Суверенитет и международное право

Суверенитет понимается как полновластие внутри государства и независимость от какой бы то ни было более высокой власти в международных отношениях.

Это ни в коей мере не исключает фактической взаимозависимости государств, которая регулируется международным правом. Соотношение суверенитета государства и международного права — одна из коренных проблем, затрагивающих саму природу этого права, включая его обязательную силу. Между тем мнения по этому вопросу различны. Весьма распространено мнение, согласно которому между суверенитетом и международным правом существует почти непримиримое противоречие. В суверенитете видят препятствие на пути к эффективности международного права. Американский юрист М. Дженис считает, что «суверенитет и международное право явно антагонистичны».

В связи с этим напомню, что международное право возникло именно тогда, когда появилась потребность в регулировании отношений между суверенными государствами Европы, освободившимися от верховенства папского престола и Священной империи.

Суверенитет и международное право связаны не только исторически, но и органически. Это право создается и наделяется юридически обязательной силой государствами благодаря обладанию ими суверенной властью. С помощью этой власти осуществляется реализация международных норм. Связь суверенитета и международного права нашла юридическое воплощение в принципе суверенного равенства государств. В соответствии с этим принципом каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства.

Нельзя не согласиться с индийским профессором Р. Анандом, который пишет: «Суверенитет создает международное право, и это право признает суверенитет как свое основание и фундаментальный принцип».

Противоречия между суверенитетом и международным правом стали активно обсуждаться в наше время. Одни ссылаются на глобализацию, ведущую к растущей взаимозависимости государств2. Другие указывают на преобразующую мир информационную революцию3. Выдвигаются и иные причины. На самом деле именно в условиях взаимозависимости возрастает значение взаимодействия суверенитета и международного права, а также роли последнего в обеспечении суверенных прав государства. Упрочение международного правопорядка привело к ощутимому повышению действенности суверенных прав государств, включая малые. Многие специалисты обоснованно подчеркивают значение суверенитета в современной международной жизни.

Весьма распространены среди как ученых, так и политических деятелей взгляды, согласно которым любой договор означает ограничение суверенитета5. Эти взгляды нашли отражение и в практике Постоянной палаты международного правосудия. В одном из ее консультативных заключений говорилось, что суверенитет носит относительный характер в зависимости от того, насколько он ограничен правом6. Но та же Палата и в том же году высказала и несколько иное мнение: «Право вступать в международные соглашения является атрибутом суверенитета государства». Палата отказалась видеть «в заключении любого договора, по которому государство берет на себя обязательство осуществлять или воздерживаться от осуществления определенных действий, отказ от суверенитета».

Отмеченные взгляды исходят из понимания суверенитета как ничем не ограниченной свободы действий. Между тем «абсолютный» суверенитет попросту невозможен. Суверенитет одного государства всегда ограничен суверенитетом другого. Суверенитет и вытекающие из него права могут реально существовать лишь при условии взаимного признания их государствами. В соответствии с принципом суверенного равенства все государства обладают равными суверенными правами и соответствующими обязанностями.

Собственно говоря, это положение аналогично тому, которое имеет место и внутри государства. Суверенитет осуществляется в рамках закона. Давняя истина гласит: «Solum rex hoc non facere potest, quod non potest in juste agere» (Только одного король не может — действовать вопреки закону). Разница в том, что международное право создается совместной волей государств. Международное право, как и национальный закон, ограничивает свободу действий государства, а не его суверенитет. Это принципиальное положение было убедительно обосновано отечественными юристами.

Одними из первых были Н. Круталевич и М. Аваков2. Этот факт признается и западными юристами. Швейцарский профессор Л. Вильдхабер пишет о том, что «большинство институтов международного права продолжают опираться на суверенные государства. В этом смысле можно согласиться с советскими авторами, которые рассматривают суверенитет как „обобщающее положение международного права"»3. Преобладающий в отечественной литературе взгляд по рассматриваемому вопросу был достаточно четко сформулирован профессором Ю.М. Колосовым: «Принятие на себя определенных обязательств, т.е. согласие на определенное ограничение свободы действий, является как раз одним из проявлений государственного суверенитета...».

Обязанность действовать в рамках права представляет собой запрещение произвола и тем самым гарантию суверенных прав, а не их ограничение. Утверждать, будто любой договор ограничивает суверенитет, столь же логично, как и считать, будто договор о перевозке вас самолетом ограничивает вашу свободу, а путешествие пешком — нет. Ограничивая свободу действий государства в одном отношении, договор расширяет ее в другом, открывает перед государством новые возможности реализации своего суверенитета.

Представляет в этом плане интерес мнение заместителя госсекретаря США С. Телботта: противники расширения международных обязательств США «утверждают, будто это ослабляет наш суверенитет. На самом деле наоборот. Хорошо составленные международные обязательства и всесторонняя стратегия международного вовлечения расширяют, а не ограничивают нашу власть над собственной судьбой, судьбой государства».

От объема международно-правовых отношений государства зависят возможности осуществления им суверенной власти во внешней среде. Кроме того, следует учитывать относительное уменьшение значимости деятельности, которую государство способно осуществлять самостоятельно, без взаимодействия с другими странами. В настоящее время все более расширяется сфера совместной деятельности государств, поэтому не только возрастает возможность, но и делается все более настоятельной необходимость коллективных действий всех государств.

По мере расширения сферы совместной деятельности увеличивается и область, в которой осуществление суверенных прав государствами возможно только согласованно, на основе норм международного права. Показательна в этом отношении Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. Ряд ее статей распространяют действие суверенитета за пределы государственной территории в рамках установленных норм.

Таким образом, так же как свободы человека могут быть обеспечены лишь в рамках права, так и для суверенных прав государства необходимая гарантия — международное право. При этом надежную гарантию суверенитету дает лишь эффективное международное право.

Источник: 
Международное право. Общая часть : учеб. для студентов юрид. фак. и вузов / И.И. Лукашук; Рос. акад. наук, Ин-т государства и права, Академ. правовой ун-т. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М. : Волтерс Клувер, 2005. — 432 с. — (Серия «Библиотека студента»). — ISBN 5-466-00103-1 (в пер.).
Темы: