Психологическая сущность интроекции

В трудах З. Фрейда интроекция (от лат. Intro - внутрь и jacio - бросаю, кладу), как особый механизм психической активности человека, рассматривается в тесной связи с идентификацией (см. в предыдущем параграфе). З. Фрейд описывает один вид идентификации, при котором Я идентифицируемой личности «берет на себя качества объекта». Поскольку идентификация возможна как с любимым, так и с нелюбимым объектом, то и интроецироваться могут, соответственно, черты и мотивы таких лиц, к которым субъект формирует самые различные установки. Нередко интроецируется тот объект, который утрачен: эта утрата заменяется интроекцией объекта в свое Я. Зигмунд Фрейд приводит интересный пример, опубликованный в психоаналитическом журнале: «ребенок, чувствовавший себя несчастным вследствие потери котенка, объяснил, недолго думая, что он теперь сам котенок: он ползал соответственно этому на четвереньках, не хотел есть за столом и т. д.».

З. Фрейд считал также, что меланхолия возникает на основе механизма интроекции: она возникает при утрате объекта любви. Субъект начинает жестоко критиковать себя, унижать свое Я, свое человеческое достоинство. Но оказывается, что, поскольку объект интроецирован в структуру Я, эти упреки, эта агрессивность по существу направлены на объект. «Я» человека разделяется на две противоборствующие части, причем одна часть видоизменена интроекцией: в нее встроен утраченный объект. Другая является критической инстанцией Я, ее З. Фрейд называет Я-идеалом. Это образование осуществляет самонаблюдение, а также функции моральной совести, цензуры сновидений и вытеснения.

Интроекция и самосознание

Для психологии адаптации и психической зрелости представляет интерес идея З. Фрейда о том, что «размеры отстояния этого «Я»-идеала от актуального «Я» чрезвычайно варьирует для каждого отдельного индивида и что у многих других эта дифференцировка внутри «Я» не идет дальше, чем у ребенка». Эта мысль важна по крайней мере в двух аспектах: во-первых, она указывает на один из возможных критериев зрелости-незрелости личности; во-вторых, показывает, что наличие такой дистанции, расхождения между актуальным Я и идеальным Я-образом, является состоянием внутреннего конфликта. Она, следовательно, требует последующих адаптивных действий.

Отметим, что в современных исследованиях самосознания расхождению между актуальным (реальным) Я и идеальным Я придается большое значение. Уровнем этого расхождения пытаются объяснить целый ряд характерных особенностей поведения людей.

Анна Фрейд, изучая идентификацию у детей, отметила, что интроецируя психические особенности своих учителей, их мнения и установки, дети накапливают материал для построения своего Сверх - Я. Эту же идею мы встречаем у Франца Александера, другого известного психоаналитика. Если это так, то ясно, что интроекция, наряду с идентификацией, является одним из механизмов формирования личной морали и самосознания человека.

Итак, интроекция является одним из механизмов построения человеком своего идеального Я. Эту работу, как мы уже сказали, интроекция осуществляет вместе с идентификацией и некоторыми другими механизмами, о которых выше уже было сказано. (Вопрос о психологических «конструкторах» самосознания более подробно нами обсуждается в монографии «Психика, сознание, самосознание»).

Интроекция как интернализация

Однако не совсем ясно, чем отличается интроекция от интериоризации и интернализации. Для внесения хоть какой - то ясности и однозначности в использование всех этих терминов мы предполагаем, что интроекция является простейшей формой интернализации, отличающейся тем, что черты и установки другого встраиваются в структуру личности субъекта без психической переработки, т. е. почти в неизменном виде. Такая интроекция, сочетаясь с проекцией, может стать основой глубоких и фиксированных идентификаций, свойственных детям-дошкольникам и, отчасти, подросткам. Отличие же интроекции от интернализации, по нашему мнению, состоит в том, что при ее работе интернализуются такие черты других объектов, которые включаются в структуру собственной личности субъекта. Использование интроекции (как и идентификации) - это путь построения собственной личности, а не просто приобретения знаний, как это имеет место при интериоризации и других формах интернализации. Интроекция, таким образом, как психический процесс, мотивирована подсознательным или даже осознанным желанием заполнения каких-то «пустых мест» в структуре собственной личности, наличие которых стало ясно после потери объекта. На основе идентификации с объектом была создана видимость полноты структуры личности.

Итак, понятие интроекции до некоторой степени совпадает с понятием интернализации и означает «впитывание», превращение во внутрипсихические явления запретов и команд, создание образов объектов и моральных подструктур личности ребенка. Это вполне нормальные психические процессы. Когда же индивид фрустрирован, интроекция, как защитный механизм, смягчает или элиминирует связанную с потерей ценного объекта фрустрацию. Индивиду чрезвычайно трудно терпеть потерю объекта и для того, чтобы адаптироваться к новой ситуации, он создает и сохраняет в своей психике его образ.

Механизм интроекции действует подсознательно. Только при самоанализе или необходимости объективации ее результаты становятся осознанными. Объективная проблемная ситуация сохраняется и происходит чисто психологическое преодоление ее фрустрирующего воздействия. В итоге получается, что та доля психической энергии человека, которая раньше была связана с объектом, теперь связывается с интернализованным образом, который стал частью Я-концепции личности. Создается видимость сохранения объекта, чем и предотвращаются серьезные нарушения психики человека.

Последствия работы интроекции

Использование интроекции приводит к чисто психологическому преодолению фрустрации. Иначе говоря, здесь мы имеем дело с типичным случаем защитной адаптации с сохранением проблемной ситуации. Однако при использовании интроекции создается видимость связанности внимания индивида и его психических процессов с внешним объектом, поскольку без этого, как предполагают психоаналитики, возникли бы серьезные психические нарушения.

Пример, описываемый К. Абрахамом, хорошо иллюстрирует некоторые аспекты работы этого механизма. В больницу была приведена женщина, у которой наблюдалась меланхолическая депрессия. Она все время обвиняла себя в воровстве, хотя в действительности ничего не воровала. Оказалось, что до недавнего времени она жила с горячо любимым отцом, которого арестовали, обвиняя в воровстве. Это событие глубоко фрустрировало ее, так как лишило ее отца, и не только в физическом, но и в психологическом смысле. Данная фрустрация положила начало ее меланхолии. С помощью работы механизма интроекции пациентка психологически «встроила» в себя воровское качество и перешла к самобичеванию. Исходя именно из такого рода фактов психоаналитики, начиная с З. Фрейда, считают, что самобичевание при меланхолии является на самом деле укором, направленным против любимого человека.

Таким образом, очевидно, что механизм интроекции начинает работать после глубокой депривации личности, потери любимого, ценного объекта. Но как происходит процесс интро-екции (или интроецирования) и к каким результатам приводит? Обеспечивает ли она здоровую, нормальную адаптацию? Приведенные примеры и исследования психоаналитиков показали, что в итоге работы механизма интроекции возникают новые внутренние конфликты и фрустрации. Прежняя, в целом однозначная, позитивная установка к объекту претерпевает существенные изменения, она становится амбивалентной. Интроекция, таким образом, оказывает влияние на формирование и смену социальных установок и, следовательно, по своей сущности является социально-психологическим механизмом функционирования личности и установления взаимоотношений с другими людьми.

Интроекция и идентификация с агрессором . - З. Фрейд понимал интроекцию главным образом как средство защиты от агрессивных импульсов. При этом интроецирующий идентифицирует себя с объектом своей агрессии. Это приводит к тому, что он направляет свою агрессию на самого себя. Это «обращение на собственную личность» тесно связано с идентификацией с агрессором, при котором защищающийся индивид частично отождествляется со своим агрессором. В результате этого страх перед ним уменьшается.

Вторичные фрустрации, как результаты функционирования интроекции, принимают особенно острые формы у невротиков, которым трудно полностью отказаться от потерянных объектов-целей и заменить их новыми. Работа интроекции приводит у них к переживанию более глубокого чувства вины, чем у психически здоровых людей.

Ключевые слова: Интроекция
Источник: Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание и характер / А. А. Налчаджян - 2013
Материалы по теме
Проекция и интроекция
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий