Внимание и память

Кому из вас в трудные моменты жизни не приходилось страдать от бессонницы? Лежа в постели в этом состоянии начинаешь испытывать раздражение от самых обычных и незаметных днем особенностей окружающего нас быта. То звук капающей из крана воды, ранее не замечаемый, заставляет вскакивать из теплой постели, то тиканье будильника оглушает чудовищно громким звуком, то вдруг обнаруживаешь на потолке пятна и трещины, о существовании которых не подозревал, то начинаешь мечтать о третьем, еще не отложенном боку и т.д. Все эти мучения назойливым образом поочередно попадают в зону непроизвольного внимания, заполняя собой все наши мысли и чувства. Отделаться от них крайне трудно. Единственный способ избавиться от этого наваждения - заставить себя произвольно переключить внимание на какие-нибудь другие мысли или воспоминания. Под знаком борьбы произвольного и непроизвольного внимания в регуляции нашего поведения и проходит вся наша жизнь, досаждая своими сложностями в работе или учебе.

В одном американском колледже психологи провели любопытный эксперимент. Студентов одной из групп попросили записать во время занятий мысли, возникающие у них, когда они слушают лекцию. Оказалось, что 20 % внимательно слушали все время, хотя только 12 % из них слушали активно, обдумывая и записывая услышанное; 20 % — очень скоро начали думать о предстоящих свиданиях; 20 % периодически предавались воспоминаниям, а остальные пребывали в мечтах, размышляя на произвольные темы, и беспокойствах о предстоящих делах почти все время. Из этого вовсе не следует, что лекция была скучной или бесполезной. Нет! Большинство оценивало ее очень высоко, просто им трудно было сосредоточиться. Как показали дополнительные опросы студентов, люди часто путают (обманывая самих себя), собственное безмолвие с выполнением молчаливой работы над тем, что мы слышим и воспринимаем. Кто из вас не ловил себя на том, что читая учебник или книгу, вдруг обнаруживаешь, что, несмотря на то, что наши глаза добросовестно бегают по строчкам, а руки перелистывают страницы, наши мысли уже давно заняты другими проблемами. Таким образом, контроль и умение сосредоточивать свое внимание на изучаемой проблеме и является основным навыком продуктивной и эффективной умственной деятельности. Отчего же это так трудно дается нам в жизни? Давайте разберемся.

В природе функция внимания и памяти обслуживает, прежде всего, задачи своевременного удовлетворения биологических потребностей организма, возбуждая и побуждая его активность к определенным действиям. В мозге инструментом такого контроля за жизнедеятельностью организма является так называемая ретикулярная формация, или, как ее еще называют, сетчатая формация. Она состоит из мельчайших клеток, образующих плотную сеть соединительной (как считали до недавнего времени) ткани между нервными клетками мозга. Особенно мощные пласты этой формации располагаются в глубине мозга вокруг мозговых желудочков, которые, помните, Гален считал вместилищем разума. Как показали исследования, ретикулярная формация выполняет функции не только соединительной ткани мозга, но и источника, поддерживающего постоянное возбуждение нервных клеток, по существу являясь энергетическим центром тонуса его работы. В результате преобразований сложнейших физико-химических процессов в организме в ответ на раздражители, ретикулярная формация отвечает передачей возбудительных потенциалов в кору головного мозга, обеспечивающих выполнение необходимых действий по удовлетворению возникающих у него потребностей. Иерархия значения этих потребностей в регуляции поведения отражает степень их важности для физического состояния и развития организма.

Если живое существо испытывает страх или тревогу, все остальное отступает на второй план. В этих условиях, прежде всего, необходимо постоянно быть на высоком тонусе бодрствования, чтобы вовремя отреагировать на угрозу.

Непроизвольно наше внимание становится прикованным к внешнему миру, откуда нас может ожидать опасность. Надо как можно больше бодрствовать потому, что во сне мы беззащитны. Вот и возникает бессонница с ее кошмарами бурных реакций на малейшие раздражители. Только у человека такая тревога может возникать не в ответ реально существующей угрозе, как это всегда бывает в психике животных, а в ответ на наши мысли и чувства, часто лишенные реальных оснований. В этих случаях функция непроизвольного внимания - мудрая и целесообразная в биологическом мире, становится источником болезненных волнений социального происхождения.

Если опасности нет, организм надо кормить. Испытывая чувство голода, и животное, и человек, начинают проявлять повышенную активность в поисках пищи и их непроизвольное внимание, начинает избирательно привлекать все, что с этой потребностью связано. Вспомните, когда вы голодны, любой запах, особенно вкусный, способен отвлечь вас от самых важных и серьезных дел, а если нет и запаха, ваши внимание и память будут постоянно отвлекаться мыслями о еде. Наконец, если вы в безопасности и сыты, ваши мысли достаточно часто заняты грезами о самых разных удовольствиях, которым вы мечтаете предаться на досуге, подобно тому, как это было с описанными студентами на лекции. Вот только досуга у человека, как это ни странно, гораздо меньше, чем у животных, а удовольствия достаточно строго ограничены социальными нормами поведения.

В самом деле, все воспитание человека, в отличие от воспитания в животном мире, посвящено в большей степени не способам удовлетворения потребностей, а скорее, наоборот, их обузданию. С раннего детства процесс социализации психики человека проходит под знаком «нельзя!». Общественный способ жизнедеятельности человечества вынуждает людей ограничивать свои потребности в соответствии с социальной, а не биологической целесообразностью. Условно говоря, воспитание можно определить как систему ограничения естественных потребностей человека, сообразно времени, месту и конкретным историческим обстоятельствам жизни общества, в котором происходит его формирование. Таким образом, процессы социализации психики человека в какой-то мере можно признать противоестественными его биологической природе. В этих условиях инструментальная функция произвольного внимания и памяти становится главенствующей над противостоящей ей естественной функцией непроизвольного регулирования организма в соответствии с его биологическими потребностями и инстинктами.

Особое значение этот баланс противостояния двух начал психического развития человека приобретает в решении задач обучения. Ибо, освоение научных дисциплин требует, прежде всего, развития абстрактных форм освоения мира в его неочевидных закономерностях и связях. Вдумайтесь в слово «неочевидность». Оно означает усвоение того, что «очам не видно», а, значит, простыми биологическими способами познания на уровне естественных ощущений и чувств непостижимо. Да и само обучение лишено всякого конкретного биологического смысла. От того, что человек проводит большую часть своего времени за книгой или в аудитории его организму никакого проку нет, скорее наоборот. Вот и возникает у нас отягощение произвольного внимания непроизвольными чувствами, мыслями, желаниями, соответствующими нашим биологическим, а не социальным условиям жизнедеятельности организма. Поэтому рациональная организация умственного труда обязательно должна учитывать естественные законы функциональных возможностей произвольного внимания.

Прежде всего, следует рассмотреть индивидуальные характеристики устойчивости произвольного внимания, во многом определяемые особенностями природных, нейродинамических свойств центральной нервной системы каждого человека.

Давайте прямо сейчас проведем эксперимент по определению характеристик устойчивости внимания каждого из вас. Для этого начните непрерывно смотреть на рис 1. Вглядываясь в этот рисунок, вы попеременно будете видеть то два профиля на белом фоне, то белую вазу на черном фоне. Частота смены фона на фигуру и обратно за единицу времени и будет указывать на непроизвольную устойчивость вашего внимания. Затем измените свое задание. Постарайтесь как можно дольше удерживать в сознании изображение только одной из фигур, например, профиля вазы. То, насколько долго вам удастся сохранить ее изображение, и будет являться одной из характеристик вашей способности к произвольному управлению своим вниманием.

Второй важной характеристикой внимания является динамика его переключаемости с одного объекта на другой. Только при хорошей переключаемости произвольного внимания достаточно ограниченный его объем позволяет получать целостный образ воспринимаемых объектов. Давайте проведем еще один эксперимент по оценке ваших способностей к переключению произвольного внимания. Постарайтесь устно вычитать нижние цифры из верхних, а если верхние меньше нижних, то складывать их. Результаты записывайте на отдельном листке.
12 4 45 17 55 98 26 58 76 11 5 78
8 12 56 5 41 76 69 35 98 12 65 54

Сопоставьте, сколько времени на это ушло у вас и ваших товарищей. Одновременно проверьте, нет ли ошибок. Чем быстрее и правильнее вы это сделаете, тем лучше ваши показатели. Переключаемость внимания часто соответствует уровню вашей наблюдательности.

Разумеется, каждого из вас интересует, что такое хорошее внимание. Ответить на этот вопрос крайне сложно, потому что сама функция внимания является лишь искусственным выделением этого процесса из общих свойств психики и характера человека.

Приведем исторический пример. Ньютон задумал как-то сварить яйцо. Взяв часы, он заметил время начала варки, а спустя некоторое время вдруг обнаружил, что в руках держит яйцо, а варит часы. Но когда ученого спросили, как ему удалось открыть закон тяготения, он ответил: «Благодаря тому, что я неотступно думал об этом вопросе».

Великий французский биолог Ж. Кювье на основании этих слов определил понятие «гений» как неотступное внимание. Вот так! Внимание вниманию - рознь. Часто наше невнимание является следствием его высокой устойчивости и концентрации на важных проблемах и умении отвлекаться от второстепенных деталей. В старину говорили, излишнее внимание к мелочам характеризует неспособность к великому. Однако, продолжим исследования. Попытайтесь сложить устно следующие цифры:
1000
40
1000
30
1000
20
1000
10

Большинство из вас, очевидно, получили число 5000, но вы ошиблись, правильный результат — 4100. Если вы получили правильный результат, поздравляем! У вас хорошие показатели дистрибутивных функций внимания, иначе говоря, способности к оперативному выделению и запоминанию текущей информации.

Большинство все же, наверное, ошиблось, так как ошибка имеет закономерный характер, вытекающий из закономерностей объема произвольного внимания и оперативной памяти. С первого предъявления человек может запомнить на некоторое время лишь 7плюс-минус 2 элемента информации, поступающей одновременно или почти одновременно. Иногда это число даже называют магическим, поскольку выйти за его пределы удается памяти далеко не каждого человека. Давайте и это утверждение проверим на себе. Прочитайте, и сразу закрыв эту страницу, запишите слова, которые вы запомнили:
рыба, блин, нога, сено, власть, огонь,
хлеб, мир, белка, песок, ключ.

Записали? что получилось? Во-первых, вы запомнили от 5 до 9 слов, во-вторых, практически у каждого из вас остались в памяти слова «рыба» и «ключ» и не потому, что они вам лучше знакомы, или что-то значат, а потому, что они были в этом ряду первым и последним словами. Оперативная память по своим функциональным законам организации удерживает лучше всего первый и последний элементы ряда. Забываются, как правило, средние в ряду слова, так как в момент восприятия предыдущее мешает последующему, а следующий частично стирает в памяти след от предыдущего. Таким образом, только первый и последний элементы ряда испытывают односторонние, а не двухсторонние помехи при запоминании. Потому и остаются в нашей памяти лучше, чем остальные.

Этот эффект в психологии называется про- и ретроградной амнезией, т.е. забыванием информации в зависимости от последовательности ее усвоения.

Повторим этот же эксперимент на цифрах:
24, 75, 43, 8, 34, 15, 39, 5, 96, 14, 51

Ну как? Теперь даже те из вас, кто со словами, возможно, и вышел за пределы магического числа 7 ± 2 по своим результатам, уже, наверное, получил наглядный урок. Да и цифры, которые вы повторили, у большинства из вас запомнились по тем же закономерностям. Лучше запомнились первая и последняя цифры.

Пойдем дальше. Если вы еще раз прочитаете эти ряды, то, скорее всего каждый раз будете запоминать на 2 элемента больше, чем в предыдущей попытке. При заучивании информации, заданной в виде отдельных, не связанных между собой стимулов, зазубривание или механическое заучивание подчиняется закону 7 ± 2. Но! Ни один здравомыслящий человек не пытается запомнить информацию путем ее механического зазубривания. Почти всегда мы применяем при необходимости заучивания приемы так называемой мнемотехники, существенно расширяющей границы наших возможностей в запоминании. Что такое мнемотехника? Очень древнее изобретение. Считается, что ее основные принципы разработал Пифагор, хотя на ее авторство было множество других претендентов, похоже, что именно он в работах о природе гармонии чисел был все же первым. Да и само слово мнемоника — греческого происхождения. «Мнемо» — означает память, а мнемоника или современное — мнемотехника - означает приемы запоминания. В греческой мифологии Мнемозину считали матерью девяти муз и почитали как богиню, так что способность мозга удерживать информацию с древнейших времен почиталась божественным даром.

С научной точки зрения, в психике человека можно выделить, по крайней мере, три вида памяти: непосредственный сенсорный отпечаток информации, кратковременное или оперативное и долговременное запоминание.

Непосредственный отпечаток сенсорной информации, по существу, является процессом скорее физиологическим, чем в полной мере психическим, отражая полную картину мира как отображение физических воздействий внешней среды на органы чувств в виде ощущений в продолжение 0,1 - 0,5 минуты.

Например, если вы долго будете смотреть на ярко освещенное окно, а затем резко закроете глаза, накрыв голову темным покрывалом, на сетчатке вашего глаза проявится отпечаток своеобразного негативного изображения, который независимо от вашего сознания будет существовать, постепенно меняя цвет и четкость изображения, несколько мгновений. Этот эффект назван последовательным образом. Проведя по руке каким-нибудь предметом, тоже можно получить чувственный отпечаток в виде сохраняющегося некоторое время ощущения.

Оперативная или кратковременная память обслуживает, прежде всего, задачи выполнения конкретных сиюминутных действий человека. В реальных условиях протекания психических процессов внимание и память всегда выступают в неразрывном единстве, обеспечивая задачи переработки и усвоения необходимой информации. Внимание как функциональный процесс создает условия для своевременного выделения полезной информации из общего потока впечатлений, а память - ее удержание в сознании в зависимости от необходимости для дальнейшего выполнения действия или намерения.

Как только эта необходимость отпадает, информация мгновенно исчезает из вашего сознания и памяти. Кто из вас сейчас помнит цифры, которые вы только что складывали и запоминали? Никто? Правильно, в них нет никакой необходимости, а, следовательно, и хранить их в памяти нецелесообразно. Природа чрезвычайно рациональна и не терпит излишеств.

В тех случаях, когда информация рассматривается как объект длительного использования, вступают в силу механизмы ее долговременного удержания в памяти человека, имеющие принципиально иную структуру организации функциональных процессов, протекающих в мозге.

В настоящее время в науке не существует единого мнения о природе и механизмах организации долговременной памяти. Существуют лишь наиболее популярные, экспериментально исследованные гипотезы, теории.

Первая, так называемая биоэлектрическая теория запоминания. Суть ее сводится к тому, что при повторении одной и той же информации в процессе заучивания между нервными клетками мозга образуются устойчивые связи путем прорастания отростков нервных клеток - аксонов друг в друга. Таким образом, формируются постоянные связи функционально закрепленных ансамблей нервных клеток, выполняющих роль носителей памяти в мозге человека и животных. Помните, в мозге насчитывается до 15 млрд. таких клеток, некоторые из которых способны образовать до 10 тысяч таких контактов. Этого вполне достаточно, чтобы обеспечить запоминание огромного объема информации на протяжении всей жизни человека. Эта теория дает и вполне приемлемое объяснение некоторых феноменов запоминания, таких как необходимость повторения для запоминания информации и времени для ее закрепления.

Замечательный русский врач и психолог Ф.Д. Горбов в свое время, будучи врачом скорой помощи, обратил внимание на то, что люди, получившие травмы мозга в виде ушибов и сотрясений, не способны вспомнить то, что с ними происходило за 20 минут до и 20 минут после случившегося несчастья. Это натолкнуло его на мысль проведения специального исследования. В экспериментах участвовали несколько студентов, которым было предложено заучивать ряды слов и цифр, после чего в момент твердого усвоения информации им неожиданно давался так называемый «сверхсильный раздражитель» в виде яркой вспышки света и сильного звукового хлопка. Эффект был аналогичен тому, что он наблюдал в своей медицинской практике. Забывалось все, что только что было усвоено, и чрезвычайно трудно усваивалась на протяжении некоторого времени новая информация. Отсюда был сделан вывод о необходимости 20-минутных интервалов относительного покоя для того, чтобы усвоенная информация перешла в долговременную память. Именно поэтому, очевидно, во всех учебных заведениях сложилась традиция устраивать именно 15-20-минутные перерывы между занятиями, когда отдых сочетается с необходимым временем для полной реализации полноценного физиологического механизма запоминания полученной информации.

В последние годы новые данные экспериментальных исследований механизмов памяти позволили получить новые представления и об уровне физико-химической природы запоминания в самой клетке мозга. Впервые эта теория получила свое достаточно экстравагантное подтверждение на червях. Да! На глупых, лишенных даже подобия мозга червях-планариях. В лаборатории профессора Дж. Макконела Мичиганского университета группа болгарских стажеров провела удивительный эксперимент. Обучив червей (вопреки инстинктивной реакции заползать в темный участок специального лабиринта, где они подвергались ударам тока) стремиться в его освещенный отсек, исследователи скармливали «ученых» собратьев червям -«неучам». Подобный «каннибализм» дал поразительные результаты. Поевшие «ученых», «неученые» планарии обнаружили удивительную способность к быстрому обучению, в то время как контрольные черви, поедавшие таких же «неучей», как они сами, этих способностей совершенно не обнаруживали. Таким образом, впервые экспериментально удалось передать заученную информацию от одного животного другому. Предположив, что в передаче памяти участвовали молекулы рибонуклеиновой кислоты (РНК) - гигантские молекулы которой присутствуют почти во всех клетках животных, ученые, выделив неочищенный экстракт из тканей обученных планарии, вводили его тонкой иглой в тело необученных и получали тот же эффект. Если обученных червей опускали в раствор, нейтрализующий РНК, эффект обучения быстро угасал. Таким образом, были обнаружены физико-химические механизмы в работе нервной клетки, которые могут существенно улучшить процессы формирования биоэлектрических цепей долговременного запоминания. В дальнейшем указанные эффекты были проверены и на таких высокоорганизованных животных, как крысы, для передачи поведенческих навыков. Кто знает, может быть традиции каннибализма в человеческом обществе тоже служили не только гастрономическим интересам. Ведь существовали представления у некоторых народов о том, что, поедая печень врага, ты получаешь его ум и храбрость. К счастью, современная фармакология позволяет получать препараты, улучшающие память человека иным путем, да и чужой опыт далеко не безусловный подарок. Недаром индусы отрицают использование мяса животных в своем рационе, считая, что при поедании убитого человеку передается и испытанный им ужас смерти. Это все, конечно, лишь гипотезы и догадки, а теперь давайте опять вернемся к серьезным проблемам, основанным на точных данных.

Один мудрый психолог вполне серьезно утверждал, что величайший дар природы человеческой памяти заключается не в способности запоминать, а в способности забывать пережитое. Представьте себе, что все впечатления жизни с ее не только приятными, но и трагическими событиями постоянно присутствовали бы в нашей памяти. Если все, что мы слышим, видим и ощущаем сохранялось бы с одинаковым постоянством в нашем сознании, разум человека очень быстро превратился бы в захламленный чердак, наполненный всякой всячиной, найти в котором что-то нужное в тот или иной момент было бы почти невозможно. Кстати, феномены такой почти не ограниченной забыванием памяти описан в книге А.Р. Лурии «Маленькая книга о большой памяти». В ней описан человек, обладавший необычайной памятью, которая в личной жизни доставляла ему скоре больше неприятностей, чем преимуществ. Так что сетовать на нашу память не будем, а будем изучать ее закономерности и методы рационального использования дарованных природой возможностей, тем более, что они не такие уж ограниченные.

Можно ли совершенствовать и развивать память? Конечно да! Но это большая и трудная работа. Этот раздел начат эпиграфом и Ларошфуко: «Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой ум». Как и большинство его изречений, эта фраза наполнена глубочайшим смыслом, отражающим всеобщее заблуждение человечества, разграничивающего эти два понятия.

Перефразируя, можно сказать, что чем больше ума, тем лучин память. Вот только под умом в данном случае мы будем иметь в виду объем знаний. Именно знания, усвоенные в процессе обучения и жизни человека, открывают неисчерпаемые резервы повышения его способности к усвоению новой информации. Резервы эти лежат в механизмах так называемых ассоциативных процессов памяти, позволяющих существенно расширять законы магического числа 7 ± 2 при столкновении с новыми задачами запоминания. Обратимся опять к опыту проверки наших утверждений.

Кто из вас может сразу, не задумываясь, назвать по порядку семь цветов радуги? Только тот, кто с детства помнит нелепый стишок: «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан».

Задача припоминания заменяется здесь реализацией знания. Первая буква каждого слова этого стишка означает первую букву названия цвета: красный, оранжевый, желтый и т. д. Еще пример. Помните, вы пытались запомнить ряд случайных слов и запомнили по закону 7 ± 2 - от пяти до девяти слов. Сейчас, выполняя аналогичное задание, вы запомните ровно в два раза больше. Попробуем? Запоминайте:
стол — стул
сено - грабли
чашка - ложка
очки - глаза
лес - дерево
рука - нога
печка - дрова
роща - грибы
перо - бумага
голос - песня

Повторите, не глядя на страницу. Вы получите 7 ± 2 пары слов, т. е. в два раза больше слов, чем в первом случае. Иначе говоря, удвоите свои способности к удержанию информации за счет ассоциативной памяти, связанной с привычными сочетаниями этих понятий. В этом случае вы уже будете не столько запоминать всю информацию, сколько использовать припоминание известных вам словосочетаний. Еще более наглядный эксперимент можно провести с резким увеличением объема материала, поддающегося содержательному анализу. Запоминайте:
Слесарь медведь воробей
Магнолия знание анализ
Черепаха крапива геолог
Гипотеза лисица анатом
Химик физик токарь
Суждение биолог корова
Аналогия рябина аксиома
Электрик вывод оператор
Пшеница закон синтез
Теорема юрист бабочка

Теперь попробуйте, закрыв страницу рукой, записать то, что вам удалось запомнить. В среднем у каждого из вас должно получиться 10-12 слов, т.е. на 5-6 слов больше, чем по закону 7 ± 2. Почему? Да потому, что только 5-6 слов вы записали по непосредственным следам запоминания, а остальные слова вы припоминали по принципу - было - не было. По мере того, как вы читали список, у вас постепенно образовывалось понимание того, что слова здесь не просто случайные понятия, а обозначения трех классов понятий. Названия животных и растений, профессий и отвлеченных научных терминов. Вот и стали искать в своей памяти нужные названия в большей мере думая и воображая, чем просто припоминая. Если бы слова действительно были случайными, то запомнилось бы не больше, чем 7 ± 2.

Кстати, проверьте и еще один закон, о котором мы упоминали раньше. Во всех случаях запоминания у большинства из вас обязательно будут первые и последние слова ряда, а забыты средние по расположению понятия. Кроме того, запомнится все, что имеет прямое отношение к вашей личной жизни или работе. Например, обозначение профессии ваших родителей, знакомых вам животных и т.д.

Теперь изменим немного условия предъявления того же материала и вы запомните уже не 10 - 12 слов, а 20 - 25. Читайте!
Магнолия слесарь гипотеза
Черепаха химик суждение
Пшеница электрик аналогия
Медведь физик теорема
Крапива биолог знание
Лисица юрист вывод
Рябина геолог закон
Воробей анатом анализ
Корова токарь аксиома
Бабочка оператор синтез

Пишите! Ну, как? Запомнили как минимум 20 — 25 слов. Это составляет почти 80 % всего материала. Теперь от законов механического запоминания останутся лишь первые и последние слова каждого ряда. Все остальное — ваши знания и использование уже имеющихся в вашей памяти запасов информации, которые вы только реализуете в этой задаче. Внесение любых смысловых связей в запоминаемый материал в значительной степени расширяет наши способности к удержанию в памяти необходимой информации в процессе ее запоминания. Не зубрить, а понимать! Этот традиционный призыв педагогики, надеемся, наполнился для вас теперь новым психологическим смыслом, если, конечно, вы хотите улучшить свою память в процессе обучения.

Источник: 
Халтагарова О.Д., Основы психологии. Часть 1