Предмет и задачи психологии

На протяжении веков человек является предметом изучения многих и многих поколений ученых. Человечество познает соо-ственную историю, происхождение, биологическую природу, языки и обычаи, и в этом познании психологии принадлежит совершенно особое место. Еще древний мудрец сказал, что нет для человека интереснее объекта, чем другой человек, и он не ошибся. В основе развития психологии лежит постоянно усиливающийся интерес к природе человеческого бытия, условиям его развития и формирования в человеческом обществе, особенностям его взаимодействия с другими людьми. В настоящее время невозможно осуществление многих видов деятельности на производстве, в науке, медицине, искусстве, преподавании, в игре и спорте без знания и понимания психологических закономерностей. Система научных знаний о законах развития человека, его потенциальных возможностях необходима для всего общественного развития. Однако человек является объектом комплексного исследования средствами различных наук, каждая из которых имеет свой специфический круг проблем. При исследовании социальных процессов гуманитарными науками возникает необходимость в учете психологических факторов. Но каждая наука отличается от другой особенностями своего предмета. Еще С.Л.Рубинштейн в книге «Основы общей психологии» (1940) писал: «Специфический круг явлений, который изучает психология, выделяется отчетливо и ясно — это наши восприятия, чувства, мысли, стремления, намерения, желания и т.п., — т.е. все то, что составляет внутреннее содержание нашей жизни и что в качестве переживания как будто непосредственно нам дано...». Первая характерная особенность психического — принадлежность индивиду непосредственных собственных переживаний — проявляется лишь в непосредственном ощущении и никаким иным способом не приобретается. Ни из какого описания, как бы ярко и красочно оно не было, слепой не познает красочности мира, а глухой — музыкальности его звучаний без непосредственного их восприятия: никакой психологический трактат не заменит человеку, самому не испытавшему любви, всей гаммы этого чувства, не передает увлечения борьбы и радости творчества, словом, всего, что человек может пережить только сам.

Трудность выделения особенностей психологии как науки состоит в том, что они издавна осознавались человеческим умом как из ряда вон выходящие явления. Совершенно очевидно, что восприятие какого-либо реального предмета в корне отличается от самого предмета. В качестве примера можно назвать глубоко укоренившиеся представления о душе как особом существе, отдельном от тела. Еще первобытный человек знал, что люди и животные умирают, что человек видит сны. В этой связи и возникло верование, что человек состоит из двух частей: осязаемой, т.е. тела, и неосязаемой, т.е. души; пока человек жив, его душа находится в теле, а когда она покидает тело — человек умирает. Когда же человек спит, душа покидает тело на время и переносится в какое-либо другое место. Таким образом, задолго до того, как психические процессы, свойства, состояния стали предметом научного анализа, накапливалось житейское психологическое знание людей друг о друге.

Определенное представление о психике дает человеку и его личный жизненный опыт. Житейские психологические сведения, почерпнутые из общественного и личного опыта, образуют донаучные психологические знания, обусловленные необходимостью понимать другого человека в процессе совместного труда, совместной жизни, правильно реагировать на его действия и поступки. Эти довольно обширные знания могут способствовать ориентировке в поведении окружающих людей, могут быть правильными. Но в целом они лишены систематичности, глубины, доказательности, мы усваиваем их не только благодаря собственному опыту, но и из художественной литературы, пословиц, поговорок, сказок, легенд, притч. Именно в них заключены истоки почти всех психологических теорий и отраслей современной психологии.

Что же представляет собой психология как наука? Что входит в предмет ее научного знания? Ответ на этот вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд. Чтобы ответить на него, необходимо обратиться к истории психологической науки, к вопросу о том, как на каждом этапе ее развития трансформировалось представление о предмете научного знания в психологии. Психология и очень старая и совсем молодая наука. Имея тысячелетнее прошлое, она тем не менее вся еще в будущем. Ее существование как самостоятельной научной дисциплины едва насчитывает столетие, но основная проблематика занимает философскую мысль с тех пор, как существует философия.

Известный психолог конца XIX — начала XX вв. Г.Эббингауз сумел сказать о психологии очень кратко и точно — у психологии огромная предыстория и очень короткая история. Под историей имеется в виду тот период в изучении психики, который ознаменовался отходом от философии, сближением с естественными науками и организацией собственного экспериментального метода. Это произошло в последней четверти XIX в., однако истоки психологии теряются в глубине веков.

Само название предмета в переводе с древнегреческого означает, что психология — наука о душе (психе — «душа», логос — «наука»). Согласно очень распространенному представлению, первые психологические воззрения связаны с религиозными представлениями. В действительности же, как свидетельствует подлинная история науки, уже ранние представления древних греческих философов возникают в процессе практического познания человека в тесной связи с накоплением первых знаний и развиваются в борьбе зарождающейся научной мысли против религии с ее мифологическими представлениями о мире вообще, о душе — в частности. Изучение, объяснение души и является первым этапом в становлении предмета психологии. Итак, впервые психология определялась как наука о душе. Но ответить на вопрос, что такое душа, оказалось не так-то просто. В разные исторические эпохи ученые вкладывали различное содержание в это слово. Становление и развитие научных взглядов на сущность психики всегда было связано с решением основного вопроса философии — соотношения материи и сознания, материальной и духовной субстанции.

Именно вокруг решения этого вопроса и возникло два диаметрально противоположных философских направления: идеалистическое и материалистическое. Представители идеалистической философии рассматривали психику как нечто первичное, существующее самостоятельно, независимо от материи. Материалистическое понимание психики выражается в том, что психика рассматривается как явление вторичное, производное от материи.

Представители идеалистической философии признают существование особого духовного начала, не зависимого от материи, они рассматривают психическую деятельность как проявление материальной, бесплотной и бессмертной души. А все материальные вещи и процессы толкуют лишь как наши ощущения и представления или же как некоторое загадочное обнаружение какого-то «абсолютного духа», «мировой воли», «идеи». Идеализм зародился, когда люди, не имея правильных представлений о строении и функциях тела, думали, что психические явления представляют собой деятельность особого, сверхъестественного существа — души и духа, который якобы вселяется в человека в момент рождения и покидает его в момент сна и смерти. Первоначально душа представлялась в виде особого тонкого тела или существа, живущего в разных органах. Когда появилась религия, то душа стала пониматься как своеобразный двойник тела, как бестелесная и бессмертная духовная сущность, связанная с каким-то «потусторонним миром», где она обитает вечно, покидая человека. На этой основе и возникли различные идеалистические системы философии, утверждающие, что идеи, дух, сознание являются первичными, началом всего существующего, а природа, материя — вторичными, производными от духа, идей, сознания.

Материалистический подход к пониманию психики человека был на многие века оттеснен идеалистической философией, которая рассматривала психику человека как проявление его духовной жизни, считая, что она не подчиняется тем же законам, что и вся материальная природа. И какие бы метаморфозы не претерпевали представления о душе, незыблемым оставалось убеждение в том, что она является движущим началом жизнедеятельности. Только в XVII в. Рене Декарт начал новую эпоху в развитии психологических знаний. Он показал, что не только работа внутренних органов, но и поведение организма — его взаимодействие с другими внешними телами — не нуждаются в душе. Особенно большое влияние его идеи оказали на дальнейшую судьбу психологической науки. Декарт ввел одновременно два понятия: рефлекс и сознание. Но в своем учении он резко противопоставляет душу и тело. Он утверждает, что существуют две независимые друг от друга субстанции — материя и дух. Поэтому в истории психологии это учение получило название «дуализм» (от лат. dualis — «двойственный»). С точки зрения дуалистов психическое не является функцией мозга, его продуктом, а существует как бы само по себе, вне мозга, никак не завися от него. В философии это направление получило название объективного идеализма.

На почве дуалистических учений в психологии XIX в. получила широкое распространение идеалистическая теория так называемого психофизического параллелизма (т.е. утверждающая, что психическое и физическое существуют параллельно: независимо друг от друга, но совместно). Основные представители этого направления в психологии — Вундт, Эббингауз, Спенсер, Рибо, Бине, Джемс и многие другие.

Примерно с этого времени возникает и новое представление о предмете психологии. Способность думать, чувствовать, желать стали называть сознанием. Таким образом, психика была приравнена к сознанию. На смену психологии души пришла так называемая психология сознания. Однако сознание еще долго понималось как явление особого рода, обособленное от всех других естественных процессов. Философы по-разному трактовали сознательную жизнь, считая ее проявлением божественного разума или результатом субъективных ощущений, где они видели простейшие «элементы», из которых построено сознание. Однако всех философов-идеалистов объединяло общее убеждение в том, что психическая жизнь — проявление особого субъективного мира, познаваемого только в самонаблюдении и недоступного ни для объективного научного анализа, ни для причинного объяснения. Такое понимание получило очень широкое распространение, а подход стал известен под названием интроспективной трактовки сознания. Согласно такой традиции психическое отождествляется с сознанием. В результате такого понимания сознание замыкалось в самом себе, что означало полный отрыв психического от объективного бытия и самого субъекта.

Развитие психологии со времени ее оформления как самостоятельной науки во второй половине XIX в. осуществлялось в непрерывной борьбе сменявших друг друга теорий, которые ставили перед собой разные цели и пользовались различными способами исследования. Однако почти все теории конца XIX в. и часть теорий XX в. разрабатывались в рамках интроспективной психологии сознания. Характерным для этих теорий является ограничение предмета психологических исследований областью осознаваемых переживаний человека, рассматриваемых в отрыве от окружающей действительности и практической деятельности людей. Вопрос об отношении сознания и мозга решается этими теориями преимущественно с позиций дуализма.

В рамках интроспективной психологии различие между тео-- риями сводилось к разным характеристикам сознания со стороны его структуры, содержания и степени активности. Одна из характеристик, как правило, выделялась в качестве ведущей. На этом Основании обычно принято выделять пять разновидностей идеалистической психологии сознания:
— теория элементов сознания, основоположники В.Вундт и Э.Титченер, сюда же частично относится Вюрцбургская психологическая школа;
— психология актов сознания, связана с именем Франца Брен-тано;
— теория потока сознания, создана Уильямом Джемсом;
— гештальтпсихология — теория феноменальных полей;
— описательная психология Дильтея.

Общим для всех этих теорий является то, что на место реального человека, активно взаимодействующего с окружающим миром, ставится сознание; в нем как бы растворяется действительное человеческое существо. Вся деятельность сводится к активности сознания.

Основная особенность всех названных теорий заключается в характерном для них описательном подходе к психике, а не в объяснительном, хотя к этому времени в психологию уже вошел экспериментальный метод. В 1879 г. Вундтом в Лейпциге была организована первая экспериментальная психологическая лаборатория. В психологии сознания становится возможен и эксперимент, который заключается в том, что исследователь создает определенные внешние условия и наблюдает, как при этом протекают процессы. Однако эти наблюдения носят специфический характер, будучи наблюдениями человека за самим собой, над собственными внутренними состояниями, чувствами, мыслями, получив название метода интроспекции («заглядыва-ния внутрь»). Естественно, что такое наблюдение лишено главного научного требования — объективности. В результате в начале XX в. под влиянием запросов развития научного объективного знания, с одной стороны, и социально-экономических требований, с другой, — наметился кризис интроспективной психологии.

«Психология сознания» оказывалась бессильной перед многими практическими задачами, обусловленными развитием капиталистического способа производства, требовавшего разработки средств, позволяющих контролировать поведение человека. Это привело к тому, что во втором десятилетии XX в. возникло новое направление психологии, представители которого объявили и новый предмет психологической науки — им стала не психика, не сознание, а поведение, понимаемое как совокупность извне наблюдаемых, преимущественно двигательных реакций человека. Это направление получило название «бихевиоризм» (от англ. behaviour — «поведение»). Это уже третий этап в развитии представлений о предмете психологии. Основоположник бихевиоризма Дж.Уотсон видел задачу психологии в исследовании поведения живого существа, адаптирующегося к окружающей его среде'. За одно лишь десятилетие бихевиоризм распространился по всему миру и стал одним из самых влиятельных направлений психологической науки.

Итак, вначале психология — наука о душе, затем психология — наука без души, и, наконец, психология — наука без сознания. Такое понимание предмета психологии очень быстро привело к следующему кризису. Да, наблюдая поведение, мы действительно исследуем объективны факты, но такая объективность обманчива, ибо за каждым нашим поступком, поведенческим актом стоят наши мысли, наши чувства, наши желания. И невозможно изучать поведение, не изучая мысли, чувства, побуждения.

Причина кризисов в понимании предмета психологии кроется в тех философских методологических позициях, на которых строились названные теории. Так, психология сознания решала основные вопросы о соотношении между бытием и сознанием, между объективным и субъективным с позиций идеализма. Бихевиористы решали те же проблемы с позиций вульгарного материализма. Для них психическое совершенно не имело отличий от материального. Так, неверные исходные философские позиции закрывали для психологии пути к определению ее предмета.

Выход из этого тупика открыла философия диалектического материализма. Диалектический материализм признает лишь одно начало всего существующего — материю, а психику, мышление, сознание 'рассматривает как вторичное, производное от материи, Философский материализм является, следовательно, монистическим учением, материалистическим монизмом (от греч.: «монос» — один). Он основывается на данных науки и практики и по мере их развития уточняет и углубляет свои выводы.

С точки зрения диалектического материализма первичным является материя; психика, сознание — это вторичное, отражение мозгом объективной действительности. В этом смысле материальное (предметы и явления действительности) и идеальное (отражение их в виде ощущений, мыслей и т.д.) противоположны друг другу. Но если иметь в виду физиологический механизм отражения действительности мозгом, то различение идеального и материального имеет уже не абсолютный, а относительный характер, так как ощущения, мысли, чувства и тд. — это деятельность материального органа — мозга, результат превращения энергии внешнего раздражения в факт сознания. Психика, сознание неотделимы от деятельности мозга и не могут существовать никаким другим способом.

Такое понимание материи и психики, сознания полностью согласуется с исходным положением диалектического материализма о материальности мира. В мире нет никакого другого начала, кроме вечно существующей материи, которая обладает различными свойствами и находится в вечном движении. При этом движение материи — это не только перемена места, но и любое ее изменение. Это и развитие материи, возникновение у нее новых свойств. По определению Ф.Энгельса, «движение, в применении к материи, — это изменение вообще».

Развитие материи есть переход от низших ее форм к высшим, от низших форм движения материи к высшим. Первоначально существовала лишь неорганическая материя, неживая природа. На определенной ступени развития материи, в результате ее длительной, много лет продолжавшейся эволюции возникла органическая материя, возникла новая форма движении материи, новое ее свойство — жизнь. В процессе развития материи появились растения, животные и, наконец, человек с его сознанием — высочайшим порождением материи.

В системе категорий диалектического материализма, на которые опирается отечественная психология, основополагающее значение принадлежит категории отражения. Именно этой категорией раскрывается наиболее общая и существенная характеристика психики: психические явления рассматриваются как различные формы и уровни субъективного отражения объективной действительности. Теория отражения в психологии выступает в роли общей методологической платформы, позволяющей разобраться в лабиринте фактов, понятий, концепций, определить предмет психологической науки, разработать методы исследования.

В чем состоит качественная специфика психического как свойства органической материи?

Вся материя обладает свойством отражения. Являясь свойством материи, функцией мозга, психика выступает как особая форма отражения, как предпосылка развития психики. Будучи специфической формой отражения, психика и возникла в процессе развития материи, переходя от ее одних форм движения к другим. Возникнув закономерно в ходе биологической эволюции, психика стала важнейшим ее фактором. Благодаря отражению обеспечиваются более широкие многообразные связи организма со средой.

Внутренняя психическая жизнь не существует без внешней, физической. То есть психика, сознание отражают объективную реальность, существующую вне и независимо от нее, это осознанное бытие. Было бы бессмысленно говорить об отражении, если бы действительность не существовала. Всякий психический акт — это и кусок реальной действительности: не либо одно, либо другое, а и одно и другое. Своеобразие психическото именно в том и заключается, что оно является и реальной стороной бытия, и его отражением.

Итак, функция психики состоит в отражении свойств и связей действительности и в регулировании на этой основе поведения и деятельности человека. Диалектико-материалистический подход к психике показывает, что психическое — это не замкнутый мир, начисто отрезанный от реальности и не имеющий с ней ничего общего.

Что же составляет предмет научного знания в психологии с позиции диалектического материализма? Это прежде всего конкретные факты психической жизни. Рассмотрим простой пример. Возьмем в качестве факта психической жизни способность человека накапливать индивидуальный опыт, т.е. память. Но научная психология не может ограничиться описанием психологического факта — его необходимо объяснить, т.е. раскрыть законы, которым эти факты, эти явления подчиняются. Основная цель любой науки состоит в том, чтобы вскрыть объективные законы, которым подчиняются изучаемые ею процессы и явления. Именно этой цели подчинены теоретические и экспериментальные исследования. Научное познание состоит в раскрытии существенных, необходимых, устойчивых, повторяющихся связей (отношений) между явлениями. Вернемся к нашему примеру. Так, память имеет свои законы функционирования. Известно, что имеются различные виды памяти, что, например, повторение материала способствует запоминанию, а хорошо проструктурированный материал запоминается легче и быстрее, чем бессвязный.

Задача выявления законов психики, раскрытие тех связей и отношений, которые можно было бы квалифицировать как закономерные, принадлежит в науке к числу сложнейших. Строго научный подход требует не только выявить объективный закон, но и очертить сферу его действия, а также условия, в которых он лишь и может действовать. Поэтому предметом изучения в психологии вместе с психологическими фактами становятся психологические законы.

Но знание закономерных связей само по себе не раскрывает конкретных механизмов, посредством которых закономерность может проявиться. В задачу психологии входит наряду с психологическими фактами и закономерностями установление механизмов психической деятельности. А так как механизмы предполагают работу конкретных анатомо-физиологических аппаратов, осуществляющих тот или иной психологический процесс, то природу и действие этих механизмов психология изучает совместно с другими науками. Так, например, известно, что в основе долговременной и кратковременной памяти лежат различные механизмы.
Таким образом, психология — наука, изучающая факты, закономерности и механизмы психики.

Источник: 
Рогов Е.И., Общая психология. Курс лекций
Темы: