Иерархия потребностей

Когда нам чего-то не хватает, мы испытываем нужду, а вместе с тем выражаем зависимость от этого чего-то. Престарелые и одинокие нуждаются в опеке, помощи, сочувствии. Голодный человек нуждается в пище. Именно поэтому считается, что потребность — состояние живого существа, выражающее его зависимость от того, что составляет условия его существования. Неживое не испытывает потребности.

Состояние нужды в чем-то вызывает дискомфорт, психологическое ощущение неудовлетворенности. Это напряжение заставляет человека проявлять активность, что-то предпринимать, чтобы снять напряжение. Удовлетворение потребности — процесс возвращения организма в состояние равновесия. Поев, мы удовлетворяем чувство голода и приводим организм в состояние баланса и комфорта.

Первым, кто разобрался в структуре потребностей, выявил их роль и значение, был американский психолог Абрахам Маслоу (1908—1970). Его учение называется иерархической теорией потребностей. А. Маслоу расположил потребности в восходящем порядке от низших биологических до высших духовных.

1. Физиологические потребности — в воспроизводстве людей, пище, дыхании, физических движениях, жилище, отдыхе, предохранении себя от неблагоприятных воздействий климата (жары, холода и т.д.). Их еще называют витальными, т.е. ответственными за сохранение жизни человека.

2. Потребности в безопасности выражают стремление сохранить и защитить свою жизнь, обезопасить себя, родных и свое жилище от вторжения, стихийных бедствий, дискомфорта. Физическая безопасность — потребность в хорошем здоровье, отсутствии насилия над личностью и жизнью человека. Речь идет об уверенности в завтрашнем дне, стабильности условий жизнедеятельности, потребности в определенном постоянстве и регулярности окружающего социума, например в безопасности на улицах, отсутствии войн и конфликтов, а также стремлении избежать несправедливого обращения. Экономическая безопасность — потребность в гарантированной занятости, страховании от несчастных случаев, желание иметь постоянные средства существования (заработок).

3. Социальные потребности свидетельствуют о том, что человек — существо социальное, коллективное и вне группы жить не может. Мы жаждем дружбы, привязанности, любви, принадлежности к сообществу, общения, участия в организациях, заботы о другом и помощи близких. Социальные потребности указывают на стремление человека не выделяться, быть как все, быть равным другим.

4. Престижные потребности, напротив, показывают, что человеку вместе с тем присуще свойство выделяться чем-либо, обгонять других, быть не равным им, обращать на себя особое внимание и искать преимуществ. Стремление выделиться движет служебным ростом, желанием сделать карьеру, получить более высокие статус, престиж, признание, оценку. Их называют еще эгоистическими, или потребностями в оценке, ибо они ориентированы на самого себя. Стремление, мотивация к успеху, достижениям, соперничеству относятся именно сюда.

5. Духовные потребности — это стремление к самореализации, необходимость выразить через творческую активность все, на что способен человек. Однако духовные потребности многообразны и чрезвычайно важны в жизни человека. А. Маслоу называл их основными, или базисными потребностями, а за их роль в стимулировании человеческой деятельности — мотивационными переменными (но не мотивами в строгом смысле слова).

Первые два типа потребностей названы первичными (врожденными), три других — вторичными (приобретенными). Взрослея, человек все большее значение придает вторым. Таким образом, процесс духовного взросления — это процесс возвышения потребностей, т.е. замещения первичных вторичными.

Отечественные психологи, в частности А.В. Петровский, совершенно правильно полагают, что высшая, пятая, потребность — в самореализации это по существу потребность индивида стать личностью. Известны эксперименты, убедительно доказывающие его правоту.

Пружиной, своеобразным мотором, приводящим потребности в движение, выступает принцип иерархии. Согласно ему, потребности каждого нового уровня становятся актуальными (насущными), заявляют о себе лишь после того, как удовлетворены запросы предыдущего.

Побудительной силой обладают только неудовлетворенные потребности.
Голод движет человеком до тех пор, пока он не утолит его. Следовательно, реальный потенциал (сила воздействия) потребности есть функция от степени ее удовлетворения. Сила воздействия потребности, ее интенсивность, кроме того, зависят от занимаемого ею места в общей иерархии. Физиологические потребности, независимо от степени воздействия их удовлетворения, обладают большей силой воздействия, чем, например, эгоистические, занимающие четвертую ступеньку. По мере продвижения вверх сила воздействия скорее убывает, нежели возрастает. Действительно, голодный и холодный человек вряд ли будет думать о стихах или наслаждаться величием классической музыки. Только одиночки способны на такие подвиги. Голод чаще о себе заявляет, чем скажем, потребность в общении. Сколько вы можете пробыть без еды, не испытывая дискомфорта? А без общения с другими людьми?

Профессионализм социолога проявляется в том, насколько четко он ставит задачу исследования. Иногда клиент сам не знает, чего хочет. Задача социолога со всем этим разобраться, прежде чем начинать исследование. Именно в искусстве формулировать задание и правильно задавать вопросы и состоит прежде всего талант социолога. В зависимости от задачи составляется анкета. Это тоже целая наука. В вопросах, например, надо избегать сложных понятий и длинных предложений, следует давать объяснительные вводки, формулировать вопрос так, чтобы в нем заранее не подразумевался ответ, и расставлять вопросы-«ловушки».
М. Озерова

Высшие потребности поддаются сознательному регулированию, а низшие нет. Если низшие потребности присущи всем людям в равной мере, то высшие — в неодинаковой. Образованные и необразованные люди в равной мере испытывают чувство голода, но вторые вряд ли испытывают острую потребность в творчестве. Неодинаково присущи людям социальные (стремление к общению) и эгоистические (намерение выдвинуться, сделать карьеру) потребности.

И еще одна важная особенность: высшие потребности вносят больший вклад в формирование личности, нежели низшие. Можно выразиться еще определеннее: там, где начинаются высшие потребности, там, собственно говоря, начинается личность.

Подавление потребностей любого уровня деформирует личность и поведение. Человек с подавленными потребностями неполноценен. Его неполноценность выражается в апатии, стремлении избегать ответственности, беспричинном страхе. Чаще всего причиной многочисленных комплексов неполноценности выступает аморальное окружение — пьющие родители или друзья, пребывание в тюрьме или психбольнице, а иногда и в армии, если там процветает дедовщина.

Неудовлетворенные потребности приводят к массовому недовольству и раздражению населения. Многочисленные факты невыплаты зарплаты шахтерам, учителям, врачам показывают, что правительство не заботится об удовлетворении потребностей первого уровня. Когда игнорирование жизненных потребностей людей становится хроническим явлением, они вынуждены защищать свои интересы с помощью демонстраций, забастовок, гражданского неповиновения, мятежей и революций. В середине 1990-х гг. в наш обиход вошло выражение «рельсовая война»: тысячи голодающих пикетчиков перекрывали железнодорожные магистрали, останавливали поезда, требуя выплаты того, что они заработали своим трудом.

Рост преступности, принявший в 1990-е гг. массовый характер, вынудил россиян бояться за собственную жизнь и жизнь своих близких. Криминальные разборки, заказные убийства, физическое насилие на улицах, квартирные кражи, бытовой бандитизм и хулиганство резко повысили уровень социальной напряженности. Рядовые граждане почувствовали, и об этом свидетельствуют социологические опросы, что жить в таком обществе стало небезопасно.

В 1990-е гг. большинство россиян стали жить хуже. Это общеизвестный факт: материальный уровень жизни в это время снизился, по разным оценкам, в 2—4 раза по сравнению с концом 1980-х. Сложнее стало приглашать и ходить в гости, посещать театры и выставки, поддерживать социальные связи. Люди стали меньше общаться еще и потому, что ухудшилось общее настроение и психологическая атмосфера в обществе. В терминах теории Маслоу не удовлетворяется третий уровень потребностей — социальный.

В то же время легче стало удовлетворять четвертый уровень — престижные потребности. Разумеется, не для всего населения, а для определенных слоев, которые прежде таких возможностей не имели. «Новые русские» — крупная, средняя и мелкая буржуазия, сформировавшаяся у нас за годы капиталистического строительства, возводит престижные особняки и коттеджи, покупает иностранные машины, одевается в импортную одежду, отдыхает на зарубежных курортах. В меньших объемах и не столь дорогостоящие блага стали доступны также значительной части среднего класса. Не только в Москве, но и в большинстве других городов России в 2—3 раза возросло количество частных машин, загородных дач и домов, количество выезжающих за рубеж туристов.

Кто хочет нравиться в свете, тот должен заранее примириться с тем, что его станут там учить давно известным вещам люди, которые понятия о них не имеют.
Н. Шамфор

Особо следует поговорить о пятом уровне потребностей — духовных. Они играют не меньшую роль, чем другие, хотя расположены на самой вершине и изображены небольшим треугольничком. Кажется, что до них дело доходит в самую последнюю очередь — после того, как удовлетворены все иные потребности. Но такое случается не всегда. Русскую нацию во все времена отличала неистребимая жажда духовного. Мы создавали художественные шедевры, строили великолепные дворцы и храмы, писали о вечном и прекрасном в любом состоянии, а не только на сытый желудок и в безопасности. Нашей стране большую часть истории приходилось жить не в изобилии и достатке, тем не менее народное творчество не иссякало, а феномен русской интеллигенции поражает весь мир. Оказывается, как это считают многие мыслители, развитие духовной сферы общества происходит в целом независимо от экономического благополучия.

Оговорка «в целом» неслучайна. Речь идет об общей тенденции развития, но когда мы рассматриваем отдельные семьи или группы населения, картина усложняется. Когда человек теряет смысл жизни, он начинает духовно деградировать. Вначале утоляет духовный вакуум в спиртном или наркотиках, затем, когда процесс становится необратимым и болото бездуховности его прочно вбирает в себя, человек встает на путь преступления и потери собственного «Я». Происходит распад личности, центром которого всегда является духовное начало. Многие кончают жизнь самоубийством, превращаются в рецедивистов, бездомных, пополняя ряды так называемых деклассированных слоев.

Социолог-исследователь несет ответственность за те слова, которые он использует. Он не вправе оставаться на уровне «туманных» дефиниций и отвлеченных рассуждений об объекте. Он обязан показать, какие конкретно индикаторы, высвечивающие те или иные черты, стороны, характеристики объекта, дадут ему необходимую, достоверную и релевантную информацию об изучаемых социальных явлениях и процессах. В его «компетенцию» не входят такие отвлеченные понятия, как «менталитет», «социальная справедливость», «культура» и прочие категории, отличающиеся высоким уровнем абстракции.
И.А. Шмерлина

Духовное опустошение наступает даже у материально обеспеченных, вполне благополучных людей. Погоня за деньгами или карьерой, когда то и другое из средства превращается в цель существования, внутренне опустошает человека. Часто очень богатые люди являются в то же время весьма неудовлетворенными своей жизнью. Подобное происходит буквально во всех странах. Как вы думаете, в чем причины? Утрачена теплота человеческих отношений, потерян смысл жизни?

Чем выше находится в пирамиде Маслоу потребность, тем сложнее ее удовлетворить. Самыми неподатливыми являются духовные. Удовлетворить их — значит обрести ясный смысл жизни, предпочесть добро — злу, общественную выгоду — личной, честь — бесчестью и т.п. Но как труден и нескор нравственный выбор? Какое количество препятствий и соблазнов приходится преодолевать человеку, какую силу воли проявлять для того, чтобы обрести духовную свободу!

Если за точку отсчета брать всю историю человечества, можем ли мы утверждать, что сегодня духовно ориентированных людей стало больше, чем раньше? Вряд ли кто даст однозначный ответ. Возможно, их стало больше, а возможно — и нет. Может статься, что подвижников духа ни убавилось, ни прибавилось. В этой сфере вообще трудно построить какой-либо график.

Но о прогрессе общества можно судить однозначно — он происходит. Человеческое общество с каждым шагом продвигается вверх по лестнице цивилизованности. Объем духовной информации (научные знания, культурные и религиозные ценности и произведения) постоянно расширяется. Просвещение и наука прогрессируют. Но следует ли отсюда, что количество людей, ведущих духовно насыщенную жизнь, возрастает?

Для изучения альтруистической любви американский социолог русского происхождения П. Сорокин проанализировал около 4600 жизнеописаний святых и 500американцев—современных носителей энергии любви. Он собирал исторические и личные свидетельства, экспериментально проверял гипотезы и личные свидетельства на студентах колледжей, пациентах больницы. И пришел к выводу: альтруистическая любовь необходима для здоровья не только отдельных индивидов, но также социальных институтов, общества в целом. Спасение человечества в том, чтобы подняться на более высокий моральный уровень посредством благодати творческой любви. П. Сорокин установил, что в сравнении с другими группами населения религиозные люди отличаются наибольшим долголетием. Таким способом П. Сорокин ввел в научный оборот религиозные понятия и ценности, придав им значение фундаментальных социологических категорий.

Что мешает человеку приобщаться к возвышенному, не ограничивая себя низшими потребностями? Занять первые четыре ступеньки человека толкает нужда. Он должен есть, обезопасить себя, жить в сообществе людей, наконец, он должен продвигаться, чтобы получать больше денег, привилегий, наград. На первые две ступеньки человека выталкивает природа (физические потребности), на вторые две — общество. А что толкает его к духовным целям? Прирожденных потребностей стремления к духовному у человека нет. Это не заложено от природы. Часто научить духовным ценностям не может и общество, хотя школа и средства массовой информации постоянно толкуют о пользе воспитания, учтивости, добрых побуждений.

К сожалению, одной своей стороной общество убеждает нас в необходимости добрых дел, а другой — отворачивает от них, постоянно демонстрируя примеры недоброго, эгоистичного, безнравственного. Казнокрадство, коррупция, мошенничество, встречающиеся на каждом шагу и транслируемые газетами, радио и телевидением, бульварная и низкопробная литература, издаваемая массовыми тиражами, наконец, отсутствие у правительства политической воли исправить положение дел и покончить с преступностью — все это служит наглядным уроком бездуховности. И часто он более понятен, доступен и убедителен для молодежи, нежели урок возвышенных дел. Мы убеждаем себя: живут же другие люди, не думая о духовном, а почему я должен напрягать свою волю и тратить нервы в борьбе со злом. Но не просто живут, а живут лучше, сытнее, комфортнее поборников нравственности.

Свобода выбора — это одновременно предпосылка и препятствие для стремления к духовным вершинам. Духовную пищу мы оставляем на потом. На первое место ставим материальные потребности, удовлетворять которые нас принуждает природа. А кто или что принуждает заботиться о духовных потребностях? Никто и ничто, только мы сами. Мы свободны выбирать, а раз так, то откладываем их назавтра. В прежние времена гости столицы, сделав запасы провизии и одежды, посещали музеи и выставки, часто удивляя принимающих их хозяев своей осведомленностью. Оказывается, что последние не следят за новыми постановками, выставками, памятниками. Коренные москвичи полагают, что, поскольку они постоянно находятся в гуще культурной жизни, на выставки и в музеи можно всегда сходить. Но почему-то это «всегда» никогда не наступает. Сегодня ситуация изменилась. Кроме «челноков» в Москву, приобщиться к культуре, просто так уже не приезжают, хотя после демократических преобразований духовная жизнь стала намного разнообразнее и интереснее.

Источник: 
Кравченко А.И. - Психология и педагогика (Высшее образование) - 2008