Теоретические подходы к «Я-концепции»

Человеческое «Я» представляет собой всего лишь научное название того, что раньше именовали человеческой душой. Правда, не все авторы согласны с тем, что между «Я» и душой можно проводить полную аналогию. Они утверждают, что в нашем «Я» есть еще нечто такое, что не входит в классические представления о душе, в частности социальная и рефлексивная составляющие сознания. Действительно, душа не может рассуждать или рядиться в социальные маски. Она только чувствует, хотя и способна выражать самые сокровенные уголки нашего «Я». Кроме того, психологи в составе человеческой личности, т. е. нашего «Я», выделяют два компонента, а именно «Я-концепцию» (мысли о себе) и самооценку (чувства по отношению к себе и оценка себя), которых нет в душе. Общее между душой и нашим «Я» выражается в том, что оба они способны управлять движениями, перемещениями и самовыражением нашего тела — в позе, движении, жестикуляции, мимике, речи и т. д.

Разве человеческое «Я» — это вообще нечто замкнутое, строго очерченное, не выходящее из четких границ плоти и времени? Разве многие элементы этого «Я» не принадлежат миру, который ему предшествовал и находится вне его, разве констатация, что тот-то и тот-то есть он самый и больше никто, не представляет собой допущения, сделанного лишь для удобства и для порядка и умышленно пренебрегающего всеми переходами, которые связывают индивидуальное сознание с всеобщим?
Томас Манн

«Я-концепция» является важным фактором организации пси-кики и поведения индивида, поскольку определяет интерпретацию опыта и служит источником ожиданий индивида. В области теоретической психологии первые работы, содержащие представления о «Я-концепции», принадлежат У. Джемсу, Ч. Кули и Дж. Миду У. Джемс постулировал различие двух аспектов, свойственных интегральному «Я»: «Я»-сознающее — рефлексивно-процессуальное и «Я»-как-объект — содержание сознания, в котором, в свою очередь, можно выделить такие аспекты, как духовное «Я», материальное «Я», социальное «Я», физическое «Я». Американские социологи Ч. Кули и Дж. Мид подчеркивали ведущую роль социальных взаимодействий как источника «Я-концепции» индивида. Э. Эриксон предложил генетическую теорию формирования Эго-идентичности.

Сразу же надо отметить двусмысленность термина «Я-концепция» (self-concept). В английской литературе, где он впервые, собственно говоря, и возник, self-concept может быть передано на русском языке не одним, а двумя терминами: понятие «Я» и теория (концепция) «Я». Между ними огромная дистанция. Одно дело — простое и ясное понимание о своем «Я», которое можно выразить двумя-тремя словами, предложением, абзацем. Совсем иное дело — концепция «Я», которая, подобно любой теории, включает множество уровней, элементов, разветвлений. Научную концепцию мы всегда представляем как грандиозное сооружение, требующее многих лет работы, больших запасов данных и ресурсов, экспериментального подтверждения, обоснования, доказательств, выдвижения гипотез и т. д. Образно говоря, научная теория напоминает небольшой город, а отдельное понятие, которое входит в состав теории, можно уподобить отдельному зданию.

Иногда две составные части — мысли о себе и оценку себя — не разводят, а сводят воедино. Получившееся целое как раз и называют «Я-концепцией». В связи с этим в психологической литературе можно встретить определение этого феномена, ставшее уже классическим: «"Я-концепция" представляет собой совокупность всех представлений индивида о себе и включает убеждения, оценки и тенденции поведения. В силу этого "Я-концепцию" можно рассматривать как свойственный каждому индивиду набор установок, направленных на самого себя» (Р. Берне).

В приведенном определении обратим внимание вот на что: в одну кучу здесь смешаны разнородные целые — чувственные (оценка, установки), рациональные (убеждения) и поведенческие. Объединить два из них — уже проблема для любого ученого, а уж о трех можно только мечтать. Каждая часть построена совершенно из разного материала, к примеру чувства никогда не уживаются с мыслями, а поведение противоречит нашим замыслам и обещаниям. Как только архитектор соединяет воедино столь разные элементы, он мгновенно получает такое сооружение, которое никак нельзя назвать гармоничным, слаженным, непротиворечивым. Но человеческое «Я» на самом деле не есть гармоничное целое, а если учесть, что внутри нас сидит не одно, а множество «Я», то общий хор никак не назовешь совершенным. Каждое «Я» поет своим голосом, собственную мелодию и выполняет непохожие на других функции.

Если это так, то «Я-концепцию» можно понимать лишь в одном смысле — как гетерогенное образование, формирующееся из самых разных элементов внутри нашего сознания и управляющее нашим поведением. Коротко говоря, это теория, а не понятие.

Значение «Я-концепции» для понимания человеческой личности трудно переоценить. Появившееся в ходе многомиллионной эволюции двуногое существо стало настолько рациональным, что ни один поведенческий акт не прорывается наружу без предварительной цензуры разума. Человек над всем привык размышлять, все оценивать и пропускать через призму собственной выгоды и своих интересов. Иное существо антропосоциогенез создать и не мог. Так вот у Homo sapiens представление о самом себе, рефлексия над собой предшествуют и служат мотивационным базисом всего поведенческого комплекса. Проведено огромное число научных исследований, доказавших, что «Я-концепция» выступает мотивационной основой человеческого поведения. Люди, которые хорошо себя знают, способны строить весьма гибкую и приспособленную к самым разным обстоятельствам стратегию поведения, точно зная, что они могут сделать и чего не могут.

Оказывается, гетерогенность «Я-концепции» — не плод воображения ученых и не ошибка эволюции, а необходимая и вполне объективная предпосылка существования нас самих. Без нее мы не можем обойтись. Действительно, эмоции нужны человеку для начала любого поведенческого действия, разум нужен нам для целенаправленного управления начавшимся действием, а само действие служит предпосылкой для дальнейшего размышления над собой, анализа своих действий и внесения в них необходимых коррективов. Формула «Я чувствую —> Я мыслю —> Я действую» служит анатомической структурой «Я-концепции» и раскрывает ее сущность. Совершая поступки, мы оцениваем их эффективность и нравственную сторону, прислушиваемся к тому, как оценивают их окружающие люди. Суммировав информацию, мы вносим изменения в собственную линию поведения.

Мы размышляем над тем, что совершаем, и над тем, как бы мы могли поступить, сравнивая то и другое с собственными планами (ожиданиями, целями, установками) и мнением других людей. А кроме того — с поступками, совершаемыми похожими на нас людьми в схожей обстановке. Успешность чужих действий в сравнении с собственной успешностью. Обе стороны «Я-концепции» — рефлексия и оценка — тесно увязаны друг с другом. По мнению Ф. Райса, «Я-концепция» — это сознательное когнитивное восприятие и оценка индивидом самого себя; мысли и мнения о себе. «Я» — часть личности или характера человека, которая им осознается.

Рефлексия над собственными поступками, чувствами и убеждениями придает мобильность статичной «Я-концепции», позволяет человеку изменить ее, усовершенствовать, развить. Такая процедура и такой процесс получили название self-change. Человек начинает видеть себя в новом свете, в иной перспективе, и эта перспектива и взгляд на самого себя меняются в течение жизни, проходя определенные закономерности и подчиняясь известным жизненным (возрастным) циклам. В итоге единая «Я-концепция» распадается на множество временных проектов, которые одни авторы именуют рабочими «Я», а другие — вероятными «Я» (possible selves)3

Рабочая «Я-концепция», согласно воззрениям X. Маркуса и П. Нуриуса, — это набор представлений о себе, которыми человек обладает в данный момент. Рабочая «Я-концепция» — это подмножество в общем репертуаре представлений о себе, включая центральные, привычные взгляды на себя, эпизодические, связанные с какой-либо определенной деятельностью представления, и представления о наших возможностях, словом, то, что активно и работает в данный момент времени. Она представляет собой постоянно активный и изменяющийся массив знаний о самом себе. Не все знания доступны осознанию в любой момент времени. Массив изменяется в зависимости от содержания главного рабочего представления о себе (prior working self-concept), от того, какое из этих представлений было активизировано соответствующими социальными обстоятельствами и от того, какие представления были активизированы индивидом в его отклике на текущий опыт.

Шкала самовосприятия
Данная шкапа не является тестом. Скорее, это некий аналитический инструмент, позволяющий лучше разобраться в себе. Работая с ним, вы описываете себя, пользуясь определенным набором характеристик.

Согласно И. Н. Калинаускасу «Я-концепцип» тесно связана с типом личности и включает три основных блока: «Я как Я», «Я как другой», «Я как Мы (Они)», что перекликается с берновскими личностными установками «Я / Ты / Они». По мнению автора, описываемый тип личности складывается к 5—6-летнему возрасту, сохраняя в дальнейшем свою стабильность. Последовательность же формирования личностных установок в процессе возрастного развития описывается формулой «Ты > Я > Они». Иными словами, через «Ты» человек становится «Я».

«Я-концепция» — это совокупность всех представителей индивида о себе, сопряженная с их оценкой. Описательную составляющую «Я-концепции» часто называют образом «Я» или картиной «Я». Составляющую, связанную с отношением к себе или к отдельным своим качествам, называют самооценкой, или принятием себя. Она определяет не только то, что собой представляет индивид, но и то, что он о себе думает, как смотрит на свое деятельное начало и возможности развития в будущем. Выделение описательной и оценочной составляющих позволяет рассматривать «Я-концепцию» как совокупность установок, направленных на самого себя. В большинстве определений установки подчеркиваются три главных элемента:

  1. убеждение, которое может быть как обоснованным, так и необоснованным (когнитивная составляющая установки):
  2. эмоциональное отношение к этому убеждению (эмоционально-оценочная составляющая):
  3. соответствующая реакция, которая, в частности, может выражаться в поведении (поведенческая составляющая).

Применительно к «Я-концепции» эти три элемента установки, по мнению Р. Бернса, можно конкретизировать следующим образом:

  1. образ «Я» — представление индивида о самом себе:
  2. самооценка — аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты образа «Я» могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением;
  3. потенциальная поведенческая реакция, т. е. те конкретные действия, которые могут быть вызваны образом «Я» и самооценкой.

Предметом самовосприятия и самооценки индивида могут, в частности, стать его тело, его способности, его социальные отношения и множество других личностных проявлений, вклад которых в «Я-концепцию» мы рассмотрим в дальнейшем. А сейчас сосредоточимся на трех основных составляющих «Я-концепции».
И. С. Кон, раскрывая понятие «Я» как активно-творческое, ин-гегративное начало, позволяющее индивиду не только осознавать себя, но и сознательно направлять и регулировать свою деятельность, отмечает двойственность понятия. Осознание самого себя заключает двоякое «Я»:

  1. «Я» как субъект мышления, рефлексивное «Я» — активное, действующее, субъектное, экзистенциальное «Я», или «Эго»;
  2. «Я» как объект восприятия и внутреннего чувства — объектное, рефлективное, феноменальное, категориальное «Я», или образ «Я», понятие «Я», «Я-концепция».

Рефлективное «Я» представляет собой такую когнитивную схему, при помощи которой индивид структурирует свою социальную перцепцию и представления о других людях. В психологической упорядоченности представления субъекта о себе и своих диспозициях ведущую роль играют высшие диспозиционные образования — система ценностных ориентации, в частности.

Схемы «Я» (self-schemas) — это генерализация прошлого опыта, касающегося «Я» индивида, которые помогают ему интегрировать и объяснять свое поведение. Некоторые схемы строятся как осознание своей позиции в социальной структуре общества, а как другие представляют избирательную переработку прошлого опыта, мыслей, чувств и поведения в разных областях. В то время как схемы «Я» у разных индивидов могут быть схожими, индивидуальный набор этих схем уникален. Схемы «Я» — наши фундаментальные элементы самоопределения. Они оказывают систематическое и глубокое влияние на то, как перерабатывается индивидом информация, касающаяся его «Я».

Когнитивная схема включает в себя две подсистемы: личностную идентичность и социальную идентичность. Личностная идентичность относится к самоопределению в терминах физических, интеллектуальных и нравственных черт. Социальная идентичность складывается из отдельных идентификаций и определяется принадлежностью человека к различным социальным категориям: расе, национальности, классу, полу и т. д. Наряду с личностной идентичностью социальная идентичность оказывается важным регулятором самосознания и социального поведения. «Я-концепция» базируется на восприятии внутригруппового сходства и межгрупповых различий.

«Я-концепцию» часто описывают в качестве глобального понятия, обозначающего общее отношение человека к самому себе. Но ее можно также рассматривать как совокупность конкретных проявлений нашего «Я» в реальной жизни, каждое из которых сформировано по отношению к какой-либо роли. Во втором случае человек оценивает себя в качестве сына, учащегося, спортсмена или друга, спрашивая себя: насколько я хорош в этой роли, насколько она отражает сущность моего «Я», в какой степени мне важна эта роль, соответствует ли мое поведение в одной роли поведению в других ролях? За каждой социальной ролью могут оказаться соответствующие ему «Я-концепции», которые могут находиться между собой, подобно самим ролям, как в согласии, так и в конфликте. Допустим, строгий, авторитарный учитель может в домашней обстановке оказаться мягким и сентиментальным отцом семейства. Эта перемена происходит с ним за порогом школы, поэтому две совершенно различные грани личности и соответственно две противоположные «Я-концепции» не конфликтуют между собой, не приводят к появлению диссонанса. Они вступят в непримиримое противоречие, когда произойдет наложение социальных ролей: отцу придется выступать в роли учителя по отношению к собственным детям.

«Я-концепция» частично определяется тем, что о нас думают другие, или тем, что мы принимаем за их отношение к нам. И это уже чисто социологический подход. Известно, что ребенок в раннем возрасте называет себя собственным именем («Коля хочет пить») и с трудом переходит к личному местоимению «Я хочу пить». Понятие о своем «Я» развивается у ребенка из понятия о других. В переходный период он также легко может быть другим, как и самим собой. Через понимание других ребенок приходит к формированию своего социального «Я». Впервые этот процесс описал Ч. Кули.

С психологической точки зрения «Я-концепция» играет, по существу, троякую роль: она способствует достижению внутренней согласованности личности, определяет интерпретацию опыта и является источником ожиданий. С позиций социологии «Я-концепция» выполняет функцию объединения личности и окружающего социума. Не преломившись в сознании, не получив субъективную оценку значимых или незначимых для меня лично, ни одна социальная связь, ни одно социальное отношение с другими людьми или к внешним предметам не существуют. Общество и люди видятся только через призму нашего «Я». И то, какими мы их считаем, как мы их воспринимаем, в конечном итоге определяет то, какими они будут независимо от нас. Если бомжи и бедняки не являются частью моего социального «Я», поскольку мы принадлежим совсем к разным классам, то и судьба этих категорий людей может измениться, если «Я» — то самое государственное лицо или крупный филантроп, от принятия решения которого зависит выделение им материальной помощи. Но они для меня не существуют, их нет в моем «Я». Скоро их не будет и в самом деле, поскольку равнодушное отношение к ним со стороны множества частных «Я» определит их объективную судьбу.

Ряд исследований по теории личности основывается на концепции, согласно которой человек всегда идет по пути достижения максимальной внутренней согласованности. Представления чувства или идеи, вступающие в противоречие с другими представлениями, чувствами или идеями индивида, приводят к дисгармонизации личности, к ситуации психологического дискомфорта. Вслед за Фестингером (1957) психологи называют такое состояние когнитивным диссонансом. Испытывая потребность в достижении внутренней гармонии, человек готов предпринимать различные действия, которые способствовали бы восстановлению утраченного равновесия.

Хорошо если человек решил согласовать свои чувства и мысли за счет внутренней работы. Очистить душу от излишнего «шума», удалить ненужные файлы и привести в гармонию душевный мир — это лишь одна из стратегий. И придерживаются ее далеко не все люди. Определенная категория людей, мы их называем выдающимися личностями, стремится приспособить окружающий мир под свои мысли и желания. Их не устраивает в этом мире многое, в том числе войны, несправедливость, отчуждение и меркантилизм. Ленин, Наполеон, Александр Македонский, Гитлер и многие другие считали свои мысли правильными, а устройство мира — неправильным. Надо было привести к согласию оба фактора, влияющих на «Я-концепцию». Слабые личности изменяют себя, сильные — внешний мир. Психологи больше интересуются первыми, социологи и историки — вторыми. Первые решают проблему когнитивного диссонанса в приемной у психотерапевта или на больничной койке, вторые — на поле битвы, в классовых столкновениях, оперируя глобальной картой мира и вовлекая в действия миллионы людей.

Источник: 
Кравченко А. И., Общая психология : учебное пособие. - Москва : Проспект. 2011.-432с.
Темы: 
Оставить комментарий