Типы экономической деятельности

Предыдущее рассмотрение экономической деятельности и ее взаимосвязи с социальным абсолютно естественно дает нам возможность предположить, что процесс постепенного развития государства как формы социального является следствием развития в том числе тех экономических отношений, которые сформировались и были закреплены этой системой. Идеи сторонников такого рода подхода достаточно часто относят к направлению, известному как «экономический детерминизм», или «экономизм*. В первую очередь ими являются сторонники марксизма и, как это ни кажется странным, либеральные экономисты. По мнению К. Поппера, «экономизм (или "материализм"), т. е. утверждение, согласно которому экономическая организация общества, организация нашего обмена веществ с природой, является фундаментальной для всех социальных институтов, особенно для их исторического развития. Это утверждение, по моему мнению, совершенно верно, если мы принимаем обычный, достаточно неопределенный смысл слова "фундаментальный", не придавая ему слишком большого значения. Другими словами, нет никакого сомнения, что практически все социальные исследования -институциональные или исторические - могут выиграть, если они проводятся под углом зрения их координации с "экономическими условиями" общества. Даже история такой абстрактной науки, как математика, не является исключением. В этом смысле можно сказать, что экономизм Маркса представляет весьма ценный прогресс в методах социальной науки».

Экономическое учение К. Маркса является примером стройной системы взглядов, в соответствии с которыми материальный, общественно-организованный исторически определенный способ производства рассматривается как диалектическое единство производительных сил и производственных отношений, а сами производительные силы - как меры власти человека над природой. Первой производительной силой человечества являются не средства производства, а рабочий, трудящийся, работник, обладающий общими и профессиональными знаниями, производственным опытом, трудовыми навыками, человек во всем богатстве его способностей и творческих сил. Различные этапы развития производительных сил совершаются внутри и посредством производственных отношений (естественные производительные силы, общественные производительные силы, всеобщие производительные силы).

Производственные отношения раскрываются как отношения между людьми по поводу произвольного, распределения, обмена и потребления материальных благ на разных этапах исторического развития человечества. Характеризуя структуру общества, Маркс выделяет четыре уровня: производительные силы - производственные отношения (базис) — юридическая и политическая надстройка - формы общественного сознания. Совокупность всех названных элементов определяется Марксом в том числе как общественно-экономическая формация.

В Предисловии к работе «К критике политической экономии», в котором Маркс дал развернутую характеристику материалистического понимания истории, понятие «формация» употребляется в двух значениях: «В общих чертах, азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный способы производства можно обозначить как прогрессивные эпохи экономической общественной формации. Буржуазные производственные отношения являются последней антагонистической формой общественного процесса производства... развивающиеся в недрах буржуазного общества производительные силы создают вместе с тем материальные условия для разрешения этого антагонизма. Поэтому буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества»16. История развития человечества делится К. Марксом на три «большие» формации: первичную, основанную на общей собственности (первобытнообщинный строй и «азиатский способ производства» в качестве переходного этапа ко вторичной формации), вторичную, основанную на частной собственности (рабство, крепостничество и капитализм) и коммунистическую общественную формацию. Переход к коммунистической общественной формации Маркс рассматривал и в свете соотношения двух сторон производства и воспроизводства непосредственной жизни. Ведь главной целью этой формации и основным средством ее достижения является всестороннее развитие личности, которое хотя и предполагает полное материальное благосостояние, однако не может быть сведено только к нему.

Диалектика производительных сил и производственных отношений нашла отражение в так называемом законе соответствия производственных отношении характеру производительных сил, который включает взаимодействие сторон, то есть предполагает не только зависимость производственных отношений от производительных сил, но и активное обратное воздействие производственных отношений на производительные силы. Однако формулировка закона указывает на ведущую сторону взаимодействия.

В рассматриваемом контексте надстроечные явления, в том числе право и государство, имели исключительно служебную функцию, призванную формализовать достигнутый уровень раз-пития производственных отношений и производительных сил, хотя в определенном смысле эти отношения могли приобретать и самостоятельный характер. Например, В.П. Шкредов выделяет следующие особенности юридических отношений собственности в сравнении с собственно производственными отношениями.
1. Если производственные отношения, составляющие экономическое содержание собственности, ограничиваются лишь отношениями между людьми, то право собственности включает и себя, как правило, два ряда отношений: «человек - вещь» н отношение «человек - человек», складывающееся по поводу Первого отношения.
2. Пели производственные отношения обусловлены, прежде всего, уровнем развития производительных сил, то право соб-ст ценности регулируется традицией или юридическими законами, определяющими порядок пользования, владения и распоряжения движимым или недвижимым имуществом.
3. Если производственные отношения являются материальными отношениями, существующими объективно, независимо от воли и сознания людей, то право собственности есть волевое отношение, отражающее уровень развития юридического сознания в той или иной стране.
4. Если производственные отношения охватывают лишь ОТНОШЕНИЯ между людьми по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ, то отношения собственности - более широкий круг отношений, в том числе и те, которые не связаны непосредственно с экономическими отношениями.

Таким образом, в зависимости от исторически определенного способа производства типами экономической деятельности могут быть азиатский, античный, феодальный, буржуазный (рыночный) и коммунистический.
Однако указанная периодизация и выделение названных видов экономической деятельности далеко не единственные.

В книге «Стадии экономического роста, вышедшей в 1960 году и снабженной подзаголовком «Некоммунистический манифест», Уолт Уитмен Ростоу имел целью противопоставить марксистскому учению об историческом процессе развития общества свою концепцию. Марксистскому лечению общества на пять исторических формаций он противопоставляет свое деление на следующие пять стадий экономического роста, которые можно рассматривать и как типы экономической деятельности:
1) традиционное общество;
2) подготовка предпосылок для взлета или подъема;
3) взлет или подъем;
4) движение к зрелости;
5) эра высокого массового потребления.

Традиционное общество характеризуется примитивной ручной техникой, незначительными размерами производства на душу населения, высоким удельным весом сельского хозяйства в производстве, иерархической социальной структурой и наличием политической масти в руках землевладельцев. К этой стадии Ростоу относит всю историю человечества до конца XVII века. Вторая стадия — переходное общество - характеризуется проникновением научных открытий в производство, расширением национальных и мировых рынков, накоплением капиталов, появлением нового типа предприимчивых людей, созданием единой национальной власти. Однако эти новшества занимают небольшое место в обществе. Третья стадия - подъем. В Англии он приходится на конец XVIII — начато XIX веков, в других странах -на более поздний период. Эта стадия характеризуется тем, что резко повышается технологический уровень промышленности и сельского хозяйства, образуется капитал общехозяйственного назначения (транспорт, связь, дороги и т. д.), увеличивается число фабрик, растут города и новый промышленный класс. В конце XIX века Западная Европа переживает четвертую стадию экономического роста — движение к зрелости. Для этой стадии типично следующее: хозяйство страны становится частью мирового хозяйства. До 20 % национального дохода инвестируется, благодаря чему рост продукции обгоняет рост населения. Центр тяжести с отраслей угольной, металлургической промышленности, тяжелого машиностроения переносится на станкостроение, химическую и электротехническую промышленность. Пятая стадия — век высокого массового потребления.

Ростоу показывает экономику современного капитализма, полностью подчиненную задачам личного потребления, в ней нет ни погони за максимальной прибылью, ни концентрации капитала, ни господства монополии, ни эксплуатации рабочего класса. Революция в потреблении отличает данную стадию в раз-питии общества от предшествующих. Возникает новый средний класс: специалисты, техники, квалифицированные рабочие, мелкие и средние предприниматели. Ростоу считает, что на данной стадии капитализм теряет свою агрессивность, а капиталистические государства сосредоточивают свое внимание на удовлет-ипрении потребностей собственного населения и отказываются СП внешней экспансии.

Груд американского футуролога Эльвина Тоффлера «Третья волна и содержит основные положения теории постиндустриального общества, согласно которой границами общественных систем являются социально-технологические революции: промышленная революция (рубеж XVIII-XIX веков) отделяет индустриальное общество от доиндустриального, а научно-техническая революция (с 1960-х) знаменует переход от индустриального к постиндустриальному обществу. По мнению Тоффлера, развитие науки и техники осуществляется рывками, волнами.

Индустриальная система хозяйства (индустриальный тип экономической деятельности) победила в результате промышленной революции - массовой замены ручного труда машинным, благодаря чему аграрное производство как базис экономики было вытеснено промышленностью. В развитых странах Запада с 1960-х годов развертывается научно-техническая революция, сущность которой - в интеллектуализации труда, в превращении науки в ведущий фактор развития общественного производства. Материальное производство как таковое (и аграрное, и промышленное) постепенно отходит на задний план, более важным становится производство наукоемких услуг.

Первая волна, которую Тоффлер называет «сельскохозяйственной цивилизацией», прошла от Китая и Индии до Мексики, от Греции до Рима, где возникали и приходили в упадок цивилизации, у которых были фундаментальные общие черты - везде земля была основой экономики, жизни, культуры, семейной организации; везде господствовало простое разделение труда и существовало несколько четко определенных каст и классов: знать, духовенство, воины, рабы или крепостные; везде власть была жестко авторитарной; везде социальное происхождение человека определяло его место в жизни: везде экономика была децентрализованной, каждая община производила большую часть необходимого. Триста лет назад произошел взрыв, ударные волны от которого обошли всю землю, разрушая древние общества и порождая совершенно новую цивилизацию. Таким взрывом была промышленная революция. К середине XX века силы первой волны угасли, на земле воцарилась «индустриальная цивилизация». Были созданы сталелитейные и автомобильные заводы, текстильные фабрики, предприятия по переработке продуктов питания, железные дороги. Все общества второй волны начали извлекать нужную им энергию из угля, газа и нефти. Впервые цивилизация стала разрушать основной капитал природы. Установилась система массового производства.

Вторая волна, изменив техносферу, революционизировала и социосферу: изменилась форма семьи, возникла специальная подготовка людей к машинному труду, появились гигантские корпорации, усилилась роль профсоюзов, государства, политических партий, развилась связь, массовая циркуляция газет, журналов, книг и т. д. Индустриализм разрушил единство производства и потребления, отделил производителя от потребителя. Для их взаимодействия стал необходим обмен, рынок. Люди были «всосаны» в денежную систему. Коммерческие ценности стали главными; экономический рост, определяемый размерами рынка, стал первоочередной целью всех правительств. Взрывоподобная экспансия рынка внесла свой вклад в самый быстрый рост жизненного уровня, который когда-либо переживал мир. Согласно Тоффлеру, у каждой цивилизации есть свой скрытый код - система правил, или принципов, проявтяющихся во всех сферах ее деятельности подобно некоему единому плану. Эти принципы таковы: стандартизация, специализация, синхронизация, концентрация, максимизация, централизация.

Там, где пронеслась вторая волна, возник новый тип власти — власть распыленная и безликая, технократия, или интеграторы разделенного общества, собирающие его в единую систему. Они распределяют роли, работы, решают, кто какое получит вознаграждение, составляют планы, контролируют их выполнение, устанавливают связи между производством, распределением, транспортом и средствами коммуникации. Мощным интеграционным двигателем становится правительство. Технократы завладели «средствами интеграции», получили бразды правления в сферах социальной, культурной, политической и экономической жизни. Всевластие второй волны было недолгим, ибо чуть ли не одновременно с ее победой на мир стала накатывать новая - третья по счету -волна, несущая с собой новые институты, отношения, ценности. Эта новая цивилизация столь глубоко революционна, что бросает вызов всем нашим старым исходным установкам. Старые способы мышления и идеологии уже не соответствуют больше практике.

К. этим положениям примыкает и теория Джона Кеннета Гэлбрейта, изложенная им в 1967 году в книге «Новое индустриальное общество». Гэлбрейт считает главным составным элементом этого общества индустриальную систему, под которой разумеет систему крупных корпораций. Крупную корпорацию, составляющую основу индустриальной системы, он трактует как олигополию, осуществляющую несовершенную, т. е. неполную монополию. Тенденция развития индустриального общества -усиление экономических позиций крупных корпораций. Последние контролируют все сферы хозяйства, производство, научно-технический прогресс, рынок, капиталовложения. Второй характерной экономической чертой нового индустриального общества у Гэлбрейта выступает существенное усиление экономической активности государства. Третьей особенностью экономики индустриального общества является ее плановый характер. Гэлбрейт полагает, что современная зрелая корпорация (в отличие от предпринимательских корпораций прошлого) подчинила рыночный механизм своим целям, ничего общего не имеющим с капиталистическими прибылями. Зрелая корпорация устраняет конкуренцию, а вместе с ней и стихию рыночных отношений. Более того, она стремится ликвидировать рынок как таковой и обеспечить плановое ведение хозяйства. Планирование капиталистической экономики Гэлбрейт выводит из потребностей производительных сил. Своим тезисом о плановом характере индустриального общества он стремится доказать свою центральную идею о переходе -от капитализма к некапиталистическому обществу. Четвертой чертой индустриального общества, по Гэлбрейту, выступает процесс слияния «индустриальной системы» с государством. Этот процесс он непосредственно выводит из требований современной техники, под которой понимает применение научных и иных видов систематизированных знаний для решения практических задач. Столь широкая трактовка «техники» не связывает ее непосредственно с производством. Она легко охватывает и неэкономические сферы. По Гэлбрейту, техника включает в себя следующие элементы: науку, рабочую силу рабочих и инженеров, машины, разделение общественного труда, - то есть выходит за рамки орудия труда и приближается к категории производительных сил общества.

Рассматривая современное «западное общество», Гэлбрейт акцентирует внимание на коренном изменении его социально-экономической сущности, на преодолении капиталистической, буржуазной природы. По его мнению, Маркс был прав по отношению к прошлому, но в современных условиях все изменилось: капиталисты утратили свое господствующее положение. Власть переходит от собственников капитала к «техноструктуре», т. е. к коллективу специалистов-управляющих. Эта техноструктура занимает автономное положение в корпорациях и определяет иные цели, нежели нажива. Вместе с тем идет «депролетаризация» рабочего класса. Основанием для этого он считает возрастание доли наемных рабочих, занятых в большей или меньшей мере умственным, квалифицированным трудом, так что рабочий класс размывается. Гэлбрейт делает заключение о том, что антагонизм интересов, ранее характерный для отношений рабочих и предпринимателей, теперь устранен.

Как мы видим, в основе большинства предположений о типах экономической деятельности лежит понимание того, что технологически большинство ее типов сходны, так как предполагают одинаковый набор стадий экономического цикла - производство, обмен и т. д. Отличия - в правовом положении и составе участвующих в деятельности субъектов. С этой точки зрения можно выделить:
- дорыночные типы экономической деятельности - догосу-дарственные виды экономической деятельности, экономическая деятельность в античный период, экономическая деятельность в период Средневековья (раннее, среднее, позднее);
- рыночные типы экономической деятельности - от рыночной экономической деятельности свободного рынка до рыночной экономической деятельности государственно-монополистического характера;
- внерыночные - планово-административный тип экономической деятельности.

Источник: 
Бортников С.П., Пашков А.В. - Рыночное предпринимательское право Российской Федерации - 201