Воспитание в Древней Руси

Работа Н.А. Лавровского «О древнерусских училищах» (Харьков, 1854 г.)[205] положило начало тому направлению в историографии, которое признавало высокий уровень просвещения в Древней Руси. Н. Г. Чернышевский в рецензии на труд Н.А. Лавровского критикует это направление. Наиболее негативное отношение к образованию на Руси высказал историк Е.Е. Голубинский «История русской церкви» (М., 1880 г.) [107]. Критическая статья В.Я. Струвинского (1940 г.) была направлена на осмысление в дореволюционной историографии объективных процессов развития образования в Древней Руси, одной из последних работ в этом направлении являются «Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР с древнейших времен до конца XVII в.» (1989 г.) [352].

Киевский период (X-XIII вв.) занял особое место в истории восточных славян. В эту эпоху произошло становление древнерусской народности и государственности, что внесло существенные изменения в воспитание и обучение.

В отечественной истории образования существование этнокультурной модели воспитания находит подтверждение в традициях, сказания, былинах, предметах древнеславянской культуре. С принятием христианства в Древнерусском государстве складывается постепенно система просвещения, возникшая под влиянием церкви и распространившаяся в виде церковных и светских училищ. Характер образования и воспитания оказался в прямой зависимости от византийского влияния, прежде всего, от православия, которое сделалось с 988 г. официальной религией Киевской Руси. «Заимствование византийской школы здесь... не было легким и простым, а испытало сильнейшее влияние славянской языческой культуры, не знавшей школы и не воспринимавшей ее как необходимость... Обучение на родном языке требовало гораздо меньших усилий, что в свою очередь не могло не повлиять на характер школ и отчасти даже тормозило организацию школьного обучения. Если заботы о распространении христианства и устройстве школ первоначально взяло на себя государство, то с упрочением древнерусской церковной организации они полностью перешли в ее ведение» [352]. Педагогическая мысль, древнерусские училища, зародившись при взаимодействии славянской языческой традиции и восточного христианства, сохранили самобытность, чему способствовало то, что языком богослужения, литературы и обучения оказался славянский язык со славянским алфавитом (азбука-кириллица).

Дошедшие до нас летописи, поучения и другие документы дают представление о сущности и содержании воспитания Древней Руси. В качестве образца поучений можно указать «Изборник Святослава» (1076), материал которого взят из других религиозных источников. Были распространены поучения византийца Иоанна Златоуста (344-407), цитаты из которого были использованы в сборниках: «Измарагды», «Златоусты», "Пчелы».

Любовь к своему Отечеству дети впитывали с ранних лет: «Своя земля и в горести мила», «С родной земли умри, не сходи». Большое внимание наши предки уделяли воспитанию в детях почитания и бережного отношение к природе.

Очень почитались книги как источник знания. Они бережно переписывались, хранились. Огромными библиотеками владели монастыри. Главным очагом воспитания и обучения для всех сословий в Киевской Руси была семья. Дети знати и горожан могли получить элементарное образование в семье. Очень любопытно в связи с этим кормильство на Руси. Кормильцы -специально подобранные воеводы, знатные бояре из отдаленных областей государства, в семью которых на обучение и воспитание отправляли сыновей из княжеской семьи. Кормилец выполнял роль наставника в делах управления, на него возлагались все обязанности по воспитанию мальчика. Так, княгиня Ольга (ум. 969) сначала сама занималась воспитанием сына Святослава, а затем передала его кормильцу Асмуду, которые взял его в поход еще в малолетнем возрасте. К воспитанию мальчиков на Руси относились серьезно, т.к. он будущий воин. Первое письменное свидетельство о воспитании мальчиков на Руси в привилегированной княжеско-боярской среде можно встретить в начальной русской летописи -«Повести временных лет» там, где говорится о юных годах сына Игоря и Ольги - Святослава.

Церковь видела свою задачу в контроле за семейным воспитанием. В семьи бояр приглашались домашние учителя-священники. Семья обучала праведному житию посредством религиозного воспитания, преподавания правил общежития. В семье передавались и наследственные знания, навыки ремесел и промыслов.

Появление первых школ в Киевской Руси было вызвано потребностями духовенства, а также увеличением числа грамотных людей. В городах и селах стали появляться церкви. В церквях скапливались книги, которые нужно было уметь читать.

Дворцовая школа учения книжного, открытая Владимиром Святославичем, была учебным заведением повышенного типа. Ее ученики уже владели начальным образованием, т.е. умели писать и читать. Школы учения книжного носили элитарный характер; учениками обычно были дети представителей высших сословий. Обучение велось в индивидуальной форме. Наряду с чтением, письмом и счетом ученики получали некоторые сведения из математики, истории различных стран, а также сведения о природе (флоре и фауне). Это позволяет предполагать существование к тому времени элементарного обучения.

Потомки Владимира продолжали заниматься устройством школ учения книжного. На протяжении периода с X-XIII вв. школы возникли не только в Киеве и Новгороде, но и других городах (Переяславль, Суздаль, Чернигов, Полоцк, Муром, Владимир-Волынский, Владимир на Клязьме, Турове, Галиче, Ростове и др.). Училища создавались на княжеских, церковных и монастырских подворьях. Обучали церковному чтению, письму, пению, занимались нравственным воспитанием («учили чести»). На первых порах устройство школ брали на себя князья, затем это стала делать по преимуществу церковь. Дети сидели вместе, но с каждым учеником учитель занимался отдельно. Как правило, ребенок начинал учиться с семи лет. Родители платили за обучение (давали «мзду»).

Многие историки считают, что грамотность в раннесредневековой Руси была распространена повсеместно. Об этом свидетельствуют найденные в различных городах и датируемые XI в. приблизительно 700 берестяных грамот.

На Руси утвердилось отношение к знанию как исходящему от Бога духовному опыту. В Изборнике 1076 года написано, что чтение книг -«доброе дело» для каждого христианина, ибо там слова Божьи. Детей учили -с детства читаешь святые книги - совершаешь добрые дела. Древнерусские женщины, особенно из царских и княжеских семей знали «инемние» (иностранные) языки, азы геометрии, арифметики, астрономии, медицины. Воспитывая детей, они старались передавать им свои знания. В старых сказках и былинах положительный герой всегда умен, воспитан и образован, а злодей, напротив, груб и невежествен. Даже при выборе невесты всегда отдавалось предпочтение более грамотной, чтобы она могла не только рожать детей и ухаживать за ними, но и дать им образование. Если отец сам не мог обучит ремеслу сына, то отдавал мастеру, подписав контракт о «выучке», по которому сын превращался на время подмастерьем, на положении холопа. (В.О. Ключевский).

В XII веке появляется «Поучение Владимира Мономаха своим детям» - свод жизненных правил, которые завещал своим потомкам, в котором Владимир Мономах говорит о достоинстве учения: «Чего не умеете, тому учитесь - как отец мой, дома сидя, знал пять языков, оттого и честь от других стран». Присутствуют в «Поучении» и правила этикета: «Не пропустите человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите». «Поучение Владимира Мономаха» переписывалось и вставлялось в редакции летописей вплоть до XV в. - столько времени оно оставалось руководством по воспитанию князей. Другие произведения литературы XII и последующих веков подтверждают эти воспитательные ценности в феодальной среде. Кроме христианской педагогики существовала и мирская, нацеленная на мирскую жизнь человека: на работе, в доме, среди людей («в миру»). Обе системы смыкались в подходах к основным общечеловеческим ценностям.

Христианская педагогика в борьбе с языческими традициями со временем сумела смягчить их суровость, одновременно включив в себя национальный дух, характер, национальные чувства русского человека.

Чтобы наставить человека в его жизненном пути, христианская педагогика применяла широкий спектр методов воздействия: от убеждений до наказаний. К последним относятся рекомендации применять детям розги в процессе воспитания как средства укрощения греховной плоти во имя исцеления души (воспитание терпения к боли и телесным лишениям). Одним из известных педагогических приемов в домашнем воспитании было «во внешнем действии на ум, волю и чувство посредством производимого битьем нервного ощущения. Любя сына, учащай ему раны, не жалей жезла; дщерь имаши, положи на ней грозу свою. Гораздо плодотворнее был другой прием древнерусской педагогики - живой пример, наглядный образец» (там же). В отличие от Западной Европы, метод убеждения, примера (хождение с учениками по воскресениям к храму и раздача милостыни - воспитание милосердия, причем главным было не облагодетельствовать сирых и убогих, а просить их взять милостыню «яко оне дети Божии», личный пример наставника и т.д. - Ключевский В.О.) чаще использовался в Древней Руси. В школах Западной Европы жестко отслеживали правило: за нарушение -наказание розгами, как метод приучения к выполнению обязательств, законов.

«В возникших впоследствии школах Францисканского и Доминиканского орденов были следующие предметы: кроме чтения, письма и пения, заучивали молитву Господню, Символ веры, несколько молитв, церковных песней и псалмов; сюда же входил и латинский язык. Городские школы были устроены по образцу монастырских, а потому не отличались от последних относительно предметов обучения. Отсюда видно, что во всех показанных школах полный состав предметов состоял из чтения, письма, счисления, иногда грамматики и латинского языка; с необходимостью же, везде и постоянно в элементарных школах обучали первым четырем предметам. Сравнивая отечественные древние училища с иностранными в рассматриваемом отношении, что, как полагаем, должно понимать относительно. Весьма вероятно, что счисление, в смысле арифметики, не было введено в наши школы, как его не было и в европейских школах того же времени и того же рода, потому что арифметика. была предметом обучения в высших школах; но оно могло входить как простое счисление в собственном смысле, как умение вести правильный счет, предполагавшее знание нумерации с ее практическим применением». Голубинский напротив считал, что «Владимир желал и пытался было ввести к нам просвещение, но его попытка осталась безуспешною. После него мы уже не делали никаких попыток и остались без просвещения, при одной грамотности, при одном умении читать».

Государственные и общественные институты Древнерусского государства, не испытавшие влияния высокой цивилизации Римской империи, под воздействием которой складывались государства Западной Европы, оказались в Киевской Руси достаточно слаборазвитыми и не требовали большого притока грамотных людей. Ученики имели весьма ограниченную сферу применения своих знаний...

В Древней Руси существовала следующая классификация педагогической практики, составленная М.В. Громовым [117, с. 37-39]:
1. Училищная. Связанная со сложившимися нормами преподавания и воспитания в системе начальной, средней и высшей школы, в разные века различной, начиная от первых училищ эпохи крещения Руси и кончая деятельностью Киево-Могилянской и Славяно-греко-латинской академии. Охватывала сравнительно узкий круг населения допетровской Руси.
2. Профессиональная. кроме узкой специализации, воспитывалась своеобразная профессиональная этика и определенные социальные установки. Охватывало в основном посадское население.
3. Приходская. посещать приходские храмы, где (население) выслушивало проповеди, поучения, наставления клира.
4. Монастырская. Воспитание послушников и монахов соответственно принятому уставу. Наряду с религиозной аскезой включала обучение книжному, иконописному, певческому и другим видам искусства и «рукоделия». Густая сеть монастырей охватывала всю страну, русские монастыри были за рубежом, в частности на Афоне.
5. Сословная. Различные представления о жизненных ценностях у феодалов, монахов, крестьян, ремесленников и торговцев порождались различием их места в социальной пирамиде (домашнее воспитание - А.И.).
6. Групповая. вовлечение человека в конкретную социальную группу (сельскую общину, стрелецкий полк, приказную палату, купеческую гильдию)., создавали разные представления о жизни на основе личного опыта.
7. Бытовая. Поддерживалась прежде всего семьей. (местные, семейные традиции - А. И.)
8. Индивидуальная. Самовоспитание, личная ответственность за свои благие и дурные не только дела, поступки, но даже и мысли.(нацелено, прежде всего, на индивидуальное приспособление к среде и самосовершенствованию - А.И.).

Источник: 
Иванов А.В., Теория и практика воспитания в России и за рубежом