Третий позитивизм или неопозитивизм

Начало третьего этапа развития позитивистской философии обычно связывают с созданием Венского кружка в Венском же университете. Это объединение многих европейских учёных не только и даже не столько философов, сколько представителей точных наук — логиков, математиков, физиков, интересующихся естествознанием, проблемами методологии науки. Руководителем этого научного кружка в Венском университете начиная с 1922 года был Мориц Шлик (Moritz Schlick), немецкий философ, математик и физик.

Помимо его коллег по университету, к работе кружка постепенно удалось привлечь многих известных учёных европейского и мирового уровня. Они формально не входили в состав Венского кружка, не были постоянными участниками проводимых семинаров, но сыграли большую роль в усилении идей позитивизма, особенно в логической его форме. Среди таких учёных необходимо назвать Бертрана Рассела и Альфреда Н. Уайтхеда — авторов одного из самых значительных трудов в области математики и логики XX века «Принципы математики», а также Людвига Витгенштейна, автора «Логико-философского трактата». К Венскому кружку принадлежали также Рудольф Карнап, Курт Гёдель, Отто Нейрат, какое-то время был близок к нему Карл Поппер, примыкали польские математики Львовско-Варшавской научной школы во главе с Казимиром Твардовским.

Очень важным моментом в деятельности этого объединения учёных, представителей обновлённого позитивизма, который в XX веке обрёл форму неопозитивизма (логического эмпиризма), стал 1929 год. В этом году был обнародован программный документ Венского кружка под названием «Научное мировоззрение». В нём была подвергнута острой критике вся предшествующая философия, названная метафизикой, и было предложено создать новую философию, которая приобрела бы действительно научное содержание.

Какие же принципы были положены в основу манифеста логического эмпиризма?

  1. Программная цель логического эмпиризма — радикальная унификация науки в виде физикализма, о содержании которого мы уже писали раньше. Однако было предусмотрено различие в применении физикализма в зависимости от разделения наук на синтетические и аналитические, а также признание математики и логики аналитически-аксиоматическими науками. Математика и логика, как было подчёркнуто представителями логического эмпиризма, не опираются на опыт и не дают позитивного знания о мире.
  2. В манифесте содержалась критическая часть, некоторые историки философии даже называли её разрушающей и уничтожающей. В ней утверждалось, что вся предшествующая философия не имеет никаких позитивных достижений. Начиная с древности в философии всё время рассматриваются одни и те же проблемы, всё те же вопросы и продолжаются те же споры вокруг них. Не существует никаких истин, которые можно было бы признать достижениями философии: ничего не исследовано, ничего не достигнуто, ни до чего никто в философии не дошёл. Философия содержит множество спорных положений, доктрин, концепций, школ, систем, каждая из которых защищает собственное мнение, не признавая истинность других. Такая философия — это пустая игра, потеря времени, деятельность бессодержательная и бессмысленная, которой не стоит дальше заниматься.
  3. На место старой метафизической философии необходимо поставить новую, подлинно научную философию. Эта новая философия, несмотря на то, что она должна быть научной, не должна быть собственно наукой, похожей на другие науки. Её задачей не должно быть познание действительности, объяснение мира, создание позитивного знания. Эти задачи должны решать специальные науки, такие, как физика, химия, биология и т. д., каждая из которых занимается исследованием определённой части, фрагмента действительности, опираясь на факты, подтверждённые опытом, и должна давать позитивное знание об этом фрагменте действительности. Все опытные науки были объединены термином, заимствованным у И. Канта, — синтетические. Эти науки в совокупности должны полностью охватить действительность как возможный предмет научных исследований.
  4. Кроме опытных наук, существуют науки аналитические — математика и логика, которые не опираются на опыт и задачей которых не является познание действительности. Это науки формальные, называющиеся также аксиоматическими или аналитическими. Теоремы этих наук не касаются действительности, а относятся к произведениям языка и логики, применяемым для усиления логических определений. Истинность теорем математики и логики гарантируется правильностью определений, аксиом, правильностью формальных преобразований и логических выводов.
  5. Философия, не будучи наукой опытной, исследующей действительность, также не относится к группе наук формально-аналитических. Согласно взглядам неопозитивистов, философия — это вообще не наука, а деятельность, целью которой является поиск значения. Это специфический, присущий только философии род деятельности, основанный на оказании помощи опытным наукам в их стремлении к поиску истины о действительности.
  6. Конкретно вспомогательную роль философии по отношению к частным наукам неопозитивисты видели в логическом анализе языка науки, который заключается в выяснении значения понятий и суждений опытных наук и устранении из этих наук тех из понятий, которые не имеют опытного происхождения и содержания.

Таким образом, в неопозитивизме философия была сведена к выполнению исключительно методологических функций для потребностей других наук. Среди её задач обозначены поиск и исследование методов обоснования науки, поиск адекватных методов постижения истины и устранения заблуждений, и, главное, философия должна выполнять функцию, которую можно определить как интеллектуальный надзор. Этот надзор сводится к исследованию смысла понятий и утверждений других наук и, что ещё более важно, к исследованию содержательности вопросов и проблем, рассматриваемых частными науками. Необходимо устранять такие из них, которые вообще нецелесообразно ставить и пытаться решить, поскольку они по своей сути неразрешимы или лишены научного смысла.

С учётом программных требований наиважнейшей задачей новой (научной) философии стало устранение из науки слов, выражений, понятий, не имеющих смысла, т. е. не верифицируемых в опыте. Представители третьего позитивизма разработали достаточно развитую концепцию, позволяющую выяснить, на чём основывается смысл этих понятий и вопросов, а также практические процедуры, позволяющие проверить, имеем ли мы в каждом конкретном случае дело с понятиями и вопросами, обладающими смыслом и, следовательно, имеющими право оставаться в границах науки, или же речь идёт о понятии или вопросе, лишённом смысла, и таких не должно быть в науке, ибо они принадлежат метафизике (как её понимали позитивисты).

Таким критерием определения наличия смысла у понятий, суждений и вопросов неопозитивисты предложили считать верификацию, согласно которой слова, понятия, суждения и вопросы имеют смысл тогда и только тогда, когда их можно верифицировать, т. е. проверить опытным путём. Иначе говоря, когда можно опытным путём (способом) подтвердить это суждение, или предложить опытную процедуру поиска ответа на поставленный вопрос, или, как полагал К. Поппер, найти доказательства его фальсификации или неистинности.

Во времена, предшествующие II Мировой войне, одним из самых существенных намерений неопозитивистов стало желание создания единого научного языка для всех частных наук. Это единство научной терминологии, по мнению представителей неопозитивизма, гарантировало бы и единство науки. Таким языком мог стать, по их мнению, язык физики, к которому должны были быть сведены языки всех частных наук. Эта программа получила название физикализма. И она была, пожалуй, самой сомнительной и наиболее критикуемой идеей логического эмпиризма. Неопозитивисты считали, что существует довольно убедительное преимущество языка физики по отношению к языкам других наук, поскольку понятия этой науки относятся к понятиям пространственно-временным, которые являются точно измеряемыми и относящимися к интерсубъективному опыту. Они были убеждены, что это является чем-то вполне возможным и практически выполнимым, что возможен перевод терминологии всех опытных наук на термины физики.

Попытки реализации программы физикализма подвергались острой критике, однако имели и положительный результат, т. к. способствовали появлению новых научных теорий, в частности, бихевиоризма в психологии; появилась новая социология, которая опиралась на методы точных социальных исследований и измерений.

Ключевые слова: Позитивизм
Источник: Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия. — М.: Прометей, 2018. — 379 с.
Материалы по теме
Философия позитивизма Людвига Витгенштейна
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Четвёртый позитивизм, или постпозитивизм
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Постпозитивистская философия Карла Поппера
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Философия науки Т. Куна
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Социально-политическое учение О. Конта
Политология в вопросах и ответах: учебное пособие / А. А. Горелов. — М.: Эксмо, 2009. — 256...
Политическая мысль позитивизма: Конт, Милль, Спенсер
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Развитие философии в XIX в.: позитивизм и иррациональная философия
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Позитивизм О. Конта
Социология: теория, история, методология: учебник / под ред. Д. В. Иванова. — СПб.: Изд-во С...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий