Внедрение управления по результатам в процесс государственного управления

Повышение эффективности государственного управления является главной целью проведения административных реформ в РФ. Данные цели закреплены и в документах по административной реформе, и в направлениях реализации бюджетной реформы на региональном и муниципальном уровне. Органы государственной власти стали все активнее внедрять принципы управления эффективностью - или управления по результатам, включая элементы стратегического планирования, мониторинга результатов деятельности органов государственной власти, формирования соответствующей отчетности.

Внедрение управления по результатам связано с имплементацией принципов «нового государственного управления» в рамках пакета программных и концептуальных документов, принятых в 2003-2005 гг.

Реализацию данных инициатив важно рассматривать в общем контексте реформ государственного управления в России. В то время как большинство реформ по либерализации экономики и ряд преобразований по децентрализации системы управления в России были осуществлены в 1990-х гг., после десятилетнего переходного периода в экономике и политике институты государственного управления продолжали функционировать в том виде, в каком они были унаследованы от Советского государства. Несмотря на некоторые улучшения, произошедшие с 1999 г., Россия отставала от стран ОЭСР и даже некоторых стран СНГ по эффективности государственного управления, транспарентности, а также по другим показателям развития государственного сектора, что подтверждалось значениями международных показателей.

В 2000 г. был дан новый импульс для институциональных преобразований, который отразился в запуске целого ряда инициатив по реформированию системы государственной власти и управления: реформа государственной службы, административная реорганизация структуры федерального правительства в 2004 г., реформа бюджетного процесса, а также административная реформа второй волны.

В рамках реализации Программы реформирования государственной службы Российской Федерации на 2003-2005 гг. в 2003 и 2004 гг. были приняты два федеральных закона, заложивших основу для внедрения принципов управления по результатам на индивидуальном уровне, в соответствии с которыми в оборот были введены такие понятия, как «результативность профессиональной служебной деятельности». Реализация данных положений в середине 2000-х гг. осуществлялась преимущественно на уровне экспериментов и «пилотных» проектов в отдельных федеральных органах исполнительной власти и субъектах Российской Федерации.

В 2004 г. правительство Российской Федерации одобрило Концепцию реформирования бюджетного процесса, которая стала базой для осуществления ряда реформ в области бюджетирования, включая внедрение нескольких инструментов управления по результатам, которые рассматривались как часть программы по внедрению бюджетирования, ориентированного на результат, а именно докладов о результатах и основных направлениях деятельности (ДРОНД) и ведомственных целевых программ.

В 2005-2007 гг. значительную роль во внедрении указанных инструментов сыграла Правительственная комиссия по повышению результативности бюджетных расходов (позднее переименованная в Правительственную комиссию по оценке результативности деятельности федеральных и региональных органов власти), определившая систему целей и задач развития Российской Федерации и принявшая активное участие в рассмотрении сводного доклада о результатах и основных направлениях деятельности правительства Российской Федерации и докладов о результатах и основных направлениях деятельности субъектов бюджетного планирования (федеральных органов исполнительной власти, находящихся в ведении президента Российской Федерации и правительства Российской Федерации). В 2007 г. для обеспечения использования информации о результатах деятельности при формировании проекта федерального бюджета был изменен процесс бюджетного планирования: в частности, были введены положения по учету докладов о результатах и основных направлениях деятельности субъектов бюджетного планирования при подготовке проекта федерального закона о федеральном бюджете. Начиная с 2005 г., практика подготовки докладов о результатах и основных направлениях деятельности постепенно распространилась и в органах власти регионального уровня, а в некоторых субъектах Российской Федерации и на муниципальном уровне.

Вопросы внедрения управления по результатам рассматривались как отдельное направление реализации административной реформы в Российской Федерации, в которой были, в частности, определены основные инструменты и механизмы управления по результатам, реализуемые на федеральном и на региональном уровне. Кроме того, в связи с повышенным вниманием к эффективности деятельности региональных органов власти была принята система оценки эффективности деятельности органов власти субъектов Российской Федерации. Позднее (в 2008 г.) этот подход был распространен на муниципальные районы и городские округа.

Также в 2008 г. был введен новый инструмент управления по результатам в системе государственных органов управления, увязывающий объемы финансирования государственных услуг с количеством предоставляемых услуг и некоторыми их качественными характеристиками (государственные задания). Значительным достижением 2008 г., с точки зрения определения долгосрочных и среднесрочных социальноэкономических приоритетов, стало принятие правительством Российской Федерации Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (Концепция-2020) и Основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года (ОНДП). Реализация второй из указанных инициатив основывалась на проектных принципах и показателях результативности (в рамках так называемых проектов ОНДП).

В целом в рамках реализации данного этапа были сформированы основные нормативные правовые и методологические основы внедрения механизмов и инструментов управления по результатам на федеральном и региональном уровне, сформированы стратегические документы долгосрочного и среднесрочного развития, внедрены инструменты управления по результатам на ведомственном уровне (ДРОНДы), апробированы проектные методы в сфере государственного управления (на основе проектов ОНДП). Однако по итогам реализации данного этапа были выявлены определенные ограничения в использовании данных подходов и практик, прежде всего связанные:

  • с отсутствием определения понятия «результат» для отдельных направлений деятельности (осуществления отдельных государственных функций, в том числе в сфере государственного контроля (надзора) и разрешительной деятельности, в сфере оказания государственных услуг), ориентацией на оценку либо макроэкономических результатов (мало зависящих от действий конкретного ведомства), либо непосредственных результатов деятельности (отражающих, например, объем оказанных услуг, а не качество их предоставления);
  • с отсутствием во многих случаях прямой взаимосвязи документов стратегического и ведомственного планирования, а также ответственности за реализацию стратегических документов национального и отраслевого уровня при планировании и осуществлении деятельности на ведомственном уровне;
  • с несоответствием нормативной правовой базы в сфере стратегического планирования внедряемой системе механизмов и инструментов управления по результатам;

Внедрение государственных программ Российской Федерации призвано решить и другую проблему - обеспечить учет влияния мероприятий, реализуемых на других уровнях управления (региональном и местном), а также мероприятий, реализуемых с участием государственных корпораций, открытых акционерных обществ с государственным участием и иных юридических лиц, направленных на достижение стратегических целей в сферах реализации государственных программ. Кроме того, государственные программы призваны объединить в себе как мероприятия, финансируемые за счет тех или иных источников, так и меры государственного регулирования, оказывающие влияние на развитие соответствующей сферы. Ожидается, что переход к программному бюджету будет способствовать повышению прозрачности бюджетного процесса в целом.

Определение целевых ориентиров социально-экономического развития. В утвержденной в 2008 г. Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года не в полной мере были учтены последствия влияния финансово-экономического кризиса на российскую экономику; фактически большинство заложенных в концепции макроэкономических показателей в 2009-2011 гг. достигнуто не было. В этой связи важной частью отработки практического внедрения управления по результатам является реализация указов президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г., которые стали первым практическим шагом высшего руководства страны по внедрению механизмов управления по результатам в органах государственной власти.

Так, в частности, указами президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. правительству Российской Федерации поручено обеспечить достижение показателей результативности в различных сферах государственной политики в 2012-2018 гг. Эти показатели по сути являются основой для оценки деятельности правительства Российской Федерации в целом.

Для обеспечения их достижения необходимо качественно изменить систему управления, обеспечить системный подход к определению, планированию, контролю достижения и оценке результатов всех уровней (от государственной политики и деятельности органов государственной власти до отдельных функций, услуг, государственных служащих).

Таким образом, несмотря на достаточно скромные итоги инициатив по внедрению управления по результатам на сегодняшний день, возрастает значимость дальнейшего продвижения по реализации данных инициатив.

Эволюция внедрения в деятельность органов государственной власти механизмов и инструментов управления по результатам привела к появлению значительного перечня документов, в той или иной степени использующихся для планирования, мониторинга и оценки деятельности органов государственной власти. Рассмотрим основные инструменты и механизмы управления по результатам, использующиеся в настоящее время в практической деятельности на федеральном (национальном) и ведомственном уровне с учетом этапности внедрения данных инструментов и уровня (вида) результатов.

Инструменты и механизмы управления по результатам, разработанные на первом этапе внедрения управления по результатам
Долгосрочное и среднесрочное социально-экономическое планирование. Впервые национальные цели и задачи развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу были сформулированы в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (Концепция-2020), а на среднесрочную перспективу - в Основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года (ОНДП). Оба документа были приняты правительством Российской Федерации в 2008 г. Долгосрочные цели в области национальной безопасности сформулированы в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (СНБ), одобренной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537. Кроме того, как отмечается в следующем разделе, по некоторым секторам (транспорт, энергетика, природные ресурсы и др.) разработаны долгосрочные стратегии, устанавливающие отраслевые цели развития.

Разработка долгосрочной стратегии социально-экономического развития стояла на повестке дня правительства Российской Федерации в течение нескольких лет. Де-юре существовала долгосрочная стратегия под названием «Основные направления социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу», которая была подготовлена в 2000 г. и рассчитана на 10 лет. Однако де-факто в ней предлагался лишь план мероприятий на 2000-2004 гг. Таким образом, Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года представляет собой первую серьезную попытку правительства Российской Федерации сформировать стратегический документ такого рода. Концепция создает основу для текущих и будущих действий правительства, для нормотворческой деятельности и сотрудничества между государственным и частным сектором. Она также уточняет принципы и направления действий правительства в отношении бизнеса и общества в целом. Однако будучи концептуальным документом, она не содержит четкого комплекса мер и показателей, отражающих прогресс в достижении заявленных долгосрочных целей.

С учетом этого недостатка увязку программного планирования с бюджетом первоначально предполагалось обеспечить с помощью среднесрочной стратегии правительства - Основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года. Она призвана служить связующим звеном между Концепцией-2020 и отраслевыми стратегиями, с одной стороны, и докладами о результатах и основных направлениях деятельности (ДРОНД) - с другой. Хотя Концепция - 2020 и ОНДП были одобрены правительством Российской Федерации в один и тот же день, эти два документы значительно отличаются друг от друга по структуре и заявленным целям (табл. 19).


Цели в рамках ОНДП сформулированы широко, но сам документ является довольно подробным, более подробным, чем Концепция-2020, так как он включает комплексы мероприятий для реализации в каждом секторе.

Правительство Российской Федерации заявило применение программного подхода в реализации ОНДП в качестве ключевого условия. С этой целью по каждому из пяти среднесрочных приоритетов были определены подробные направления деятельности и среднесрочные целевые ориентиры, при этом большинство этих ориентиров предполагается достичь за счет реализации проектов (программ). Разработка этих проектов предусмотрена постановлением Правительства Российской Федерации от 17 октября 2009 г. № 815, и всего предполагается разработка 45 проектов по реализации ОНДП. Большинство этих проектов являлись межведомственными и на них приходится в совокупности около 35 % бюджетных расходов. Многие проекты включали в себя соответствующие федеральные целевые программы, поддерживающие достижение целей проектов ОНДП. Проекты ОНДП разрабатывались ответственными отраслевыми министерствами (или другими ведомствами), после чего представлялись на экспертизу и утверждение в Минэкономразвития, Минфин и Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. В отличие от ДРОНДов, проекты ОНДП требовали окончательного утверждения председателем Правительства Российской Федерации, а отчеты о ходе их исполнения также представлялись в правительство Российской Федерации. Впоследствии данный принцип был перенесен и на государственные программы.

Структура проектов ОНДП, представленная в виде карт проектов1, является довольно сложной - в некоторых отношениях чрезмерно сложной. Например, по каждому мероприятию проекта ОНДП требуется формулирование не менее трех содержательных ключевых событий в год, что не всегда возможно и разумно, особенно в отношении вполне стандартных мероприятий, таких как подготовка отчетов / разработка законопроектов и т. д.

В результате сложности структуры и процесса согласования по истечении почти двух лет с объявленного начала разработки проектов ОНДП официально утверждено менее половины из 45 проектов. Проекты ОНДП не были связаны с бюджетным процессом, и расходы на эти проекты не выделены отдельной строкой в бюджете, так что информация о фактических расходах на их реализацию отсутствует.

В 2013 г. были утверждены основные направления деятельности правительства Российской Федерации до 2018 г., сформированные на основе государственных программ. Таким образом, был реализован переход от практики проектной реализации данного документа к программной организации исполнения основных направлений деятельности.

Отраслевые стратегии развития подлежат утверждению правительством Российской Федерации, а некоторые из них утверждаются президентом Российской Федерации - в зависимости от конкретной отрасли. Также в зависимости от отрасли они рассчитаны на 10-20 лет. Как правило, они содержат анализ основных проблем, требующих решения, и определяют цели, приоритетные направления и общие результаты, которые должны быть достигнуты в долгосрочной перспективе. Отраслевые стратегии не разбиваются на программы и не содержат оценки затрат на реализацию. При этом в них, как правило, устанавливаются социально-экономические показатели и индикаторы конечных результатов. К данной группе документов могут быть отнесены и другие отраслевые стратегические документы, разрабатываемые на долгосрочный период, например концепции, основы государственной политики, доктрины.

Несмотря на отсутствие официального требования в отношении публичных консультаций, большинство отраслевых стратегий в той или иной форме обсуждается с основными заинтересованными сторонами. Данная практика получила дополнительное распространение в 2012-2013 гг. в рамках общей тенденции к росту открытости деятельности органов государственной власти и формирования механизмов «открытого правительства».

Доклады о результатах и основных направлениях деятельности (ДРОНД). Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 мая 2004 г. № 249 было утверждено Положение о докладах о результатах и основных направлениях деятельности субъектов бюджетного планирования (ДРОНД), в соответствии с которым все федеральные министерства, службы и агентства, подведомственные непосредственно правительству Российской Федерации и президенту Российской Федерации, были обязаны подготовить такие доклады на 20052007 гг. Таким образом, данный инструмент ориентирован на результаты деятельности на ведомственном уровне; федеральные органы исполнительной власти готовят ДРОНДы, в которых обобщаются результаты деятельности за прошедший год и определяются цели, задачи и целевые показатели на следующие три года. В доклады включались конкретные показатели результативности и объемы бюджетных расходов с разбивкой по целям, задачам и программам. Предполагалась, что ДРОНД должен покрывать весь бюджет субъекта бюджетного планирования (т. е. бюджеты соответствующего отраслевого министерства / ведомства, подведомственных федеральных органов, территориальных органов и подведомственных бюджетных организаций). Несмотря на то что федеральные органы власти были свободны в формулировании своих целей, задач и целевых показателей, они должны обеспечить определенную увязку со стратегическими документами более высокого уровня (Концепцией-2020, Стратегией национальной безопасности, ОНДП, отраслевыми стратегиями и т. д.). ДРОНДы охватывали все федеральные целевые программы и ведомственные целевые программы (включая аналитические ведомственные целевые программы), осуществляемые соответствующим органом власти, а также мероприятия, выходящие за рамки этих программ (непрограммная деятельность).

На начальных этапах реализации федеральные органы власти согласовывали целевые показатели с Минэкономразвития России. Кроме того, в 2005-2007 гг. качество ДРОНД оценивалось Минфином России в рамках эксперимента по внедрению бюджетирования, ориентированного на результат. Качество ДРОНД было одним из критериев выделения стимулирующих грантов федеральным органам исполнительной власти, участвовавшим в данном эксперименте. Кроме того, анализ ДРОНД проводила правительственная комиссия по оценке результативности деятельности федеральных и региональных органов исполнительной власти. Эта практика была прекращена в 2008 г., когда была отменена и практика представления ДРОНДов на заседаниях правительства Российской Федерации (это практиковалось в 2007-2008 гг.). В настоящее время ДРОНД формируются на основе государственных программ и представляют собой ведомственный разрез показателей государственных программ, мероприятий, а также финансового обеспечения как государственных программ, в реализации которых принимает участие тот или иной федеральный орган исполнительной власти, так и непрограммных направлений деятельности.

Хотя ДРОНДы предназначались в качестве инструмента, позволяющего увязать расходы федерального бюджета с фактическими и планируемыми непосредственными и конечными результатами, на практике они не справились с этой ролью. Существует несколько возможных причин этой неудачи. Во-первых, на начальном этапе внедрения, когда ДРОНДам уделялось больше внимания, правила бюджетного процесса не учитывали этот инструмент. ДРОНДы были введены в регламент федерального бюджетного планирования только в конце 2007 г. Во-вторых, формат ДРОНД, по-видимому, относительно сложен и не вполне удобен для понимания как министрам, так и руководству правительства РФ, которые предпочитают использовать традиционные методы контроля (т. е. контроль исполнения отдельных правительственных поручений), а не опираться на стратегические документы планирования более долгосрочной перспективы. В-третьих, оценка ДРОНДов (в том числе проведенная Счетной палатой Российской Федерации) показала, что качество информации о результатах деятельности было иногда недостаточно высоким, и учитывая, что лишь примерно половина отчетных данных формировалась Федеральной службой государственной статистики, можно было предположить манипулирование информацией со стороны министерств и ведомств. Наконец, внедрение ДРОНД не привело к введению программной структуры федерального бюджета. Поэтому на практике федеральным органам исполнительной власти по-прежнему приходилось обосновывать бюджетные ассигнования в соответствии со старой структурой бюджетных статей.

В настоящее время ДРОНДы в основном используются Счетной палатой РФ для целей оценки и анализа, а также в рамках проведения аудита эффективности использования бюджетных средств.

Оценка результативности деятельности федеральных органов исполнительной власти. В 2008-2009 гг. была предпринята попытка использовать ДРОНДы для оценки результативности деятельности федеральных органов исполнительной власти. Сведения из ДРОНДов использовались для разработки методики оценки результативности деятельности федеральных органов исполнительной власти - главных распорядителей бюджетных средств. Проект методики, разработанный Минэкономразвития России в 2008 г., охватывает множество аспектов результативности: в нем анализируется степень достижения целевых показателей в абсолютном выражении и отслеживается динамика результатов во времени, а также предусматривается принятие планов по улучшению результатов деятельности, подлежащих утверждению правительственной комиссией по оценке результативности деятельности федеральных и региональных органов исполнительной власти. Вместе с тем в проекте методики слишком много внимания уделялось целевым показателям, которые сами по себе не позволяют в достаточной степени понять базовые причины удовлетворительных или не вполне удовлетворительных результатов деятельности.

В переработанной версии методики была сделана попытка устранить этот дисбаланс. Она была опробована Минэкономразвития России в декабре 2009 г. при проведении анализа результатов деятельности двух министерств (Министерства транспорта и Министерства образования и науки) преимущественно на основе информации, представленной в ДРОНДах этих ведомств. Выяснилось, что проект методики нуждается в дополнительной доработке с включением рекомендаций об использовании дополнительных источников информации о результатах, привлечении отраслевых специалистов и проведении углубленной оценки. Последняя может проводиться на основе целого ряда источников количественных и качественных данных, что позволит создать подробную картину результатов деятельности соответствующего министерства. По итогам апробации пришли к заключению, что для адекватной оценки результативности имеющаяся информация носит недостаточно глубокий характер. Сроки дополнительной переработки методики, о которой идет речь, остаются неопределенными; по состоянию на конец 2010 г. практика формализованной оценки результативности деятельности федеральных органов исполнительной власти была прекращена.

Управление по результатам на индивидуальном уровне в системе государственной службы
Как и в случае управления по результатам на уровне отдельных департаментов, введение инструментов управления по результатам на индивидуальном уровне не регламентируется и не запрещается действующим российским законодательством. Однако тогда как стратегическое планирование и ведомственные показатели результативности все больше и больше принимаются в качестве инструментов совершенствования управления в государственном секторе, их увязка с уровнем эффективности деятельности отдельных служащих отстает от этого процесса. Данный вопрос приобретает дополнительную значимость в связи с предстоящим существенным сокращением в системе государственной службы: при уменьшении количества государственных служащих качество работы каждого из них становится еще более важным для достижения целей, поставленных перед соответствующей организацией.

Оценка деятельности отдельных государственных служащих требует наличия четких должностных регламентов по каждой позиции с определением обязанностей и задач. Она также требует разработки согласованных индивидуальных планов деятельности, которые могут включать подробное описание задач, которые должны быть эффективно выполнены, и правил поведения, которые должны соблюдаться. Результаты оценки деятельности могут использоваться для целей профессионального развития и (или) повышения в должности государственного служащего, назначения на новую должность или оплаты труда в зависимости от результатов деятельности.

Попытки к усилению стимулов для улучшения результатов деятельности на индивидуальном уровне предпринимались в рамках реформы системы государственной службы, которая стартовала в 2003 г., а также в рамках реформирования системы оплаты труда работников бюджетной сферы. Принятый в 2004 г. новый закон о государственной гражданской службе предусмотрел возможность заключения срочных служебных контрактов со служащими, относящимися к некоторым категориям госслужащих, а также внедрение конкурсного отбора и оценки результативности деятельности. Однако реализация этих подходов, как представляется, сопряжена с большими трудностями.

Мало что изменилось в структуре оплаты труда государственных служащих, которая состоит из весьма низкого базового оклада и многочисленных надбавок, зависящих в основном от выслуги лет и некоторых других, не вполне четких критериев, таких как, например, «премии за выполнение особо важных и сложных заданий», которые, как правило, равномерно распределяются между всеми государственными служащими и поэтому не создают стимулов к улучшению качества работы. Противоречие между законом о государственной гражданской службе, предусматривающим выплату премий по результатам деятельности в неограниченном размере, и фиксированным объемом бюджетных ассигнований на оплату труда, определяемых на основе штатного расписания, до сих пор полностью не разрешено.

Инструменты оценки, введенные в 2004 г. Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (квалификационный экзамен, аттестация, текущая оценка служебной деятельности), во многих случаях остались формальными и применяются в качестве элементов негативного отбора (т.е. для обоснования отказа в продвижении по службе, включения в кадровый резерв и др.), а не как системы поощрения за высокое качество работы. Кроме того, применение этих инструментов осложняется задержками в принятии подзаконных актов, определяющих их назначение и методы применения. Всемирный банк оказывал поддержку в реализации межрегионального проекта по разработке и пилотной апробации методик по применению инструментов оценки индивидуальной деятельности в пяти российских регионах. Опыт этой работы показал, что проведению объективной и достоверной оценки мешает формальный подход к оценке и упрощение ее процедур.

С одной стороны, упрощение частично стало результатом чрезмерной сложности системы. С другой стороны, оно было обусловлено отсутствием методической поддержки со стороны федерального центра. Тогда как для оценки кандидатов на замещение вакантных должностей государственной гражданской службы в рамках процедуры конкурсного отбора были разработаны соответствующие подзаконные акты по проведению аттестации, квалификационного экзамена и текущей оценки служебной деятельности методических рекомендаций федерального уровня издано не было. В законе «О государственной гражданской службе» в контексте аттестации упоминаются годовые отчеты о профессиональной служебной деятельности государственного служащего, но критерии и параметры такой текущей (ежегодной) оценки служебной деятельности не определены. Кроме того, отсутствовали методические рекомендации по разработке индивидуальных показателей результативности, предлагаемых в рамках должностных регламентов и результативных служебных контрактов, а также по использованию этих показателей для оценки служебной деятельности. Для повышения эффективности системы управления результативностью деятельности государственных служащих и обеспечения ее работоспособности необходимо рационализировать и увязать друг с другом все процедуры оценки.

Новым законом о государственной гражданской службе также предусмотрено введение для государственных служащих системы оплаты труда по результатам, однако эксперименты по реализации этой системы столкнулись с методологическими проблемами при формулировании результатов индивидуальной деятельности. Результативные служебные контракты, введенные в качестве факультативного варианта, являются вторичным инструментом, тогда как в большинстве случаев размер оплаты труда государственных служащих рассчитывается на основе традиционной структуры денежного содержания, состоящего из низкого базового оклада (в соответствии с замещаемой должностью и присвоенным классным чином) и многочисленных дополнительных выплат. В традиционной схеме оплаты труда премии по результатам работы предусматриваются в качестве возможного варианта результативной оплаты труда. Однако ограничивающим фактором для выплаты премий является фиксированный фонд оплаты труда, который устанавливается на основе штатного расписания, что стимулирует министерства к тому, чтобы использовать вакантные должности для обеспечения средств на выплату премий.

Индивидуальные планы деятельности и методики проведения текущей оценки служебной деятельности государственных служащих были разработаны и опробованы на экспериментальной основе в ряде федеральных органов власти и в некоторых регионах. Например, практика установления целевых показателей для отдельных государственных служащих внедрена в ряде служб федерального правительства, в том числе в Федеральной налоговой службе и Федеральной таможенной службе, где система оплаты труда по результатам была введена в январе 2007 г.

В частности, в качестве положительного примера может быть отмечена практика Федерального казначейства, где с учетом действующих инструментов управления по результатам (ДРОНДов, планов и прогнозных показателей деятельности) создана и функционирует система оценки эффективности и результативности деятельности на основе системы сбалансированных показателей, позволяющая оценить конечные результаты деятельности органа государственной власти (результаты для общества, клиентов), а также показатели, характеризующие эффективность внутренних административных процессов, процедур управления финансами и кадрами. В рамках данной системы сформированы показатели деятельности государственных служащих, используемые при определении объемов премирования, принятии решений о продвижении служащего по карьерной лестнице.

Ключевые слова: Государственная служба, Управление
Источник: Государственная политика и управление: учеб. пособие / С.Г. Еремеев, Р.М. Вульфович, Г.И. Грибанова, С.Н. Большаков, Ю.М. Большакова; под ред. Г.И. Грибановой. - СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2019.
Материалы по теме
Административные методы управления
Замедлина Е.А., Жулина Е.Г., Шпаргалка по основам менеджмента
Виды управленческих стратегий
Веснин В. Р. Менеджмент: учеб. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект,...
Классическая административная школа менеджмента
Менеджмент. Учебное пособие
Принципы принятия организационных решений
Авдулова Т.П., Психология менеджмента: Учеб. пособие для студ. сред, проф. учеб. заведений...
Сущность, виды и система управления (менеджмента)
Основы менеджмента., Семенов Набоков., 2008
Управленческий цикл: планирование, анализ и контроль
Немировский И.Б., Старожукова И.А., Бюджетирование
Модели зрелости управления проектами
...
Особенности политической культуры и государственная служба как элемент структуры органов государственного управления
Государственная политика и управление: учеб. пособие / С.Г. Еремеев, Р.М. Вульфович, Г.И....
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий