Теории процентной ставки

+1
0
-1

Процент есть «цена» денег. Поэтому теории денег и процента жестко взаимосвязаны.

Теория процента классической политической экономии (Д. Юм, Дж. Стюарт, А. Смит) основывалась на двух постулатах: I) ставка процента зависит от нормы прибыли; 2) ставка процента определяется спросом на денежный капитал и его предложением, т.е. потребностью в капитале, с одной стороны, и сбережениями — с другой.

Экономисты-классики осознавали, что увеличение количества денег (приток золота в страну) снижает ставку процента. Но они рассматривали этот эффект как временный, поскольку вслед за снижением ставки процента следует расширение деловой активности, рост цен и, соответственно, возвращение ставки процента на прежний уровень. Подобный механизм был предопределен существованием золотого стандарта.

В начале XIX в. Г. Торнтон высказал идеи о взаимосвязи количества денег и ставки процента. Однако эти идеи не были оформлены в самостоятельную теорию процента. Взгляды Г. Торнтон а привлекли к себе внимание теоретиков только в 30-е гг. XX в.

Классическая политэкономия изучала феномен процента при полноценном золотом обращении. Неоклассическое направление (К. Виксель, А, Маршалл, И. Фишер) пыталось осмыслить закономерности формирования ставки процента в условиях перехода к бумажно-денежному обращению и создания денежной массы банковской системой. В теории К. Викселя процент не просто отражает соотношения спроса и предложения на ссудный капитал, но и активно влияет на динамику цен. К. Виксель обратил внимание на то, что коммерческие банки способны создавать дополнительную денежную массу.

Теория К. Маркса основывается па понимании процента как одной из превращенных форм прибавочной стоимости. Разделение прибыли на процент и собственно прибыль, по К. Марксу, регулируется спросом и предложением, и следовательно, — конкуренцией. В данном случае речь идет о конкуренции между банковским и промышленным капиталом. Отсюда еще одно важное положение: ставка процента, хотя и зависит от нормы прибыли, но определяется самостоятельно.

Вклад Дж. Кейнса в теорию процента — это, во-первых, новая формулировка роли процентной ставки в экономической системе и, в частности, в достижении общего равновесия; во-вторых, принципиально иная, но сравнению с классической теорией, характеристика факторов, воздействующих на ставку процента.

В доктрине Дж. Кейнса процент есть феномен сферы обращения (соотношения спроса на деньги и их предложения). Но именно ставка процента определяет размер текущих инвестиций и, соответственно, будущий совокупный доход. Факторы, определяющие ставку процента в динамичной системе, Дж. Кейнс увидел во взаимодействии спроса на ликвидность и объема денежной массы.

В кейнсианскон доктрине зависимость между ставкой процента, денежной массой и доходом играет особую роль. Прежде всего для Дж. Кейнса очевидна связь процентной ставки с денежной массой. Это вызвано тем, что снижение ставки процента увеличивает текущие инвестиции, а следовательно, и будущий доход. Для возросшего числа сделок потребуется увеличение денежной массы, почти пропорциональное росту дохода. Кроме того, Дж. Кейнс полагал, что снижение процента может приводить к повышению количества денег, которое население захочет держать на руках.

В системе Дж. Кейнса ставка процента определяется количеством денег и предпочтением ликвидности. Поэтому ставка процента предстает чисто денежным феноменом, не связанным с нормой прибыли в сфере производства. По эти величины взаимозависимы — ставка процента не может превышать норму прибыли на капитал, вложенный в реальное производство.

В конце 1930-х гг. широкое признание среди теоретиков получила теория ссудных фондов, ставшая альтернативой кейнсианскон доктрине предпочтения ликвидности. Эта теория разрабатывалась шведским экономистом К. Виксслсм и британским ученым Д. Робсртсоном.

К, Виксель уделял большое внимание роли банковской системы и, в частности, денежному мультипликатору в создании ссудных фондов. Эта мысль была впервые высказана именно им.

Д. Робертсоп подверг критике кейнспанское определение процента как соотношения количества денег и предпочтения ликвидности (спроса на деньги), отметив, что процент не может быть ничем иным, как ценой за использование ссудных фондов.

По мнению Д. Робертсона, ссудные фонды состоят: 1) из сбережений из текущего дохода; 2) средств от продажи недвижимости и основного капитала или изъятий из оборотного капитала; 3) детезаврируемых средств; 4) банковских займов.

В свою очередь, спрос на ссудные фонды формируется за счет потребностей в средствах: 1) для нового строительства и увеличения оборотного капитала; 2) замены основного капитала; 3) резервов денежных средств; 4) потребительского кредита.

Основы монетаристской критики теории процента были разработаны Дж. Энджеллом. В предложенной им теории ведущую роль играет предельный ожидаемый доход. Именно его величина определяет объем инвестиций, а ставка процента лишь пассивно отражает изменения в ожиданиях.

Дж. Энджелл доказывал, что непосредственной связи между этими переменными нет. По его мнению, обе переменные находятся под воздействием ожиданий. Он полагал, что при снижении ожиданий увеличивается спекулятивный спрос на деньги. Экономические агенты активно продают ценные бумаги и предпочитают держать свои активы в денежной форме. Поэтому ставка процента по ценным бумагам (облигациям) повышается. Основные выводы Дж. Энджелла состояли в следующем:
1) изменения в ставке процента происходят вследствие сдвигов в предпочтении ликвидности. В свою очередь, предпочтение ликвидности изменяется под воздействием ожиданий;
2) решения экономических агентов, принимаемые на основе ожиданий, определяют объем денежной массы;
3) изменения в величине ставки процента непосредственно не приводят к изменениям в объеме инвестиций и уровне дохода;
4) динамика ставки процента не находится в обратной зависимости от динамики денежной массы.
Дж, Энджелл не раскрыл механизма влияния ожиданий на экономические неременные, но констатировал, что толчком к самопроизвольному выходу экономики из депрессии является потребность в ремонте и поддержании основных средств действующих предприятий. Такая постановка вопроса способна выявить истинную подоплеку всякого рода ожиданий.

Интересный поворот в развитии теории процента наметился в связи с изучением тенденций, которые сложились в конце 1990-х п. в экономике Японии. Сочетание крайне низких процентных ставок и замедления роста ВВП позволило говорить о том, что японская экономика попала в «ликвидную ловушку». Произошло то, что со времен Дж. Кейнса рассматривалось как сугубо теоретическая возможность. Дж. Кейнс допускал, что при очень низких ставках процента держатели денег потеряют интерес приобретать облигации и предпочтут хранить наличность. В этих условиях увеличение денежной массы будет приводить лишь к росту наличности на руках у населения и не скажется на объемах покупок приносящих процентный доход облигаций и на размещении денег в банковские депозиты. Дж. Кейнс назвал такую ситуацию абсолютным предпочтением ликвидности. Впоследствии она получила название «ликвидной ловушки», по рассматривалась лишь как теоретически возможная ситуация. В конце 1990-х гг. такая ситуация и сложилась в экономике Японии. Как и предсказывал Дж. Кейнс, в этом случае денежно-кредитная политика центрального банка оказалась неспособной стимулировать платежеспособный спрос в экономике.

Теории процента в России. Русская православная церковь до 1551 г. не выступала за запрещение процента, но считала допустимым лишь низкий уровень этого вида дохода. Б деловой практике средневековой Руси процент обычно составлял от 7,5 до 10%. Этому в немалой степени способствовали широкая кредитная деятельность многих церквей и монастырей, в частности Иосифо-Волоцкого, Троице-Сергеева, Владимиро-Рождественского, Соловецкого и др. Своими операциями они оказывали влияние на норму процента, препятствуя ее завышению.

При ссуде жита (зерна) проценты, подлежащие уплате кредитору, рассчитывались по «присопу». Это означало, что жито, переданное заемщику, измерялось мерой, наполненной не выше краев, а возвращалось в объеме, который мера удерживала в «горке» над краями.

Нехватка благородных металлов для денежного обращения привела в XII в. к повышению процента. Из Центральной Европы на Русь начали переселяться ростовщики. Законодательная власть была вынуждена ввести ограничения на уровень процентных ставок. Пространная Русская Правда Владимира Мономаха определила максимально возможную ставку по ссудам в 20% годовых.

В середине XVI в. недостаток благородных металлов вновь привел к повышению процента. В этих условиях Стоглавый церковный собор (1551) осудил взимание высоких процентов как лихоимство. Указом царя Федора Иоанновича в 1588 г. был установлен максимальный срок начисления процентов по ссудам — 15 лет. Но уже через год в 1589 г. в «Судебнике» Федора Иоанновича срок начисления процентов был снижен до 5 лет, а максимальная ставка определена в 20% годовых. Максимальный срок в 15 лет для взимания процентов был подтвержден «Соборным уложением» царя Алексея Михайловича (1649).

В XIX—XX вв. динамика процентных ставок в России отражала циклические закономерности капиталистической экономики и формировалась с учетом фактора инфляции.

В советский период «цена» денег при предоставлении кредитов устанавливалась в плановом порядке и не играла существенной роли в формировании рентабельности предприятии. В плановом хозяйстве решения об инвестициях принимались органами управления в зависимости от оценки ими перспектив формирования потребностей предприятий и населения и НТП. Рентабельность производства принимала форму плановой рентабельности. Ставка процента представляла «технический» показатель.

Основоположники социалистической доктрины считали, что в обществе, основанном на общественной собственности, не будет необходимости в деньгах. Но построение неденежной экономики оказалось нереальным из-за невозможности отказаться от денег как соизмерителя затрат и результатов производства. Ставка процента — необходимый атрибут денежного хозяйства. Деньги, но которым не выплачивался процент, не могли бы выполнять функцию средства накопления. Единственная возможность превратить «бумажки с водяными знаками» в средство накопления — обеспечить их возмездное использование, т.е. выплату процента по ним. По для этого необходимо, чтобы денежная масса находилась в определенной пропорции и к товарной массе, и к массе совокупного капитала, т.е. денежный капитал должен быть достаточен для обеспечения оборота совокупного капитала.

Процент существует и в неденежной экономике. По при господстве бумажных денег он начинает играть особую роль. Именно ставка процента превращает «бумажки с водяными знаками» в элемент денежного механизма. Последнее обстоятельство объясняет существование нормы процента в плановой экономике. Более того, как показали исследования такой экономики на основе эконометрических моделей, разрабатываемых для рыночной экономики, и при плановом хозяйстве спрос на деньги был связан со ставкой процента.

Переходный период от плановой к конкурентной, или точнее, децентрализованной, экономике — период «развертывания» категории процента. Но такое «развертывание» основывается на формировании рыночной нормы рентабельности в реальном секторе. Это значит, что нормы рентабельности в конкретных отраслях и производствах должны сложиться в соответствии с ценами спроса и предложения на их продукцию и уровнем минимальных затрат. Ставка процента по сути — часть общей нормы рентабельности. Она определяет тот объем совокупного дохода, который предприниматель сможет передать владельцу денежного капитала ради расширения своего производства.

Рост рентабельности в конкретных отраслях экономики в результате НТП не в состоянии оказать влияние па норму процента. На нее воздействует рост рентабельности в экономике в целом, поскольку в этом случае держатели денежных средств (кредитные организации) будут иметь возможность претендовать па дополнительную долю вновь создаваемой стоимости. Это подразумевает определенный расклад сил между реальным сектором экономики и банковским сектором.

Именно этот расклад сил, т.е. конкурентоспособность секторов, в состоянии определить верхний предел нормы процента. Таким образом, мы находим два фактора, ограничивающих верхнее значение ставки процента, — рентабельность производства в реальном секторе и взаимная конкурентоспособность реального и банковского секторов. Причем очевидно, что конкурентоспособность последнего определяется степенью монополизации в кредитной сфере.

Третий фактор — степень доступности ресурса, т.е. предложения денег. Как показал опыт России 1990-х гг., этот фактор может становиться основным.

Нехватка денег в обращении привела к тому, что норма процента превысила рентабельность в большинстве отраслей российской экономики. Денежное предложение сократилось не только в силу снижения эффекта мультипликатора, но и в силу падения денежной базы. Обеспеченность экономики необходимым объемом денежной массы является главнейшим фактором формирования нормы процента. В этом случае имеет место нормальная конкуренция между реальным и банковским секторами экономики. Банковский сектор оказывается в состоянии претендовать лишь на часть добавленной стоимости, создаваемой в реальном секторе.

Опыт России 1990-х гг. позволяет сделать следующие выводы, касающиеся современной теории процента.

Нехватка денежного предложения, определяемая свертыванием денежной базы, приводит к резкому повышению ставки процента. Последняя даже способна превышать рентабельность в реальном секторе экономики. Это говорит о том, что соотношение спроса и предложения денег является первичным и важнейшим фактором формирования ставки процента. Кризис 1990-х гг. в России протекал в условиях хронической несбалансированности денежного рынка — превышения спроса на деньги над их предложением. Из-за несбалансированности денежного рынка оказался несбалансированным рынок товаров. Это указывает на значение ставки процента для состояния рынка товаров. При недостатке денежной массы в обращении банковский капитал превращается в монопольного распорядителя кредитных ресурсов и обеспечивает перераспределение вновь созданной стоимости в свою пользу. Реальный сектор лишается значительной части ресурсов.

В условиях сбалансированности денежного спроса и предложения проявляется взаимозависимость ставки процента по депозитам и чистой доходности предпринимательской деятельности (далее в данной главе — ЧДПД). Последняя представляет собой разницу между общей рентабельностью производства н процентной ставкой по привлекаемым кредитам. Взаимовлияние ставки по депозитам и ЧДПД обеспечивает связь денежного рынка и рынка товаров, т.е. денежного и реального секторов. Соотношение между ставкой процента по депозитам и ЧДПД обусловливает степень интенсивности эффекта денежного мультипликатора. В современных условиях, когда деньги в основной своей части находятся не на руках, а на счетах в банках, они автоматически становятся кредитными ресурсами. Поэтому в формировании ставки процента участвует вся денежная масса, а не ее отдельные сегменты.

Источник: 
Деньги, кредит, банки: учебник и практикум для академического бакалавриата / под ред. В. Ю. Катасонова, В. П. Биткова. — 2-е изд., перераб. и доп. 2016 г.
Темы: