Внутри абьюзера

Аватар пользователя Анна Собчак
Психолог, Психотерапевт · г. Киев
был(а) 2 недели назад

Можете ли вы быть уверены, что вы чем то отличаетесь от абьюзера? Что вы более моральны, добры, эмпатичны, чесны? И что вы никогда не поступили бы так же как они в определенной ситуации? Да, есть хардовые психопаты, это факт, о них умолчим. Я говорю о тех, нормальных, обычных мужчинах (женщинах), по каким то причинам демонстрирующих  агрессивное поведение, которых мы попсово называем абьюзерами, не утруждая себя углубиться в происхождение термина и его точного значения.

Да, когда происходит психологический (физический) треш в отношениях, нам некогда и незачем филосовствовать, нужно бежать, спасаться, давать отпор.

Но когда сейчас мы в безопасности, мы же имеем право поразмышлять, провести анализ, потеоретизировать, в конце концов о чувствах там, на противоположном берегу. Прикоснуться к миру другого, не такого как мы. Чужого.

К нему ведь так мало доступа – часто ли абьюзерпризнает себя таковыми готов с этим работать? Часто ли приходит к психотерапевту? Вопросы риторические. Так что боюсь, что мои размышления будут носить чисто фантазийный характер.

В отчаянии мы всегда пытаемся ответить на вопрос: «Почему они это делают? Зачем им насилие?» И отвечаем на все «почему». И решаем, что разобрались. Но что это нам дает, кроме оправдания себя –же, поиска виноватых и ускользание от ответственности? Да, отовсюду льется поток информации, мол «Бессмысленно объяснять причины насилия, это проблемы агрессора, лучше разбираться с собой, сфокусироваться на своей жизни, чем объяснять, копаться в прошлом и чужих семейных историях. Или чужих историях болезни.» Да, и в своих статьях и в работе с клиентами я тоже это транслирую. Но, статья – то не об этом, а о том, что там, на обратной стороне. Что там может происходить? Что там могут чувствовать? Пришла в голову аналогия с экраном телевизора, когда ребенок пытается заглянуть за экран, в поиске того, кого видит сейчас на экране.

Мы знаем уже, как истину – агрессор ведет себятаким образом, потому что ему необходимы власть, контроль и подчинение. Зачем им это? Затем, что так они видят свою безопасность, потому что по другому не умеют, не знают, не могут, не научены, не видели. Вот. Так. Просто. Не умеют. Не знают. Не могут. Поймите…

Это ни в коем случае их не оправдывает. Насилие это всегда выбранная опция. Но, как будто…выбор, без выбора. Мы упустим какие либо повреждения мозга или же антисоциальныерасстройства личности – этим занимается психиатрия, а говорим лишь о тех абьюзерах, которых большинство – тех, которые психически нормальны в клиническом смысле и не отклоняются от нормы, как и все мы (надеюсь на это). Это обычные мужчины и женщины.

И тогда, исключив патологии и психические расстройства, задаем снова вопрос - что же движет этими людьми в их поведении? Что там в их внутреннем космосе?

Есть некоторые факты:

 

  1. Абьюзер- инфантильная особа. Он всегда психологически и морально слабее своей жертвы. Всегда в нехватке чего то и желанием это компенсировать.
  2. В детстве агрессор жил в  обстановке насилия – он или был жетвой, или был наблюдателем. Такие отношения для него норма. 
  3. Понятия об этой «норме» у этих людей искажены, они искренне не понимают, что делают что то не так.
  4. Абьюзеры уважают иерархию – и четко «отстреливают» кто выше, а кто ниже, к кому можно проявлять агрессию, а к кому нет.
  5. Агрессор – это требовательный собственник, который уверен, что все вокруг должно быть подчинено ему и его потребностям.
  6. Насильник ВСЕГДА найдет слова, чтобы выгородить себя. Зачастую это так красиво, что аргументов против и не сыскать.
  7. Насильник считает себя архи порядочным человеком, поэтому мозг автоматом выдает оправдания.
  8. Все насильники – офигенныеманипуляторы, поэтому часто верят им, а не жертве.
  9. Подавляющее большинство насильников не испытывают раскаяния. Это потому, что им не хватает самосознания и сочувствия, чтобы осознать причиненную ими боль и страдания.
  10. Поведение абьюзера нет возможности объяснить, понять, предугадать – реакция может быть когда угодно, по какой угодно причине. Часто он и сам не может объяснить, почему сорвался и на этот раз.

подавляющее большинство насильников не испытывают раскаяния. Это потому, что им не хватает самосознания и сочувствия, чтобы осознать причиненную ими боль и страдания

Во многих источниках описан приблизительный механизм запуска агрессивных реакций абьюзера. Знание этого механизма возможно поможет  как то  изменить ситуацию в деструктивных  отношениях: понимать механизм, знать первые звоночки, предложить помощь, обратиться за помощью самому, начать хоть что то делать с этим, в конце концов!

Так как, не устану повторять, абьюз – это  всегда системная проблема - без поддержки и одобрения жертвы, абьюза не бывает. Абьюз - это легитимное насилие, продукт не только внутренних проблем индивида, но и результат процессов межличностных.

Так вот, что там с чувствами нашего агрессора?

 

  • Конечно же, первое, что приходит на ум, и что мы чаще всего предполагаем, это  чувство неуверенности в себе. Да, он не уверен ни в чем, отсюда и его стремление  к тотальному контролю над чужой жизнью. 
  • Постоянное фоновое чувство небезопасности, которое тянется, ессстственно из детства (откуда же еще все у нас тянется).
  • Страх. Да, как без него. Он боится. Всего подряд. Не будем перечислять. Боится в том числе, что кто то узнает, догадается о его никчемности, убожестве и, например, бросит его. Этого он не переживет. Ну и всеми силами, какими умеет, какие доступны в его арсенале, (и, как можно догадаться, эти способы не «але») старается избежать этого разоблачения.
  • Неустойчивая и неадекватная самооценка. Он, бедняга, совсем себя не знает, не понимает, не принимает. Он мечется из крайности в крайность от «Я грандиозный» до «Я ничтожество». Ну а вам остается лавировать между двумя этими состояниями.
  • Л.Уокер добавил к этому списку паранойю. Это безсознательное вытеснение воспоминаний, когда кто то взрослый бросал его (или поступал еще каким то не очень хорошим способом) заставляет его всеми способами избегать повторения сценариев. И способы эти, как мы знаем, у него одни – агрессивные.

Мы приблизительно знаем чувства, с которыми сталкивается абьюзер, знаем примерно, причины, тянущиеся с детства, и все таки давайте кратко разберем этот порочный круг: как же это работает?

Есть два вида абьюза – первичный и вторичный. Первичный, это опыт пережитый в детстве, вторичный – отыгрывание этого же опыта во взрослой жизни, только с разницей в участниках – в детстве это значимые «опасные» взрослые, от которых не было возможности «избавиться» и приходилось как то «выживать», во взрослой жизни – это наши партнеры, от которых уйти возможно, но зачем же? ( Это уже история следующей статьи). У агрессора, в экстремальной ситуации – а таких у него не мало, как видно из списка его чувств, а именно так он подсознательно считывает последствия этих чувств – активируется идентификация с «опасным», «агрессивным» взрослым. Он и становится этим взрослым, ибо не выбрав роль агрессора,( а в ассортименте воборов у него просто нет другого), как выбрать роль жертвы. А кто же хочет быть жертвой? Но, я повторюсь, это выбор без выбора. И хотя и неосознанно, часто человек и сам страдает от этого выбора, он был унижен, отвержен теми, кто был для него целым миром, но как избавить себя от этой боли - он не знает. Чтобы никогда не быть тем, кого снова унижают, обижают, обесценивают, они «выбирают» быть агрессорами, чтобы наперед, нападением предупредить любые попытки посягнуть на его Эго.

В первой фазе насилия, когда агрессор «считывает» опасность в свою сторону, нарастает напряжение от неудовлетворения своих потребностей (например похвалы за приготовленный ужин – вы не поцеловали сто раз и не поблагодарили за это, не сделали рассылку  селфи с борщом ), и у абьюзера нет навыка разобраться с нахлынувшими чувствами, задать себе вопрос: «А чего это меня так колбасит?»,  а срабатывает привычный автоматический процесс потока бессознательных триггеров – «Меня не ценят» «Меня не любят» «Меня бросят» «Мне изменяют» и тд. Этот мыслительный онанизм бесконечен. Как ребенок, повторяющий «Хочу» и через время уже не отдающий себе отчета «А что же он хочет», агрессор никогда не будет удовлетворен, даже если партнер угадает, что же он хочет. Потому что НИЧЕГО про себя не понимает и не принимает. (Если бы знал, то смог бы посаморефлексировать и начать разбираться). И вот в этой фазе он чувствует себя в состоянии ничтожества, обиженный инфантильный мальчик, потребность которого или проигнорирована, или удовлетворена, но не так, как нужно, или еще Бог весть знает что. А энергия – то никуда не делась, она растет, ей куда то нужно деться, во что то трансформироваться (у людей, не склонным, например к агрессии, она выливается на себя в виде аутоиммунных заболеваний), и ничего не остается, как перейти в свое «родное» второе состояние – состояние грандиозности. Иначе, не дай Бог остаться в состоянии ничтожества, как мы знаем, это один из страхов абьюзера.

И вот. Мы уже во второй фазе насилия. Сама агрессия. Конфликт. Абьюзер повышает свою самооценку за счет унижения другого, он не думает о жертве, он заботится о себе, своих чувствах, своей самооценке. И когда это акт «спасения» своего Я совершен, напряжение снято, наступает третья фаза – фаза страха «А что же я натворил». Буквально, эта фраза может и не звучать, но примерно так она звенит. Ну и здесь снова страхи, низкая самооценка, комплексы, сожаления, вина, стыд, кошмар от того, что он может быть брошен  и пошло-поехало. Тут уже и партнер «помогает», обвиняя себя «Мол, сама виновата», «Я его спровоцировала» -  бесконечная карусель.

Как я и отмечала выше - абьюз – это  всегда системная проблема - без поддержки и одобрения жертвы, абьюза не бывает.

Обвинять или жалеть ли нам абьюзера – выбор каждого. Винить или сочувствовать жертве – тоже выбор за вами. Осуждать ли молчаливых свидетелей всей этой вакханалии, а зачастую это родственники, друзья, соседи, да и сами участники.

Но, мое субьъективное мнение – мы обязаны «немолчать». Мы оязаны с этим что то делать. Мы обязаны говорить о насилии, учить первым звоночкам, показывать норму отношений.

Возможно это поможет агрессору задуматься, жертве – оздоровиться, отношениям – сохраниться. Но чуда не будет, даже при осознании проблемы – для избавления от нее, нужно огромное желание что то изменить, огромный труд, в первую очередь над собой, ну и конечно немного чуда. Потому чтонаходясь в проблеме годами и десятилетиями, ну не возможно с помощью феншуя, деда – ведуна, выкатывания яйцами или психолога, на крайний случай, за короткий срок изгнать из себя дьявола абьюза или жертвы. Ой, что то я не туда пошла, а так хочется иногда мэджика))

Своим «немолчанием» мы должны останавливать насилие в любом из его проявлений. Никто не имеет право посягать на жизнь, здоровье психическое и физическое, на честь и достоинство, на права любого человека. Независимо от гендерной, расовой или любой другой принадлежность.

Но, вот как быть с теми, кто добровольно смиряется с насилием….Кто знает, для них же это тоже»норма» и мы ТАКЖЕ не имеем право на навязывание норм своихJ)

Как говорил мой маленький сын: «Мама, ты ФилоЗофф»

В любом случае, будьте философами, но не будьте равнодушными

Оставить комментарий