Модель психологической проблемы

Психологическая проблема всегда связана с невозможностью удовлетворения того или иного сильного желания (влечения, потребности, мотива) человека. В ином случае никакой проблемы и не может быть, любая задача существует только в том случае, если имеется мотивация для ее решения. Но в отличие от проблем экономических, научных, житейских и т.д. причина невозможности достижения желаемого и само желание находятся в психике самого индивида, в его внутреннем мире. Поэтому экономические, научные и другие проблемы могут решаться внешними средствами, направленными на преодоление преград на пути удовлетворения желания, а психологическая проблема может бытьрешена только средствами внутренними, порой включающими в себя отказ от первичного желания. Именно желание является той иголкой, которая «прокалывает бабочку» и лишает ее субъектности. «Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло», — так мог пропеть (это слова известной финской песенки) только тот, кто каким-то образом вынул «иголку» и избавился от проблемы и страданий, связанных с него. «Так не доставайся же ты никому!» — слова человека, который не смог решить проблему и не только испытывал мучительные страдания, но и совершил в аффекте безумный и жестокий поступок.

В качестве основного примера психологической проблемы можно использовать модель фрустрации. Фрустрация (от лат. frustratio— обман, тщетное ожидание) возникает тогда, когда удовлетворение потребности, сильного стремления наталкивается на непреодолимую преграду. Состояние фрустрации сопровождается депрессией, апатией, раздражительностью, отчаянием и другими формами страданий. При фрустрации деятельность дезорганизуется, ее эффективность существенно снижается. В случае очень сильных и продолжительных фрустраций могут начаться психические «заболевания».

На рисунке 1 представлено схематическое изображение четырех вариантов фрустрирующей ситуации, включающей человека, его стремление, преграду и цель. Во всех четырех случаях кружок обозначает некоторый объект, желаемый или отвергаемый индивидом, вертикальный прямоугольник — преграду, а стрелка — желание индивида. Рассматривается основная ситуация, когда человек стремится к достижению практически недостижимой цели, и такие ситуации, когда человек не стремится к чему-то, но отталкивает от себя нечто, или одновременно стремится к чему-то и отталкивает это, либо стремится к двум несовместимым целям.

Преграда может быть объективно непреодолимой, например, если фрустрация вызвана смертью любимого человека, или субъективно непреодолимой, подобно тому случаю, когда обезьянка запустила руку в ловушку, сделанную из выдолбленной тыквы, схватила приманку и не может уже вынуть ее оттуда, потому что кулачок шире отверстия, но разжать его она не догадывается. В данном случае решение может быть только одно — «разжать кулачок», хотя для большинства «наивных» клиентов именно это представляется совершенно невозможным и нежелательным. Большинство считают, что необходимо каким-то образом преодолеть преграду на пути достижения желаемого, более того, к сожалению, в большинстве школ терапии не осознается, что необходимо и возможно работать с исходным стремлением.

Желание всегда субъективно выступает в форме того или иного чувства. Именно чувство привязывает человека к тому или иному объекту и именно чувство является выражением той энергии, которая направляется индивидом на достижение или отвержение объекта или одновременно и на достижение, и на отвержение, или на одновременное стремление к двум несовместимым целям.

Такое состояние во всех случаях является тупиковым и при актуализации сильных чувств приводит к различным вторичным эффектам: построению системы психологических защит, невротическим реакциям, психосоматическим симптомам, развитию невроза и т.д.

Независимо от объективности или субъективности преграды, типа психологического страдания (депрессии, фобии, неврозы и т.д.) мы всегда имеем дело с сильным стремлением человека и непреодолимой для него преградой. Поэтому во всех случаях решение психологической проблемы имеет одну общую черту: необходимо ослабить (или вовсе устранить) то сильное стремление, которое держит человека в рабской зависимости, — «обезьянка должна разжать лапку». Только в этом случае могут быть найдены новые варианты поведения, приносящие успех в данной ситуации.

Парадокс подобного решения (каждому ведь хотелось бы удовлетворения желания) основан на природе психологических проблем.

Как говорилось выше, если проблемы экономические, политические, научные решаются внешним (объективным) по отношению к личности способом, то психологические проблемы решаются только внутриличностным способом, поскольку причина психологической проблемы находится в психике самого человека. Эта причина коренится в психологической зависимости человека от объекта своего желания. В мире существуют миллиарды различных объектов, но только некоторые заставляют человека страдать, и только потому, что он желает их достичь.

Поэтому задача психотерапии помочь клиенту измениться, а не помочь ему изменить внешний мир. Конечно, в каждом конкретном случае требуется решить: какое изменение будет наиболее адекватным, наиболее соответствующим экологии человеческой жизни, какая эмоциональная фиксация должна быть устранена. Например, если человек страдает из-за того, что не может пережить утрату, то необходимо помочь ему сказать, как это ни трудно, «прощай» своей потере. Если же он страдает потому, что не может достичь счастья из-за убежденности в своей мнимой неполноценности (она в данном случае играет роль преграды), то следует избавлять его от чувства неполноценности. Например, преградой может выступать страх, препятствующий юноше объясниться с девушкой или успешно сдать экзамен. В этом случае, безусловно, устранять необходимо не любовь к девушке или желание учиться, а страх, который и держит человека в психологическом рабстве. Субъективная преграда обычно тоже является результатом неадекватной эмоциональной фиксации. Поэтому цель, конечно, не во всеобщем и полном избавлении от желаний, а в избавлении от страданий.

В результате правильно проведенной работы у человека всегда возникает чувство освобождения и возвращения в открытый мир новых возможностей, его способность удовлетворять свои разумные потребности только возрастает.

Повторим: суть психологической работы во всех случаях состоит в том, чтобы избавить индивида от причиняющей ему страдания зависимости от объекта или неадекватной преграды. В различных школах и традициях психотерапии эта цель достигается различными средствами. Но во всех случаях человек должен становиться более свободным, чем он был, становиться в большей степени субъектом своей жизни.

Подчеркнем, что далеко не всегда надо устранять именно исходное стремление, во многих случаях необходимо помочь индивиду преодолеть преграду, которая может быть совершенно иллюзорной. Но и в этом случае основная задача состоит в том, чтобы он смог отпустить преграду, к которой эмоционально привязан, так сказать «разжать лапку».

Пример.
Мне пришлось весьма долго работать с одной девушкой, которая была в депрессии, поскольку считала, что ее личное счастье невозможно, поскольку ее тело очень некрасиво (что не соответствовало действительности). Субъективная преграда к близости создалась в детстве, когда отец отвергал ее попытки прикоснуться к себе и высказывал отрицательное мнение о ее телосложении. Для того чтобы избавиться от депрессии, ей было необходимо разочароваться в подобном отцовском отношении, что было трудно сделать, поскольку она его любила. Однако нам удалось этого добиться, депрессия прошла, и она встретила своего молодого человека...

Кроме фрустрации можно выделить следующие варианты возникновения проблем: стресс, конфликт и кризис1, но они могут быть сведены к первичной модели. Просто при фрустрации проблема вызывается противоречием между желаемым и доступным, при стрессе — сильным неспецифическим воздействием, при конфликте — противоречием (межличностным или внутриличностным), при кризисе — резким изменением обстоятельств жизни. Все эти случаи имеют много общего и так или иначе приводят к одной из четырех моделей проблемы, приведенных выше.

Однако очень часто вместо освобождения от зависимости и решения проблемы человек, находясь в одной из подобных ситуаций, демонстрирует какой-нибудь тип неконструктивного поведения.

Можно перечислить восемь типов такого поведения, хотя их гораздо больше.

1. Первая и часто встречаемая реакция на фрустрацию — это агрессия. Агрессия может быть направлена на преграду, на цель, на самого себя, но очень часто на посторонних людей или предметы. Агрессия за редким исключением не бывает конструктивной в смысле решения проблемы, чаще она усугубляет ситуацию.

2. Другой вариант — репрессия (или подавление), которая выражается в подавлении своих желаний, вытеснении их в область подсознания, что, естественно, не ведет к освобождению от зависимости. Наоборот, как отмечал Фрейд, подавленные желания становятся еще более сильными и вдобавок ускользают от сознательного контроля. В терапевтическом смысле в подавлении нет ничего позитивного, но в социальном отношении вряд ли возможно развитие такого общества и человека, когда не будет необходимости в подавлении или хотя бы сдерживании некоторых своих импульсов (агрессивных, сексуальных и т.д.).

3. Эскапизм (или избегание) — это реакция избегания травмирующей ситуации, а иногда и других ситуаций, вызывающих ассоциации с основной проблемой. Этот тип поведения, конечно, «экономит нервы», но, естественно, не помогает найти решение, обрести подлинную самостоятельность и свободу, а порой создает и дополнительные трудности. Например, юноша или девушка, пережив неудачу в любви, иногда начинают избегать подобных отношений, что приводит к развитию комплекса других эмоциональных проблем.

4. Регрессия — это использование поведения, характерного для более ранних стадий развития, его примитивизация. Например, в стрессовой ситуации люди часто принимают утробную позу, подтянув колени к подбородку и обняв их руками. Тем самым они как бы возвращаются к той стадии развития, где чувствовали себя полностью защищенными и спокойными. Это помогает ослабить воздействие стресса, но саму проблему не решает, более того, часто такое поведение позволяет человеку снять с себя ответственность за решение своих же проблем благодаря привычной позиции «маленького».

5. Рационализация — это попытка объяснить, как-то оправдать свое поведение некоторым надуманным способом, подлинные мотивы при этом не осознаются. Рационализация также позволяет снять ответственность с себя, перенести ее на обстоятельства, других людей и т.д. Люди всегда пытаются объяснить и оправдать свое поведение, но редко кто старается его изменить. Подлинное понимание истинных мотивов всегда приносит облегчение и ведет к позитивным изменениям в поведении, рационализация же всегда ведет к сохранению прежнего положения, служит сокрытием от себя подлинных причин своих действий.

6. Сублимация — переключение активности человека с первичной проблемы, где его постигла неудача, на деятельность другого рода, где достигается успех, хотя бы и мнимый. Например, проблема, не решаемая реально, может решаться в фантазиях, мечтах: человек «ищет не там, где потерял, а там, где светло». Иногда сублимация служит мощным источником творчества, но чаще ведет к бесплодной растрате энергии, уводит от подлинного личностного роста.

7. Проекция — это перенос собственных неосознаваемых мотивов поведения на другого человека, так агрессивный человек склонен обвинять других людей в агрессивности по отношению к нему — то, что в быту называют «по себе о людях судит». Понятно, что проекция уводит от решения проблем.

8. Аутизм — это самозамыкание личности, ее отгораживание от общения и активной деятельности. Из этого состояния его очень трудно вывести, поскольку человек не идет на контакт, особенно, если контакт затрагивает больную область. Это, по сути дела, отказ вообще видеть, как обстоят дела, что-то предпринимать и т.д.

Итак, перечисленные выше восемь способов поведения, позволяющие «менять ситуацию, ничего не меняя», не ведут к решению проблемы и обретению субъектности, сохраняют главную привязанность, порождающую страдание и патологическое поведение.

Именно непреодолимая сила привязанности к цели (или стимулу) делает человека «де-факто» объектом по отношению к определенной ситуации, т. е. детерминированным, не понимающим себя, не меняющимся, не творческим, не имеющим перспективы и монофункциональным.

Наоборот, ее ослабление позволяет проявиться субъектности человека, т.е. его активности, пониманию себя (осознанности), способности изменяться, творчеству и самосовершенствованию, созиданию своей перспективы и многомерности.

Поэтому все методы, позволяющие ослабить рабскую, патологическую зависимость человека от некоторого объекта, мысли, образа или состояния, являются психотерапевтическими по своему действию и смыслу. Все методы, усиливающие зависимость или заменяющие одну зависимость другой, более сильной, следует признать вредными и антитерапевтическими. Например, столь распространенная практика «вшивания» алкоголику таблетки, которая может привести к летальному исходу при принятии алкоголя, по своей сути не является лечением, поскольку не избавляет человека от зависимости, но создает дополнительную зависимость — страх смерти. Это тем более антитерапевтично, поскольку (как показывают новые данные) алкоголизм, как правило, вызван скрытым суицидальным намерением индивида, т.е. вшитая таблетка дает ему шанс легко осуществить свое намерение, что часто и происходит. Однако уровень развития нашей медицины, а также уровень интеллектуального и морального развития большинства алкоголиков в нашей стране делают применение подобных методов пока что неизбежным.

То же самое можно сказать и о кодировании, когда человеку «вшивают в мозг» гипнотическую формулу, действующую так же, как вышеописанное лекарство.

Пример.
В Америке умерла женщина, вес которой был 457 кг. Однажды ей удалось согнать 200 кг веса, но потом она не выдержала и снова стала постоянно жевать свои любимые бутерброды со свининой. Перед смертью она призналась, что постоянное жевание бутербродов спасало ее от воспоминаний, как жестоко ее изнасиловали в юности.

Теперь предположим, что эта женщина прошла курс кодирования и ей внушили отвращение к жирной и калорийной пище. Что ей теперь делать?! Душевное страдание не исцелено, его надо забыть. Ясно, что выходом могут стать суицид, наркотики, алкоголь... Подлинная же терапия должна освободить человека от этой застарелой боли, и тогда ей (или ему) не понадобится губить себя ни перееданием, ни алкоголем, ни другим способом.

Основные методы, принятые в современной психотерапии, всегда направлены на раскрепощение того или иного качества субъек-тности. Поэтому в них используются те или иные методы пробуждения инициативы, способности принимать решения и реализовывать их; приемы расширения осознания проблемной ситуации и прежде всего своих собственных желаний, изменения привычного способа поведения и мышления; приемы, стимулирующие творчество и саморазвитие; приемы созидания смысла жизни; приемы работы с целостным гештальтом человеческой жизни; методы развития аутентичности, субъектности как таковой.

Проблема может быть разного уровня сложности, который зависит прежде всего от интенсивности тех внутренних энергетических потоков (эмоций), которые «разбиваются» о внутренние преграды, а также разного типа — в зависимости от конкретных нереализованных стремлений и конкретных способов болезненной адаптации к такому положению.

В психиатрии существует подробная классификация различных психических нарушений (см. например [3]), и психотерапевт должен в определенной степени быть с ней знаком. Однако эта классификация не рассматривает психические нарушения как проявления той или иной психологической проблемы и отделяет непроходимой стеной обычные психологические трудности от «заболеваний». Цель данной схемы — предложить некоторую «периодическую таблицу» психологических проблем, включая так называемые заболевания.

Здесь будет предложена достаточно условная модель, которая позволяет объединить все психологические проблемы в одну общую схему с точки зрения их глубины и сложности. Заранее хочу извиниться перед специалистами за такую упрощенную модель, но она необходима для того, чтобы выделить некоторую общую тенденцию. Все проблемы расположены в этой модели на различных уровнях сложности с точки зрения трудности их решения и с точки зрения глубины укорененности их в личности. На каждом уровне встречаются свои типы психологических проблем, например, на уровне неврозов существуют самые разные типы неврозов (см. рис. 2), но уровень сложности их примерно одинаков, поскольку при неврозах нарушается та или иная сфера взаимодействия с миром, но не искажается структура личности, как при психопатиях, и не нарушается адекватность восприятия реальности, как при психозах.

Первый уровень можно назвать уровнем сверхнормы.

Это тот уровень, который, по А. Маслоу (см. гл. «Гуманистическая психотерапия»), достигают самоактуализирующиеся индивиды, как он считал, их не больше 1 % от общего числа людей, но именно они являются ведущей силой человечества. «Обычные» люди также могут достигать этого уровня, но довольно быстро возвращаются в прежнее состояние. На этом уровне человек часто испытывает вдохновение, озарение, счастье. Сознание человека на этом уровне особенно ясное, к нему постоянно приходят творческие идеи. Эти люди действуют гибко, спонтанно, искренне и эффективно. Большинство людей, живших на таком уровне, проявили себя как подлинные гении в той или иной области, хотя временами они могли снижать свой уровень и проявлять себя не с лучшей стороны.

У таких людей не бывает неврозов, и они очень легко переносят психологические травмы. Их характеризует легкость, отсутствие стереотипности, эмоциональной и физической напряженности. Можно было бы сказать, что на этом уровне нет никаких проблем, но, конечно, это не так. По большей части это проблемы творческой реализации в мире, ведь это очень непросто, или проблемы постижения духовной стороны жизни. Для того чтобы понять проблемы этих людей, надо самому хоть изредка находиться на этом уровне.

Второй уровень — уровень нормы.

Это тот уровень, на котором тоже все обстоит весьма благополучно. Так называемый нормальный человек хорошо адаптирован к социальной среде, достаточно успешно справляется с работой и семейными обязанностями, а также с трудностями и неприятностями. Сознание у него ясное, эмоциональное состояние по большей части комфортное, хотя такой уровень счастья и вдохновения, какой обычно испытывает человек на уровне сверхнормы, здесь редко достижим (собственно, в эти моменты он переходит на высший уровень). Достаточно гибко реагирует на изменение ситуаций, не напряжен, но нет постоянного чувства легкости, полета, вдохновения.

Типы проблем, с которыми сталкивается «нормальный» человек, также вполне нормальны: трудности адаптации к изменившимся ситуациям, трудности при обучении, при выполнении сложной работы, трудности в развитии творческого потенциала, развитии способностей и т. п.

Несколько слов о понятии нормы. Хотя определение нормы в науке до сих пор является весьма проблематичной задачей, можно выделить два основных подхода к этому определению. Первый состоит в том, что за норму признаются все те свойства индивида, которые в среднем присущи данной популяции или группе.

Индивид, у которого некоторое свойство слишком отклоняется от среднего, будет признан ненормальным.

Вторым подходом интуитивно пользуются психиатрия и обычные люди в быту. Нормой признается все то, что не является не нормой. То есть если все убеждены, что дважды два — четыре, то человек, утверждающий, что дважды два — это пять, будет признан ненормальным или не совсем нормальным.

Если человек ведет себя странно, необъяснимо, с точки зрения большинства, проявляет неадекватные эмоции, убеждения, не справляется с трудностями, с которыми справляются практически все, возникает подозрение, что он отклоняется от нормы. Все остальное признается нормой и считается свойствами и способностями подавляющего большинства. Поэтому ненормальным считается все, что не соответствует очевидному, тому, с чем согласны практически все, всеобщему.

Последнее определение является наиболее употребляемым, т.е. операциональным, и мы пользуемся в основном им. Однако надо понимать, что оно заставляет иногда признать ненормальным гениального человека, который оспаривает очевидности, но отличается мудростью, проницательностью, логичностью, его выводы подтверждаются практикой.

Третий уровень — уровень поведенческой дезадаптации.

На этом уровне, который можно назвать также уровнем невротических реакций, человек не вполне хорошо адаптирован к тем или иным областям жизнедеятельности. Временами он не справляется с достаточно простыми жизненными ситуациями, неадекватно реагирует на трудности, имеет проблемы в общении. Его сознание менее ясное и более суженное (особенно в смысле самосознания), чем на предыдущем уровне, логика его рассуждений иногда нарушается, он часто переживает негативные эмоции, напряженность.

Проблемы, с которыми он обычно сталкивается, — это трудности в отношениях с другими людьми, на работе и в учебе, неуверенное поведение, неадекватные эмоциональные реакции и т.д. «Нормальные» люди временами могут переходить на этот уровень, как говорится, каждый может «психануть», но это быстро проходит. Люди, которые живут на этом уровне постоянно, очень часто проявляют такие срывы.

Четвертый уровень — уровень эмоциональных нарушений.

На этом уровне индивид переживает временные, но весьма серьезные невротические состояния: это депрессивные состояния, вспышки гнева, отчаяние, чувство вины, печали и т.д. Все признаки, о которых шла речь выше, во время таких состояний усиливаются: сознание становится еще менее ясным и более суженным, утрачивается гибкость мышления, возрастает внутреннее и телесное напряжение и т. д.

Типы проблем, характерные для этого уровня, — потеря близкого человека, разочарование в любви, невозможность реализовать важные цели, тяжелые отношения в семье, потеря смысла жизни, последствия (не слишком тяжелого) стресса, испуга и т. п.

Пятый уровень — уровень невроза.

Этот уровень традиционно относится уже к уровню заболеваний, но при психологическом подходе мы всегда находим в основе этого заболевания нерешенную психологическую проблему. Впрочем, и современная медицина считает неврозы психогенными, а также обратимыми заболеваниями.

На этом уровне невротические состояния и реакции становятся постоянными (или они периодически возвращаются). Сюда относятся следующие типы проблем: навязчивые страхи (фобии), невроз навязчивости (обсессивно-компульсивный невроз), ипохондрия, истерия, невроз тревоги, анорексия, булимия и т.п.

На этом же уровне сложности можно расположить психосоматические заболевания, к которым обычно относят астму, гипертонию, язву желудка, аллергию, головные боли и многие другие. Также на этом уровне сложности следует расположить такие проблемы, как алкоголизм и табакокурение. Сюда же следует отнести явление посттравматического стресса.

Во всех этих случаях в основе «заболеваний» лежат глубинно-психологические проблемы, связанные обычно с особенностями детского развития индивида (за исключением посттравматического стресса). Это могут быть комплекс кастрации (по З.Фрейду), комплекс неполноценности (по А.Адлеру), неадаптивный сценарий жизни (по Э.Берну) и другие психологические факторы.

Шестой уровень — уровень психопатий.
Сюда относятся различные болезненные искривления характера индивида, т.е. здесь искажается уже сама личность. Выделяются шизоидная, истероидная, эпилептоидная, гипертимная и другие типы психопатий.

Также к этому уровню относятся сексуальные извращения и маниакальные типы поведения. Существуют, например, патологические лгуны, игроки и т.д. На этом уровне сложности можно условно расположить и наркоманию.

Сознание таких индивидов не столько затуманено или сужено, сколько искажено. В их внутреннем мире доминируют отрицательные эмоции: гнев, страх, ненависть, отчаяние... Иногда это внешне не заметно, но в критической ситуации эти эмоции прорываются в патологической форме. Постоянное напряжение проявляется в специфическом мышечном панцире (см. гл. «Телесная терапия»).

Проблемы данного уровня медицина относит как к патологии нервной системы, так и к особенностям воспитания в детстве. Психологи, конечно, и здесь находят прежде всего психологические причины, коренящиеся обычно в самом раннем детстве или даже в пренатальном периоде.

Наркоманов характеризует то, что они вырываются из своего страдания с помощью наркотика, искусственно (как пассивные объекты) попадая в «сверхнормальное» состояние, но, как только действие наркотика заканчивается, они отбрасываются в прежнее существование, которое теперь кажется им еще ужаснее.

Седьмой уровень — уровень психозов.

Сюда относятся: острое психотическое заболевание, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и другие психозы. На этот же уровень следует отнести эпилепсию, формально не относящуюся к психозам, а также множественное расщепление личности.

Психозы характеризуются прежде всего искаженным восприятием реальности, отсюда возникают бред и галлюцинации. Индивид в значительной степени перестает контролировать свое поведение с помощью сознания и не отдает себе отчет о своих действиях. Напряженность неимоверно возрастает; даже в отечественных психиатрических учебниках отмечается гипертензия (сверхнапряжение) мышц у шизофреников. Негативные чувства невероятной силы (ненависть, страх, отчаяние и т.д.) подавляются огромным усилием воли, что на поверхности может выглядеть как эмоциональная тупость.

Проблемы данного уровня медициной определяются исключительно как заболевания мозга. Однако существует ряд доказательств ния, эмоции и чувства, поскольку они и являются системообразующим фактором психологических проблем, так как соответствуют нереализованным стремлениям индивида (см. схему структуры психологических проблем). Гипотеза состоит в том, что все уровни проблем отличаются друг от друга прежде всего степенью фиксации индивида на той или иной нереализуемой цели. Именно эта фиксация порождает потерю свободы и автономности, сужение сознания, потерю гибкости мышления, негативные эмоции, зачастую направленные на самого себя, мышечное перенапряжение и т.д., т.е. все большую потерю субъектности и обретение качеств «страдающего объекта».

Следует пояснить, что «больной» индивид не может вдруг перейти с одного уровня проблем на другой и от одного типа проблем к другим. Структура проблемы задает тот или иной уровень и тип «болезни», и в каждом конкретном случае в ходе психологического анализа эта структура может быть вскрыта, тогда психологическое воздействие терапевта будет адекватным и исцеляющим. Во всяком случае между «просто проблемами» и «болезнями» нет на самом деле непроходимой пропасти. «Болезни» — это всего лишь дошедшие до определенной ступени развития проблемы, в зависимости от этой ступени в том или ином масштабе страдают сознание и самосознание, мышление, поведение, эмоциональная сфера, способность к расслаблению, автономность личности и другие психологические качества личности.

Источник: 
Линде Н.Д., Основы современной психотерапии