Суждения, умозаключения и их нарушения

Суждение — это высказывание, в котором утверждаются или отрицаются связи и отношения между предметами и явлениями окружающего мира или их признаками. В состав суждения всегда входят понятия, причем содержание понятий может быть раскрыто только с помощью суждений. Суждения всегда выражаются словами, они представляют собой один из видов высказываний.

Различают утвердительные суждения («транспорт — это средство передвижения», «вода — это жидкость») и отрицательные («я не был вчера в кино»). Утверждение или отрицание в суждении могут характеризоваться различной степенью уверенности. Это находит свое отражение в вводных словах типа «вероятно», «кажется», «несомненно», «очевидно» и т. д. («я завтра, вероятно, пойду в театр», «несомненно, что нефть — это жидкость»).

В каждом суждении имеется субъект и предикат. Субъектом (или подлежащим) называется то, о чем высказывается суждение, а предикатом (или сказуемым) — то, что говорится о субъекте. Так, в суждении «вода — это жидкость» субъектом является слово «вода», предикатом — «жидкость»; кроме того, в суждении имеется связка «это», в данном случае — положительная. Связка может быть также отрицательной.

Умозаключение есть вывод из одного или нескольких суждений нового суждения. Те суждения, из которых делается вывод, называются посылками, а новое суждение, возникшее в результате умозаключения, называется заключением.

Типичным примером умозаключений являются рассуждения, с помощью которых выводятся геометрические теоремы, обосновываются какие-либо положения.

Различают два основных вида умозаключений: индуктивное умозаключение, или индукцию, и дедуктивное умозаключение, или дедукцию.

Индукцией называется умозаключение, в котором посылками являются конкретные, частные случаи, а заключение — общее положение, которое выводится из наблюдения над этими частными случаями. Например, человек наблюдает, что вода в кастрюле закипает при определенной температуре — 100 градусов. Затем он выявляет также, что и в другой посуде (в чайнике, котле и т. д.) вода также кипит при температуре 100°. На основании этих суждений («вода в кастрюле кипит при температуре 100°», «вода в котле кипит при температуре 100°» и т. д.) человек приходит к умозаключению: «температура кипения воды 100 градусов», т. е. из наблюдений над некоторыми частными случаями делается заключение, выводится общее положение.

Дедукцией называется умозаключение, в котором на основании общих положений делаются выводы о частных случаях. Зная, что температура кипения воды 100°, мы делаем вывод о том, что вода, которую мы подогреваем в данном конкретном чайнике, должна закипеть при температуре кипения 100°, т. е. от общего положения мы с помощью умозаключения приходим к частному случаю.

Индукция и дедукция тесно друг с другом связаны. Чтобы сделать какой-либо дедуктивный вывод, необходимо использовать определенные общие положения, от которых с помощью дедуктивного умозаключения можно перейти к частным случаям. Эти же общие положения получены в прошлом опыте с помощью индукции, т. е. наблюдения над частными случаями позволили прийти, используя индуктивные умозаключения, к общим положениям.

Различают, кроме того, умозаключения по аналогии, в которых выводы основаны на частичном сходстве между предметами и явлениями. Например, некоторое сходство между формой лунных гор и вулканов на земле может явиться основанием для умозаключения по аналогии о сходстве причин их возникновения. В особенности часто умозаключения по аналогии используются в научных исследованиях для построения различных гипотез, моделирования изучаемых явлений.

Нарушение способности высказывать правильные суждения и умозаключения является одним из наиболее частых и демонстративных симптомов психических расстройств. Суждения и умозаключения больных с этими расстройствами перестают отражать реальные связи и отношения между предметами и явлениями окружающей действительности. Так, при паралогическом мышлении умозаключения больных не вытекают из тех суждений, на которых они основаны («Земля вращается вокруг своей оси, потому что движение транспорта по земле создает силы ее вращения»). У больных с «разорванным» мышлением от дельные суждения и умозаключения могут быть вовсе не связанными друг с другом.

При различных нервно-психических заболеваниях может нарушаться также способность правильной оценки степени соответствия различных суждений и умозаключений той действительности, которая находит в них свое отражение. Степень уверенности больных в правильности суждений и умозаключений оказывается не соответствующей их истинной ценности. Так, больные с психастенией склонны к сомнениям в тех случаях, когда для сомнений нет достаточных оснований. Думая о каком-либо предмете или явлении, они застревают на бесконечном обдумывании одного и того же вопроса. Обдумывание вызывается здесь болезненными сомнениями в правильности собственных суждений и умозаключений. Эти болезненные сомнения нередко сочетаются с навязчивыми мыслями, идеями, основанными на неправильных, порой нелепых, суждениях и умозаключениях. Примером навязчивой идеи может быть мысль об опасности заражения. Больной сохраняет критику к этим мыслям, понимает их неправильный характер, но полностью освободиться от их влияния не может. Под воздействием этих мыслей он начинает выполнять навязчивые действия, много раз в день и в течение длительного времени, иногда по 30—40 мин и более, моет руки, пытаясь избежать таким образом возможного заражения. Вымыв руки, он начинает сознавать, что его умозаключение о необходимости длительного мытья рук для предотвращения заражения не является обоснованным. Однако вскоре навязчивые мысли возвращаются с новой силой, и процедура мытья рук вновь повторяется больным.

Сверхценные идеи, в отличие от навязчивых мыслей, высказываются больными уверенно, без тени сомнений. Эти идеи могут иметь какое-то реальное основание, но значение, которое им придается больными, не соответствует их истинной ценности. Важнейшую роль в происхождении и закреплении таких идей играют эмоциональные переживания. Например, суждение о том, что необходимо ограничивать себя в пище, чтобы избежать полноты, может под влиянием эмоций (трудности взаимоотношений в семье и т. п.) приобрести огромную силу. Идея отказа от еды доводит больных до крайнего физического истощения и становится опасной для их жизни.

Важной особенностью бредовых идей является чаще всего их нелепый характер и твердая убежденность больных в правильности этих идей. Больные приходят к умозаключениям, которые не имеют никаких реальных оснований в окружающей их действительности. При бреде воздействия они убеждены в том, что постоянно находятся под гипнотическим воздействием человека, находящегося на другом этаже здания, в котором они живут, либо полагают, что в соседней квартире находится специальное устройство для воздействия на них радиоволнами и т. п. Больной с бредом величия отождествляет себя со знаменитыми общественными деятелями, артистами, писателями, нередко с давно умершими.

Бред может встречаться в психиатрической клинике сравнительно изолированно (параноидный синдром, паранойя) и в разнообразных сочетаниях с другими формами нарушений психической деятельности: галлюцинаторно-параноидный синдром — бред, сочетающийся с нарушениями восприятия, выступающими в виде галлюцинаций, депрессивно-параноидный синдром — сочетание бреда и пониженного, депрессивного настроения и др.

Источник: 
Мясищев В.Н., Основы общей и медицинской психологии