Игра как ведущая деятельность дошкольника

В дошкольном возрасте активность ребенка не только нарастает, но и приобретает форму и структуру человеческих видов деятельности. Достаточно четко выделяются игра, труд, учение, продуктивная деятельность в виде конструирования и рисования.

Игра является ведущей деятельностью в развитии ребенка не только по времени, но и по силе влияния, которое она оказывает на формирующуюся личность.

Д. Б. Эльконин в фундаментальном исследовании «Психология игры» (1972 г.) рассматривает эту проблему в исторической перспективе.

Он подчеркивает, что психологическая трактовка игры долгое время держалась на уровне феноменологических описаний, в которых мало-помалу вырисовывались основные характеристики этой деятельности. В. Прейер заметил в ней проявление «...живой детской фантазии, которая бумажные лоскутки преобразует в чашки и лодки, в животных и людей».

Теории игры появились в конце XIX века. Философы (Ф. Шиллер, Г. Спенсер) видели причину возникновения игры в том, что после удовлетворения естественных потребностей «излишек силы сам побуждает к деятельности». В этом смысле игра есть эстетическая деятельность, поскольку не служит практическим целям. Эту теорию избытка сил развивает позднее К. Гроос в своих трудах «Игра животных» и «Игра человека», подчеркивая сходство одного и другого.

3. Фрейд видит в игровых замещениях проявление скрытых и вытесненных тенденций. А. Фрейд создает основы игровой психотерапии как условия для того, чтобы ребенок отыграл, выразил свои конфликты и тем самым избавился от них. Ж. Пиаже рассматривает игровые замещения как начало символизма, ступень в развитии абстрактного мышления.

Традиция трактовки игры как социального действия восходит к В. Вундту, который подчеркивал: «Игра -это дитя труда. Нет ни одной игры, которая не имела бы прототипа в одной из форм серьезного труда...». Современный философ Й. Хейзинга в обширном трактате «Яошо ludens - человек играющий» рассматривает игру как начальную форму цивилизации, от которой произошли все виды искусства, спорт, политика и самая речь как словесные игры.

Детальную разработку теории детской игры дает Л. С. Выготский в лекции «Игра и ее роль в психическом развитии ребенка»26. Основные его идеи сводятся к следующему.

Игра должна быть понята как воображаемая реализация нереализуемых в настоящее время желаний. Но это уже обобщенные желания, позволяющие отсроченную реализацию. Критерий игры - создание мнимой ситуации. В самой аффективной природе игры заложен момент мнимой ситуации.

Игра с мнимой ситуацией всегда включает правила. То, что в жизни бывает незаметно, в игре становится правилом поведения. Если ребенок играет роль матери, он действует по правилам поведения матери.

Это могут быть правила, преподанные взрослыми, и правила, устанавливаемые самими детьми (Пиаже их называет правилами внутреннего самоограничения и самоопределения). Мнимая ситуация позволяет ребенку действовать в познаваемой, мыслимой, а не видимой ситуации, опираясь на внутренние тенденции и мотивы, а не на воздействия окружающих предметов; начинается действие от мысли, а не от вещи.

Два парадокса игры: ребенок открывает значение вещи, но передает его другой вещи (заместителю); он стремится делать, как хочется (играть), но ограничивает себя правилами (как бывает). Сила самоуправления возникает в свободной игре. Игра учит желать, соотнося желание с правилом.

Игра создает зону ближайшего развития. В игре ребенок выше своего возраста, он «как бы на голову выше самого себя. - Действие в воображаемом поле... создание произвольного намерения, образование жизненного плана, волевых мотивов - все это возникает в игре и ставит ее на высший уровень развития». Отсюда ее роль как ведущей деятельности. • Развитие игры направленно от игры-воспоминания к игре-воображению, от акцентов на мнимую ситуацию - к главенству правила. Д. Б. Эльконин, развивая идеи Л. С. Выготского, показывает исторический характер игровой деятельности. Она выделяется по мере того, как труд становится все более сложным и недоступным для детей. Основная тенденция и мотив игры - стремление ребенка войти в мир взрослых, быть как они. Ролевая игра социальна по своему происхождению и содержанию. Игра есть модель социальных отношений, форма познания мотивов и смыслов человеческой деятельности. Основной единицей игры является роль, она диктует правила поведения.

