Понятие активности

Понятие активности

Понятие активности в сфере научных знаний неоднозначно, и в должной мере не освещается ни в общенаучных, ни в философских, ни в специальных психологических энциклопедиях и словарях. Однако практически всегда активность выступает как универсальное свойство, присущее всему живому. Но в одних случаях она соотносится с поведением; в других сопоставляется с деятельностью; в третьих определяется по составляющим ее компонентам.

Термин активности широко используется в различных сферах науки как самостоятельно, так и в качестве дополнительного в различных сочетаниях. Причём в некоторых случаях это стало настолько привычным, что сформировались самостоятельные понятия. Такие, как активный человек, активная жизненная позиция, активное обучение, активист, активный элемент системы.

«Толковый словарь живого великорусского языка» В. Даля содержит следующее определение активности: «Активный — это деятельный, действующий, жизненный, живой, не косный».

В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова активностью называется «активная, энергичная деятельность».

В «Кратком психологическом словаре» термин «активность» обозначается как «всеобщая характеристика живых существ, их собственная динамика, источник преобразования или поддержания ими жизненно значимых связей с окружающим миром, способность к самостоятельной силе реагирования... Она характеризуется в большой степенью обусловленностью производимых действий, спецификой внутреннего состояния субъекта».

В философии понятие активности рассматривается как универсальное, всеобщее свойство материи, выступающее в одних случаях •мерой направленного действия»; в других - «возбужденным состоянием объекта, обусловливающим обратное воздействие на действие», а в-третьих - «способностью материальных объектов вступать во взаимодействие с другими объектами».

В социологии чаще всего используется понятие социальной активности. Социальная активность рассматривается как явление, как состояние и как отношение. В психологическом плане существенным представляется характеристика активности как состояния — как качество, которое базируется на потребностях и интересах личности и существует как внутренняя готовность к действию. А также как отношения - как более или менее энергичная самодеятельность, направленная на преобразование различных областей деятельности и самих субъектов.

В психологии понятие «активность» применяется для обозначения грех неодинаковых явлений:
1) определенная, конкретная деятельность индивида;
2) состояние, противоположное пассивности (это не всегда актуальная деятельность, а порой только лишь готовность к деятельности, состояние, близкое к тому, что обозначается термином «уровень бодрствования»);
3) инициативность, или явление, противоположное реактивности (действие субъекта внутренне вовлеченно, а не бездумное реагирование).

Общим во всех, этих и других вариантах выступает указание на связь активности с энергией и мобилизованностью.

Научно обоснованный подход к осмыслению понятия активности подготовлен в отечественной психологии идеями Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Д.Н. Узнадзе, Н.А. Бернштейна, Н.С. Лейтеса, работами К.А. Абульхановой, А.Г. Асмолова, Л И. Брушлинского, А.В. Петровского, В.А. Петровского и других исследователей, раскрывших положения о культурно-историческом опосредовании психических процессов, о деятельности, соотношении «внешнего» и «внутреннего» и т.п.

Активность, по мнению Н.С. Лейтеса, выступает «как фактор, характеризующий психические процессы и свойства личности». При этом «под психической активностью - в самом общем виде - можно понимать меру взаимодействия субъекта с окружающей действительностью... как в форме внутренних процессов, так и... внешних проявлений».

Большое значение в науке придается «принципу активности». Н.А. Бернштейн (1966), вводя в психологию этот принцип, представлял его суть в провозглашении определяющей роли внутренней программы в актах жизнедеятельности организма. В действиях человека существуют безусловные рефлексы, когда движение непосредственно вызывается внешним стимулом, но это как бы вырожденный случай активности. Во всех же других случаях внешний стимул только запускает программу принятия решения, а собственно движение в той или иной степени связано с внутренней программой человека. В случае полной зависимости от неё мы имеем место с так называемыми «произвольными» актами, когда инициатива начала и содержание движения задаются изнутри организма.

В психологии в рамках деятельностного подхода также наблюдается некоторое расхождение в трактовке активности. Психологическая теория деятельности рассматривает макроструктуру деятельности в виде сложного иерархического строения. В её состав включают несколько уровней, в числе которых называют: особые виды деятельности, действия, операции, психофизиологические функции. Особенные виды деятельности в этом случае выступают как совокупность действий, вызываемых одним мотивом. К ним обычно относят игровую, учебную и трудовую деятельность. Их же называют формами активности человека (Ю.Б. Гиппенрейтер 1997). Борис Ананьев, помимо указанных, к множеству «активно-деятельностных форм отношения человека к миру» причисляет также боевую и спортивную деятельность, познание, общение, управление людьми, самодеятельность. Активность, в данном случае, соответствует особенной форме деятельности или особенной деятельности.

Сергей Рубинштейн выдвинул принцип, согласно которому внешние воздействия вызывают эффект, лишь преломляясь сквозь внутренние условия. Данный принцип противостоял как представлениям о фатальной предопределенности активности со стороны внешних воздействий, так и истолкованию активности как особой силы, не зависящей от взаимодействия субъекта с предметной средой. С данным принципом тесно связаны представления о направленности личности и идея пассивно-активного характера потребностей человека.

Особый подход к проблеме соотношения «внешнего» и «внутреннего» утверждается в работах Алексея Леонтьева. В своей книге Деятельность. Сознание. Личность» он предложил формулу активности: «Внутреннее (субъект) воздействует через внешнее и этим само себя изменяет».

Дмитрий Узнадзе в своей теории указывал на наличие зависимости характера активности субъекта от имеющейся у него установки, то есть готовности человека воспринимать мир определенным образом, действовать в том или ином направлении. Активность при этом выступает как направляемая установкой и существующая благодаря установке, как устойчивая к возмущающим воздействиям среды.

Вызывает интерес трактовка понятия активности В.А. Петровского (1996), предлагающего рассматривать личность как подлинный субъект активности. В истории становления деятельности В.А. Петровский выделяет три последовательных этап:
1-й этап - функционирование (или жизнедеятельность особи как предпосылка деятельности). Функционирование - первое и простейшее проявление жизни - может быть описано в плане взаимодействия субъекта с объектом, в ходе которого обеспечивается целостность присущих субъекту телесных структур. Функционирование опирается на возможности непосредственного взаимодействия субъекта с его окружением. Отлучение живых тел от источников их существования оказывается гибельным, так как способности к функционированию ещё недостаточно для преодоления возникших барьеров;
2-й этап — деятельность как условие выживания субъекта. Деятельность снимает присущие предыдущей ступени развития ограничения. Посредством деятельности субъект получает возможность достичь предмет, прежде удаленный от него, но необходимый для функционирования.
3-й этап - активность как высшая форма развития деятельности. В процессе развития человека возникают новые, вспомогательные формы взаимодействия с миром, нацеленные на обеспечение и поддержание самой возможности деятельности субъекта. Эти формы движения складываются внутри предшествующих деятельностей и, перерастая в деятельность, носящую самоподчиненный характер, они становятся тем, что может быть названо активностью субъекта.

В.А. Петровский и А.В. Петровский также ввели в психологию новое понятие «надситуативная активность», определяя ее в качестве движущего момента деятельности: «В актах выхода субъекта за рамки ситуации через преодоление обусловленных ею ограничений, иначе говоря, в явлениях надситуативной активности, с отчетливостью выступает момент движения деятельности, то есть то, что мы обозначаем как собственно активность субъекта». Здесь речь идет о надситуативной активности, в которой преодолевается ситуация за счет повышения активности субъекта, обеспечивающей «выход за пределы ситуации».

По мнению К.А. Абульхановой-Славской (1991), посредством активности человек решает вопрос о согласовании, соизмерении объективных и субъективных факторов деятельности. Мобилизуя активность в необходимых, а не в любых формах, в нужное, а не в любое удобное время, действуя по собственному побуждению, используя свои способности, ставя свои цели. Тем самым, оценивая активность как часть деятельности, как ее динамическую составляющую, реализуемую ситуативно, то есть в нужный момент времени.

В 70-е годы, в начале разработки проблемы активности в отечественной психологии, интерес исследователей к категории активности был обусловлен также неприятием некоторых тенденций в общественной жизни, формировался особый взгляд на человека, преодолевающего барьеры своей природной или социальной ограниченности существа.

Ключевые слова: 
Источник: 
Коверзнева И. А. Психология активности и поведения. Мн., 2010.

Отправить комментарий