Опросы на входе и на выходе

Особого обсуждения требует вопрос о специфике политологических методов. Некоторые авторы считают, будто не существует специфических политологических методов. Действительно, если политология сродни политической социологии, то почему бы политологам не позаимствовать основные методы у коллег? Так оно чаще всего и происходит. Причем, заимствуют не только у социологов, но также у историков, экономистов, философов, антропологов. И правильно делают, поскольку монополии на тот или иной метод ни одна наука не имеет, даже та, которая первой стала его применять и делать это наиболее успешно. К примеру, опрос. Им активно манипулируют социологи, но и политологи прибегают к нему ничуть не реже. Опросом успешно пользуются экономисты (маркетинговые исследования), а также психологи и антропологи.

В политологии, если речь идет о выборах, чаще всего проводятся два типа исследований: опросы на входе и опросы на выходе. Первый тип опросов можно еще назвать измерением ориентаций второй — анализом поведения.

Опросы на входе — это традиционные опросы избирателей за месяц, неделю перед выборами. Им задают примерно такие вопросы: «Представьте себе, что в ближайшее воскресенье состоятся президентские выборы с участием перечисленных политиков. За кого из этих политиков вы бы проголосовали?»

К вопросу прилагается карточка, содержащая список политиков. Надо дать один ответ. Суммируя все ответы, ученые выясняют уровень доверия людей к каждому политику. Для контроля чистоты результатов респондентам предлагают также негативную формулировку первого вопроса, а именно: «За кого вы бы не ста ли голосовать ни в коем случае?»

Сопоставление ответов на оба вопроса дает надежную информацию, повышающую вероятность правильного прогноза. Действительно, если, скажем, за Сидорова согласны проголосовать 70% избирателей, то на второй вопрос он должен получить не более 30% тех, кто за него ни за что бы не проголосовал (если другие проценты, то возможно: а) у избирателей не сложилось четких политических ориентации, б) у ученых в методику вкрались какие-либо погрешности). Таким образом, ответы на оба вопроса не только взаимодополнительны, но еще и симметричны: там, где в одном стоят плюсы, в другом должны быть минусы. Вот конкретный пример.

Фонд «Общественное мнение» 10—11 февраля 2001 г. провел опрос населения в 56 населенных пунктах 29 областей, краев и республик России (интервью по месту жительства — 1500 респондентов) и выявил следующую картину.

Если по результатам двух вопросов составить воображаемую карту морских глубин, то окажется что там, где на одном графике высятся горы, на другом — в том же самом месте впадины. Графики совпадают не на 100% потому что, отвечая на первый вопрос, респондент мог выбрать только один из них, а отвечая на второй — несколько. Если бы формулировки были одинаковыми, то скорее всего графики отражали бы друг друга— как мир и антимир.

По результатам опроса общественного мнения, проведенного Ассоциацией социологов Московской обл. (рук. А.И.Наумов) за две недели до выборов 2004 г. в 12 городах и 15 районах peгоина по репрезентативной квотной выборке (N= 2773), было сделано два вывода. Прогнозировалась явка избирателей Подмосковья в пределах 58 ± 5%. Среди тех опрошенных, кто собирался обязательно принять участие в выборах, рейтинг действующего Президента В. В. Путина составлял 72%. После того как выборы состоялись, выяснилось, что в Московской обл. В.Путин набрал 71,12%. Явка составила 58,49%

В предвыборных опросах срабатывает «парадокс Ла Пьера». Его суть заключается в расхождении между заявленными установками и поступками людей. Еще в 1969 Г. Уикер, собрав множество эмпирических материалов, пришел к неутешительному выводу о том, что «декларируемые установки скорее не связаны или мало связаны с невербальным поведением». Иными словами, мы говорим одно, а делаем другое. Самое удивительное в том, что думаем при этом третье. Или иначе: то, что мы говорим, не обязательно совпадает с тем, что мы думаем, а то, что мы думаем, не обязательно совпадает с тем, что мы делаем. Политическое поведение в огромной степени построено именно на этом парадоксе.

Взять хотя бы женщин, составляющих наибольшую часть активного электората в России — около 65%. В итоге их представительство в Государственной Думе после 1993 г. постоянно сокращается: если в том году женщины составили 11,4% депутатского корпуса, в 1995 г. — 10,2%, то в 1999 г. — только 7,7%. По итогам опросов на входе большинство молодых избирательниц собирались голосовать за кандидатов-мужчин, а пожилые — за кандидатов-женщин. Но на практике более чем 70% избирательниц отдали предпочтение кандидатам-мужчинам.

Даже имея определенные политические пристрастия, избиратели способны не явиться на участки в день выборов. Политические мнения, вещь очень зыбкая и неустойчивая, далеко не всегда реализуются в прямом политическом действии.

Не подвергая сомнению необходимость предвыборных опросов населения и анализа электоральной статистики в целом, следует согласиться с тем, что опросы на выходе с участков в день голосования (Exit-Polls) предоставляют исследователям дополнительные возможности для изучения поведения избирателей.

Источник: 
Добреньков В.И., Методы социологического исследования
Темы: