Риторика и этика

Риторика как искусство речи и сам термин "риторика" родились в греческой античности. В античности были поставлены основные вопросы, определяющие лицо предмета риторики. Это отношения аудитории и оратора. Ядро проблематики греческой риторики дано в диалоге Платона "Горгий" и трактате Аристотел "Риторика".

Платон устами Сократа противопоставляет риторике этику. Так складываетс противопоставление риторической техники и этики. Платон ставит этику на первое место. "А потом, когда мы достаточно преуспели в этой добродетели, тогда лишь, если сочтем нужным, примемся за государственные дела или подадим совет в том или ином деле, какое бы нас ни привлекло. Тогда мы будем советчики лучше, чем ныне, ибо стыдно по-мальчишески хвастаться и важничать в том состоянии, в каком, по-видимому, мы находимся ныне, когда без конца меняем свои суждения, и притом --- о вещах самых важных. Вот до какого невежества мы дошли!". Это осуждение Горгия и его учеников.

Далее Платон угрожает политикам, которые постоянно принимают беспринципные и бессовестные решения, муками, которые им предстоит принять после смерти в царстве Аида: "Кто же повинен в самых тяжелых и, по этой причине, неискупимых злодеяниях; сами они никакой пользы из своего наказани не извлекают... Свидетель тому сам Гомер. Царей и властителей он изображает несущими в Аиде вечное наказание: тут и Тантал, и Сизиф, и Титий".

Сократ не сомневается, что он сам может пострадать от бессовестных риторов: "Я был бы в самом деле безумцем, если бы сомневался, что в нашем городе каждого может постигнуть какая угодно участь. Но одно я знаю твердо: если я когда-нибудь предстану перед судом и мне будет грозить одна из опасностей, о которых ты говоришь (опасность быть обвиненным и невозможность защититься. --- Ю.Р.), обвинителем моим, и правда, будет негодяй, и я не удивлюсь, услышав смертный приговор". Это значит, что риторика есть зло, от которого даже скромному Сократу грозит гибель.

Дело в том, что для Горгия и его учеников важно любым способом выиграть дело. Так они оценивают успех ритора, для Сократа же важно не погрешить против добра и справедливости. Поэтому Платон видит в ораторской деятельности зло и для ораторов: "Я вижу, что когда город обходится с кем-либо из своих обвиняемых мужей как с преступником, обвиняемые негодуют и сетуют на незаслуженную обиду. Но это ложь от начала до конца. Ни один глава государства не может погибнуть незаслуженно от руки того города, который он возглавляет", так как он делал карьеру оратора. Примером служат Перикл, Мельтиад, Кимон, Фемистокл и другие. Платон иронически сравнивает таких государственных мужей со скотником, который "принял животных смирными, а потом они вдруг одичали".

Оратор, стремящийся к государственной карьере, угодничает, уподобляетс повару, потакающему обществу. Оратор угождает демосу, демос, как и тиран, не может в принципе действовать добродетельно и разумно. Поэтому оратор лишь усугубляет несчастья свои и людей. Его "постигнет величайшее зло он развратится душой, подражая своему господину, Причина в том, что ораторы гонятся за благоволением граждан и ради собственной выгоды пренебрегают общей, обращаясь с народом как с ребенком...".

Однако несчастья, происходящие от ораторской речи, согласно Платону, заключены не в самой речи как в технике изобретения мыслей и слов, а в этике. Дело в том, что риторская школа Горгия неэтична. Но речь как таковая, как инструмент общения по отношению к этике как бы нейтральна, так как бывает и добродетельное красноречие.

"...Если красноречие двойственно, то одна его часть должна быть самой угодливой, постыдным заискиванием перед народом, а другая --- прекрасным попечением о душах сограждан...".

Это значит, что цель красноречия и ораторства зависит от нравственности оратора. Неэтичные ораторы, по словам Платона, уподобляются людям, таскающим воду в дырявый сосуд решетом.

Понимание этики может быть разным. Ученик Горгия Калликл утверждает: "... Может ли на самом деле быть счастлив человек, если он раб и кому-то повинуется? Нет! Что такое прекрасное и справедливое по природе, я скажу тебе сейчас со всей откровенностью: кто хочет прожить правильно, должен давать полнейшую волю своим желаниям, а не подавлять их, и, как бы они ни были необузданы, должен найти в себе способность им служить (вот на что ему мужество и разум), должен исполнять любое свое желание.

Но, конечно, большинству это недоступно, и потому толпа поносит таких людей, стыдясь, скрывая свою немощь, и объявляет своеволие позором, и, как я уже говорил раньше, старается поработить лучших по природе".

Так Калликл смело противопоставляет человека толпе, лучших людей худшим и говорит, по-видимому, справедливо, что толпе свойственно подавлять лучших, если они идут против нее. Что же такое лучшие в понимании Горгия и его последователей и в понимании Платона, говорящего устами Сократа?

В понимании Горгия, Калликла и Пола лучшим может быть назван Архелай, властитель Македонии, который убил законных наследников и своих родственников и завладел властью и теперь может делать что угодно и потому счастлив. Платон же устами Сократа говорит, что это несчастный человек, так как он сотворил несправедливость.

Итак, критерии счастья и цель стремлений у Горгия и его последователей завладеть властью и богатством, чтобы удовлетворять свои желания и прихоти, у Сократа же счастье и цель жизни состоят в справедливости и достойной жизни не в ущерб другим, отсутствие своеволия.

Источник: 
Рождественский Ю.В., Теория риторики