Типы общества и общественный прогресс

Общество часто сравнивали с организмом. На самом деле это нечто более сложное — организация. Общество в социологии — один из видов социальной системы, характеризующийся, согласно американскому социологу Толкотту Парсонсу (1902—1979), свойством самообеспечения. От общества следует отличать понятие сообщества (например, в выражении «мировое сообщество») как совокупность всех людей на Земле.

История развития общества есть история развития социальных групп. Для самых крупных общественных образований существует несколько наименований. Маркс, имея в виду определенный экономический уклад как основу общества, говорил об общественно-экономической формации. В политологии, имея в виду организацию государственной власти, используют термины «политическое устройство» и «режим». В культурологии в соответствии с особенностями развития культуры в обществе выделяют типы цивилизации. В социологии, имея в виду интегративную характеристику общества, включающую его экономическое и политическое устройство, культурную специфику и психологический характер членов, говорят о типах общества аналогично тому, как выделяют социальные типы индивидуумов.

В истории развития общества выделяют первобытное общество (или первобытную общественно-экономическую формацию), сельскохозяйственное (традиционное, аграрное) общество и промышленное (индустриальное) общество. Как в животном мире, есть кастовые и некастовые общества. Пример первого — Индия, в которой существовали четыре касты. В большинстве других обществ были сословия, переход из которых был ограничен. Современные государства по степени экономического развития делятся на развитые, развивающиеся и наименее развитые.

Два крупных типа современного общества — Восток и Запад. Западное общество можно подразделить на европейское и североамериканское; далее европейское — на английское, немецкое, испанское, французское и т.д. А французское затем на пиккардийское, фламандское, бургундское, гасконское, бретонское, провансальское и т.д. Перечисленная классификация не является искусственной, она отражает процесс образования французской нации из различных народностей, живших на соседствующих территориях.

Другая типология развития общества обоснована в трудах П.А. Сорокина, который считал, что любое общество представляет собой целостность.

«Всякая великая культура есть не просто конгломерат разнообразных явлений, сосуществующих, но никак друг с другом не связанных, а есть единство или индивидуальность, все составные части которого пронизаны одним основополагающим принципом и выражают одну, и главную, ценность» (Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 429).

В Средние века на Западе этим принципом был Бог — вездесущий, всемогущий, всеведущий, справедливый, прекрасный. Такую унифицированную систему культуры, основанную на принципе сверхчувственности и сверхразумности Бога как единственной реальности и ценности, Сорокин назвал идеациональной. К этому же типу относятся культура брахманской Индии, буддистская, лаоистская культуры, греческая культура с VIII по конец VI в. до н.э.

Другой тип культуры, по Сорокину, — культура чувственная, основной принцип которой заключается в том, что объективная реальность и ее смысл чувственны, а вне чувственной реальности ничего нет. Такова современная западная культура.

Наконец, третий тип культуры представляет собой культуру, объективная реальность в которой частично сверхчувственна и частично чувственна. Такая культура содержит в себе сверхчувственный, сверхрациональный, рациональный и сенсорный аспекты, образуя их единство. Данный тип культуры Сорокин назвал идеалистическим и отнес к нему культуру Западной Европы XII—XIV вв. и греческую культуру V—IV вв. до н.э.

Типы культуры сменяют друг друга. Так, западная культура Средних веков была идеациональной, затем в эпоху Возрождения стала идеалистической, а в Новое время — чувственной. Современный кризис западной культуры Сорокин объясняет переходом от чувственного типа к иному, складывающемуся в настоящее время.

Изменения не являются жестко предопределенными и повторяющимися, они могут менять свое направление. В этом суть представления о ненаправленной динамике развития общества. Заранее предопределенную, направленную динамику, характерную, скажем, для марксизма, Сорокин отрицал, как и возможность ее проследить в течение достаточно большого промежутка времени, т.е. он отрицал направленность в универсальном смысле, в отличие, например, от немецкого философа и социолога Юргена Хабермаса (р. 1929), который видел ее в тенденции рационализации.

Соглашаясь с определением современного состояния западного общества как кризисного, немецкий философ Освальд Шпенглер (1880— 1936) объяснял кризис иначе, исходя из представления о цикличном характере развития каждой культуры. Впервые концепция цикличного развития культуры и общества сформулирована в Новое время итальянским мыслителем Джанбатиста Вико (1668—1744), но наибольшее распространение получила после выхода книги О. Шпенглера «Закат Европы». Шпенглер считал, что каждая культура проходит свой цикл развития от рождения до гибели, подобно живому организму, и на этом пути она достигает расцвета и последующего упадка и крушения. Каждая культура представляет собой своеобразный организм, имеющий свою душу и характерные черты, но все типы имеют нечто общее, а именно: они проходят в своем развитии одни и те же фазы.

Два типа общества стали предметом особого внимания и сравнения — античный и современный западный. Но свои выводы Шпенглер распространил на все типы обществ.

Под общественным прогрессом можно понимать улучшение социальной структуры. Понятие общественного прогресса традиционно одно из основных в социологии. Сам «отец» социологии О. Конт выдвинул положение о законе эволюции, «заключающемся всегда, как для индивида, так и для рода, в беспрерывном поступательном движении» (Западно-европейская социология XIX века. М., 1996. С. 67). Дюркгейм вместо «общественности» использовал еще более сильное утверждение о росте человеческой солидарности, подхваченное, в частности, русским историком, юристом и социологом Максимом Максимовичем Ковалевским (1851 — 1916).

Дюркгейм относил древние общества к сегментарному типу, который образуется путем соединения одинаковых частей. Одинаковые люди объединяются в род, одинаковые роды — в племена. Солидарный тип закладывается постепенно. А если разделение труда приводит к образованию все более крупных обществ, то можно сделать вывод, что намечающееся ныне международное разделение труда (специализация) приведет к образованию всемирного общества и мирового правительства. Формы обществ: «город» Платона, «народ» Вико, «нация» Гегеля, «цивилизация» А. Тойнби. Каждая из последующих форм все больше по объему на пути к «человечеству». А дальше идет «ноосфера» французского палеонтолога, философа и теолога Пьера Тейяра де Шардена (1881 — 1955) и русского биохимика и философа Владимира Ивановича Вернадского (1863—1945).

Идея прогресса — детище Нового времени. Она была чужда древним философам. Там скорее следует говорить об идее социального регресса, присущей, скажем, Платону. Конт рассматривал четыре вида прогресса: материальный — улучшение экономического положения; физический — улучшение здоровья и увеличение продолжительности жизни; интеллектуальный — продвижение умственное и научное (тенденция рационализации); моральный — распространение доброты и мужества. Дюркгейм видел прогресс в общественном разделении труда, Спенсер — в усложнении общества, Маркс — в развитии производительных сил и т.д. В ХХ веке социологи к употреблению этого понятия стали относиться более осторожно. Они отмечают тенденции, например тенденцию рационализации, и конкретные социальные формы, в которых такие тенденции реализуются.

В дополнение к сходству между индивидуальным развитием и социальным прогрессом можно говорить о необходимости различать общественный прогресс и прогресс личности и об опасности отождествления общественного прогресса с научно-техническим и экономическим. Общественный прогресс в широком смысле должен определяться такими социальными характеристиками, как рост продолжительности жизни, благосостояния населения, а также степенью гармоничности между интересами личности и государства, между интересами различных групп и слоев общества, уменьшением напряженности и антагонистичности между ними. Еще одной необходимой характеристикой является гармония между социализацией и самоактуализацией личности.

Некоторые ученые предлагали отказаться от понятия общественного прогресса, поскольку оно соотносится с понятием улучшения, а это вводит в науку ценностную категорию, несовместимую с объективностью научного исследования. В понятии прогресса заключено субъективное представление о желательности каких-либо изменений. Если, например, в качестве критерия взять продолжительность жизни, то при ее увеличении можно утверждать, что общество прогрессирует. Если взять в качестве критерия силу мышц человека, то ее уменьшение свидетельствует о регрессе общества. В конце прошлого века Л.Н. Толстой спрашивал: «Вопрос состоит в следующем: что признать благосостоянием — улучшение ли путей сообщения, распространение книгопечатания, освещение улиц газом, размножение домов призрения бедных и т.д. или первобытное богатство природы — лес, дичь, рыбу, сильное физическое развитие, чистоту нравов и т.п.?.. Человек, который бесстрастно будет относиться ко всем сторонам жизни человечества, всегда найдет, что прогресс одной стороны всегда выкупается регрессом другой стороны человеческой жизни» (ТолстойЛ.Н. Собрание сочинений. Т. 4. М., 1913. С. 125—126). В этих словах заложено понимание фундаментальности противоречий, которое противостоит обывательскому представлению о прогрессе о некоем безоблачном безостановочном движении вперед по прямой линии. Прогресс как переход от военного периода развития человечества к промышленному, по Спенсеру, хорошо подходит под определение прогресса, данного чешским писателем К. Чапеком: «Все-таки прогресс существует: вместо военного насилия — насилие без войны».

В последние годы наметилась тенденция использовать вместо понятия «прогресса» другие, более конкретные, такие как устойчивость, здоровье. Рост риска гибели человечества по мере создания новых технических средств уничтожения и обострение проблемы экологической — имеют отношение к указанной тенденции.

С научной точки зрения, учитывая субъективность и многозначность понятия «прогресса», уместнее говорить об эволюции как качественном изменении. Американский социолог Роберт Макайвер (1882—1970) называл социальной эволюцией «дифференциацию, возникновение все более специализированных органов для выполнения все более специализированных функций» (Американская социологическая мысль. М., 1996. С. 77) и считал ее принципом внутреннего роста.

«Разнообразие институтов, — писал Р. Макайвер, — по мере их развертывания первоначально есть лишь разнообразие аспектов общинной жизни... На второй стадии налицо один набор политических инструментов для всего общества. На третьей стадии государство все еще в единственном числе, но уже имеются политические организации, воплощающие разнообразные идеи относительно государства. Эта свобода ассоциаций допускает бесконечную множественность случайных форм, с бесчисленными возможностями взаимосвязи и взаимозависимости, опирающуюся на всеобщие основы общественной жизни, обязательные аспекты которой теперь обеспечиваются государством» (Американская социологическая мысль. С. 89).

Спенсер полагал, что эволюция представляет собой переход от состояния бессвязной однородности к состоянию согласованной разнородности (можно назвать это принципом интегративного разнообразия). Интегративное разнообразие необходимо для нормального функционирования общества. Порой забота о единстве и равенстве людей приводила к утрате разнообразия, как произошло в России после 1917 г., когда большевики ликвидировали целые общественные классы, то это привело к социальному кризису, а затем потребности развития общества (работа естественных сил стратификации) неизбежно вызывали рост разнообразия (большевикам пришлось использовать лозунг «кадры решают все» и взамен уничтоженной создавать так называемую рабоче-крестьянскую интеллигенцию).

Социальная эволюция ускорилась в Новое время, когда господствующая отрасль культуры — наука — позволила критику идей. Представления и теории стали сменяться быстрее, а именно благодаря им происходит развитие цивилизации.

Не следует противопоставлять эволюцию и цикличное развитие. Цикличное развитие общества аналогично развитию экосистем, подчиняющемуся закону сукцессии. Но в экологии имеет место эволюция в смысле появления новых, все более сложных и разнообразных систем. Подобная эволюция имеет место и в обществе.

Итак, можно указать три основных способа социальных изменений: эволюция, цикличное развитие, ненаправленная динамика. Хотя позиции социального эволюционизма, возникшего в XIX в., в ХХ в. подверглись критике со стороны О. Шпенглера и П. Сорокина, они и в ХХ в. остаются главенствующими. Надо к тому же иметь в виду, что в естествознании принцип эволюции стал в ХХ в. основополагающим, что сказалось и на гуманитарных науках.

Источник: 
Философия. Конспект лекций: учебное пособие / А.А. Горелов. — М. : КНОРУС, 2013. —176 с.
Темы: 
Материалы по теме
Общество: понятие, признаки, типология. Информационное общество и его специфика
Социология: учебник для СПО / В. В. Касьянов. — М.: Издательство Юрайт, 2019. —197 с.
Рационализации на уровне групп, обществ и народов
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
«Очерк о даре» М. Мосса
Белик А.А., Культурная (социальная) антропология
Государство и идеалы гражданского общества
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Сущность и структура гражданского общества
Зеленков М.Ю. Политология (базовый курс). - М.: Юридический институт МИИТа, 2009. - 302 с....
Конфликт и общество
Словарь-справочник по социологии. Учебное издание: Издательско-торговая корпорация «Дашков и...
Культура и ее значение в регуляции человеческой деятельности
Социальная психология [Электронный ресурс] : учеб. пособие / Л.В. Лебедева. — М. : ФЛИНТА,...
Понятие социальной структуры общества. Социальные общности и их виды
Социология: учебник для СПО / В. В. Касьянов. — М.: Издательство Юрайт, 2019. —197 с.
Оставить комментарий