Понятие и подходы к фрустрации

Несмотря на большое число опубликованных на тему о фрустрации работ, в этой теме ещё много неясного. Не случайно даже высказываются сомнения в необходимости концепции фрустрации, поскольку охватываемые ею явления разнообразны и их можно объяснить, не прибегая к единой концепции. Существуют трудности и в понимании самого термина «фрустрация». Если обратиться к этимологии этого термина, то frustration означает расстройство (планов), уничтожение (замыслов), т. е. указывает на какую-то в известном смысле слова травмирующую ситуацию, при которой терпится неудача. Это понимание фрустрации распространённое, хотя и не всеми принимаемое.

По мнению большинства авторов, фрустрация должна рассматриваться в контексте более широкой проблемы: выносливости по отношению к жизненным трудностям и реакций на эти трудности.

Жизненные трудности можно разделить на две категории. Есть трудности вполне преодолимые, хотя для их преодоления часто требуются огромные усилия.

Другие трудности в жизни относятся к числу непреодолимых, или, осторожно говоря, почти непреодолимых.

Исследователи фрустрации изучают те трудности, которые действительно являются непреодолимыми препятствиями или преградами, барьерами, оказывающимися на пути к достижению цели, решению задачи, удовлетворению потребности.

Вполне понятно, что не все непреодолимые трудности нужно свести к блокирующим намеченное действие.

Есть неясность и в том, к чему относить термин «фрустрация»: к внешней причине (ситуации) или к вызываемой ею реакции (психическое состояние или отдельные реакции). В литературе можно встретить и то и другое употребление данного термина. Было бы целесообразно, подобно тому как различают стресс - психическое состояние - от стрессора - его возбудителя, аналогично различать фрустратор и фрустрацию - внешнюю причину и ее воздействие на личность. Хотя термин «фрустратор» в литературе малоупотребительный, мы в дальнейшем будем употреблять его, используя термин «фрустрация» - преимущественно для обозначения провоцируемого фрустратором состояния.

Не претендуя на всеобъемлющий анализ всех имеющихся в литературе определений фрустрации, приведем два из них, наиболее известные и часто цитируемые.

Общепризнанный авторитет в области фрустрации С. Розенцвейг дает следующее определение: «Фрустрация имеет место в тех случаях, когда организм встречает более или менее непреодолимые препятствия или обструкции на пути к удовлетворению какой-либо жизненной потребности» [17].

В работах Н.Д. Левитова фрустрация понимается как состояние человека, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения и вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели [5].

В психологической литературе имеются попытки возвести явление фрустрации в ранг совершенно закономерных явлений, необходимо возникающих в жизнедеятельности организма и личности. Так, Л. Майер считает, что поведение животного или человека зависит от двух потенциалов.

К первому из них относится «репертуар поведения», определяемый наследственностью, условиями развития и жизненным опытом.

Второй потенциал составляют избирательные или отборочные процессы и механизмы. Они, в свою очередь, подразделяются на действующие при мотивированной деятельности и возникающие при фрустрации. Первые функционируют, когда деятельность направлена на достижение цели на основе соответствующих мотивов, одним из которых (весьма важным) является удовлетворение потребности. В таких случаях поведение - всегда путь к решению задачи. Совсем другие избирательные процессы и механизмы имеют место при фрустрации: в то время как мотивированное и целенаправленное поведение отличается вариабельностью, конструктивностью или зрелостью и «упражнением в свободе выбора», нецеленаправленное поведение отличается чертами деструктивности, ригидности и незрелости.

Термин «фрустрация» долгое время использовался в обиходном языке и, следовательно, применялся для обозначения явлений разного порядка. Процесс превращения его в научный термин шел несколькими путями.

1. Во-первых, фрустрация принималась как единственная в своём роде собственная ценность, независимый предмет для изучения. Эта стадия являлась попыткой сконструировать «теорию фрустрации», которая относительно самостоятельна.

2. Далее имеется попытка обсудить это явление как предположительно входящее в сферу некоторой общей теории поведения (эта процедура предохраняет целостность термина до тех пор, пока он сохраняет свою определённость).

3. И в конце концов может произойти существенное поглощение термина, вероятно, более «базисными» формулировками.

Развитие фрустрационной теории есть прямое хронологическое соответствие с описанными фазами и, кроме того, третий подход можно рассматривать как наиболее вероятный. Когда говорится о том, что организм «фрустрирован», имеется в виду, что под влиянием воздействий окружающей среды в организме происходят определённые изменения, особенно касающиеся его чувств, т. е. можно говорить о фрустрации как об определённом психическом состоянии организма.

Интерес к фрустрации как к одной из сложных реально-жизненных проблем возник в 30-е годы, и особенным толчком к этому послужила, несомненно, работа Фрейда. Но психологи, которые занялись этой проблемой, быстро обнаружили, что признание фрейдовских принципов - одна сторона дела, а использование их в качестве основы для экспериментальных исследований - нечто отличное. Однако идеи Фрейда послужили толчком к развитию собственных теорий фрустрации. В 30-40-е годы появилось несколько самостоятельных теорий фрустрации, но все они разделяли несколько общих положений: идентифицировали «фрустрацию» как в некоторой мере уникальную тему с её собственными правами, стремились определить термин путём простого ряда операций; основное внимание концентрировалось на поведенческих эффектах этого явления.

Так появились «эвристическая» теория Розенцвейга; теория фрустрационной агрессии (Доллард, Майер, Сирс, Дуб); теория фрустрационной регрессии (Баркер, Дембо, Левин); теория фиксации (Майер).

Источник: 
Дементий Л.И. , Фрустрация. Понятие и диагностика