Теория личностных черт

Преобладающим подходом не только в житейской, но и в научной психологии является теория личностных черт. В Древней Греции, а еще раньше в Китае существовали представления о личности, которые явно напоминают теорию личностных черт. Галлен (200 г. н. э.) считал, что в зависимости от соотношения «соков» (жидкостей) в организме человека складывается один из четырех типов темперамента. В работах многих философов всех эпох до начала XX в. можно найти ясные намеки на существование таких параметров, как экстраверсия — интроверсия и нейротизм — стабильность. С середины 80-х гг. прошлого века теорией черт особенно оживленно занимались Р. Маккрей и П. Коста, которые считают, что личностные черты являются одним из каузальных факторов формирования привычек, установок и умений. В отечественной психологической науке к данному направлению можно отнести теории межиндивидуальных различий (А. Г. Шмелев) и акцентуаций характера (И. Б. Ганнушкин, К. Леонгард).

Очевидно, что типологический подход к исследованию личности и теория черт имеют много общего. Во-первых, они оба универсальны: любого человека можно отнести к тому или иному типу и оценить с точки зрения степени наличия той или иной черты. Во-вторых, при познании личности эти подходы очень удобны в связи с экономичностью во времени. Вполне достаточно найти какой-либо признак типа или черты, как остальная «картина дорисовывается сама» (закон гештальта). Поэтому дальнейшее, более глубокое познание личности не требуется. Оба подхода так или иначе представляют личность как категорию довольно статичную. Изменение маловероятно.

С операциональной точки зрения отличие типологического подхода от подхода «в духе теории черт» заключается в том, что производится обобщение (объединение) не столбцов, а строк характеристических таблиц.

О размытости границ между теориями черт и теориями типов — психосоматических (Э. Кречмер) и психологических (К. Юнг) — свидетельствует и тот факт, что в некоторых концепциях типы формулируются по принципу доминирующей черты, а при наличии нескольких выраженных (акцентуированных черт) говорят про смешанные, амальгамные типы и т. д. Так обстоит дело, например, с отечественной методикой ПДО (патохарактерологический диагностический опросник http://www.psyhotest.net/description/pdo_test.php).

В этой связи важно отметить, что типичное — это общее, присущее определенной группе или классу явлений. Между тем, затрагивая вопрос о соотношении типичного и индивидуального в человеке, нельзя не вспомнить мнение В. С. Мерлина: с незапамятных времен и до настоящего времени принято считать, что одни свойства человека типичны, а другие индивидуальны. Чем больше в человеке типичного, тем менее он оригинален, самобытен, индивидуален, и наоборот. В действительности же в человеке нет двух сортов свойств — типичных и индивидуальных. Каждое отдельное свойство типично по одним проявлениям и индивидуально по другим.

Вместе с тем отметим, что многими (в том числе и психологами) тип понимается по принципу «все или ничего», как, например, в астрологии. Поэтому в научной психологии типов личности существовать не может. Однако никто не уверяет в том, что рассматриваются «чистые» типы, как, допустим, в темпераменте. В результате вопрос до сих пор остается открытым.

В основе диспозиционального направления в изучении личности, приверженцем и основателем которого был Гордон Олпорт (1897-1967), лежат две общие идеи: теория черт и уникальность каждого человека. Их суть в том, что люди демонстрируют определенное постоянство в своих поступках, мыслях и эмоциях независимо от течения времени, событий и жизненного опыта. При этом каждая личность уникальна, а ее уникальность наилучшим образом может быть понята через определение конкретных черт личности. Олпорт ввел свой собственный термин — проприум («свойственный», «присущий») — это то, что во внутреннем мире признается своим и является отличительной чертой. Проприум дает направление жизни человека, это позитивное, творческое, стремящееся к росту и развивающееся свойство человеческой природы.

Понятие, напрямую связанное с проприумом, — идентичность, рассматривается как внутреннее постоянство. По Олпорту, ядро личности составляют мотивы деятельности. Для объяснения характера мотивации он ввел понятие функциональной автономии, означающее, что мотивация взрослого человека функционально не связана с его детскими впечатлениями, подобно тому, как дерево, выросшее из семени, функционально от семени автономно. Мотивы зрелой личности нельзя выводить из ранних намерений и представлений. Цели взрослого человека определяются текущей ситуацией и нынешними намерениями.

Г. Олпорт внес значительный и разносторонний вклад в персоноло-гию. Предметом его исследований стали жизненные ценности, темперамент, характер личности. Ученый не раз подчеркивал важность объединяющей философии жизни, которая основана на ценностях, т. е. на убеждении человека в том, что поистине важно в жизни, а что нет. Полагая, что усилия человека найти смысл жизни определяются ценностями, он стал одним из авторов теста изучения ценностей. Многим знакома идея Олпорта относительно характера личности: характер — это оцененная личность, а личность — это неоцененный характер. Темперамент, по его мнению, является «первичным материалом», из которого строится личность, а также особенно важным при обсуждении наследственных аспектов эмоциональной природы индивидуума. Тем самым Гордон Олпорт подчеркивает целостность и неделимость всей структуры личности.

Таким образом, теория Олпорта представляет собой соединение гуманистических и индивидуальных подходов к изучению личности. Гуманистичность проявляется в попытке выявить все аспекты человеческого существа, включая потенциал личностного роста, преодоление себя и самоактуализацию. Индивидуальный подход отражается в стремлении исследователя понять и предсказать развитие реальной конкретной личности. Отличительная черта теоретической ориентации Олпорта — его убежденность в том, что поведение человека всегда является результатом той или иной конфигурации личностных черт.

Одним из учеников Г. Олпорта и Г. Мюррея был С. Р. Мадди, который в 1970-е гг. получил известность как автор оригинальных концепций потребностей, стремления к смыслу, экзистенциального невроза и экзистенциальной психотерапии. Последние 15 лет основным направлением его работы является исследование, диагностика и фасилитация жизнестойкости — стержневой личностной характеристики, лежащей в основе «мужества быть», по П. Тиллиху, и во многом ответственной за успешность личности в совладании с неблагоприятными обстоятельствами жизни (Д. А. Леонтьев, 2002). Мадди предлагает довольно сложное и развернутое определение личности — это конкретная совокупность характеристик и стремлений, обусловливающих те общие и индивидуальные особенности поведенческих проявлений (мыслей, чувств и действий), которые обладают устойчивостью во времени и могут или же не могут быть объяснены только через анализ социальных и биологических факторов, влияющих на актуальную ситуацию функционирования человека. Исходя из анализа имеющихся концепций личности, Мадди выделяет ядро и периферию личности. То, что свойственно всем людям, то, что раскрывает неотъемлемые, непременные атрибуты любой личности, автор относит к ядру личности. Эти общие черты почти не претерпевают изменений в течение жизни, они принципиальным образом влияют на все аспекты поведения. Кроме того, существуют и такие атрибуты личности, которые отличаются гораздо большей устойчивостью и связаны с поведенческими проявлениями, поддающимися непосредственному наблюдению. Эти атрибуты не являются врожденными, они появляются в структуре личности вследствие научения, и их влияние на поведение человека не столь велико. Поскольку они являются следствием научения и имеют лишь ограниченное влияние на поведение, он назвал их периферией личности. Связь же между ядром и периферией личности осуществляется через развитие.

В концепции Сальваторе Мадди одним из основных положений является стремление поддерживать привычный, характерный для личности уровень активации. Активация — это возбуждение или напряжение, детерминированное воздействием внутренней или внешней стимуляции. Люди различаются между собой по степени необходимой им активации в зависимости от привычного для них уровня активации. Выделяются следующие типы: высокоактивированная личность, обладающая чертами активности и экстернальности или с характерными для нее чертами активности и интернальности; низкоактивированная личность с чертами активности и экстернальности или с характерными для нее чертами активности и интернальности.

Теоретики факторного анализа Р. Кэттелл (1905-1998) и Г. Айзенк (1916-1997) считали, что в основе структуры личности лежат черты личности. По мнению Кэттелла, черты личности представляют собой гипотетические конструкции, предрасполагающие человека к устойчивому поведению с течением времени и в различных обстоятельствах. Структуру личности он определяет 16 факторами — исходными чертами. Иерархическая модель структуры личности, по Айзенку, включает типы, черты личности, привычные реакции и специфические реакции. Айзенк подчеркивает, что большинство людей не подпадают под крайние категории. В отличие от Кэттелла, Айзенк видит лишь два главных типа: интроверсия — экстраверсия, стабильность — нейротизм.

Многие исследователи (А. Фернхем, П. Хейвен, Д. А. Леонтьев) считают, что самым распространенным подходом в области персонологии является изучение личности с помощью личностных черт. Но несмотря на его распространенность, они же серьезно критикуют его. На наш взгляд, наиболее полно выражает свою точку зрения Д. А. Леонтьев. «Две основные характеристики черт, — пишет он, — это их устойчивость (устойчивые характеристики личности, которые во времени склонны относительно мало меняться) и обобщенность (т. е. то, что проявляется не в одной ситуации, а в разных)». В таком случае встает вопрос, в каких пределах сохраняется это постоянство? Можно привести массу примеров тому, что оно является относительным. Тогда получается, что или нам придется описывать каждую ситуацию и характерные черты, проявляемые личностью, по отдельности, или придется двигаться вглубь от поверхности наблюдаемых черт к каким-то глубинным структурам, которые могли бы объяснить разные внешние появления в разных ситуациях. Вторая сложность, которая возникает при описании личности на языке черт, — это субъективность такого описания, его зависимость от критериев оценки. То, что один оценит как принципиальность, другой назовет твердолобостью. Третья сложность заключается в том, что описание человека на языке черт не дает понимания возможностей изменения этого человека. Если он такой, то такой и есть, ничего другого быть не может. Получается, что если мы стремимся к непредубежденному, объективному познанию личности, то понятие черт нас не устраивает.

По мнению Е. Ю. Коржовой, популярность теорий черт мы можем связать с функционально-потребительским отношением к человеку и развитием естественно-научной методологии познания, сопровождающимся распространением измерительного подхода к личности. Похоже, сторонники такого подхода даже не задаются вопросом о том, что существуют такие феномены личности, которые невозможно измерить, и что в личности есть еще что-то, помимо набора черт.

Источник: 
Слотин Т.В., Психология личности