Химические аддикции

Химические аддикции связаны с использованием в качестве аддиктивных агентов различных веществ, изменяющих состояние. Многие из этих веществ токсичны и вызывают органические поражения. Некоторые вещества, изменяющие психическое состояние, включаются в обмен и вызывают явления физической зависимости.

Среди химических аддикций лучше всего изучена алкогольная аддикция. Хотя парадоксальность ситуации заключается в том, что термин «изучена» в данном случае не совсем верен, так как касается в основном токсического воздействия алкоголя на организм. Игнорирование аддиктивного звена процесса не даёт ответа на вопрос, почему люди злоупотребляют алкоголем.

В существующих на сегодняшний день медицинских руководствах практически отсутствуют материалы, касающиеся такой проблемы, как психологическая зависимость от алкоголя. В рамках биомедицинской парадигмы говорится о мозговых нарушениях, поражениях печени, эндокринных, желудочно-кишечных и других нарушениях, приводятся некоторые признаки физической зависимости. Такое изложение материала способствует созданию ложного впечатления о том, что все злоупотребляющие алкоголем должны иметь этот комплекс расстройств или хотя бы большую его часть.

В алкогольной аддикций, так же, как и в других, необходимо выделять психологическую зависимость от алкоголя. Психологическая зависимость от алкоголя строится на фиксации ощущения, что алкоголь вызывает желаемый эффект. Эффекты употребления алкоголя многосторонни, а их слишком четкое выделение носит упрощённый и условный характер. Наряду с универсальностью алкоголя, то есть, его способностью вызывать различные эффекты, люди отличаются друг от друга изначально разным стремлением к достижению наиболее желаемого ими эффекта, например, к более дифференцированному, «утончённому» эффекту. Но, чем более дифференцирован эффект, тем в большей степени он связан с употреблением сравнительно небольших доз алкоголя.

Человек может быть первично ориентирован на использование недифференцированных эффектов алкоголя, эффектов подавления психических функций за счёт развития оглушения. Разная первичная ориентированность приводит и к разному развитию аддикций, которая может быть менее или более злокачественной.

Выделяют основные дифференцированные эффекты алкоголя. К ним относится эйфоризирующий эффект, вызывающий повышенное настроение, транквилизирующий (атарактический), способность алкоголя вызывать релакс, кайф-эффект, состояния, сопровождающиеся стимуляцией воображения, уход в сферу мечтаний, отрыв от реальности, отрешенность.

Психологическая зависимость от алкоголя чаще развивается у тех, у кого эти эффекты достаточно представлены. Человек, который помнит эффект от первой встречи с алкоголем, с большей вероятностью попадает в сферу алкогольных проблем. Психологическая зависимость от алкоголя начинается тогда, когда употребление алкоголя во многом теряет символический характер.

Во многих культурах употребление алкоголя носит символический характер. Символический приём алкоголя может не приводить к развитию психологической зависимости, последняя подразумевает особое отношение к алкоголю, проявляющееся в наличии сверхценной идеи в отношении его действия, к которой человек постоянно возвращается как к необходимому компоненту жизни. Важно, что человек думает об алкоголе как о средстве, с помощью которого он может контролировать своё состояние. Алкогольный аддикт может временно не употреблять алкоголь, но если это воздержание даётся ему как результат борьбы с желанием выпить, наличие психологической зависимости не вызывает сомнений.

Алкоголь способен вызвать не только психологическую, но и физическую зависимость, становясь компонентом обмена. В организме присутствует эндогенный алкоголь, как продукт обмена независимо от того, употребляет человек алкоголь или нет. Концентрации эндогенного алкоголя достаточно низки. Наличие эндогенного алкоголя, очевидно, имеет значение в развитии физической зависимости, которая очень индивидуальна. У разных людей она развивается поразному, что связано с их биологическими особенностями. Существуют лица генетически более или менее предрасположенные к развитию физической зависимости от алкоголя. Изучение кросскулътуралъного аспекта этой проблемы показывает, что, несмотря на то, что в ряде групп населения резко представлена способность к развитию физической зависимости, на скорость развития этой зависимости влияет и ряд других факторов. Так, исследования, проведённые Короленко на Крайнем Севере, показали, что физическая зависимость быстрее развивается у людей, приехавших на Север из более нижних Широт. Таким образом, существует комплекс внешних условий, предрасполагающих к развитию физической зависимости, в число которых входят такие факторы, как смена привычного стереотипа, отрыв от семьи, от лиц, осуществляющих контроль и пользующихся авторитетом, частичная сенсорная депривация, климато-метерологические экстремальные факторы (Короленко, 1978).

В развитии зависимости имеет значение особенность употребления алкоголя, стили употребления, способствующие более быстрому формированию зависимости. Имеется в виду употребление уже в начале больших доз алкоголя, превышающих его переносимость.

Физическая зависимость включает следующие признаки :
1. потеря контроля;
2. неудержимое (биологическое) влечение, подчёркивающее влияние драйва, не имеющее развернутого психологического содержания;
3. симптомы отнятия;
4. невозможность воздержаться от приёма алкоголя.

Какие-то из перечисленных признаков могут сочетаться друг с другом, например, потеря контроля и признаки отнятия, или невозможность воздержаться и признаки отнятия; выступать самостоятельно, например, признаки отнятия. Комбинации могут быть и другими. Некоторые признаки, по-видимому, не могут существовать один без другого, например, потеря контроля и неудержимое влечение.

Признаки физической зависимости могут быть незаметными для человека, у которого они формируются. Например, невозможность воздержаться в сочетании с признаками отнятия.

В каких-то случаях явления физической зависимости частично осознаются, а частично игнорируются, например, один иа вариантов потери контроля и неудержимое влечение. Характер признаков физической зависимости определяет дальнейшее течение и подходы к коррекции аёдиктивного процесса.

1. Потеря контроля, описанная Jellinek (1962), характеризуется тем, что с человеком происходит нечто, делающее невозможным «обычное» прежнее употребление алкоголя. Если раньше, до потери контроля, существовала ориентация на определённый алкогольный эффект и возможность прогнозировать на время употребления развитие приятных для человека переживаний, то при потере контроля возникают отрицательные последствия приёма, к которым приводит приём любой начальной дозы алкоголя. Иными словами, после приёма первой дозы возникает неудержимое влечение к приёму следующих доз и этот процесс продолжается до развития тяжёлого опьянения с нарушением сознания.
При потере контроля происходит изменение обмена алкоголя в организме, сопровождающееся быстрым нарастанием
Задержания алкоголя в крови, с последующим быстрым его вытеснением. Алкогольное «плато» не устанавливается. Очевидно, во время быстрого снижения алкоголя возникает комплекс Неприятных признаков, провоцирующих употребление следующей дозы.

Неудержимое влечение появляется внезапно без всякой связи с приемом алкоголя. Может возникнуть через большое количество времени после последнего приёма алкоголя, например, через год. ЙСвлание настолько выражено, что человек пойдёт на всё, не Считаясь с последствиями, чтобы выпить. Употребление алкоголя сопровождается потерей контроля и в результате приводит к алкогольному эксцессу.
3. Признаки отнятия возникают при снижении содержания алкоголя в крови через несколько часов после выпивки. Возникает общее плохое состояние, сопровождающееся болями в различных частях тела, головной болью, тошнотой, отвращением к еде, усиленной жаждой, повышенной возбудимостью, нарушением координации тонких движений, тремором пальцев рук. Возможно ощущение физической слабости, ускоренное сердцебиение, потливость. Эти симптомы сочетаются с желанием снять это состояние алкоголем, что удаётся сделать при условии отсутствия Признаков потери контроля. С появлением потери контроля снять SfO состояние невозможно, так как приём даже малой дозы провоцирует алкогольный эксцесс.
4. Признак невозможности воздержаться от приёма Характеризуется тем, что употребляя сравнительно небольшие Дбзы, не вызывающие выраженных явлений опьянения, человек поддерживает постоянно повышенную концентрацию алкоголя в организме, употребляя его несколько раз в день. Как правило, наибольшая доза употребляется вечером. Если такая ситуация продолжается долго, развиваются явления отнятия, которые могут Выть долго незаметны, поскольку человек продолжает употреблять алкоголь.

Физическая зависимость развивается на фоне ранее сформированной психологической зависимости. Проявления Психологической зависимости продолжают присутствовать при возникновении физической зависимости, во многом определяя мотивации повторного употребление алкоголя, при которых в
промежутках между выпивками человек стремится выпить снова, несмотря на опыт отрицательных переживаний, связанных с физической зависимостью.

Классификации алкогольных аддикций

Предложенная Короленко и Диковским (1972) классификация выделяет формы алкоголизма как на основании особенностей психической и физической зависимости от алкоголя, так и его повреждающего действия. В этой классификации алкоголизм рассматривается как одна из форм аддиктивного поведения. Классификация является дальнейшим развитием классификации Jellinek (1962) и Банщикова, Короленко (1968). Принципиально важным отличием от классификации Jellinek является выделение новых форм с психологической (йота, эта) и физической (дзета) зависимостью, а также исключение бэта-формы алкоголизма, которую Jellinek выделял на основе поражений алкоголем различных органов и систем. Бэта-форма исключена, так как она отражает уже не аддиктивную, а биологическую (повреждающую) функцию алкоголя, что может иметь место при разных формах алкоголизма или даже при случайных отравлениях алкоголем и имеет поэтому отношение не к форме, а к стадии алкоголизма.

Развитие алкогольного аддиктивного поведения ускоряется под влиянием норм и правил «алкогольной субкультуры», ядро которой составляют лица с выраженным алкогольным аддиктивным поведением, с явлениями психологической и физической зависимости от алкоголя.

В процессе развития алкогольного аддиктивного поведения представляется возможным выделить аддиктивные мотивации, ведущие часто к развитию определённой формы алкоголизма. Короленко и Донских (1990) приводят описание основных аддиктивных мотиваций, наблюдающихся при развитии алкогольного аддиктивного поведения.
1. Атарактическая мотивация. Содержание атарактической мотивации заключается в стремлении к приему алкоголя с целью смягчить или устранить явления эмоционального дискомфорта, тревожности, сниженного настроения.
2.Субмиссивная мотивация. Содержанием мотивации является неспособность отказаться от предлагаемого кем-нибудь приёма алкоголя. При этом выдвигаются различные оправдательные причины, как, например, «неудобно», «не хочу обидеть хороших людей», и др. Мотивация отражает выраженную тенденцию к подчинению, зависимости от мнения окружающих.
З.Гедонистическая мотивация. Алкоголь употребляется для повышения настроения, кэф-эффекта, получения удовольствия в широком смысле этого слова.
4. Мотивация с гиперактивацией поведения. Алкоголь потребляется для того, чтобы вызвать состояние возбуждения, активизировать себя. Притягательным свойством алкоголя является возникновение субъективного состояния повышенного тонуса, сочетающееся с повышенной самооценкой. 5.Псевдокулътурная мотивация. В случаях псевдокультурной мотивации, как правило, большое значение придается атрибутивным свойствам алкоголя. Характерны стремление к демонстративности, желание показать «изысканный вкус», произвести впечатление на окружающих редкими и дорогостоящими алкогольными напитками. Эта мотивация обычно сочетается с другими аддиктивными мотивациями и связана со стремлением компенсировать комплекс неполноценности.

Как мы уже ранее указывали, содержание аддиктивных мотиваций может определять развитие разных форм алкоголизма.

Выделяют формы алкогольной аддикций с явлением психологической и физической зависимости.

К формам с психологической зависимостью относятся формы альфа, йота и эта. Гамма, дзета и дельта формы относятся к формам с физической зависимостью.

Альфа-форма. Характеризуется ориентацией на фармакологическое, транквилизирующее действие алкоголя, который употребляется для снятия эмоционального напряжения, для отвлечения от неприятностей, ухода из фрустрационных ситуаций, снятия эмоциональной боли. Все эти состояния, снимаемые алкоголем, не достигают выраженности, позволяющей оценивать их как проявление болезни. Они присутствуют в жизни каждого человека. Это бытовые проблемы, конфликты, недоразумения, неудачи. Особенность заключается в том, что все эти состояния не решаются, а временно снимаются алкоголем.

Иота-форма напоминает альфа-форму в снятии напряжения алкоголем, но, в отличие от альфа-формы, здесь алкоголь снимает выраженные болезненные проявления. У человека вне ситуации приёма алкоголя, присутствуют проблемы, требующие специальной коррекции и снимаемые алкоголем, например, социальная фобия, сексуальные расстройства, приступы страха смерти. Людей с такой формой значительно меньше, чем с альфа-формой.

Эma-форма относится к комплексной аддикции, состоящей из двух частей, алкогольной и неалкогольной. Алкогольная часть аддикции во многом находится в «подсознании», из сознания она вытеснена и чаще всего не учитывается. Поэтому эту форму аддикции можно считать смешанной нехимической/химической аддикцией: аддикцией отношений и алкогольной аддикцией.

Неалкоголъная часть аддикции заключается в том, что здесь выступает особая аддикция отношений со стремлением проводить время в компаниях. Отношения реализуются в группе приятных друг другу людей, которым нравится проводить время вместе. В рамках этих общих интересов формируется сообщество, собирающееся в фиксированных местах для совместного межличностного общения. Такой способ проведения времени становится доминирующим и оценивается как, может быть, самое важное в жизни. Ему предпочитаются другие релаксирующие активности, развлечения. Межличностные контакты в такого рода обществах предполагают обсуждения, разговоры и обмен информацией, представляющей совместный интерес. Участники таких компаний умеют создать психологический климат, устраивающий всех. Именно поэтому к нему возникает такое большое стремление.

Алкогольная часть открыто не демонстрируется, а как бы подразумевается. Психологическая обстановка в таких компаниях во многом связана с действием алкоголя, облегчающего взаимодействие еи членов за счёт растормаживающего эффекта, снятия запретов и ухода от контроля superego. Употребляются дозы алкоголя, не вызывающие состояния глубокого опьянения.

Процесс употребления растянут во времени. Такая структура существует очень долго, иногда, многие годы, фактически превращаясь в форму зависимости для людей, участвующих в компании. Таким образом создаются «оранжерейные» условия для незаметного развития в последующем признаков физической зависимости прежде всего у лиц, более подверженных этому процессу.

Гамма - форма характеризуется потерей контроля, существенно изменяющей дальнейшее течение аддикции. Использование алкоголя для получения релакса, удовлетворения прежних мотиваций становится невозможным. Приём начальной дозы ведет к возникновению непреодолимого практически желания продолжать выпивку с минимальными интервалами между приёмами до развития глубокого опьянения. При развитии потери контроля участие в прежних компаниях становится невозможным. В начале по механизмам психологической защиты каясется, что всё происходящее носит случайный характер и связано с различными привходящими факторами: «не выспался», «был расстроен», «перенёс грипп» и др. Постепенно становится ясно, что дело не в этом, но признать истинную суть явления и его необратимость не хочется. Такие люди пытаются экспериментировать с алкоголем в одиночку, желая задержать выпивку на какой-то дозе. Периодически в связи с алкогольными эксцессами они исчезают на некоторое время, при появлении стараются объяснить причины своего отсутствия каким-либо благовидным предлогом. Со временем периоды отсутствия на работе, связанные с алкогольными эксцессами становятся всё более частыми, что приводит к катастрофическим последствиям не только в медицинском, но и социальном плане.

По нашим наблюдениям, рецидивы употребления алкоголя при гамма форме обусловлены, прежде всего, внезапно возникающим неудержимым влечением к алкоголю, как одним из симптомов физической зависимости, а не симптомами отнятия.

Алкогольное выпадение, по сравнению с обрушиванием дозы, менее специфично, так как может наблюдаться у лиц, перенёсших черепно-мозговые травмы.

Согласно нашим наблюдениям, у ряда лиц с гамма-формой, критически относящихся к наличию у них потери контроля, существуют предвестники появления потери контроля, к которым относятся:

1. Обрушивание дозы. Симптом, характерный для пациентов с быстрым развитием раннего алкоголизма, анализируемого ассистентом кафедры психиатрии Новосибирского мединститута Аллой Драгун (Dragun A., 1990). Обрушивание дозы проявляется в том, что перед появлением потери контроля возникает чувство, что алкоголь перестал действовать. Приём сравнительно больших доз алкоголя не вызывает внешне определяемых признаков опьянения, а затем, после приёма очередной дозы сразу возникает состояние глубокого опьянения. Характерно амбивалентное отношение к этому явлению: свидетельство «крепкого» здоровья, позволяющего переносить большую дозу алкоголя, и в то же время настороженность, что что-то не так.

Алкоголъные выпадения, проявляющиеся в том, что после приёма средней дозы алкоголя, которая не вызвала глубокого опьянения, на следующий день выявляется амнезия существенного отрезка событий, обычно включающих социальные контакты, имеющие место во время выпивки. Такие люди понимают, что эта амнезия связана не с передозировкой, а с чем-то другим. У них возникает страх, связанный с возможностью совершения ими «неподходящих», дискредитирующих их действий во время выпивки. При этом феномене страдает короткая, но сохраняется немедленная память. Человек ведёт себя адекватно, участвует в беседе, отвечает на вопросы, но через одну, две минуты забывает о происшедшем.

Дзета-форма напоминает гамма форму, но отличается от неё тем, что потеря контроля при этой форме возникает не после приёма первой дозы алкоголя, а только в дальнейшем при продолжении выпивки на уровне средней степени алкогольного опьянения. В отличие от гамма формы здесь существует в каких-то пределах «поле манёвров». Появившиеся на следующий день симптомы отнятия снимаются приемом небольших доз алкоголя без развития алкогольного эксцесса.

Дельта-форма характеризуется невозможностью воздержаться, при которой человек постоянно употребляет алкоголь в сравнительно небольших дозах. Такое употребление становится привычным, алкоголь принимается как вода, сок, прохладительный напиток. На этом фоне незаметно формируется физическая зависимость с синдромом отнятия. Проблема возникает при лишении возможности употреблять алкоголь, так как развиваются явления отнятия, с присущими им соматическими и психическими расстройствами. В таких ситуациях могут развиться и более серьёзные психические нарушения вплоть до развития острого алкогольного психоза.

При изучении алкогольных аддикций следует отметить целесообразность учёта качества алкоголя. Существуют напитки, содержащие в себе примеси токсических веществ, длительное употребление которых приводит к нарастанию токсического эффекта. При отсутствии монополии на изготовление алкоголя вероятность хронических и острых отравлений токсическими суррогатами алкоголя очень высока.

Пример, подтверждающий достоверность этого факта, касается употребления местных видов алкоголя в Венгрии и в Закарпатской Украине, где принято традиционное изготовление фруктовых водок. Как оказалось, они содержат ряд токсических субстанций таких, как эфиры, высокомолекулярные спирты, длительное употребление таких напитков приводит к развитию психоорганического синдрома. Исследования, проведённые в Братиславе (Молчан) показывают, что алкогольные психозы, развивающиеся у местных жителей, протекают более длительно, сопровождаются органической патологией, которая остаётся после их исчезновения.

Следующий пример касается болезни Marchiafava-Bignami, диагностированной в Италии у лиц, в течение длительного времени употреблявших местное красное вино. Было высказано предположение о связи болезни с ядом, содержащимся в алкоголе (Thompson., 1959). У пациентов развивались спутанность, возбуждение, атаксия и апраксия; а в дальнейшем - нарастающая интеллектуальная деградация, апатия с присоединением эпилептиформных припадков. Эти нарушения были обусловлены прогрессирующим некрозом corpus callosum и anterior commissure с возможным дохождением до corona radiata.

Следует отметить также нарастание в последнее время в России летальных исходов острых алкогольных психозов, которые ранее обычно оканчивались благополучно. Это связано с органическими поражениями, вызванными алкоголем, содержащим токсические субстанции.

Наркомании и токсикомании
Отличие между ними условно. Термин «наркомания» используют по отношению к употреблению веществ, изменяющих психическое состояние, которые зарегистрированы как наркотики, «токсикомания» - при употреблении веществ, в этом качестве не зарегистрированных.

Любой человек, использующий психоактивные вещества, подвергается риску развития:
1)острых интоксикационных состояний;
2)аддиктивного процесса.

Острые состояния могут быть обусловлены передозировкой, взаимодействием с другими веществами, токсическими свойствами вещества. Острые состояния могут приводить к совершению преступлений, создавать повышенный риск заражений заболеваниями, передаваемыми половым путем, прежде всего СПИДом. Социальный риск острых состояний зависит от многих факторов, например, характера компании, в которой принимается наркотик, управления транспортом и др.

Вещества, изменяющие психическое состояние, при повторных приемах могут приводить к развитию аддиктивного процесса. Аддиктивный процесс, вызванный психоактивными веществами, характеризуется развитием зависимости. В результате приема так называемых «мягких» наркотиков развивается психологическая зависимость, прием «жёстких» наркотиков сопровождается развитием психологической и присоединяющейся к ней физической зависимости. Выраженность зависимости и её отдельные симптомы, зависят от вида психоактивного вещества, особенности его употребления (частота, доза, способ введения), возраста и др.

Особенное значение имеет увеличение толерантности (необходимости употребления большей дозы для достижения прежнего желаемого эффекта); появление симптомов отнятия (абстиненция). Аддиктивный процесс всё больше захватывает человека. В связи с формированием аддиктивной личности жизнь человека оказывается фокусированной на проблемах, имеющих непосредственное отношение к аддиктивным реализациям: как достать наркотик, где раздобыть деньги, как скрывать употребление от членов семьи и других людей, с кем встречаться и совместно проводить время при употреблении и др.

Чрезвычайно важное значение в прогрессировании химических аддикций приобретают различные формы психологической зависимости, что мешает проявлению необходимого для прекращения приёма критического отношения к ситуации.

Наиболее очевидными для окружающих являются две формы психологической защиты: отрицание и проекция. Аддикты обычно отрицают наличие проблемы, даже когда факт её существования уже не вызывает сомнений. Они имеют обыкновение приводить в качестве примера других аддиктов, состояние которых в биологическом и социальном плане значительно хуже. Если факт наличия проблемы признаётся, то в минимизированном виде и вина возлагается на кого-то другого, драматическое стечение обстоятельств, психологическую травматизацию и др.

Диагностирование употребления психоактивных веществ основывается на распознавании наиболее ранних симптомов, последние всегда включают изменение поведения. Современные исследователи в связи с этим подчёркивают, что в отличие от других хронических заболеваний, при химических аддикциях отсутствуют «патогномоничные признаки или симптомы, сигнализирующие о переходе от здоровья к болезни» (Kinney, 1996).

Основной признак - наличие отрицательных, связанных с употреблением, многочисленных затруднений в различных сферах жизни.

Согласно DSM - IV, зависимость устанавливается, если три из следующих приведенных критериев присутствуют в течение более одного месяца:
• употребление наркотика в течение более длительного периода, чем намеревалось;
• постоянное желание или безуспешные попытки снизить или контролировать употребление;
• значительное время, затрачиваемое на то, чтобы достать наркотик или выздороветь от его эффекта;
• интоксикация или отнятие, когда необходимо выполнить главные обязательства;
• отказ или редуцирование важных активностей вследствие
употребления;
• отчетливая толерантность;
• симптомы отнятия (для субстанций, вызывающих эти феномены);
• использование наркотика для облегчения или избегания симптомов отнятия.

Возникшая в современном Российском обществе тенденция к увеличению этих аддикций приобретает характер эпидемии. Явление напрямую связано со злоупотреблением различными веществами прежде всего лицами молодого возраста, детьми и подростками. Основной мотивацией употребления веществ является стремление к изменению своего психического состояния.

Анализ с этой точки зрения злоупотребления веществами в прошлом показывает наличие иной ситуации. В большинстве случаев химическая аддикция развивалась у лиц с болевым синдромом, которые использовали для его снятия производные опия, к которым развивается физическая зависимость. Именно поэтому усилия специалистов направлялись на создание опийного анальгетика, не вызывающего физической зависимости, что не увенчалось успехом. Это нашло отражение з истории с героином (США) и промедолом (СССР).

Существуют наркотические вещества, не вызывающие явлений физической зависимости, например, марихуана и поэтому относящиеся к категории мягких наркотиков. Проблема заключается в существующем ранее представлении о том, что в случае отсутствия физической зависимости, факт употребления вещества не следует регистрировать, как наркоманию.

Тем не менее, несмотря на отсутствие явлений физической зависимости, вещество может быть в аддиктивном плане очень опасным. Марихуана способна вызывать изменение в мотивационной сфере, фиксируя человека на мире переживаний, возникающих во время её курения. Такая фиксация, характерная для аддикций, как выбор пути ухода от реальности, способствует всё большему движению человека по этому пути. Человек начинает жить второй жизнью, меняется его характер, установки, системы ценностей. Длительное курение марихуаны создаёт разный, зависящий от генетической предрасположенности, риск возникновения психического заболевания. Опасность заключается и в том, что курение марихуаны способствует развитию аддиктивного поведения вообще и особенно в направлении к употреблению более сильнодействующих наркотических веществ, например, героина.

При употреблении веществ, изменяющих психическое состояние, так же можно встретить симптом потери контроля, угрожающий жизни. К нему относится злоупотребление снотворными, например, барбитуратами (люминал, барбамил). Человек, принимающий снотворное и не чувствующий эффекта, может принять дозу, несовместимую с жизнью. Таким образом, симптом потери контроля может быть принят за самоубийство.

Жёсткие наркотики вызывают физическую зависимость практически у любого человека.

Подводя итог рассмотрению вопроса об аддиктивном поведении, следует отметить, что не вызывает сомнений, что аддиктивное поведение отражает неблагополучие в обществе и имеет социальную, психологическую, педагогическую, юридическую, медицинскую и культуральную стороны. Каждая из этих сторон требует профессионального подхода, знаний в этой области.

Нельзя недооценивать вопросы идентификации тех лиц, которые имеют потенциальный риск стать химическим аддиктами.

Здесь важно не попасть в ловушку общих, «само собой понятных» положений и различного рода деклараций, не основывающихся на профессионально грамотных подходах.

Представляется целесообразным рассматривать дифференцированно факторы риска, относящиеся к острым интоксикационным состояниям и к развитию аддиктивного процесса.

Так, например, пациенты, подверженные риску возникновения острых проблем, связанных с употреблением веществ, изменяющих психическое состояние, употребляют преимущественно определённые группы психоактивных веществ; нежелательные последствия оказываются связанными также с частотой интоксикаций и со стереотипами поведения, во время которых наблюдаются стремление к конфликтам, дракам, привычки выбегать из квартиры на мороз, хватанья за колюще-режущие инструменты, оружие; стремление к вождению машины, обыкновение бросать детей без присмотра и др. ((Kinney, 1996).

Имеют значение возраст, общее состояние здоровья, отсутствие понимания, что может произойти при употреблении различных доз вещества.

Особенно важно идентифицировать высокий риск употребления веществ у подростков, где риск опасных последствий значительно выше.

В качестве предикторов риска развития аддиктивного процесса следует рассматривать воспитание в аддитивной, отвергающей ребёнка семье, наличие психического и/или физического насилия в детстве.

Предикторами риска являются также ранний возраст начала употребления психоактивных субстанций; общее пренебрежение собственным здоровьем; нарушение инстинкта самосохранения; пренебрежение мерами безопасности, личной гигиеной и др. (Soeken, Bausell, 1989).

Дети, подростки и лица пожилого возраста наиболее чувствительны и физически ранимы при употреблении психоактивных веществ. Психологические факторы, стимулирующие употребление психоактивных веществ, во многом связаны с родительскими проблемами и типами неадекватного воспитания. Комбинация употребления веществ подростками с поведением поиска острых ощущений (sensation seeking behavior - SSB) встречается часто и отражает в своей второй части особенности этого возрастного периода.

West, Kinney (1996) акцентируют внимание на целесообразности соотнесения главных эффектов алкоголя и других веществ, изменяющих психическое состояние с различными возрастными периодами. Авторы выделяют следующие периоды: неонатальный, младенчества, детства, подростковый, пожилого возраста.

В неонаталъном периоде могут устанавливаться: фетальные эффекты в связи с употреблением алкоголя или веществ во время беременности; в случаях позитивного семейного анамнеза возможно наличие генетического предрасположения; возможны задержки роста и развития в зависимости от вида вещества и длительности его употребления; проблемы, связанные с плохой заботой о себе матери в пренатальном периоде беременности; риск при рождении ребёнка - более трудные роды, ослабленный сосательный рефлекс, нарушение связи мать - ребёнок; симптомы отнятия у новорожденного, обнаруженные при кокаиновой и героиновой зависимости у матерей; риск ВИЧ у младенцев, рожденных ВИЧ-инфицированными матерями.

В младенческом периоде возможны следующие виды риска: нарушения, вытекающие из неонатальных эффектов; отсутствие стабильности в семье из-за родительских аддикций; насилие и пренебрежение детьми вследствие аддикций родителей; нарушения питания.

В детском возрасте связанные с химическими аддикциями родителей проблемы представлены в семье в виде большего риска насилия и пренебрежения, экономических трудностей, развода. Школьные проблемы включают: плохую успеваемость, пропуски уроков, антисоциальное поведение. У детей имеют место признаки физического насилия, возникновение заболеваний, связанных с отсутствием достаточной заботы.

У детей могут регистрироваться следующие психиатрические проблемы:
а) сниженная самооценка;
б) депрессия;
в) нарушения и дефицит внимания;
г) синдром, наблюдаемый у детей, матери которых курили крэк во время беременности. Синдром включает различные нарушения развития: невозможность привлечения внимания на длительный период времени, отсутствие интереса к игровой деятельности, импульсивность, асоциальность.

В подростковом возрасте проблемы могут возникать в связи с аддиктивным поведением родителей и в результате употребления веществ самими подростками. Они включают: академическую неуспеваемость, снижение интеллектуальных способностей, антисоциальное поведение, прогулы, оставление школы.

Употребление психоактивных веществ в подростковом периоде наслаивается на физиологическое нарушение, связанное с быстро происходящими процессами физического развития. Подростки озабочены проблемами идентичности (Короленко, Дмитриева, Загоруйко, 2000), своим физическим видом, здоровьем, конкурентноспособностью, соответствием популярному имиджу. Основные причины смертности подростков: несчастные случаи, убийства, самоубийства непосредственно связаны со злоупотреблением психоактивными веществами. Для подростков, употребляющих эти вещества, характерны сексуальная агрессия, заражения венерическими болезнями, включая СПИД; частые летальные исходы, обусловленные отравлениями алкоголем, психоактивными веществами, смесями различных веществ. Это бывает связано со стремлением «не потерять лицо», быть наравне со взрослыми, отсутствием опыта употребления, стремлением произвести впечатление «силы».

Glunn et al. (1983) установили ряд факторов риска злоупотребления психоактивными веществами у подростков: плохие отношения с родителями; низкая самооценка;
психологические нарушения в виде депрессии; низкая мотивация к обучению; отсутствие религии;
высокая степень поведения в поиске острых переживаний; значительное употребление веществ родителями и сверстниками;
• раннее курение сигарет.

Было показано, что риск злоупотребления алкоголем и психоактивными веществами повышался пропорционально количеству присутствующих факторов риска. При наличии пяти факторов риска составлял 100%.

Обращается внимание на значение и других факторов: неполная семья, наличие отчима, количество стрессовых ситуаций в семье (Buruside et al, 1986).

Источник: 
Короленко Ц.П., Психосоциальная аддиктология
Темы: