ответственность которой может быть разделена только с другим страховщиком в порядке сострахования и не может быть передана никому другому.

Несовершенство правила п. 5 ст. 968 ГК РФ привело некоторых ученых к такой мысли. Установленные п. 5 условия осуществления обществом страховых операций и страхования интересов лиц, не являющихся членами общества, следует понимать в том смысле, что для этого необходима реорганизация общества в виде преобразования в одну из организационно-правовых форм, предусмотренных ст. 50 ГК для коммерческих организаций, изменение устава и получение лицензии. Вместе с тем ГК РФ не говорит о реорганизации общества взаимного страхования; напротив, в Кодексе речь идет об образовании общества в форме коммерческой организации. Как бы это ни выглядело парадоксальным, законодатель изначально определил два обязательных требования: а) создание общества взаимного страхования; б) коммерческая направленность его деятельности. Зачем это надо? Это интересный вопрос к законодателю.

По нашему мнению, данная проблема снимается, если законодательно четко и однозначно определить статус общества взаимного страхования как некоммерческой организации. Иного вида обществ не должно существовать, для этого есть страховая организация.

В современной России общества взаимного страхования находятся на стадии своего становления. Однако в индустриально развитых странах роль и значение обществ, действующих на страховом рынке, постоянно возрастает. В США, например, общества составляют 6% от общего количества страховщиков, специализирующихся на операциях личного страхования (всего около 200), однако на их долю приходится 42% продаж полисов личного страхования. В Японии общества являются преобладающей формой организации личного страхования.

Согласно Закону об организации страхового дела (ст. 14) субъекты страхового дела (страховые организации, общества взаимного страхования, страховые брокеры и страховые актуарии) могут образовывать союзы, ассоциации и иные объединения для координации своей деятельности, защиты интересов своих членов. Эти объединения не вправе непосредственно заниматься страховой деятельностью, а потому не являются субъектами страхового правоотношения.

Объединение страховщиков есть организационно-правовая форма некоммерческой организации. ГК РФ (ст. 121) прямо ограничивает возможность коммерческих организаций создавать объединения в форме ассоциаций или союзов, являющихся некоммерческими организациями. В противном случае (если по решению участников на ассоциацию возлагается ведение предпринимательской деятельности) такая ассоциация должна преобразоваться в хозяйственное общество или товарищество либо создать для осуществления предпринимательской деятельности хозяйственное общество или участвовать в таком обществе.

Наряду с объединениями страховщиков, которым российское законодательство запрещает непосредственно заниматься страховой деятельностью, существуют страховые пулы. Последние нельзя отнести к объединениям в смысле ст. 50 и 121 ГК РФ, хотя бы потому, что страховой пул не является юридическим лицом.

В свое время (18 мая 1995 г.) Приказом N 02-02/13 Росстрахнадзора было утверждено Положение о страховом пуле, в соответствии с п. 1.1 которого страховой пул - это добровольное объединение страховщиков, не являющееся юридическим лицом, создаваемое на основе соглашения между ними в целях обеспечения финансовой устойчивости страховых операций на условиях солидарной ответственности его участников за исполнение обязательств по договорам страхования, заключенным от имени участников страхового пула. Участники страхового пула несли солидарную ответственность по исполнению обязательств по договору страхования в соответствии с ГК РФ.

Надо отметить, что названное Положение не вписывалось в структуру нового ГК, поскольку словосочетание "страховой пул" наводило на мысль о возможности образования объединения без статуса юридического лица. Вместе с тем с точки зрения ГК (ст. 121) объединение юридических лиц представляет собой вид некоммерческих организаций. С другой стороны, в ГК (гл. 55) сконструирована модель договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), предусматривающая заключение договора между несколькими лицами (товарищами), которые обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели. Иначе говоря, участники страхового пула, действуя на основании соглашения, могут использовать при этом конструкцию договора простого товарищества.

В Законе об организации страхового дела (ст. 14.1) получило закрепление правило об образовании страховых и перестраховочных пулов на основании договора простого товарищества (договора о совместной деятельности) без статуса юридического лица в целях обеспечения финансовой устойчивости страховых операций по отдельным видам страхования. Таким образом, Закон воспринял норму Гражданского кодекса РФ.

В свою очередь, ГК РФ пошел по пути использования (вместо термина "страховой пул") такого понятия, как "сострахование". В силу ст. 953 ГК объект страхования может быть застрахован по одному договору страхования совместно несколькими страховщиками. Если в таком договоре не определены права и обязанности каждого из страховщиков, они солидарно отвечают перед страхователем (выгодоприобретателем) за выплату страхового возмещения по договору имущественного страхования или страховой суммы по договору личного страхования.

В специальной литературе страховой пул определяется как временное, функционирующее на принципах сострахования объединение страховых компаний для совместного страхования опасных, крупных, малоизвестных и т.п. рисков. Как видно, при характеристике страхового пула термин "объединение" применяется в ином (по сравнению с ГК) смысле.

Попутно отметим, что это уже не первый случай, когда своеобразный "терминологический монополизм" ГК вступает в противоречие с соответствующими положениями об отдельных субъектах права, содержащимися в других федеральных законах, а также с реальной действительностью. Ранее уже рассматривались такие особые субъекты права, как финансово-промышленные группы, холдинги.

В международной практике термин "страховой пул" получил широкое распространение. Страхование крупных техногенных и экологических, ядерных и иных опасных рисков успешно проводится в рамках таких объединений состраховщиков, как страховые пулы.

Помимо сострахования российское законодательство (ст. 13 Закона об организации страхового дела, ст. 967 ГК РФ) называет и перестрахование. Согласно ст. 13 Закона перестрахованием является деятельность по защите одним страховщиком (перестраховщиком) имущественных интересов другого страховщика (перестрахователя), связанных с принятием последним по договору страхования (основному договору) обязательств по страховой выплате. Перестрахование осуществляется также в силу заключенного между страховщиком и перестраховщиком договора.

Закон запрещает перестрахование риска страховой выплаты по договору страхования жизни в части дожития застрахованного лица до определенного возраста или срока либо наступления иного события. Другое ограничение: страховщики, имеющие лицензии на осуществление страхования жизни, не вправе осуществлять перестрахование рисков по имущественному страхованию, принятых на себя страховщиками.

Д. Д. Самигуллин предлагает (в целях устранения противоречий, сложившихся в связи с неудачным законодательным определением перестрахования) заменить текст п. 1 ст. 967 ГК РФ следующим определением договора перестрахования: "1. По договору перестрахования одна сторона (перестраховщик) обязуется за обусловленную договором плату (перестраховочную премию), оплачиваемую перестрахователем, возместить другой стороне (перестрахователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор страхования, убытки, возникшие в связи с наступлением обязанности страхователя по выплате страхового возмещения, согласно условиям заключенного им договора (совокупности договоров) страхования в пределах определенной договором суммы". Мы согласны с таким предложением, считая его убедительным и полезным.

Несмотря на то что при перестраховании и состраховании обнаруживается ряд общих черт в правовом регулировании (они не относятся к числу объединений юридических лиц и действуют на основании договора), для перестрахования характерны следующие признаки. Во-первых, перестрахование в широком смысле слова - это передача страховщиком части принятого на себя риска другим страховщикам (перестраховщикам). Один и тот же риск может быть передан нескольким перестраховщикам. Пункт 4 ст. 967 ГК РФ допускает последовательное заключение двух или нескольких договоров перестрахования. Тем самым достигается защита страхового портфеля от влияния на него крупных страховых случаев, поскольку выплата суммы страхового возмещения осуществляется здесь коллективно всеми участниками перестрахования.

Во-вторых, гражданско-правовое регулирование перестрахования основано исключительно на договорных отношениях между перестраховочными организациями и страховщиком. Эта особенность перестрахования заключается и в том, что страховщик, заключивший с перестраховщиком договор о перестраховании, остается ответственным перед страхователем в полном объеме в рамках договора страхования.

И в-третьих, в качестве перестраховщиков могут выступать страховые организации при условии получения специального разрешения (лицензии) и соблюдения иных требований, предъявляемых к ним страховым законодательством.

Считаем целесообразным и весьма полезным осуществить "своеобразную стыковку" (если это в принципе возможно в рамках кодекса) положений о состраховании и перестраховании, предусмотренных ГК РФ, с правилами о так называемых пулах, которые широко используются в отечественном и зарубежном законодательстве о страховании.

Проблема правоспособности страховщиков (страховых организаций и обществ взаимного страхования) во многом повторяет те положения, которые характерны для правоспособности любого юридического лица. Правоспособность частных страховых организаций является специальной. Мы уже приводили аргументы в пользу специальной правоспособности коммерческих банков, поэтому не надо воспроизводить их (доводы) применительно к правоспособности страховых организаций в сфере страховой (предпринимательской) деятельности.

Что касается публичных страховых организаций (внебюджетных фондов, осуществляющих страхование), то с позиции ГК РФ (ст. 49) они также обладают специальной правоспособностью как некоммерческие организации. То же самое можно сказать и в отношении обществ взаимного страхования, занимающихся страхованием имущества и иных имущественных интересов своих членов. Будучи некоммерческой организацией, такое общество обладает специальной правоспособностью.

Источник: 
В, С. Белых, Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России