Отрицание реальности

Отрицание неприятной, фрустрирующей реальности (dinial) - это фактический комплекс средств, с помощью которых личность пытается защищаться от внешних фрустраторов. Все формы отрицания реальности опираются на фундаментальный механизм вытеснения, поэтому при определенном подходе его можно считать также производным, дериватом этого механизма. Есть некоторая трудность, следовательно, в определении статуса механизма отрицания реальности среди всех остальных защитных механизмов.

Общая характеристика

Отрицание (denial) - это подсознательное искажение восприятия внешнего неприятного раздражителя. Это невербальный защитный процесс, в результате которого образ внешнего мира меняется. Есть и вербальный процесс отрицания, который получил название негации (negation): в этом случае человек имеет определенную установку к объекту (например, любит его), но на вербальном и сознательном уровне отрицает это, например, следующим образом: «Нет, я его (ее) не люблю». Иначе говоря, при словесном отрицании психо-логика защиты состоит в том, что человек говорит противоположное тому, что реально чувствует. (Отметим, что при исследовании каждого защитного механизма важнейшим моментом мы считаем именно раскрытие его главного, ядерного психо-логического утверждения).

Итак, существует механизм (или совокупность механизмов) психической самозащиты, который позволяет человеку не видеть, не воспринимать ту часть внешней реальности, которая представляет для себя, для своей Я-концепции угрозу, вызывает страх. Для его обозначения используются термины «отрицание реальности», «перцептивная защита» или «избирательная невнимательность». Когда в наш адрес говорят оскорбительные вещи, мы, не имея возможности давать отпор, их «не замечаем». Когда человек из нескольких альтернатив выбирает жену, то не только начинает приписывать ей положительные черты (используя механизм атрибуции), но и начинает «не замечать» ее отрицательные черты - физические и характерологические. Такие защитные процессы необходимы человеку для защиты своего «Я», своего самоуважения. Это его выбор, а он должен быть хорошим. Когда у человека ослабленное «Я», он начинает не замечать многие черты как у себя, так и у других. Когда в жизни человека наступают тяжелые, катастрофические события (например, потеря очень близкого и дорогого человека), то он, имея слабое «Я», даже не может поверить в реальность этих событий.

Перцептивная защита

Простым случаем отрицания реальности в форме перцептивной самозащиты является следующий: человек с нормальным зрением не замечает предмет, который лежит перед ним. Он не замечает злое выражение лица своего собеседника. В некоторых случаях люди не замечают критику в свой адрес. Мы нередко не замечаем (поскольку это могло нас фрустрировать) хвалебное слово, сказанное кем-то в адрес нашего противника или соперника. Мы можем не замечать половую привлекательность представителя противоположного пола, когда наше отношение к нему амбивалентное или отрицательное. Во всех подобных случаях имеет место ослабление или увод внимания от предмета, что создает интересный феномен перцептивной слепоты, пустоты. (Это можно связать с феноменом отрицательной галлюцинации, которую удается вызвать с помощью гипноза и внушения). Поле видения и даже слухового восприятия человека сужается, и он становится слепым и глухим для определенных событий. Механизму перцептивной защиты З. Фрейд дал также название скотомизация (Skotomisation).

Человек может не замечать патологические изменения в своем теле вплоть до того «момента», когда они принимают характер серьезной болезни. Так, люди долгое время игнорирует порчу своих зубов, изменения кожного покрова тела, ослабление половых функций, боли в сердце и т. п. Они постоянно отводят свое внимание от этих неприятных изменений, что является способом психической защиты. Когда они словесно отрицают наличие таких изменений, то это уже негация - осознанное и вербализованное отрицание неприятной реальности. И. Сарноф считал, что в ходе развития у человека сексуальной патологии (лесбианства, трансвестизма и т. п.) также механизм отрицания реальности играет значительную роль.

Когда нам сообщают о каких-то неприятных событиях, то первой нашей реакцией чаще всего бывает отрицание: «Этого не может быть!», «Не говорите глупостей!», «Со мной этого не может случиться» и т. п.

Данный механизм играет роль и в более широких социальных сферах. Так, Г. Олпорт и другие психологи исследовали жертв нацистского террора. Оказалось, что когда в Германии уже начались преследования и аресты евреев, то в тех районах страны, где этого еще не было, многие евреи не верили получаемым сведениям или были убеждены, что такие события лично их не касаются. И даже тогда, когда фашисты арестовывали лично им знакомых людей, многие продолжали верить в собственную неприкосновенность. Поэтому во время ареста они искренне удивлялись352. То же самое явление наблюдалось в годы этноцида армян в Турции (1915-1923 гг., о чем имеются многочисленные свидетельства. Именно по этой причине многие армяне не предпринимали шагов для своего спасения или самозащиты. Данный психологический феномен в связи с этноцидом армян пока совсем не исследован.

Патологический уровень отрицания реальности

Человек способен отрицать существование не только отдельных предметов или отдельных признаков предметов, но и более крупных отрезков внешнего мира. Такое имеет место тогда, когда у человека развивается психоз и появляются галлюцинации. Например, женщина, заболевшая психозом после потери любимого мужа, все время представляет себе, будто он находится рядом, она беседует с ним и т. п. Она отрицает реальность его смерти.

Отметим следующее: поскольку существуют не только положительные галлюцинации (человек видит рядом то, чего в реальности нет, и даже не может быть), но и отрицательные (не видит то, что есть), то можно выделить два патологизированных подтипа механизма отрицания реальности: один выступает в сочетании с положительными галлюцинациями, а другой -в сочетании с отрицательными галлюцинациями. До сих пор психологи и психопатологи описали только ту разновидность механизма отрицания реальности, которая сочетается с отрицательными галлюцинациями (или приводит к появлению подобных галлюцинаций, т. е. к исчезновению из сферы сознания человека образов некоторых предметов или событий).

Когда отрицание реальности осуществляется с помощью положительных галлюцинаций (пустое место воспринимаемого отрезка пространства заполняется  с приятных образов закрывается тот путь, по которому могли бы возвращаться в сферу сознания неприятные восприятия. Неприятные факты жизни продолжают «стучаться в дверь» нашего сознания, но, образно говоря, наше внимание не идет открывать эту дверь и помогать им перейти порог сознания (И. Дженис и др.). Внимание занято теми приятными образами, которые уже врывались в сознание и не желают покинуть его.

(Предварительно отметим, что у современных турок, отрицающих этноцид армян, греков и других народов в Османской империи и в Турецкой республике, имеет место патологическая форма отрицания внешней реальности, сочетаемая с отрицательными галлюцинациями. Впрочем, у них появляются также патологические положительные галлюцинации - образы того, будто армяне и греки осуществили этноцид турок. Это имеет место как аспект стратегии обвинения жертвы).

Приведем еще пару примеров, свидетельствующих о существовании патологического (иррационального) уровня работы механизма отрицания реальности. Интересный пример приводит американский психиатр Джеймс Коулман. 9-летнему сыну одной женщины психологи и психиатры поставили диагноз серьезной умственной отсталости. Однако у этой матери образовалось устойчивое защитное убеждение в том, что ее сын - человек нового типа и медленно развивается, но через много лет достигнет очень высокого уровня умственного развития. Эта женщина начисто отвергала чрезвычайно неприятную для себя реальность.

В некоторых ситуациях человек может иметь впечатление, как будто все то, что происходит вокруг и с ним, на самом деле происходит не с ним. Такие случаи наблюдаются в крайне опасных ситуациях, в тюрьме и т. п. В таких случаях механизм отрицания реальности защищает психику человека от патологических изменений. Однако мы полагаем, что в подобных ситуациях сам механизм психологической самозащиты принимает патологический характер.

Отрицание внутренней реальности

Мы видели, каким образом действует механизм отрицания внешней реальности. Вариантом этого механизма можно считать случай, когда человек невольно или произвольно отрицает фрустрирующую ее внутреннюю реальность.

Говоря о методах лечения, предложенного Карлом Роджерсом, Т. Кокс заметил: «Роджерс пришел к заключению, что невротическая личность очень ранима и находится в непрерывном состоянии напряжения, потому что больной отрицает тот факт, что он знает о значительной части своих переживаний. Реинтерпретируя это положение, можно сказать, что невротизм является результатом особого способа преодоления стресса. Человек просто отрицает наличие части своих переживаний (опыта) и этим уменьшает несоответствие между осознанными требованиями и осознанной возможностью справиться с ним». Таким образом, здесь налицо ценная мысль о том, что невроз является формой патологической адаптации .

Представляет интерес дальнейшее описание Коксом процесса отрицания, как он предлагается в работах К. Роджерса.

«Отрицание переживания может осуществляться следующим образом. С точки зрения Rogers каждая личность постоянно стремится развить и поддерживать свое целостное «я». Эта борьба отражается на внутреннем побуждении (драйве) актуализировать свое «я». В этом процессе часто встречаются осложнения, так как другие люди также стремятся к самоутверждению и требуют одобрения своих поступков. Как результат потребности в том, чтобы любить и хорошо относиться к другим людям, человек тиворечивыми и находиться в конфликте друг с другом: первая - это ценности, присущие ее самоактуализации, вторая - это ценности, заимствованные от других, но ошибочно принятые за свои. Эта ситуация ведет к несоответствующему действительности представлению о себе, которое поддерживается отрицанием переживания (опыта). Несоответствующее действительности представление о себе является стратегией преодоления противоречий и конфликтов. Лечение заключается в том, что врач выступает в качестве зеркала, отражающего чувства пациента, который считает, что они исходят от него самого. Врач пытается выразить эти чувства и использовать их так, чтобы у пациента появились более четкие знания о своем «я» и отпала необходимость в отрицании своих переживаний. Таким образом, ориентированная на пациента терапия меняет у личности когнитивную оценку себя самого и ситуации, в которой он находится».

Это не только хорошее описание работы механизма отрицания. Приведенная цитата важна в том отношении, что указывает на существование еще одной адаптивной стратегии, основанной главным образом на последовательном использовании механизма отрицания. Это патологическая адаптивная стратегия, поскольку она приводит к искаженному представлению о себе. Хотя этим конфликт описанного выше типа на уровне сознания преодолевается, т. е. достигается адаптация, однако такая адаптация делает личность дезадаптированной в других сферах своих социальных взаимодействий, что и вызывает необходимость лечения.

Парадоксальные последствия работы механизма отрицания реальности

Систематическое использование механизма отрицания неприятной реальности (будь то в форме невербальной или в форме словесной - негации), приводит к некоторым последствиям, которые можно считать парадоксальными. Приведем некоторые из них.

Человеку говорят, что курить вредно, но он не просто продолжает курить, но (именно в этом парадокс!) курит больше, чем до получения предупреждения. Страх перед заболеванием раком приводит не к прекращению вредного поступка, а к отрицанию реальности, а именно -его, этой привычки, пагубных последствий.

Другой пример: в ходе пропаганды каких-то политических идей ораторы стремятся вызвать у слушателей страх перед будущим и убеждают их проголосовать за своих кандидатов, а они идут и, невзирая на реальность, дают свои голоса именно в их пользу.

Люди, склонные отрицать реальность настоящих угроз, не хотят видеть их. Некоторые психологи (главным образом из числа психоаналитиков) считают, что люди - это мазохисты и имеют сильный импульс к смерти, и поэтому поступают вышеописанным образом. Иначе говоря, согласно этой концепции, механизм отрицания реальности возникло на основе подобных сильных импульсов и для их обслуживания. Интересная точка зрения и достойная дальнейшего исследования.

Темы: Отрицание
Источник: Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание и характер / А. А. Налчаджян - 2013
Материалы по теме
Вытеснение и отрицание
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Отрицание реальности у этносов и государств
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Почему истина вызывает гнев?
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Связь обратной реакции с другими защитными механизмами
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Оставить комментарий