Виды одиночества

На основании проведенного теоретического анализа и практической психоконсультациопной работы мы пришли к предположению, что одиночество как психическое явление имеет несколько видов и определенные границы проявления, континуум от нормы до патологии.

Первый вид состояния одиночества связан с преимущественным действием механизмов обособления в психологической структуре личности, крайней формой которых выступает отчуждение: от других людей, норм, ценностей, определенной группы, мира в целом, В данном случае процессы идентификации действуют в пределах своего «Я», человек осознает свое состояние и часто понимает, чем оно обусловлено. Этот вид состояния получил рабочее название «отчуждающее одиночество».

Второй вид состояния одиночества обусловлен преимущественным действием механизмов идентификации. В результате человек, привыкая отождествляться с другими людьми или группой, постепенно теряет свое «Я», которое становится чуждым, непонятным и пугающим. Так как доминирование одной тенденции не означает полную блокировку другой, то механизмы обособления также проявляют себя, но диапазон их действия крайне узок и определяется границами собственного «Я». Вследствие того что данный вид состояния одиночества обусловлен потерей собственного «Я», саморастворением, обезличенностью общения, отчуждением от себя самого, он получил номинацию «самоотчуждающее».

С точки зрения нормативности оба эти вида можно определить как пограничные психические состояния, определяющим фактором которых выступает отчуждение: в первом случае - от других, во втором - от себя.

Мы предположили и получили некоторые эмпирические подтверждения, что при отсутствии психологической и психотерапевтической помощи отчуждающее и самоотчуждающее одиночество могут переходить в клиническую форму, которая оценивается психотерапевтами и психиатрами как патология и, соответственно, требует медицинского вмешательства.

Третий вид представляет собой единственный вариант субъективно позитивного проявления одиночества в жизни человека - уединенность. С точки зрения психодинимических тенденций он характеризуется оптимальным соотношением процессов идентификации и обособления. Кроме динамического равновесия данных процессов, условием позитивного проявления состояния одиночества является психологическая устойчивость личности, механизмами которой выступают способность к саморегуляции и рефлексия. Это нормальное состояния нормального одиночества.

Каждый из представленных видов состояния одиночества имеет свои особенности и закономерности с точки зрения генезиса и проявлений в поведении и жизни человека.

Отчуждающее одиночество как следствие преобладания тенденции к отчуждению
Первый вид одиночества получил рабочее название «отчуждающее». На наш взгляд, слово «отчуждающее» (по сравнению с «отчужденное») предполагает протяженность процесса и состояния во времени. Мы подразумеваем двусторонний характер действия механизма отчуждения: со стороны субъекта и со стороны объекта. Действие этого механизма приводит, как уже отмечалось, к образованию психологической дистанции между объектом и субъектом.

Крайняя степень отчуждения вызывает остро переживаемое состояние одиночества. Гипертрофированное отчуждение приводит к потере эмоциональной связи с другими людьми, знакомыми местами, дорогими прежде воспоминаниями, ситуациями и переживаниями, которые становятся чуждыми для индивида, а взаимоотношения с ними - бессмысленными. Постепенно происходит накопление в сознании отчужденных объектов, действие механизма отчуждения становится все шире, глубже, и субъект уже начинает как бы терять связь с окружающим миром. Осознавая физическую реальность объектов, он не допускает возможности психологической близости с ними, всегда соблюдая им же установленную дистанцию. «Пробиться» за стену его отчуждения очень непросто, и не всякие средства тут будут хороши.

Такой человек изначально должен быть уверен в том, что психолог или психотерапевт осведомлен об особенностях общения с ним и принимает выставленные им условия о ненарушении определенной дистанции во взаимоотношениях. Только в таком случае клиент согласится взаимодействовать с психологом (или любым другим человеком). Другими словами, необходимо соблюдать определенный паритет, «присоединение» к клиенту идет медленно и требует такта и мастерства консультанта, очень осторожного и бережного подхода к ситуации.

При прогрессирующем отчуждении собственное «Я» представляется человеку странным и чуждым. Нельзя сказать, что человек потерял свое «Я», скорее он потерял принадлежность этого «Я» самому себе. «Я» реально существует, человек знает его особенности и характеристики, но оно постепенно переходит в разряд объектов, подлежащих, как и все прочие, отчуждению. Жизнь становится бессмысленной и пустой. Взаимодействие с каким-либо новым объектом может заинтересовать лишь с целью «смазывания колес» механизма отчуждения. Когнитивная сфера задействована как инструмент, познающий то, от чего предстоит отстраниться.

Интуитивно человек, испытывающий отчуждающее одиночество, понимает, что в его жизни что-то не так, иначе он бы не обратился за психологической помощью. Бесперебойное действие механизма отчуждения приводит к переживанию отчужденности от мира в целом. Человек (иногда с ужасом) начинает понимать, что мир для него практически потерян, хотя внешне все остается на своих местах, функционирует и взаимодействует без его участия. Человек ощущает внутреннюю пустоту, которую уже невозможно заполнить новым отчуждением. И все же длительное время образующийся вакуум требует заполнения и заполняется, к сожалению, не всегда социально приемлемым способом, например, употреблением алкоголя, наркотиков с целью «забыться», снять невыносимое (уже) напряжение. Иногда человек оправдывает свое пристрастие к психоделикам тем, что без них он может потерять «человеческий облик», становясь агрессивным, неприятным, даже непереносимым для окружающих, иногда тем, что без этого (алкоголя, например) ему просто не выжить.

За этим видом одиночества стоит, как отмечалось, двусторонний процесс отчуждения. Данный вид одиночества как состояние осознается тогда, когда объект отчуждения отвечает взаимностью и субъект постепенно в исходном, экзистенциальном смысле остается ОДИНок.

Когда объекты отчуждения - другие люди - все реже идут на контакт, предлагают субъекту свое участие и так далее, он начинает чувствовать «смутную тоску» (так определяли свое состояние многие наши клиенты). Объекты отчуждения - это близкие люди, друзья, родные, знакомые. Они вполне хорошо знают характер, привычки, образ жизни субъекта одиночества и могут испытывать душевную боль, психологический дискомфорт от его отчужденности и далекости. Поэтому ничего удивительного нет в том, что когда-нибудь они начинают платить ему той же монетой. Под действием тех же психодииимических механизмов они также способны отчуждаться. Когда субъект отчуждения становится объектом отчуждения близких ему людей, он начинает испытывать еще более острые приступы одиночества. Длительное по времени, настойчивое и однозначное отчуждение неизбежно вызовет взаимное отчуждение со стороны своих объектов в лице живых людей.

Люди, испытывающие подобное одиночество, вызывают сочувствие, как и другие одинокие, но помочь им сложнее, так как отлаженный и двусторонний механизм отчуждения препятствует взаимному открытию и принятию. Необходимо использование специальных психотехник, чтобы выйти на должный для помощи уровень межличностного взаимодействия с клиентом.

Как свидетельствует практика, клиент часто осознает происходящее и трезво оценивает ситуацию, что в целом отличает его от переживающих одиночество других видов. Это дает ему субъективное основание для обращения за помощью к специалисту.

Среди клиентов отчуждающего типа немалый процент составили те, кто первую психологическую консультацию получил на дому. Они, вроде бы, понимают, что одиноки и нуждаются в помощи, делают первый, возможно многое решающий в их жизни шаг, но автоматическое включение механизма отчуждения мешает им перейти на более теплое и доверительное общение. Движущей силой такого цикла являются механизмы психологической защиты, выработанной в ответ на травмирующие ситуации, связанные, например, с предательством оказанного доверия, жестоким обращением близких людей и др. Чаще такие ситуации имеют место в детском или подростковом возрасте. Более поздние психологические травмы запускают ассоциативный комплекс воспоминаний. Отчуждающее одиночество (как пограничное состояние) при отсутствии психологической помощи также имеет тенденцию к переходу в клиническую форму одиночества. С другой стороны, мы имеем экспериментально подтвержденные случаи перехода отчуждающего одиночества в уединенность, за чем стояла соответствующая психологическая и психотерапевтическая работа.

Самоотчуждающее одиночество как следствие усиленной тенденции к идентификации
Согласно нашей модели, самоотчуждающее одиночество возникает при преобладании тенденции субъекта идентифицировать себя с другими людьми, социальными группами, идеями и т. д. Можно привести один исторический факт: впервые понятие «идентификация» было введено 3. Фрейдом для интерпретации явлений патологической депрессии. Это дает основание считать крайние формы идентификации одной из причин возникновения пограничных психических состояний и расстройств. Это, в частности, потеря человеком собственного «Я», что приводит к чувству глубокого одиночества, затерянности в мире. Подобное описано Д. Рисменом в книге «Одинокая толпа» и связано либо с потерей собственной индивидуальности, либо с неосознанностью таковой. Оно характеризуется переизбытком формального общения, активным поиском интимности и приватности, острой потребностью в единении с другим человеком.

В состоянии острого переживания самоотчуждающего одиночества человек стремится к другим людям в надежде найти в общении с ними подтверждение своего бытия в мире, собственной значимости. Когда это не удается сделать, все более растет тревожащее чувство потери собственного «Я». Человек, как бы предчувствуя свое одиночество, еще, может быть, и не осознавая его, уже испытывает страх и интуитивно ищет пути избавления от этого страха, часто просто пытаясь «убежать» от него к людям. Он стремится быть «полезным» людям, по сути, желая лишь обрести собственную экзистенцию. Человеку в таком состоянии важно ситуативно определить и выделить те моменты, где его присутствие в качестве сопереживающего будет принято, одобрено, значимо. Свою значимость субъект хочет видеть наглядно, например, в форме изменения состояния объекта идентификации. Именно поэтому он выбирает для выражения себя ситуации, где могут быть востребованы его готовность к выслушиванию, пониманию, сочувствию и полному вживанию в проблему. Чаще всего это бывают ситуации, связанные с эмоциями, как положительными, так и отрицательными. Живя какое-то время чувствами другого, человек как бы заполняет свой экзистенциальный вакуум чувством нужности другим.

Время самоотождествления с объектом зависит как от внешних ситуационных факторов, так и от внутренних, в число которых входит и субъективное временное пространство. Идентификация с объектом продолжается до тех пор, пока значимо не изменится его субъективная значимость, пока он не попадет в разряд тех, которые мало интересуют субъекта. Тогда переживаются состояния эмоционального спокойствия и уравновешенности, с которыми субъект одиночества просто не может, не хочет идентифицироваться. Такой цикл идентифицирования может повторяться многократно до тех пор, пока по законам диалектики количество не перейдет в качество, и одиночество из пограничной своей модальности не перейдет в патологическую, то есть самоотчуждающее в клиническое.

С какого-то момента субъект начинает осознавать отсутствие собственных переживаний или их полную зависимость от других людей. Он начинает остро чувствовать беспокойство, тревогу безотносительно к конкретной ситуации. Это может выражаться в беспокойстве за состояние здоровья родителей, детей, близких людей, хотя они не подают объективного повода к этому. же время он интуитивно понимает, что в его жизни происходят бесконечные «неувязки», что степень его внутренней напряженности не объясняется внешними причинами. Его состояние не соотносится с обстоятельствами его жизни и не обусловливается ими. Он начинает «ловить» каждый более или менее подходящий момент для оправдания своего все более тревожного состояния. Это ему не удается, и человек попадает в состояние фрустрации, которое знаменуется угрозой психического срыва.

Среди обратившихся к нам клиентов встречались такие достаточно выраженные типажи. Их одиночество «пряталось» в бессознательном и было обусловлено потерей собственного «Я» иногда в силу особенностей их воспитания, иногда в силу выбранного ими стиля жизни.

Большинство исследователей одиночества считают, что оно имеет негативную эмоциональную окраску, люди его боятся и стыдятся. Эту позицию нам пришлось учитывать в своей практической работе и, соответственно, прикладывать особые усилия, чтобы «вывести» самоотчуждающее одиночество клиента в его сознание. Такое «выведение» может сопровождаться чувствами страха, вины и стыда, которым клиент, конечно, сопротивляется. Иногда этот процесс длится достаточно долго, так как клиенту нельзя предлагать альтернативу: одинок он или нет. Само слово «одиночество» достаточно редко употребляется в процессе психологического консультирования, и в любом случае клиент должен сам определить свое состояние. Иногда клиенту необходима помощь врача-психотерапевта, и такая возможность должна быть ему предоставлена.

Проявления самоотчуждающего одиночества в жизни человека весьма обширны и многогранны. Оно может обусловливать проблемы в самых разных сферах жизнедеятельности человека: от интимной до деловой, - что будет проиллюстрировано в эмпирической части. При отсутствии квалифицированной психологической помощи состояние самоотчуждающего одиночества также может переходить в клиническую форму.

Другими словами, человек пытается «привязать» свое беспокойство к какому-то внешнему фактору. В то обусловливать проблемы в самых разных сферах жизнедеятельности человека: от интимной до деловой, - что будет проиллюстрировано в эмпирической части. При отсутствии квалифицированной психологической помощи состояние самоотчуждающего одиночества также может переходить в клиническую форму.

Клиническая форма одиночества как пограничное состояние психики
Данный вид состояния одиночества, по сути дела, должен рассматриваться в рамках психопатологии. Такое переживание одиночества можно наблюдать у некоторых пациентов отделения неврозов с медицинским диагнозом «депрессия», либо кризисного стационара, что значительно реже. Еще реже случаи обращения близких человека, испытывающего подобное одиночество, за психологической помощью на дому. Сам человек, переживающий такое одиночество, не обращается никуда, он практически «выключен» из жизни. Часто он даже не может обслужить самого себя, плохо понимая или не понимая совсем, что происходит вокруг. Согласно нашим наблюдениям, эти люди имеют (кроме прочих) медицинский диагноз - депрессия. Что в данном случае первично: депрессия или одиночество - вопрос больше медицинский, чем психологический. Психолог в данном случае если и оказывает какую-то помощь, то только в сотрудничестве с психотерапевтом и психиатром. Психологическим механизмом астенического одиночества является резкое ограничение действия механизмов идентификации и обособления. Оно может быть как следствием отсутствия психологической помощи при отчуждающем и самоотчуждающем видах, то есть их углублением, так и иметь самостоятельный генезис, обусловленный чаще всего врожденной психической патологией.

Движение - есть жизнь, в мире все движется, изменяется, потому и существует. Законы диалектики распространяются на все сферы бытия, в том числе и на психическую жизнь. Поэтому рано или поздно самоотчуждающее и отчуждающее одиночество могут распространиться на всю психическую жизнь, отсоединив человека от социума. В символическом «качании» субъективного «Я» от идентификации к обособлению и обратно, переживание астенического одиночества сопряжено с неподвижностью маятника, находящегося в вертикальном положении. Оба крайних вида одиночества, не ушедшие от социума до конца, могут влиять на неподвижность маятника «слева» и «справа».

Для удержания маятника в крайних позициях «эмпатии» или «отчуждения» необходимо определенное напряжение, которое требует обеспеченности его психической энергией (вероятно, типа Ид). Когда такая энергия перестает поступать, например, в результате блокирования какими-то защитными механизмами, душевные силы человека истощаются, «маятник» практически останавливается. Если же эта позиция не принята человеком как возможность «отлаживания» нормального хода «часов», то есть как необходимый в данном случае «отдых», этап внутреннего переосмысления, то следующей фазой может стать депрессия, психическое заболевание.

Уединенность как позитивное переживание одиночества
Уединенность как субъективно позитивный вид одиночества выведена нами на основании ряда теоретических посылок А. Маслоу и других зарубежных и отечественных исследователей, биографий некоторый выдающихся ученых, писателей, художников, музыкантов, а также собственных наблюдений. В основе трактовки уединенности лежит теория самоактуализации личности, некоторые положения о психологической устойчивости личности, представления о роли одиночества в жизни человека, сложившиеся в русской философии XIX века.

Условием генезиса и проявления уединенности является психологическая устойчивость личности, соединенная с выраженной тенденцией к самоактуализации. Действие механизмов идентификации и обособления в данном случае носят оптимально сбалансированный характер, «ход» маятника свободен. Мы полагаем, что этот вид одиночества может являться как результатом успешной терапии самоотчуждающего и отчуждающего, так и самостоятельно выработанной жизненной стратегией. В первом случае стратегия психологической помощи заключается в формировании психологической устойчивости, что невозможно без тенденции личности к самоактуализации. Во втором случае мы можем наблюдать психологически устойчивую личность, активно стремящуюся к собственной самоактуализации.

Уединенность - это благоприятное состояние субъективно принимаемого одиночества. Диапазон «нормы» и существования одиночества задан условными границами проявления уединенности. Далее располагаются пограничные состояния самоотчуждающего или отчуждающего одиночества, за которыми наступает уже патологическое состояние - клиническая форма одиночества.

Таким образом, рассматривая феномен одиночества в его целостности, протяженности, континууме, мы выделяем его позитивные и негативные воздействия на личность и исследуем причины таковых.

Основной причиной, определяющей характер воздействия одиночества на человека и его жизнь в целом, выступают особенности внутриличностного генезиса этого психического явления. Отчуждающее, самоотчуждающее и, конечно, клиническая форма одиночества оказывают негативное влияние. Уединенность является необходимой составляющей самопознания, самоопределения и личностного роста человека, то есть оказывает позитивное, конструктивное воздействие на психику. Вопрос о характере и детерминантах генезиса одиночества является многоаспектным и требует, конечно, дальнейших научных исследований.
Резюмируя вышесказанное, можно сделать следующие обобщения.
1. Одиночество как психическое явление может присутствовать во всех сферах поведения и жизнедеятельности человека. Многообразие форм и причин одиночества обусловливает высокую вариативность его проявления и влияния в индивидуальном психическом пространстве.
2. Одиночество как психическое состояние имеет три основных вида: отчуждающее, самоотчуждающее, уединенность, - которые обусловлены различным соотношением в личности механизмов идентификации и обособления.
3. Возникновение самоотчуждающего одиночества обусловлено преимущественным действием механизмов идентификации в психологической структуре личности, потерей собственного «Я», то есть отчуждением от самого себя.
4. Возникновение отчуждающего одиночества обусловлено доминированием в личности механизмов обособления, результатом действия которых является отчуждение от других людей, норм и ценностей, принятых обществом, от себя самого и, наконец, от жизни в целом.
5. Как позитивная форма одиночества может быть рассмотрена способность человека к уединению, то есть субъективно желаемая уединенность. Она характеризуется оптимальным соотношением процессов идентификации и обособления в индивидуальном психическом пространстве человека.

Источник: 
Корчагина С.Г., Генезис, виды и проявления одиночества