Психология допроса

Допрос — самый распространенный способ получения доказательств по делу и наиболее психологизированное следственное действие, связанное с личностными особенностями допрашиваемого и допрашивающего, с психическим взаимодействием между ними. Проведение допроса требует от следователя высокой общей, психологической и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактическими приемами допроса. Центральными психологическими проблемами допроса являются:
диагностика истинности показаний;
система приемов правомерного психического воздействия с целью получения правдивых показаний;
способы изобличения ложных показаний.

В зависимости от процессуального положения допрашиваемого различают допрос свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, подсудимого, эксперта.

Допросы свидетеля и потерпевшего — наиболее распространенная разновидность допросов.

Свидетелем может быть не только человек, непосредственно воспринимавший событие преступления, но и тот, кому стало известно об этом со слов других лиц или из других источников. Потерпевшему преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Он так же, как свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым.

Допрос свидетеля и потерпевшего разделяется на четыре стадии:
1) установление психологического контакта с допрашиваемым;
2) свободный рассказ допрашиваемого;
3) постановка уточняющих вопросов;
4) ознакомление с протоколом и магнитной записью показаний.

На установление контакта влияют обстановка допроса, манера поведения следователя, умение владеть собой, его тон, внешний вид (подтянутость, опрятность).

После установления контакта с допрашиваемым следователь предлагает ему рассказать все известное по делу. Это делается для того, чтобы не сбить допрашиваемого с последовательного изложения обстоятельств, имеющих отношение к делу.

На следующем этапе следователь с помощью различных вопросов уточняет, восполняет пробелы, выявляет новые факты, не упомянутые в свободном рассказе. Вопросы, заранее подготовленные следователем, могут быть:
дополняющие — задаются с целью восполнить полученные показания, устранить имеющиеся в них пробелы;
уточняющие — также могут задаваться с целью детализации показаний, но чаще — для уточнения, конкретизации полученных сведений;
напоминающие — направлены на оживление памяти допрашиваемого. Напоминающих вопросов обычно задается несколько, чтобы помочь допрашиваемому припомнить обстоятельства забытого события. Наводящие вопросы оказывают внушающее воздействие на допрашиваемого, ориентируют его на то, какой ответ хотел бы услышать от него следователь, и могут помешать установлению истины при расследовании, поэтому они запрещены законом;
контрольные — задаются с целью проверки полученных сведений;
изобличающие — направлены на изобличение допрашиваемого во лжи, очевидной для следователя. Обычно они сопровождаются предъявлением достоверных доказательств, опровергающих данные показания.

Как показывает следственная практика, во многих случаях допрашиваемые забывают какие-то отдельные детали интересующего следствие события. Забывание — естественный процесс, поэтому следователя должно настораживать не столько то, что допрашиваемый забыл какие-то факты, сколько то, что он слишком легко приводит подробности давно происшедшего события. Это может свидетельствовать о заученных показаниях. Следует помнить, что на процесс запоминания влияют эмоции, настроение, интересы и т.д.

Более прочно запоминает обстоятельства события потерпевший, поскольку пострадавшим лицом они воспринимаются и переживаются эмоционально, но и у этого лица запоминание может иметь определенные пробелы.

В целях «оживления» памяти свидетеля или потерпевшего (эти приемы можно использовать также и при допросе подозреваемого и обвиняемого, которые искренне стараются вспомнить то или иное обстоятельство) применяются следующие тактические приемы.

Допрос с использованием ассоциативных связей.
Ассоциативная связь по смежности — между образами предметов и явлений в том одновременном или последовательном порядке, в каком они воспринимались. С этой целью допрашиваемого могут вывозить на место происшествия, где в его памяти «оживают» детали происшедшего.

Ассоциативная связь по сходству. Аналогичную функцию, что и в предыдущем приеме, выполняет предъявление допрашиваемому не относящихся непосредственно к делу предметов, слов, выражений и т.д. Предложенный следователем раздражитель (например, фотография человека) может вызвать в памяти допрашиваемого образ какого-то человека, похожего на изображенного на фотографии.

Ассоциативная связь по контрасту. Этот прием основан на использовании временных связей в памяти допрашиваемого, включающих представления о противоположных, контрастирующих объектах. Например, событие, интересующее следствие, произошло летом. Если допрашиваемый затрудняется сказать, когда это событие было, то, напомнив ему о зиме, можно помочь восстановить в его памяти забытое время.

Ассоциативная связь с помощью наглядности. Этот прием применяется в том случае, когда допрашиваемый затрудняется сформулировать словами те или иные признаки предмета, явления. Тогда ему предъявляют те или иные предметы, связанные с интересующими следствие обстоятельствами. Такие предметы могут оказаться своеобразным стимулом для припоминания: их вид вызовет связанные с ними в памяти допрашиваемого ассоциации, которые и приведут к припоминанию интересующего объекта.

Повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств.
При повторной даче показаний допрашиваемый может вспомнить забытые им при первом допросе факты, обстоятельства. Объясняется это психологическим механизмом реминисценции, под которым понимается явление усиления в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении.

Приемы по «оживлению» ассоциативных связей могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает неверные показания, добросовестно заблуждаясь и искренне полагая, что говорит правду.

Успешность допроса во многом определяется правильным выбором времени его проведения и правильной организацией вызова допрашиваемого лица. Как свидетельствует практика, преждевременный допрос (особенно подозреваемого и обвиняемого), равно как и запоздалый, может отрицательно сказаться на дальнейшем расследовании. При выборе времени допроса необходимо учитывать два фактора: субъективный и объективный.

К субъективным факторам относится состояние готовности к допросу следователя и допрашиваемого. Перед сложным допросом следователь должен находиться в хорошей «форме», т.е. в таком эмоционально-волевом состоянии, которое обеспечивало бы ему свободное оперирование имеющимися материалами дела, успешный контроль за психикой допрашиваемого лица и управление этой психикой в рамках закона с целью получения от данного лица наиболее правдивых и полных показаний. Следователь также должен успешно регулировать собственные психические состояния во время допроса.

К объективным факторам, определяющим готовность следователя к допросу, относятся:
обстоятельное изучение им материалов дела;
разработка версий, которые следует проверить при допросе;
составление подробного плана допроса;
изучение личности допрашиваемого лица.

Обязательным условием при подготовке к сложному допросу (в первую очередь, подозреваемого и обвиняемого) является разработка психологических приемов установления контакта с допрашиваемым, поскольку во многих случаях именно отсутствие психологического контакта становится препятствием к раскрытию преступления вообще.

Решение вопроса о том, где, в каком месте допрашивать (по месту производства расследования или по месту нахождения допрашиваемого), зависит от конкретной ситуации.

Допросы подозреваемого и обвиняемого имеют свои особенности, которые проявляются уже в специфике установления психологического контакта. Важную роль здесь играет эмоциональное состояние следователя, его настроенность и тон допроса. Спокойный, ровный тон следователя, его эмоциональная уравновешенность снимает напряженность у допрашиваемого, вызывает доверие. Как отмечают многие авторы, труднее устанавливается контакт с обвиняемым, ранее судимым и настроенным на дачу заведомо ложных показаний. Допрос приобретает характер противоборства. В этой ситуации психологической задачей следователя является внушение обвиняемому уважения к своему противнику, невозможности обмануть следствие, что может помочь установить контакт. Допрос обвиняемого, полностью признающего себя виновным, как правило, носит бесконфликтный характер, за исключением случаев самооговора или попыток скрыть от следствия или преуменьшить вину кого-либо из соучастников.

Чаще следователю приходится сталкиваться с отказом обвиняемого давать вообще какие-либо показания. Тогда следователю приходится оказывать на такого обвиняемого тактическое воздействие, которое осуществляется путем:
убеждения обвиняемого в неправильности его позиции;
использования факта дачи показаний соучастниками обвиняемого;
использования противоречий между интересами соучастников.

Особенности тактики допроса подозреваемого состоят в том, что данные об его личности, которыми располагает следователь, обычно ограничены. Кроме того, у следователя еще нет убедительных доказательств, как при допросе обвиняемого. Вместе с тем есть и преимущество — фактор внезапности, что не позволяет допрашиваемому продумать линию защиты, осмыслить, какими доказательствами его вины располагает следствие.

Ложные показания дают не только подозреваемые, но и свидетели, и потерпевшие, как в своих интересах, так и в ущерб им (например, при самооговоре).

Мотивами дачи ложных показаний свидетелем могут быть следующие:
боязнь мести со стороны подозреваемого, обвиняемого, их родственников и знакомых;
опасение испортить отношения с другими лицами, проходящими по
делу;
желание выгородить или смягчить вину подозреваемого (обвиняемого) в силу родственных, семейных, дружеских побуждений либо из корыстных соображений, а также противоположное намерение усугубить вину указанных лиц — из мести, ревности и т.д.;
нежелание в дальнейшем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд и т.д.;
стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение и т.д.

У потерпевшего к вышеперечисленным добавляются следующие мотивы:
желание преуменьшить вред, причиненный преступлением потерпевшему, чтобы скрыть источник приобретения утраченных ценностей;
стремление преувеличить причиненный преступлением ущерб как из чувства мести, так и из корысти и иных побуждений (ревность, злоба и т.д.).

Наиболее часто среди мотивов дачи ложных показаний у подозреваемых и обвиняемых встречаются следующие:
желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление — действительное или мнимое;
стремление выгородить или смягчить вину соучастников в силу дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных соображений;
стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем, а также оговорить себя в силу болезненного состояния психики либо из бахвальства и т.д.;
стремление оговорить себя, чтобы скрыть неблаговидное, в том числе и преступное, поведение близкого человека.

Чтобы изобличить допрашиваемого в даче ложных показаний, следователю необходимо использовать тактические приемы.

При изобличении во лжи свидетеля и потерпевшего чаще всего используют:
убеждение в неправильности занятой позиции;
разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний;
разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа потерпевших, подозреваемых, обвиняемых;
воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого (чувство собственного достоинства, смелость, благородство, принципиальность и т.д.).

К основным приемам изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ими ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологического воздействия с целью получить правдивые показания относятся следующие.

Убеждение. Этот прием заключается в обращении следователя к здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раскаянию и чистосердечному признанию путем разъяснения как вредных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных последствий признания своей вины и активного содействия расследованию совершенного преступления, а также преступлений прошлых лет, оставшихся нераскрытыми.

Использование положительных свойств личности допрашиваемого. Обращение следователя к положительным качествам собеседника во многих случаях приносит пользу.

Пресечение лжи. Данный прием применяется тогда, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обвиняемому «развертывать» ложь, когда у следователя имеется достоверная информация по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса.

Выжидание. Этот прием применяется к лицам, у которых происходит борьба мотивов, один из которых побуждает к даче ложных показаний или отказу отдачи показаний, а другой — к признанию своей вины, раскаянию в содеянном. Учитывая колебания допрашиваемого, следователь, сообщая определенные сведения, умышленно «закладывает» в его сознание такую информацию, которая должна обеспечить победу позитивных мотивов, и затем делает перерыв в допросе, выжидая, когда допрашиваемый сам откажется от мотивов, побуждающих его к даче ложных показаний.

Допущение легенды. Нередко следователь, зная либо догадываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания — легенду, предоставляет ему возможность изложить ее. Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весомые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду. Застигнутый врасплох и не подготовленный к созданию новой лжи, допрашиваемый может дать правдивые показания.

Внезапность. Данный прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса то или иное следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах дела, считает это действие невозможным. Разновидностью использования фактора внезапности на допросе является такой распространенный прием изобличения, как неожиданное предъявление доказательств.

Отвлечение внимания. Учитывая то, что обвиняемый всегда чутко и пристально следит за ходом допроса с целью уловить, что для следователя важно, и что представляется ему второстепенным, его внимание искусственно переводят на участки, не имеющие первенствующего значения, и тем самым отвлекают от более важных участков. Допрашиваемый будет относиться с меньшей осторожностью к своим показаниям.

Создание впечатления хорошей осведомленности следователя. Следователь, используя этот прием, не обманывая допрашиваемого, в то же время убеждает его в своей осведомленности. В итоге это может заставить обвиняемого прекратить запирательство.

Форсированный темп допроса. Этот прием состоит в том, что следователь, используя активную позицию, берет инициативу в свои руки и опережает мысль «противника» заранее заготовленными ходами в форме вопросов или суждений. При высоком темпе подачи вопросов допрашиваемый, приняв этот темп, окажется не в состоянии тщательно обдумывать и «растягивать» ответ.

Источник: 
Сорочан В.В., Юридическая психология