Экспериментальные работы, выполненные в рамках теории поля Курта Левина

Среди порожденных идеями Левина экспериментов есть целая группа исследований, посвященных последствиям незавершенных действий, будь-то их лучшее удержание в памяти, предпочтительное возобновление или их завершение в замещающей деятельности. В замысле данных экспериментов особую роль сыграла модель личности. Модель окружения так и не породила экспериментальных работ, поскольку описывала поведение в относительно свободных и сложных ситуациях. Исключение составляет исследование Фаянс [S. Faj-ans, 1933] о зависимости силы побудительного характера от удаленности объекта цели. Среди наиболее влиятельных экспериментов, порожденных теорией Левина, был эксперимент по формированию уровня притязаний [F. Норре, 1930], теоретическая разработка которого осуществлена десятью годами позже чем была создана модель окружения.

Последствия незавершенных действий 3. Фрейд еще в своей «Психопатологии обыденной жизни» [S. Freud, 1901] привел массу примеров психологических последствий неосуществившихся желаний, т.е. нереализовавшихся действий. Будучи «вытесненными» вследствие своего запретного или предосудительного характера, они не просто исчезают, а находят свое выражение в многообразных скрытых формах, будь-то «свободное» вторжение, сон или так называемые ошибочные действия, мимолетные нарушения протекания деятельности. На таких наблюдениях, по большей части, основывается психоаналитическая теория и техника толкования.

На сходных наблюдениях последствий незавершенных действий строил свою модель личности К. Левин. Эксперимент строился следующим образом: испытуемому предлагали для выполнения одно за другим 16-20 различных заданий, половину из которых экспериментатор прерывал до их окончания, давая испытуемому следующее задание. После окончания эксперимента испытуемого мимоходом спрашивали, какие задания он может вспомнить. Последствия незавершенных действий должны были проявиться в лучшем удержании прерванных заданий. Подтвердить это удалось ученице К. Левина Б. Зейгарник [В. Zeigamik, 1927], а установленная ею закономерность получила название эффекта Зейгарник. В модифицированном эксперименте, проведенном другой ученицей К.Левина - М.Овсянкиной [М. Ovsiankina, 1928], для выявления последствий незавершенных действий использовалось вместо проверки их удержания спонтанное возобновление отдельных заданий. Для этой цели материал заданий оставлялся разложенным перед испытуемым, экспериментатор под каким-либо предлогом покидал помещение и скрыто наблюдал, возобновит ли испытуемый работу над теми или иными заданиями. Подобный способ выявления последствий незавершенных действий имеет то преимущество, что неудовлетворенные квазипотребности проявляются непосредственно, поскольку в этом случае инструкция на воспроизведение, предъявлявшаяся в эксперименте Б.Зейгарник как к законченным, так и к прерванным действиям, не конкурирует с влиянием неудовлетворенных квазипотребностей.

Наряду с обоими классическими методами, удержания и возобновления, для учета последствий незавершенных действий были привлечены еще четыре поведенческих индикатора.
- Повторный выбор, т.е. выбор для дополнительного занятия одного из двух уже предлагавшихся заданий, одно из которых ранее было решено, а другое - нет [S. Rosenzweig, 1933; 1945; S. Coopers-mith, I960].
- Нейровегетативные изменения, набгаодающиеся при случайном упоминании незавершенного задания во время выполнения другой деятельности [R. Fuchs, 1954]. Было замечено также, что прерывание действия сопровождается повышением тонуса мускулатуры [D. L. Freeman, 1930; A. A. Smith, 1953; D. W. Forrest, 1959].
- Разные пороги узнавания для слов, обозначающих завершенные и прерванные задания [L. Postman, R.L. Solomon, 1949; A.J. Са-ron, N. A. Vallach, 1957] [62].
- Возрастание привлекательности задания после прерывания [D. Cartwright, 1942; М. Gebhard, 1948].

По собственным словам К. Левина, идея изучить последствия незавершенных действий возникла у него, когда ему стало ясно, что конструкт напряжения в модели личности заслуживает серьезного рассмотрения и требует конкретной реализации в эксперименте.

Применительно к каждому из трех компонентов модели личности: (а) состоянию напряжения области (напряженная система), (в) подразделению областей (на центральные и периферические; по степени дифференцированности (с) свойствам материала (прочность границ областей) — можно принять ряд гипотез. В дальнейшем по каждой из теоретически выведенных гипотез были получены экспериментальные данные.

Напряженная система:
- Лучшее удержание и предпочтительное возобновление незавершенных квазипотребностей (оба явления позднее получили название эффекта Зейгарник). Зейгарник установила [В. Zeigamik, 1927], что незавершенные задания удерживаются в среднем в два раза лучше завершенных. При использовании в качестве критерия возобновление действия результаты оказались еще более выраженными [М. Ovsiankina, 1928].
- Чем сильнее не удовлетворена квазипотребность, тем выра-женнее эффект Зейгарник (или обобщенно: чем сильнее мотивация, тем значительнее последствия в случае недостижения ее цели). Испытуемые, у которых в выполнении заданий заметную роль играет честолюбие, почти в три раза лучше воспроизводят незавершенные, чем завершенные действия, а у тех, кто вообще не испытывает в ситуации эксперимента этого чувства, эффект Зейгарник зафиксировать не удается [В. Zeigamik, 1927]. Обострение мотивирующих побуждений духом соперничества увеличивает выраженность эффекта Зейгарник [A. J. Marrow, 1938].
- При наличии других квазипотребностей эффект Зейгарник уменьшается. Использование в качестве критерия возобновление действия, как правило, дает большую выраженность последствий, чем проверка удержания прерванных действий в памяти. В последнем случае, если испытуемый воспринимает вопрос экспериментатора не как простое последующее обсуждение, а как проверку его памяти, то выраженность эффекта Зейгарник заметно уменьшается. В первом случае Зейгарник получила коэффициент (число воспроизведенных незавершенных действий к числу воспроизведенных завершенных), равный 2,8, во втором - 1,5.

Подразделение областей:
- Центральные квазипотребности порождают более сильный эффект Зейгарник, чем периферические. Об этом свидетельствует тот факт, что незавершенные задания, вызывавшие у испытуемого особый интерес, удерживались лучше [В. Zeigamik, 1927]. Однако точных данных, подтверждающих эту гипотезу, нет, потому что различие между периферическими и центральными областями трудно задать экспериментально, исключив объяснение с помощью гипотезы о различной силе квазипотребностей.
- Недостаточное отграничение областей, соответствующих завершенным и незавершенным заданиям, приводит к уменьшению эффекта Зейгарник. При большом сходстве материалов завершенных и незавершенных заданий выполнение похожего задания приобретает значение замещения, т.е. уменьшает последствия незавершенных заданий [см. ниже о замещающих действиях, а также: К. Lissner, 1933; W. Mahler, 1933].

Особенности материала:
- Неудовлетворенная квазипотребность со временем разряжается (границы напряженной системы обладают известной проницаемостью, что приводит к выравниванию напряжений) [М. Ovsiankina, 1928; J.R. Martin, 1940; А.О. Jager, 1959; I960].
- Ослабление эффекта Зейгарник при утомлении (в этом состоянии повышается «текучесть» границ областей) [В. Zeigamik, 1927].
- Ослабление эффекта Зейгарник при аффективном возбуждении.
- По мере онтогенетического развития эффект Зейгарник проявляется сильнее, что объясняется увеличением с возрастом прочности границ областей. Б. Зейгарник установила соответствующие различия между детьми, подростками и взрослыми.

Кроме того, получены данные, выведенные не из модели личности, а из модели окружения. Вместо напряженной системы в этом случае использовалась психологическая сила, направляющая субъекта к целевой области, которая, как мы видели, зависит от валентности цели (G) и психологического расстояния (е). Валентность же, в свою очередь, зависит от силы потребности (t) и независимых от личности особенностей цели действия (G): F= Va(G) = t, G.

Преимущественное воспроизведение незавершенных заданий при так называемых конечных действиях, т.е. действиях с определенным исходом, выражено сильнее, чем при действиях рядоположен-ных, состоящих из одной и той же операции (скажем, вычеркивание определенных букв в тексте). Здесь сказывается влияние фактора G, который обусловливает (в качестве независимой от субъекта особенности цели) величину валентности. Другие данные можно объяснить только с помощью второго детерминанта психологической силы, а именно психологического расстояния. Эффект Зейгарник тем выра-женнее, чем ближе к завершению оказалось действие в момент его прерывания [М. Ovsiankina, 1928].

Можно, впрочем, показать, что решающим для возникновения эффекта Зейгарник является не прерывание действия само по себе, а, скорее, психологическая значимость ситуаций для действующего: видит он свою цель-правильное решение задания - достигнутой или нет. Мэрроу [A.J. Marrow, 1938], используя методику обратного эксперимента (он сообщал испытуемому, что будет прерывать его работу всякий раз, когда тот окажется на верном пути к решению, и позволит ему работать дальше, если решение будет найдено не сразу), показал, что в этих условиях «законченный» материал неудававшихся заданий удерживался лучше, чем материал прерванных заданий (с правильно найденным ходом решения) [см. также: Е. Junker, 1960].

Источник: 
Коверзнева И. А. Психология активности и поведения. Мн., 2010.
Темы: