Предмет, методы и задачи зоопсихологии

Предмет научного познания, то есть проблемы и вопросы, интересующие ученых, представляет собой некоторую совокупность сторон, свойств и отношений реальной действительности, исследуемых с определенной целью в данных условиях и обстоятельствах. Иначе говоря, предмет науки создается её задачами и методами. Предмет зоопсихологии, психика животных, как научное понятие, представляет собой результат научной переработки наблюдений за животными, следствие предварительной концептуализации, структурирования действительности. Здесь важно уяснить, что реальность, наблюдаемая учеными, конгруэнтна научному языку, на котором фиксируются наблюдения. В зависимости от принципов структурирования, принятых в то или время, и определяется предмет науки. Предмет познания развивается вместе с развитием познавательной деятельности. Т. о., предмет зоопсихологии, как и предметы других наук, с течением времени претерпевал изменения. Объектом же зоопсихологии является поведение животных как носителей психики.

Для формулировки предмета современной зоопсихологии следует определиться в самых основных понятиях. Понятия сообщают только существенные и постоянные признаки явлений или предметов, «отсекая» второстепенные, с точки зрения смысла передаваемого сообщения, признаки. Набор понятий и способы их употребления, как возможный вариант структурирования действительности, частично определяют язык, которым оперирует наука в данный момент. Зоопсихология изучает психику животных. Мы будем придерживаться концепции двойной детерминации психики. По С. Л. Рубинштейну, психика определяется двумя основными факторами: с одной стороны, органическим субстратом (мозгом у человека, нервной системой различных типов у животных), т. е. внутренним фактором, с другой - отражаемым, т. е. внешним фактором. Существует двойная зависимость «психического» у животных: от уровня развития органов, обеспечивающих отражение, и от предметного мира. (Психика человека детерминируется трояко: органическим субстратом, материальным миром и «миром» господствующих идей). Предмет науки определяется так же целями и задачами, которые данная наука ставит. Одна из основных задач зоопсихологии - изучение развития психики животных в процессах филогенеза и онтогенеза.

Современное представление о развитии психики животных можно охарактеризовать следующими положениями:
1) Основной принцип - эволюционный. Более совершенные в эволюционном плане таксоны (т.е. систематические группы) животных обладают потенциальной возможностью к более совершенному отражению. (Следует помнить, что таксоны современных животных представляют собой конечные этапы эволюционного процесса и их взаимное расположение по уровню развития - относительное понятие).
2) В рамках близких таксонов фактором, определяющим уровень психического отражения, выступает образ жизни животного.
3) Существует единство и взаимосвязь строения и функции: не только строение определяет функцию, но и функция - строение.
4) Развитие психики связано с развитием нервной системы и органов чувств - «вынесенных» на периферию элементов нервной системы, снабженных дополнительными морфологическими структурами. Параллельно с развитием нервной системы, развитие психики связано с развитием защитных оболочек и механизмов, функция которых направлена на защиту от действия стимулов внешней среды. «В ходе развития и строение нервной системы животных, и ее психофизические функции выступают и как предпосылка, и как результат изменяющегося в ходе развития образа жизни», - писал С. Рубинштейн в работе «Основы общей психологии». (С современным взглядом на функционирование основных психических функций студенты, при желании, могут познакомиться в учебниках: 1) Гусев А.Н. Ощущение и восприятие. М.: Академия, 2007. 2) Нуркова В.В. Память. М.: Академия, 2006).
5) Появление новых структур или функций, второстепенных в более низких таксонах, становится, в более высоких таксонах, признаком, определяющим адаптацию, межвидовую конкуренцию, освоение новых экологических ниш, и, в конечном этапе, выживание. «Скачок» нового качества отражения формируется ещё внутри предшествующей стадии. Новые структуры могут быть не обязательно связаны со строением нервной системы. Так, одной из предпосылок возникновения нервной системы явилось образование эпителия как способа защиты от воздействия внешнего мира. На более высоких уровнях развития психики, «защиты», порождаемые для изоляции психики от неадекватной внешней стимуляции, приобретают не морфологические, а функциональные формы. Примером выступает избыточная двигательная активность или заторможенность, которую можно наблюдать у наиболее «умных» млекопитающих, возникающая в эксперименте, формирующем обучение, в случае их неспособности решить сложную задачу.

6) Для живого организма защита от стимула представляется более важной функцией, чем ассимиляция стимула. Это правило распространяется и на человека. Так, избыток стимулов, действующий на первобытных, приводит к необходимости их «изживания». Так появляется символический ритуал - вначале двигательный, затем - сопровождающийся коллективным монологом, речью. Работает физиологический принцип «воронки», описанный Ч. Шеррингтоном. Английский психофизиолог и Нобелевский лауреат Чарльз Шеррингтон говорит о двигательном «изживании» полученных извне импульсов, количество которых заведомо превышает реакций, которые организм способен произвести в ответ на действие внешней среды. Основная задача живого организма - защититься от избыточного количества внешних стимулов. Организмы решают эту проблему установлением структуры защит. Низкоорганизованные - создают морфологические структуры для защиты, высокоорганизованные - психологические.

(Интересно, что Вальтер Бенджамин, психолог-структуралист, в 1939 г. определил «структуру шока» как развал установленной структуры защиты, а не как внедрение внешнего агента. Он основывался на труде Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия». З. Фрейд пишет: «Для живого организма защита против - это всегда более важная функция, чем восприятие стимула; защитная оболочка установлена со своим собственным запасом энергии и прежде всего старается сохранить специфические формы превращения энергии, действующие в ней, против действия избыточной энергии при работе во внешнем мире, действий, которые направлены на выравнивание потенциалов и, однако, на деструкцию». В этом пассаже З.Фрейд вводит определение травмы как субъективной памяти, пронзающей психическую оболочку, которая при оптимальных обстоятельствах отклоняла бы её.

Сознание людей, кроме остальных функций, выполняет функцию защиты от избытка внешних стимулов посредством упрощения (структурирования) реальности, создания моделей реальности. В этом смысле предшественником сознания в животном мире является «образ искомого», понятие, введенное датским ученым Я. фон Юкскюллем, а так же избирательная реактивность и избирательное внимание, взятое в смысле непроизвольного внимания. Сужение потока стимулов, приходящих из внешней среды, их отбор у животных проходит по типу «важный или неважный стимул», рассмотренный с точки зрения основной инстинктивной потребности». У человека действующие принципы иные: отбор, работающий 1) в силу культурной (языковой) традиции, 2) с точки зрения «важный или нет, в отношении доминирующего смысла», который может отличаться от биологической, социальной или экзистенциальной потребности, если она не очень сильно в данный момент ущемлена, 3) отбор стимулов происходит в связи с апперцепцией.

Итак, защита от избытка воздействия внешней среды заключается в построении оболочки. Каждая последующая стадия развития использует достижения предыдущих стадий и добавляет что-то новое. У низших животных оболочками от избыточных воздействий выступают материальные оболочки. У более организованных животных функцию оболочки выполняет избирательное внимание и построение «образа искомого». У человека защитной оболочкой можно считать структурирование материальной реальности посредством сознания и построение «образа Я», поддерживающего иллюзию соответствия «Я» идеям - структурирование идеальной реальности.

7) Психика животных и их поведение образуют непосредственное единство. У человека внутренний план сознания отделен от поведения, так как люди в процессе освоения культурных знаков научились «сворачивать» действие. Животные такой способностью не обладают. На любой значимый сигнал внешней среды животное непременно отреагирует («ответит») двигательной реакцией. Поэтому говорят, что зоопсихология изучает поведение животных, имея в виду изучение психики животных.

Современная зоопсихология определяет поведение животных как совокупность внешней, преимущественно двигательной активности животных, которая направлена на установление связей организма со средой его обитания.

Психическое отражение у животных осуществляется в ходе воздействия животного на окружающий мир через поведение. Отражаются при этом не только сами компоненты окружающей среды, но и собственное поведение животного, а так же произведенные животным изменения в среде. Внешняя активность и ее отражение составляют неразрывное единство. Психика животных неотделима от их поведения. Психика и поведение могут лишь условно расчленяться для научного анализа. И. М. Сеченов сказал: «Психика зарождается и умирает с движением, поведением».

Наиболее адекватное отражение действительности животное получает, отражая собственное поведение. Больше того, само поведение животного как процесс взаимодействия с окружающим миром является условием формирования психики. Психическое отражение - это процесс, происходящий, становящийся, а не застывший, свершившийся факт. (Хотя, в ряде случаев, можно дать характеристику тем или иным психическим процессам, свойствам, состояниям в «мгновенный срез» времени).

Для того, чтобы получить более или менее целостное представление о психических функциях, процессах, состояниях, мотивациях, способностях животных, необходимо проанализировать двигательную активность животных, направленную на приспособление к конкретным условиям внешней среды. Грамотный анализ поведения животных возможен только при знании экологии. Другого способа изучения психики животных не существует.

8) Критерий высоты психического отражения как способа адаптации живого организма к внешнему миру выдвинул А. Н. Северцов. Он полагает, что высоту психического отражения как способа адаптации характеризует степень независимости организма от ограничений, «налагаемых» морфологией.

(При изучении психологии человека некоторые данные поставляет интроспекция (при том, что некоторые психологи, напр. Ж. Лакан, отрицают ценность интроспекции, подчеркивая ведущую роль психических защит в вытеснении информации). Животные не могут рассказать нам о своем внутреннем мире. Тем не менее, возможно создать представление о нем, внимательно наблюдая за животными. Курт Эрнестович Фабри пишет в связи с этим: «Недоступный прямому наблюдению внутренний мир животного можно раскрыть через доступную восприятию исследователя двигательную активность животного и анализ этой активности». Это положение исторически в психологической науке то совершенно отрицалось, например, в психологии сознания, то возводилось в абсолют, например, в бихевиоризме. Бихевиоризм вообще заменил понятие «психика» понятием «поведение». Поведение бихевиористы считали единственной научной реальностью и истинным предметом психологии, в то время как современные зоопсихологи считают, что изучение поведения - это метод, с помощью которого можно отвечать на вопрос о закономерностях функционирования собственно психического, например, о закономерностях построения образа мира животными.

Мешкова Наталья Николаевна, современный зоопсихолог, сотрудник МГУ, считает, что «основной задачей зоопсихологии является изучение проблемы построения образа мира животными, включая филогенетический аспект этой проблемы (под которым понимается развитие особенностей восприятия в процессе эволюции). А. Н. Леонтьев в одной из последних своих работ («Образ мира», 1979) писал, что жизнь и животных, и человека осуществляется в предметном мире, и приспособление к нему происходит как приспособление к связям наполняющих этот мир вещей, к их движению, изменению во времени. Зоопсихология должна изучать характеристики образа мира, как специфичные только для животных, так и общие для животных и человека.

Понятие «образ мира» необходимо разрабатывать, исходя из экологии животных. Это основная методологическая концепция современной зоопсихологии, и в то же время «болевая точка» зоопсихологии. Дело в том, что в зоопсихологии и раньше и теперь преобладает тенденция к изучению отдельных психических функций и способностей. Накоплены и обобщены зоопсихологические данные о различении свойств предметов животными, о выработке двигательных навыков, о способности к абстрагированию, об ориентации животных в пространстве и т.д. Тем не менее, представление о психике конкретного вида животных или о психике той или иной особи остается очень мозаичным, похожим на лоскутное одеяло.

В настоящее время должен быть сделан переход от традиционного рассмотрения изолированных психических характеристик к анализу целостного поведения животного в природной среде обитания. Традиционно изучение психики животных происходит в условиях лабораторного эксперимента, которые далеки от природы. Часто задачи, которые ставят исследователи перед животными, искусственны, далеки от жизненных ситуаций; сама логика их постановки порой антропоморфна, то есть, навеяна особенностями функционирования психики человека, а не психики животных. (Для животных иногда «адаптивнее» отказаться от решения задачи, чем пытаться ее решить).

Источник: 
Владимирова Э.Д., Психология животных