Юридически обязательная сила международного права

Источником юридически обязательной силы международного права является соглашение государств. Такое соглашение придает юридическую силу не только отдельному договору, но и международному праву в целом. Юридическая сила общепризнанных норм порождается общим соглашением государств, согласием международного сообщества в целом, которое воплощено в принципе добросовестного выполнения обязательств по международному праву. Положение, согласно которому соглашение является источником обязательной силы международного права, находит отражение в международной практике, включая судебную.

Точки зрения относительно обязательной силы международного права весьма различны. Наиболее давним является мнение, согласно которому источником этой силы является Бог, поскольку, кроме его власти, над государствами нет никакой иной. И неслучайно договоры издавна скреплялись религиозной клятвой3. Вместе с тем уже Г. Гроций, обосновывая идею международного права, утверждал, что помимо права божественного существует право, создаваемое соглашением государств, — conventio facit jus (соглашение создает право).

Проблема обязательной силы международного права связана с самой его природой. Поэтому основные концепции по этому вопросу совпадают с основными школами в международно-правовой доктрине. Сторонники школы естественного права видят источник обязательной силы в законах природы, в человеческом разуме и т.п. Представители позитивной школы считают таковым согласие, соглашение государств.

Особое место занимают взгляды, которые можно назвать нигилистическими, поскольку они отрицают юридическую силу международного права. Первой концепцией такого рода была, пожалуй, та, согласно которой международное право не является настоящим правом, оно представляет собой «позитивную мораль». Эту концепцию связывают с именем видного британского юриста прошлого века Дж. Остина. Надо признать, что в его время эта концепция в значительной мере подтверждалась практикой государств. И в наше время встречаются юристы, полагающие, что источником обязательной силы права является мораль, но при этом они, как правило, не отрицают юридической силы норм.

В свое время значительное распространение получила концепция автолимитации, т.е. самоограничения, государства. Ее сторонники утверждали, что международная норма обязывает лишь постольку, поскольку такова воля государства. Будучи «абсолютно свободной», она может меняться. В результате международное право понимается ими скорее как «внешнегосударственное право» (такая концепция также существовала). Концепция автолимитации, по существу, отрицает юридически обязательный характер международного права, как он воплощен в принципе добросовестного выполнения обязательств. Родоначальником концепции был профессор Венского и Гейдельбергского университетов Г. Еллинек. Во второй половине прошлого века он утверждал, что можно пренебречь международным правом, если того требуют интересы государства.

В наше время откровенно нигилистические взгляды в отношении международного права в большинстве случаев видны в концепциях, согласно которым международное право является слабым правом, не обладающим достаточной обязательной силой, и на этом основании предлагается его усовершенствовать, превратив в надгосударственное право, опирающееся на надгосударственную власть. Речь, по существу, идет о замене реально существующего международного права чем-то совершенно нереальным.

При создании нормы международного права достигаются как бы два соглашения. Одно — относительно содержания нормы, другое — о придании ей юридически обязательной силы. Это теоретическое положение имеет практическое значение. Путем соглашения создаются не только правовые, но и иные международные нормы. Государства могут создать правило обыкновения, которого они будут придерживаться без признания за ним юридической силы. В последнее время широкое распространение получили международные нормы, обладающие морально-политической, но не юридически обязательной силой. В качестве примера можно указать на обширный комплекс норм, созданный в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Государства свободны путем соглашения создать нормы, отвечающие их интересам. При этом, однако, не следует забывать, что свобода воли и соглашения детерминирована условиями существования государств. Признание за международным правом обязательной силы определяется потребностями жизни международного сообщества, коренными интересами государств. Правовое регулирование международных отношений — абсолютная необходимость, и, следовательно, придание международному праву юридической обязательной силы неизбежно. Альтернатива этому отсутствует.

Нельзя в связи с этим не вспомнить выдающегося российского юриста Ф.Ф. Мартенса, который еще в конце XIX века подчеркивал значение для обязательной силы международного права «непреложных жизненных потребностей и отношений». Он писал: «Основанием юридических норм, определяющих международные отношения, служит единственно осознание цивилизованными государствами необходимости международного правового порядка и вытекающее отсюда добровольное согласие их на признание его обязательности».

Источник: 
Международное право. Общая часть : учеб. для студентов юрид. фак. и вузов / И.И. Лукашук; Рос. акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М. : Волтерс Клувер, 2005. — 432 с. — (Серия «Библиотека студента»). — ISBN 5-466-00103-1 (в пер.).
Темы: