Риторический этос

Аргументация в публичной аудитории предполагает сотрудничество, которое возможно лишь в условиях взаимного доверия и готовности разделить ответственность за речь. Поэтому риторический этос можно понимать и как проявляющиеся в слове качества ритора, которые дают аудитории основание доверять ему; и как свойства аудитории, побуждающие ритора быть этичным. Этика публичной аргументации связана с нормами, которые принимаются в одинаковой степени ритором и аудиторией и с точки зрения которых оцениваются как публичные высказывания, так и участники общения.

Норма — принцип или правило, регулирующее деятельность. Норма: 1) обобщает конкретные действия или опыт; 2) содержит значимые для общества категории; 3) оценивает опыт и категории, в которых он обобщен, рекомендуя определенный образ действий. Нормы могут выражаться и формулироваться различным образом: в форме предписаний, запретов, рекомендаций, оценок, указаний на последствия действий. Нормы являются главной формой мышления и основанием культуры.

По отношению к опыту, который нормы обобщает, они разделяются на умозрительные, или предварительные (априорные), прецедентные и смешанные. Умозрительные нормы предваряют возможные действия и строятся исходя из анализа категорий, в которых выражаются. Прецедентные нормы описывают имеющийся опыт, группируя и оценивая факты. В смешанных нормах используются оба принципа — логической классификации и эмпирического обобщения. Понятно, что нормы всех трех видов одинаково необходимы и взаимно дополняют друг друга.

В зависимости от предмета и характера оценки нормы подразделяются на этические и технические. Этические нормы сводятся на понятия «добро/зло», с точки зрения которых и оценивается опыт. Технические нормы сводятся на понятия «прекрасное/уродливое», которые также являются основанием оценок.

Этические нормы могут быть подразделены на правовые, моральные и нравственные. Правовые нормы сводятся на оценку «справедливо/несправедливо», моральные — на оценку «достойно/недостойно», а нравственные — на оценку «хорошо/дурно». Правовые нормы являются общеобязательными, минимальными в смысле содержания требований и, как правило, нарушение правовой нормы влечет за собой санкцию.

Правовые нормы обобщают моральные и нравственные в том смысле, что содержат необходимый минимум требований, например, закон карает нанесение явного физического и морального ущерба, моральные нормы порицают неправильное поведение, а нравственные — дурные помыслы. Правовые и нравственные нормы общеобязательны. Правовые и моральные нормы содержат санкции. Моральные и нравственные нормы предполагают оценку поступка и личности, а правовые — только оценку поступка.

Риторическая этика имеет дело с нравственными, моральными, правовыми нормами, а также техническими нормами речи, причем последние понимаются как разряд этических. Ритор и аудитория несут этическую ответственность за качество речи. Эта ответственность может быть юридической, моральной и нравственной.

При всей значимости норм этика, в том числе этика речи, не исчерпывается ими. Риторическая этика изучает условия сотрудничества ритора и аудитории. В процессе обсуждения и оценки фактов, выработки, принятия и осуществления решений накапливается новый опыт, который обобщается, и создается новая реальность, в условиях которой протекает последующая деятельность. При этом неизбежно нарушаются те или иные нормы и, в зависимости от последствий, они либо расширяются и дополняются, либо отменяются, либо же в случае неоправданного нарушения нормы ритор и его аргументация оказываются этически несостоятельными.

Вот почему этическая норма рассматривается как мера правильности и точности высказываний: «Кто оценивает произведение, не придерживаясь никаких правил, тот по сравнению с людьми, эти правила знающими, все равно, что не имеющий часов по сравнению с человеком при часах. Первый заявит: «Прошло два часа», — другой возразит: «Нет, только три четверти», — а я посмотрю на часы и отвечу первому: «Вы, видимо, скучаете», — и второму: «Прошло не три четверти часа, а полтора; время для вас бежит». А если мне скажут, что для меня оно тянется и вообще мое суждение основано на прихоти, я только посмеюсь: спорщики не знают, что оно основано на показаниях часов».

В каждой развитой системе законодательства можно выделить правовые нормы, регулирующие речь. Они касаются использования языков, свободы слова и злоупотреблений ею, свободы совести, авторского права и интеллектуальной собственности, конфиденциальноСТИ, рекламирования товаров и услуг, неконтролируемого воздействия на сознание в средствах массовой информации, документооборота, системы образования, публичных библиотек и издательской деятельности. Если таких законов нет, ритору приходится руководствоваться правосознанием, но апелляция к правосознанию подобна определению времени без часов.

Моральные нормы касаются уместности публичной речи, порядка и последовательности высказываний, права на публичную речь, предоставляемого компетентностью ритора, стилистических качеств речи, обеспечивающих ее правильность, точность и ясность, ответственности за введение в заблуждение там, где она не регулируется правовыми нормами, психологического давления на аудиторию, соблюдения правил этикета и учтивости.

Нравственные нормы речи связаны с пониманием ритором ответственности за выбор предмета речи, за обращение к аудитории, за техническое совершенство высказываний, за правильность положений, которые он выдвигает, и за последствия решений, которые могут быть приняты.

Аудитория оценивает ритора по его высказываниям. Эта оценка осуществляется с точки зрения этических и технических норм речи, но выходит за их пределы. Аудитория оценивает не только правильность, но и продуктивность высказываний, т. е. обоснованность отклонения от норм. Поэтому ритору могут простить, например, грубость, языковые погрешности, неточность выражения, неуместный пафос, ошибки в аргументации и многое другое, если его идеи правильны, а предложения конструктивны. Но если окажется, что предложения привели к нежелательным последствиям, а идеи несостоятельны, — все ошибки зачтутся.

Позиции этической оценки ритора носят название ораторских нравов: честности, скромности, доброжелательности, предусмотрительности. Соответствие ораторским нравам определяет этический образ ритора.

Честность — умение создать правильное представление об образе ритора, целях и содержании аргументации.

В понятие честности входят: ответственность, компетентность, добросовестность, определенность позиции.

Честный ритор принимает на себя ответственность за идеи и предложения, которые он выдвигает, и высказывается не только от лица партии, класса, народа, науки и т.п., но от себя лично. Этим ритор признает, что обладает свободной волей, а,его аргументация является поступком, на основании которого аудитория вправе принять решение о самом риторе.

Однако в реальности возможности ритора ограничены условиями публикации, правовыми и моральными нормами общества, состоянием дискуссии о проблемах, к которым он обращается, реальной доступностью средств массовой информации. Авторы, выступающие в газетах и по телевидению, тщательно отбираются, а содержание их высказываний — контролируется в плане тех идеологических и политических представлений, которые свойственны органу массовой информации или контролирующим его силам; коллегиальность авторства и монтаж позволяют искажать содержание отдельных высказываний и в особенности образ ритора; на приемы такого рода массовая информация идет особенно охотно. Образ ритора искажается в основном операторской работой и построением диалога со стороны ведущего передачу, который ставит вопросы и подает реплики так, чтобы показать собеседника в нужном свете; содержание высказывания, помимо обычных вырезок и вставок ассоциативных сюжетов, искажается контекстом, в который оно помещается, так как контекст создает ассоциативный ряд, влияющий на восприятие и оценку содержания. Поэтому важно знать систему и условия публикации и уметь использовать последовательность фактур и видов словесности для постепенного восхождения к наиболее эффективным видам публикаций: даже в массовой информации возможности компрометации ритора, уже имеющего авторитет в обществе, ограничены.

Реально ответственным может быть только ритор, хорошо владеющий аргументацией в различных видах словесности и способный искусно использовать технику аргументации. Ответственный ритор постепенно расширяет свою аудиторию, организуя ее ядро, и на каждом шаге аргументации обеспечивает качественно новые условия присоединения различных группировок аудитории. И только после того как сложится достаточно влиятельная и устойчивая аудитория, имеет смысл обращаться к диффузной аудитории массовой информации.

Компетентность ритора проявляется в выборе предмета речи и техники аргументации. Риторическая аргументация имеет дело не с истинностью, а с правдоподобием высказываний. Обычно она основана на неполных данных, поэтому интуиция играет значительную роль в процессе выработки предложений и принятия решений. Только систематическое образование рождает интуицию. Образованный человек может быть информирован хуже, чем самоучка, но он владеет догматикой той области знания, в пределах которой высказывается публично, и понимает, где и насколько точны и близки к истине его суждения.

Второе условие компетентности — практический опыт. Этичность речи всегда определяется личной позицией человека, который предлагает аудитории конкретное решение. Если этот человек сам прошел путь, который он предлагает другим, и перенес труды, опасности и неудачи, его позиция этически безупречна. Не существует общественной позиции вообще: любая идея выдвигается с личной точки зрения — юриста, историка, врача и т.д.

Наконец, третье условие компетентности — владение техникой публичной речи. Поскольку ритор несет ответственность за предложения, которые он выдвигает, и за последствия принимаемых решений, ошибки неправильной или недостаточно продуманной аргументации имеют этическое значение.

Добросовестность состоит в умении проявить добрую волю (наличие которой предполагается) — не ввести аудиторию в заблуждение относительно возможных решений проблемы и достоверности фактов. Это в первую очередь означает, что добросовестный ритор не создает непродуманных и неподготовленных высказываний и добивается взвешенных суждений и оценок. Кроме того, добросовестный ритор умеет показать степень надежности и достоверности положений, которые обсуждаются.

Если компетентность проявляется главным образом в предметной и языковой подготовке ритора, то добросовестность проявляется в максимально полном использовании метода риторического построения, в котором обобщен опыт обдумывания и подготовки публичных высказываний. Добросовестный ритор обращается к реальным значимым для общества проблемам и стремится не к самоутверждению, а к разрешению таких проблем. Он полностью овладевает фактическим материалом и отдает себе отчет в состоянии проблемы — в вариантах решений и имеющихся прецедентах. Он понимает последствия выдвигаемых предложений и возможности аргументации. Он максимально полно прорабатывает доводы за и против своих предложений. Он тщательно отбирает аргументы и использует их таким образом, чтобы обеспечить плодотворность дискуссии. Он умеет принимать доводы полемического противника, если они основательны, и обнаруживать в позиции оппонента позитивный смысл. Наконец, он не навязывает собственное предложение, но готов принять то решение, которое окажется оптимальным и будет наилучшим образом обосновано. Это значит, что добросовестный ритор стремится к тому, чтобы аргументация строилась по определенным и общепринятым правилам, которые соответствуют характеру обсуждаемых вопросов и опыту аудитории.

Скромность. Право высказываться публично — всегда сомнительно, но особенно в условиях эгалитарного общества. Каждый волен рассматривать ритора как равного, поэтому роль учителя, проповедника или политического лидера, если она связана с публичной аудиторией, основана на авторитете этического образа, который складывается в процессе аргументации и определяется позицией ритора в отношении аудитории, а не на его реальной компетентности. Скромность есть умение занять правильную позицию равенства и превосходства в отношении к аудитории: явное превосходство влечет за собой отчуждение, а явное уравнение — пренебрежение.

Авторитет достигается применением диалогической техники речи, которой свойственны следующие особенности.
1. Внимание к высказываниям партнера. Риторика начинается с умения воспринимать, и тот, кто слушает, понимает и запоминает сказанное, оказывается в преимущественном положении. Этичный ритор стремится к тому, чтобы его партнер или оппонент высказался как можно полнее. Это позволяет выбрать тактику аргументации и правильно включиться в речь.
2. Анализ информации. Ритор стремится отделить личность партнера от содержания речи; создать представление о личности говорящего, сопоставляя различные его высказывания и суждения о нем; рассмотреть содержание высказываний с точки зрения целей и интересов партнера; сопоставить содержание высказываний со своими целями и задачами; сопоставить содержание высказываний с другими высказываниями на ту же тему; отделить приемлемую часть высказывания от неприемлемой.
3. Использование позитивной информации. Развитие общения основано на идеях и фактах, которые взаимоприемлемы. Чтобы эффективно продолжать диалог, следует отвлечься от разногласий и сосредоточиться на общих позициях. Именно положительное содержание высказываний партнера рассматривается как наиболее ценное и заслуживающее внимания.
4. Этичный ритор приводит доводы, значимые для партнера и вытекающие из анализа его высказываний.
5. Признавая за партнером право иметь свои законные цели и интересы, ритор соблюдает собственные интересы и добивается признания за собой того же права. Терпимость означает только признание права другого иметь собственную позицию и неосуждение личности, но ни в коем случае не попустительство; признание правомерности любых точек зрения.
6. Ритор подобен и равен аудитории в том смысле, что основание его права на речь — неукоснительная защита ценностей и интересов аудитории, он включен в аудиторию, так как разделяет с ней представления об иерархии ценностей.
7. Ритор подобен и равен аудитории в том смысле, что высказывается о предметах, имеющих общественную ценность и актуальных, причем делает это так, как сделал бы его читатель или слушатель, если бы умел.
8. Ритор отличается от своей аудитории тем, что продолжает и развертывает аргументацию потому, что призван к этому долгом и аудиторией, а не собственными интересами.
9. Скромный ритор отличается от самозванца принципиальной позицией: отношение к аудитории и предмету аргументации, на котором сложился его авторитет, остается неизменным.
10. Скромный ритор самоограничивает критику, он стремится противопоставить суждениям полемического противника положительные идеи.

Доброжелательность. Ритор не должен нанести вред аудитории, все его предложения направлены на благо аудитории. Если из содержания высказываний неясно, какую пользу они должны принести, ритор может предстать этически несостоятельным.

Доброжелательный ритор имеет в виду интересы аудитории, а не свои собственные, поэтому он воздерживается от самовыражения, от непродуманной искренности, от излишней горячности и эмоциональности речи, от немедленной и недостаточно взвешенной реакции на слова и поступки.

В эпидейктической аргументации доброжелательность проявляется в высоких мотивах предложений — стремлении утвердить достойные ценности и взгляды, которые принимаются обществом и соответствуют его традиции, задачам и назначению и несовместимы с любыми проявлениями безнравственности. В судитель-ной аргументации доброжелательность проявляется в принципиальности и справедливых, но милостивых оценках фактов. В совещательной аргументации доброжелательность проявляется в предложениях, благотворность которых очевидна аудитории.

Наиболее сложная этическая проблема, связанная с доброжелательностью, состоит в совмещении позиЦИИ ритора с предпочтениями аудитории, когда приходится аргументировать непопулярные предложения. В таких случаях ритор прибегает к разделению и иерархизации аудитории. Он обращается к наиболее компетентной и ответственной части общества, которая в состоянии квалифицированно обсудить его предложения и аргументы и в свою очередь развернуть и популяризировать предложения. Он создает различные, но совместимые ходы аргументации в менее компетентных аудиториях, сохраняя при этом единство и последовательность позиции. Тем самым он добивается согласия всей аудитории и последовательного присоединения различных ее частей.

Существенная особенность иерархической тактики в том, что этичный ритор умеет последовательно развести собственные предпочтения и мнения, предлагаемые им способы и средства решения проблемы и конечную цель, которая является предметом согласия. Так, если политик предлагает объединение общества во имя общенациональных интересов и целей, он разводит эти четко сформулированные цели с политической идеологией, которой придерживается сам, выставляя ее как один из возможных, но подчиненных способов достижения цели; равным образом он разводит предлагаемые им политические средства с поставленными целями. Сначала достигается согласие о целях и необходимости их достижения, а затем обсуждаются вопросы о способах и средствах. В противном случае ритор предстанет как человек, подменяющий средства целями и добивающийся принятия своей идеологии или политических решений под прикрытием общезначимых целей. Недоброжелательность как свойство риторической этики проявится в этой подмене, которая будет означать стремление властвовать.

Предусмотрительность — способность предвидеть последствия решений.

Публичная аргументация проблемна и спорна, предложения ритора влекут за собой не только положительные и отрицательные последствия, но и конфликт в аудитории, поэтому ритор обязан, прежде чем высказаться, взвесить возможные последствия своих предложений и оценить способность аудитории решить проблемы, которые ставит перед ней аргументация.

Аргументация неизбежно создает конфликтные ситуации, поскольку аудитория состоит из людей, у которых есть интересы, собственные представления о проблемах, отношение к приводимым доводам и склонность объединяться в группировки: не существует однородных аудиторий, а согласие и присоединение всегда неполны. Но конфликт должен быть разрешен силами самой аудитории, и этическая обязанность ритора — ставить перед аудиторией только такие проблемы, которые она в состоянии разрешить, и строить аргументацию таким образом, чтобы аудитория смогла найти путь решения проблемы. Если аргументация ставит аудиторию в тупик, внутреннее столкновение в ней становится неизбежным, и в конечном счете ритор будет справедливо обвинен в непредусмотрительности.

Аргументация изменяет взгляды и ценностные ориентации общества. Этичный ритор выдвигает предложения и доводы, которые вытекают из предшествующего развития аудитории и повышают ее духовный уровень. Он не просто прибегает к высоким мотивам, обосновывая предложения, но стремится выдвигать такие предложения, согласие с которыми приведет аудиторию к более высокому уровню организации и самосознания, а присоединение — к продуктивной совместной деятельности, за что и несет ответственность. Если ритор ведет понижающую аргументацию, соблазняя общество предложениями, недостойными высоких идеалов, моральный уровень аудитории понизится, а ее единство нарушится и возникнет уже внутренний конфликт между характером принятых решений и культурой общества. Общество всегда возвращается к своим историческим ценностям и отвергает предложения и аргументацию, которые оказываются несовместимыми с ними, и ритора, который внес такие предложения.

Присоединение к аргументации означает решение, которое принимается аудиторией, а не ритором. Присоединение невозможно без риторических эмоций. Но особенность риторической эмоции в том, что она всегда результат более или менее сознательного выбора аудитории. Читающий или слушающий обычно достаточно хорошо сознает, что именно ему предлагается в качестве эмоции, но вместе с тем аудитория пластична и легко поддается на отрицательные и недостойные риторические эмоции, как страх, зависть, гнев, высокомерие, эгоизм. Эмоции проходят, а память о них остается. Поэтому ритор, который создает эмоции, несовместимые с нравственными нормами общества, может, конечно, иметь успех, но успех этот будет обманчивым: аудитория, которую удается соблазнить мотивами зависти, соревновательности или взаимной враждебности, рано или поздно обратит свой гнев против самого ритора, безопасность которого не будет гарантирована ничем.

Таким образом, предусмотрительный ритор понимает, во-первых, что возможности управлять аудиторией ограничены не только ее способностью к критическому анализу аргументации, но и последствиями решений; во-вторых, что аудитория состоит из людей, обладающих свободой воли, и потому не является средством его самоутверждения; в-третьих, что аргументация должна быть совместимой с историей общества, в рамках которого она осуществляется, и состав реальных предложений ограничен культурой данного общества; в-четвертых, что последствия непредусмотрительности не наступают немедленно, но оказываются абсолютно неизбежными, причем не только для аудитории, но и для ритора.

Источник: 
Волков А. А., Основы риторики
Темы: