Внимание

В психологии существует несколько определений внимания. Иногда внимание сводили к явлению, обеспечивающему ясность и отчетливость восприятия. Представители так называемой эмоциональной школы в психологии считали, что все факторы внимания объясняются психологией эмоций. Именно эмоция придает объекту восприятия или представления ясность и отчетливость. Моторная теория внимания (Т. Рибо) сводила внимание к приспособительным движениям. Неоднократно внимание связывали (и даже отождествляли) лишь с ориентировочным рефлексом или с ориентировочно-исследовательской деятельностью. Д.Н. Узнадзе отождествлял внимание с актом объективации, когда при затруднении или сбое деятельности слабое звено импульсивного поведения переводится в сознание, становится предметом познавательной активности человека. П.Я. Гальперин определяет внимание как идеальное, свернутое и автоматизированное действие контроля, хотя контроль и коррекцию деятельности следует считать лишь одной из функций внимания.

Вероятно, наиболее широким и адекватным является определение понятия внимания, данное Н.Ф. Добрыниным. Внимание — это направленность и сосредоточенность психической деятельности. Под направленностью понимается избирательный характер этой деятельности и ее сохранение, а под сосредоточением — углубление в данную деятельность и отвлечение от остального. Из этого определения следует, что у внимания нет своего собственного продукта, оно лишь улучшает результат других психических процессов. Внимание нельзя изучать «в чистом виде», оно не существует как отдельное явление и не отделимо от других психических процессов и состояний.

Н.Ф. Добрынин при определении внимания использует понятие «значимость»: внимание — это направленность психической деятельности и сосредоточенность ее на объекте, имеющем для личности устойчивую или ситуативную значимость. Это дополнение, однако, вряд ли следует считать существенно обогащающим предыдущее. Оно лишь уточняет то, что давно известно: эмоции, интерес, потребности очень важны для понимания явления внимания. Тем не менее такая трактовка внимания является достаточно широкой, фактически включая упомянутые выше редукционистские подходы.

Кроме отмеченной трудности изучения внимания (его разной и односторонней трактовки), есть еще одна — проблема адекватных методов его исследования. Многие десятилетия феноменологический критерий внимания (ясность и отчетливость того, что входит в поле внимания) оставался, по существу, единственным. В этом плане отметим значительный прогресс в разработке оригинальных методик изучения внимания, достигнутый в последние десятилетия в русле когнитивной психологии. Феноменологический критерий внимания должен быть дополнен другими: продуктивным (внимание повышает продуктивность деятельности), мнемическим (запоминается то, что входит в поле внимания), а также регистрацией внешних проявлений внимания (Ю.Б. Гип-пенрейтер). В то же время многие психологи приходят к выводу, что только путем проведения экспериментов невозможно вскрыть сущность внимания. Не случайно и то, что даже некоторые современные психологи понятие «внимание» подменяют термином «избирательность». И многочисленные модели внимания, предлагаемые когнитивной психологией, фактически также страдают сведением сути внимания к его одной функции — отбору информации.

Виды внимания

Феномены и проявления внимания настолько разнообразны, что есть возможность выделять его виды по разным основаниям. Например, У. Джемс выделяет следующие виды внимания, руководствуясь тремя основаниями: 1) чувственное (сенсорное) и умственное (интеллектуальное); 2) непосредственное, если объект интересен сам по себе, и производное (опосредованное); 3) непроизвольное, или пассивное, не требующее усилий, и произвольное (активное), сопровождающееся чувством усилия. Именно последний подход оказался особенно популярным.

Непроизвольное внимание обращается на что-то без намерения сделать это и не требует волевых усилий. Оно, в свою очередь, может подразделяться на вынужденное (естественное, врожденное или инстинктивное, детерминированное видовым опытом), невольное, зависящее, скорее, от индивидуального опыта, и привычное, обусловленное установками, намерением и готовностью выполнить какую-то деятельность.

Произвольное внимание, которое часто называли раньше волевым, обращается на объект и удерживается на нем при сознательном намерении сделать это и требует волевых усилий, поэтому иногда оно считалось стадией конфликта, растраты нервной энергии. Оно привлекается и удерживается вопреки факторам непроизвольного внимания (не новым, не сильным раздражителем, не связанным с базовыми потребностями и т.д.), и обусловлено социально. Его формирование, по Л.С. Выготскому, начинается с указательного жеста взрослого, организующего внимание ребенка с помощью внешних средств.

Если деятельность увлекает человека, происходит переход к послепроизвольному вниманию (вторичному непроизвольному), волевых усилий уже не требуется. С произвольным оно сходно по чувству активности, по целенаправленности и подчиненности намерению. Н.Ф. Добрынин подчеркивает возможность взаимопереходов и сосуществования указанных трех видов внимания.

В.И. Страхов детально раскрывает в своих работах особенности и факторы еще одного вида внимания, которое он называет самонаправленным, предлагая это понятие с целью развития и уточнения термина «внутреннее внимание». Используемое им понятие шире, поскольку объектом самонаправленного внимания может быть собственный поведенческий облик, речь, общение, социальная роль и т.д. Этот вид внимания имеет и специфические функции; например, он обусловливает самоинформированность об изменениях личности и поведения. Эффективное использование самонаправленного внимания требует тренировки и немалых усилий.

Наконец, есть еще одна классификация (мало распространенная), выделяющая внимание индивидуальное и коллективное. Последнее является, в частности, важнейшим условием эффективности учебного и тренировочного процесса (В.И. Страхов). Оно формируется в группе совместно занятых исполнителей единой деятельности, при этом внимание одного члена группы влияет на внимание других. При синхронном внимании отмечается максимальное совпадение в функционировании внимания всех участников деятельности. Плохо, когда оказываются несовпадающими периоды ослабления внимания участников совместной деятельности. Как хорошо известно учителям, при работе со всем классом управлять вниманием некоторых учащихся почти невозможно, тогда как индивидуальное занятия с ними позволяют обычно достаточно успешно организовывать их внимание. С учетом большого практического значения проблема специфики коллективного внимания, его закономерностей требует дальнейшей разработки.

Свойства внимания

К свойствам (или характерным особенностям) внимания относят его устойчивость, концентрацию, распределение, объем и переключение.

Концентрация внимания характеризует интенсивность сосредоточения и степень отвлечения от всего, что не входит в поле внимания. Не случайно Титченер предлагал для измерения концентрации внимания использовать воздействие постепенно усиливающимися побочными раздражителями: чем больше концентрация, тем более интенсивным будет тот из них, который испытуемый впервые заметит. Эта идея не была, однако, реализована в виде конкретной методики. Глубокая концентрация полезна, когда деятельность связана с изучением отдельных особенностей объектов и может протекать не слишком быстро (например, при решении школьником трудной задачи). Там же, где требуется частое переключение внимания, полное сосредоточение на одной деятельности скорее нецелесообразно, поскольку может вести к ошибкам. Важным условием поддержания оптимальной интенсивности внимания являются рациональная организация труда с учетом индивидуальных особенностей работоспособности, а также оптимальные внешние условия (тишина, освещение и т.д.).

Особый интерес представляет состояние полной поглощенности предметом деятельности (например, творческое вдохновение, медитация, мистический экстаз и т.д.). М. Чиксентмихайи назвал это «состоянием потока», выделив некоторые его характеристики: слияние действия и осознания, сосредоточение внимания на ограниченном поле стимулов, потеря Эго или выход за его пределы, чувство власти и компетентности, ясные цели и т.п. В состоянии потока резко сужено сознание человека, все мысли как бы растворены в выполняемых им действиях. Основное условие возникновения такового состояния — соответствие требований ситуации умениям субъекта деятельности: ситуация воспринимается как проблемная, но разрешимая.

Распределение внимания — это такая организация психической деятельности, при которой одновременно выполняются два или более действия (Н.Ф. Добрынин). Заметим, что должны быть разные действия, цели, а не просто два объекта в поле внимания. Распределение внимания часто дополняется или заменяется его быстрым переключением, вот почему следует скептически относиться к указаниям на то, что многие известные личности могли выполнять несколько видов деятельности одновременно (например, известно, что Н.Г. Чернышевский одновременно мог писать статью и диктовать секретарю перевод книги по истории). В конце XIX в. при проведении экспериментальных исследований не исключалась возможность быстрого переключения внимания. Когда же задания должны были выполняться одновременно и каждое требовало концентрации внимания, было установлено, что в редких случаях испытуемые успешно справлялись с каждым из них.

Главное условие успешного распределения внимания заключается в том, что по крайней мере одно действие должно быть хотя бы частично автоматизировано, доведено до уровня навыка. Поэтому можно, например, (в спокойной обстановке, без отвлекающих раздражителей) легко совмещать слушание речи несложного содержания и какую-то ручную работу. Труднее выполнять два вида умственного труда. Известно, что студенты-первокурсники нередко чередуют слушание и запись лекции и в результате получают очень неполные конспекты. Самое сложное — это распределение внимания между двумя мыслительными процессами с разным содержанием (например, обдумывание мысли и слушание рассуждения на другую тему). Попытка хорошо осознать оба ряда мысли вызывает состояние эмоциональной напряженности. Итак, главным способом совершенствования распределения внимания является освоение деятельности.

Доказано, что после длительной тренировки можно даже одновременно читать текст и писать под диктовку слова, достаточно полно осознавая и тот, и другой материал (Э. Спелке и У. Херст). Это демонстрирует большие возможности автоматической переработки информации человеком. У. Найссер, обсуждая данную проблему, отмечает, что она пока далека от решения: трудности при попытке делать два дела одновременно могут иметь много причин. У. Найссер считает, что, возможно, мы никогда не научимся выполнять двойные задания только потому, что редко бывает серьезный повод попытаться сделать это.

Объем внимания — это количество не связанных объектов, которые могут восприниматься одновременно ясно и отчетливо. Из определения следует, во-первых, что объем внимания меньше, чем объем восприятия. Во-в.торых, такое определение диктует жесткие требования в отношении методик, направленных на измерение объема внимания. В частности, время предъявления визуальной стимуляции должно быть не более 0,1 с, чтобы была невозможна смена точки фиксации взгляда. Это позволяет делать специальный прибор — тахистоскоп, появившийся около 100 лет назад. Ясно также, что для измерения объема внимания нельзя использовать буквы, образующие слово. При измерении объема слухового внимания испытуемый должен сосчитать число быстро следующих один за другим щелчков (или определить, одинаково ли их количество в двух сериях).

У взрослого человека объем зрительного внимания в среднем составляет 3—5 (редко 6) объектов, тогда как у младших школьников — от 2 до 4. Тренировка лишь стабилизирует результаты на верхнем пределе. Объем слухового внимания обычно на единицу меньше. Кроме того, объем внимания зависит от расположения стимулов на экране, степени их знакомости, от возможности сгруппировать их. Важен и характер задания: просто определить количество стимулов или же назвать их. Ограниченность объема внимания нужно учитывать на практике, когда мы хотим, чтобы визуальная информация «схватывалась» мгновенно. Не случаен и тот факт, что в шрифте для слепых используется матрица из шести точек, позволяющая распознавать знак одним прикосновением.

Переключение внимания отличается от его отвлечения тем, что это сознательное, преднамеренное, целенаправленное изменение направленности психической деятельности, обусловленное постановкой новой цели. Таким образом, к переключению нельзя относить любой перенос внимания на другой объект. Некоторые известные психологи (в частности К. Марбе) считали данное свойство врожденно обусловленным и доступным лишь немногим людям. Позже, однако, было показано, что тренировка, специальное обучение могут улучшать переключаемость внимания. В то же время она действительно тесно связана с таким свойством нервных процессов, как их подвижность — инертность, что ограничивает возможности упражнения.

Иногда выделяют завершенное (полное) и незавершенное (неполное) переключение внимания. В первом случае после переключения на новую деятельность периодически происходит возврат к предыдущей, что ведет к ошибкам и снижению темпа работы. Это, например, бывает, когда новая деятельность неинтересна, когда не осознается ее необходимость. Если же неинтересной, наоборот, была первая деятельность или она продолжалась долго, то переключение внимания происходит легко. В процессе обучения важно своевременно изменять деятельность учащихся, поскольку негативно, влияют на ее продуктивность и на психическое состояние как слишком частое, так и очень редкое переключение. Хорошо известно и то, что переключение внимания затруднено при его высокой концентрации, и это часто приводит к так называемым ошибкам рассеянности.

Все методики измерения переключаемое внимания построены по одному принципу. На первом этапе в течение определенного времени выполняется одна деятельность, затем, обычно столько же времени, другая. После этого испытуемый в течение вдвое большего времени выполняет два вида деятельности, многократно чередуя их. Сравнение суммарного показателя продуктивности двух первых этапов и последнего этапа и позволяет судить об уровне развития переключаемости внимания. При некоторых психических заболеваниях патологическая инертность нервных процессов ведет к тому, что именно это свойство внимания страдает в наибольшей степени.

Разные свойства внимания, как отмечает С.Л. Рубинштейн, в значительной мере независимы друг от друга, т.е. внимание, хорошее в одном отношении, может быть не таким совершенным в другом. В то же время свойства внимания можно сгруппировать, объединив, например, объем и распределение как характеризующие широту внимания, а также устойчивость, колебания и переключение как свойства, в которых проявляется динамическая сторона внимания.

Устойчивость внимания определяется длительностью, в течение которой сохраняется его концентрация. Кратковременные колебания внимания, не замечаемые субъектом в деятельности и не влияющие на ее продуктивность, неизбежны. По некоторым данным, они имеют периодический характер (Н.Н. Ланге) и проявляются, например, при восприятии двойственных изображений или едва заметных различий, очень слабых раздражителей, повторяясь через несколько секунд. В экспериментах Н.Ф. Добрынина, однако, испытуемые работали без заметных отвлечений внимания 20—40 минут. Лишь периодически наступающее утомление ведет к снижению концентрации внимания, ухудшающему результат деятельности.

От чего зависит возможность длительного удержания внимания на объекте, явлении или деятельности? Важнейшее условие этого почти одинаково описано в работах классиков психологии — Г. Гельмгольца, У. Джемса, С.Л. Рубинштейна. Никто не способен непрерывно сосредоточивать внимание на неизменяющемся объекте мысли. Когда объект не доставляет новых впечатлений, внимание отвлекается от него. Исключением являются, вероятно, случаи патологических состояний сознания (например, фиксированные идеи). Только постоянно раскрывая в предмете восприятия или мысли новое содержание, можно сохранить устойчивость внимания. С.Л. Рубинштейн отмечает, что сосредоточение внимания — это не остановка мыслей на одной точке, а их движение в едином направлении. Однообразие, монотонность «притупляет» внимание, угашает его. Важно также, чтобы изменяющееся содержание объединялось какими-то отношениями в единое целое, образовывало систему, сосредоточенную вокруг одного центра, отнесенную к одному предмету.

У. Джемс обсуждает точку зрения Ж. Кювье, утверждавшего, что гений — это прежде всего внимание. Он пишет, что интеллект, бедный знаниями, неподвижный и неоригинальный, едва ли будет в состоянии долго сосредоточивать внимание на одном предмете. Поэтому можно сказать, что не внимание создает гения, а гениальность позволяет сохранять устойчивое внимание, находить все новые стороны в объектах, связанных между собой «рациональным принципом». Данное условие устойчивости внимания объясняет, почему так важно, борясь с отвлечениями при работе с учебным материалом, разнообразить приемы его осмысления, переработки информации, а не просто однообразно повторять запоминаемое.

Другими факторами устойчивости внимания являются интерес к материалу, его связь с потребностями, знакомость и понятность, трудность выполняемой деятельности, индивидуально-психологические особенности личности (такие, например, как свойства темперамента и уровень развития волевых черт характера), комфортные или отвлекающие внимание условия, в которых деятельность выполняется, а также психическое состояние человека. Внимание ученика хорошо удерживается на материале, раскрывающем новые стороны в том, что в какой-то мере ему известно. Наоборот, длительное сосредоточение на непонятном материале почти невозможно. Интерес обусловливает получение знаний, а знания вызывают интерес. Очень трудно долго удерживать внимание и на слишком простой деятельности или на объектах, которые «не поддаются развитию».

При описании одной из разновидностей устойчивого внимания, не требующего волевых усилий для его поддержания, М. Чиксентмихайи использует понятие «поток». В состоянии потока действие следует за действием «согласно внутренней логике», человек чувствует, что действия находятся в его власти. При этом художник, например, может часами увлеченно и самозабвенно работать над картиной. В таком состоянии он переживает также чувство власти и компетентности, его сознание сужено, забывается все, что не связано с основной деятельностью. Главное условие возникновения потока — соответствие требований ситуации умениям человека.

Последнее, что следует отметить при обсуждении условий устойчивости внимания, — это рассеянность как следствие его патологической подвижности, неустойчивости, отвлекаемости. Иногда такое внимание называют порхающим, оно «ведет себя», как бабочка, постоянно перелетающая с цветка на цветок. Хорошими примерами порхающего внимания может быть рассеянность, характерная для гиперактивных, подвижных и помехонеустойчивых детей, для больных, страдающих паранойей. Проблемы с устойчивой концентрацией внимания часто возникают в старческом возрасте, а также в состояниях тревоги и депрессии.

В последние десятилетия за рубежом проблемы внимания исследовались главным образом в русле когнитивной психологии. Именно представителями этого направления были предложены наиболее интересные модели и теории внимания, для подтверждения которых проведено множество экспериментов.

Первые модели внимания по-разному решали вопрос о том, как осуществляется отбор информации, когда мы одновременно получаем разные сообщения и должны «отслеживать» одно из них (релевантное), игнорируя остальные (иррелевантные). Представление о ранней фильтрации информации по физическим признакам (Д. Бродбент) сменилось моделью аттенюатора (Э. Трейс-ман), согласно которой иррелевантная информация не блокируется полностью, а лишь ослабляется. Позже появились теории поздней селекции: отбор информации происходит лишь после семантического анализа всех знакомых стимулов. Наконец, теории гибкой и множественной селекции (М. Эрдели) вообще не фиксируют место «бутылочного горлышка», сужающего поток информации. Селективность ее переработки обеспечивается множеством механизмов, которые либо срабатывают автоматически, либо контролируются сознательно (Р. Шиффрин и У. Шнайдер). Прослеживается тенденция при объяснении явлений внимания все больше учитывать активную роль субъекта, его сознания и самосознания в регуляции потока информации.

Другой подход рассматривает внимание как умственное усилие. Ограниченный объем ресурсов внимания ставит проблему оптимального распределения этих ресурсов, которая решается в модели Д. Канемана. В данной модели блок «политики распределения» дозирует умственные усилия с учетом прежде всего трудности деятельности, уровня физиологической активации, некоторых постоянных правил (например, следут обращать внимание на собственное имя). Показано, что надежным показателем динамики умственного усилия является изменение диаметра зрачка. Модель хорошо объясняет многие факты, относящиеся к распределению внимания, она соответствует житейским представлениям и запросам практики, дает новый взгляд на механизмы избирательности восприятия. В дальнейшем была поставлена проблема физиологической природы ресурсов внимания.

Инициатором иного подхода к трактовке внимания в когнитивной психологии стал У. Найссер. Он ввел понятие «предвнимание» и сначала выделил два вида процесса переработки информации: пассивную предвнимательную переработку на первой стадии и внимательную, или фокальную, переработку, когда идет активное конструирование образа, на второй стадии. Позже центральными понятиями в модели У. Найссера стали «перцептивный цикл» и «схема», а внимание рассматривалось как перцептивное действие. Одни схемы формируются в процессе научения или неоднократного выполнения определенного круга задач и затем обеспечивают отбор и избирательное использование информации. Они подготавливают субъекта к принятию информации какого-то вида, направляют исследование, которое и обеспечивает получение именно этой информации. Автоматически операции обработки информации У. Найссер объясняет работой других схем — простых, автономных и врожденных. В рамках этого подхода он интерпретирует, в частности, отвле-каемость детей, трудности одновременного выполнения двух задач. Фактически модель перцептивного цикла отрицает специфику и самостоятельный статус внимания.

В дальнейшем наиболее интересные трактовки сути и механизмов внимания в когнитивной психологии были предложены в русле концепций о связи внимания и моторого действия (А. Ол-порт, О. Нойман, Д. Норман и Т. Шаллис и др.). Отход от компьютерной метафоры привел к отвержению идеи ограниченной способности центральной переработки информации. Селекция нужна, прежде всего, для управления целенаправленным действием. Была предпринята также попытка объяснить с позиции моделей внимания волевые действия.

Ключевые слова: 
Источник: 
Карпов А.В., Общая психология

Отправить комментарий