В структуре игры Д. Б. Эльконин выделяет следующие компоненты:
1) роль,
2) игровые действия по реализации роли,
3) игровое замещение предметов,
4) реальные отношения между играющими детьми. Но эти компоненты характерны для достаточно развитой ролевой игры.

Игра - язык ребенка. То, о чем взрослый взволнованно рассказывает, ребенок - проигрывает. Слово -опора переносных значений, и задержка в развитии речи задерживает развитие игры. Но с развитием речи-рассказа сюжетная игра сокращается, ребенок вербальными средствами выражает свои впечатления. В этом еще один парадокс игры.

Эволюция игры в онтогенезе личности содержит несколько этапов.

I. В раннем возрасте - игра предметная, когда ребенка увлекает перенос действия с предметом в новые условия. Ложкой кормят и кукол, и мишек, и лошадку, и машину. Предмету придают различные несвойственные действия-функции. Начало игры - игровое отношение к предметам. Палочка используется как ложка, расческа, ручка, градусник. Арбузная корка - лодочка, утюг, качели для кукол. От действия, однозначно определяемого предметом, через разнообразное использование предмета подходят к действиям, логически связанным между собой: изображают, как в чашечку наливают чай, помешивают сахар и пьют.

П. Около 3 лет начинается игра сюжетно-отобрази-тельная. Роль в действии, в репликах. Ребенок при этом играет один с разными игрушками. У игрушек появляются мамы и дети, доктора и больные, хотя ребенок еще не выделяет отношения между ними. Вот он куклу-маму ведет с куклой-дочкой, но не изображает, как мама кормит или лечит дочку: «Я их обеих покормлю (полечу)». Однако игрушки в такой игре уже начинают выражать особенности реального поведения людей. Ребенок показывает, как они капризничают, спорят, боятся, просят сладости, -игра все полнее передает отношения.

Игровые действия для ребенка становятся способом выражения впечатлений. Крайне важно, чтобы на игрушках ребенок повторял (моделировал) все, что делают с ним самим. «Купаться, гулять, спать - и куколку тоже!» Появляется роль-образ: «Я - Ниндзя!», «Я - кисонька, мяу-мяу!», «Я - Буратино! Я иду в школу с книжкой». Через роль-образ происходит присвоение черт привлекательного героя. Ребенок моделирует свои представления действиями кукол и собственным поведением.

На этапе сюжетно-отобразительной игры ребенка увлекает свободный полет фантазии, он может изображать самые далекие сюжеты, не считаясь с реалистичностью действий. Представляя, как куколка-якутяночка поехала домой в Сибирь, да не взяла теплую одежду и стоит вся в снегу, ребенок рассказывает: «Я быстренько купила билет, да домой, да привезла ей одежку». Не замечает, что за время поездки кукла совсем замерзнет, но ярко представляет, что в Сибири холодно.

На этом этапе важно помочь детализировать сюжет, завести диалог с игрушкой, показать ее желания, строптивость, эмоции - «оживить» персонаж. Многие дети достигают высот в такой единичной режиссерской игре, так и не освоив более развитую форму.

III. Сюжетно-ролевая игра - самая сложная форма игры. Она сложна тем, что играют несколько детей, каждый в своей роли. Отношения между играющими развертываются как в сюжетном, воображаемом, так и в реальном плане. Я - врач, а ты - больной. Но ты тоже хочешь поиграть фонендоскопом, и я уступаю тебе роль. Смена врачей.

Выбор ролей может стать источником конфликта: «Я никогда не играю в детском саду. Как начинаем играть, Танька сразу: «"Я буду принцесса, а ты - ведьма!" Я не буду играть».

Замысел и развитие сюжета приходится постоянно согласовывать друг с другом. Девочки играют в детский сад, собрав из кукол группу. Одна говорит: «Ты с детками позанимайся, а я завтрак приготовлю». Чуть позже - другая: «Теперь пока ты покормишь, а я к рисованию им все приготовлю» и т. д.

Зачастую приходится перестраиваться на ходу, чтобы не разрушилась игра. Девочка приглашает: «Давай, я буду мама, ты - папа, а Катя - наша дочка». - «Я не хочу папой, я буду сыночек», - отвечает партнер. «Так что же, у нас папы не будет? Давай, будешь папа». - «Не буду!» - мальчик уходит. Девочка вслед ему: «Сынок! Сынок, иди, я тебе сейчас кушать приготовлю». Он возвращается. Игра продолжается в новом русле.

Игровое общение шлифует характеры, создает деловую направленность личности, когда ради развития сюжета можно договориться и в чем-то уступить партнеру.

Сюжетно-ролевая игра развивается в разных направлениях; сюжеты отражают все более далекие сферы действительности: путешествия, почту, скорую помощь, ателье, космодром, службу 911, концерт и т. п. Сюжеты становятся развернутыми, разноплановыми, согласуются действия разных бригад или подразделений: поликлиника с разными специалистами, аптека, физиолечение, патронаж на дому и т. п. Чем богаче игра, тем жестче правила, иначе сюжет распадется.

Развернутая игра требует квалифицированного руководства. В прежние времена, когда у детей были разновозрастные дворовые компании, игровой опыт усваивался от старших, сюжеты транслировались из поколения в поколение. Теперь, когда семьи немногочисленны и дворовых сообществ почти не осталось, руководство игрой берут на себя взрослые. Конечно, игра не терпит директивных указаний. Но взрослый может обогащать впечатления детей путем экскурсий, чтения книг, рассказа об увиденном, расспросов. Надо помочь осознать и детализировать персонажи, уточнить их отношения, действия, реплики. Подготовить атрибуты, чтобы каждый определил свою роль. Но самое главное - подключиться к игре на равных, подавать идеи и предлагать варианты развития сюжета от роли, вопросами уточнять действия детей, давать образец ролевых реплик. Играть как дети, только изобретательнее, и, поддерживая их инициативу, сохранять свое присутствие. Показать роль в действии и передавать ее ребенку. Без руководства взрослого игра остается бедной и однообразной: изо дня в день поят кукол чаем или делают уколы стереотипно, всем подряд.

Итак, игра - язык ребенка, форма выражения жизненных впечатлений. Это социально-принятый способ вхождения ребенка в мир взрослых, его модель социальных отношений. Мнимая ситуация игры и роль позволяют строить поведение свободно, по своему замыслу и в то же время подчиняться нормам и правилам, диктуемым ролью. Высшей формой игры является сю-жетно-ролевая групповая игра, требующая планирования, согласования действий, развития отношений как в сюжетном, так и в реальном плане. К такой игре дети подходят в том случае, если в раннем возрасте у них сложилось игровое отношение к предметам, к их полифункциональному использованию, если они усвоили язык игры - повторение на игрушках тех действий, в каких участвуют сами в реальной жизни, если усвоены навыки общения со сверстниками, умение согласовывать замыслы.

Помимо сюжетной игры, большое положительное влияние на детей оказывают подвижные игры с правилами, - развивают волю к победе, состязательность, саморегуляцию поведения. Интеллектуальный тренинг создают компьютерные игры, настольные игры типа детского лото, домино, кыргызская народная игра «Беш коргоол» и др. Мир детства - это мир игры.

Источник: 
Палагина Н.Н., Психология развития и возрастная психология
Комментарии