Сущность и функционирование социальных институтов

Термин «институт» имеет множество значений. В европейские языки он пришел из латинского: institutum — установление, устройство. Со временем он приобрел два значения — узкое техническое (название специализированных научных и учебных заведений) и широкое социальное (совокупность норм права по определенному кругу общественных отношений, например, институт брака, институт наследования).

Социологи, позаимствовавшие это понятие у правоведов, наделили его новым содержанием. Хотя, несомненно, стержень — совокупность норм, регулирующих определенную сферу общественных отношений, — остался прежним. Но добавились новые, сугубо социологические детали. Они углубили наше понимание социальных институтов как столпов, на которых покоится общество.

Но начнем наш анализ издалека. Известно, что животное приспосабливается к среде посредством инстинктов — мощных инструментов выживания, выкованных многомиллионной эволюцией. Они помогают ему бороться за существование и удовлетворять важнейшие жизненные потребности. А как быть человеку? Ведь он растерял почти все свои инстинкты, а оставшиеся не очень-то помогают выжить в опасном и постоянно меняющемся окружении. Такова социальная среда — система условных значений, норм, статусов, правил, традиций.

Роль инстинктов в человеческом обществе выполняют социальные институты — мощные инструменты, выкованные тысячелетней культурной эволюцией. Они тоже помогают бороться за существование и успешно выживать. Но не отдельному индивиду, а всему сообществу.

Их предназначение — удовлетворять важнейшие жизненные потребности коллектива. Каждый наделен ими в избытке, к тому же у каждого индивидуальная комбинация потребностей. Если можно так выразиться, индивидуальный стиль. Но фундаментальных, важных для всех не так уже и много. Их всего пять, но ровно пять и основных социальных институтов:

  • потребности в воспроизводстве рода (институт семьи и брака);
  • потребности в безопасности и социальном порядке (политические институты, государство);
  • потребности в добывании средств существования (экономические институты, производство);
  • потребности в передаче знаний, социализации подрастающего поколения, подготовке кадров (институты образования в широком смысле, включая науку и культуру);
  • потребности в решении духовных проблем, смысла жизни (институт религии).

Одним из первых дал развернутое представление о социальных институтах Торстейн Веблен. Хотя его книга «Теория праздного класса» появилась в 1899 г., многие ее положения не устарели до сих пор. Эволюция общества — это процесс естественного отбора социальных институтов. По своей природе они представляют привычные способы реагирования на стимулы, которые создаются внешними изменениями.

В самом деле, на заре истории в человеческом стаде господствовал промискуитет — беспорядочные половые отношения. Он грозил человеческому роду генетическим вырождением. Постепенно их стали ограничивать запретами. Первый запрет — запрет кровосмешения. Он запрещал половые отношения между кровными родственниками, скажем, матерью и сыном, братом и сестрой. По существу, таков первый и важнейший в истории вид социальных норм.

Позже появились и другие нормы. Человечество училось выживать и приспосабливаться к жизни, организуя отношения при помощи норм. Так у людей зародился, может быть, самый ранний социальный институт — институт семьи и брака.

Сделаем вывод: социальный институт — приспособительное устройство общества, созданное для удовлетворения его важнейших потребностей и регулируемое сводом социальных норм.

Передаваясь из поколения в поколение, нормы семейного и брачного поведения, как и другие институциональные нормы, становились коллективной привычкой, обычаем, традицией. Они направляли образ жизни и образ мышления людей в определенное русло. Злоумышленников (на языке социологии — девиантов) ожидало суровое наказание (санкции). Понятно теперь, почему родоначальник институционализма Т. Веблен и его последователь У. Гамильтон определяли социальный институт как совокупность общественных обычаев, воплощение определенных привычек поведения, образ мысли и образ жизни, передаваемых из поколения в поколение, меняющихся в зависимости от обстоятельств и служащих орудием приспособления к ним. Собственно говоря, так понимают термины «институция» (установление, обычай, порядок, принятый в обществе) «институт» (закрепление обычаев и порядков в виде закона или учреждения) юристы.

Отсюда и слово «институционализация», обозначающее закрепление практики или области общественных отношений в виде закона или социальной нормы, принятого порядка.

Так, институционализация какой-либо науки, скажем социологии, предполагает издания государственных стандартов и постановлений, создание исследовательских институтов, бюро, служб и лабораторий, открытие при университетах, колледжах и школах соответствующих факультетов, отделений, кафедр и курсов, подготовки профессиональных специалистов, издание журналов, монографий и учебников и т. д.

Основные институты есть в каждом обществе — от самого примитивного до самого современного. Иначе это не общество. Мы уже говорили о том, что их предназначение — удовлетворение фундаментальных потребностей. Если происходит сбой в их функционировании — беда для всего общества.

К концу 60-х годов СССР готовил специалистов с высшим образованием на душу населения больше, чем любая страна мира. Уровень подготовки и система образования были, возможно, самыми высокими на планете. В сенате США дискутировался вопрос о вызове, брошенном миру советской системой образования. Американцы срочно разработали систему практических мероприятий для того, что бы догнать и перегнать нас.

Шли годы. И сегодня наши школьники и студенты одни из самых образованных. Но в целом система образования в период с 70-х по 90-е годы изменялась слишком медленно. Образовался серьезный разрыв между теоретической подготовкой и практическими навыками студентов.

Производство явно недоиспользовало выпускников: на предприятиях с передовой технологией вузовских знаний не хватало, а там, где трудились на устаревшем оборудовании, знаний было излишне много. А тут грянула перестройка конца 80-х, общество повернуло к рыночным отношениям. Открылся новый недостаток: марксистское обществоведение не могло вооружить молодежь знаниями в области рыночной экономики, менеджмента, современной социологии, психологии и философии.

Пришлось срочно перестраивать учебные планы, перенимать западные технологии обучения. Народное хозяйство недополучило сотни тысяч грамотных специалистов, знающих современную науку. Экономический ущерб колоссальный. К нему надо добавить ущерб социальный и нравственный. Ведь поколение людей, воспитанных на старых традициях, занимает ключевые позиции в обществе, следовательно, направляет страну не всегда так, как требуют обстоятельства. Урон же от неправильной внешней и внутренней политики, непродуманных государственных решений вообще не поддается исчислению.

Сделаем вывод: нормальное функционирование социальных институтов — благо для общества, а неправильное — колоссальное зло.

Мы можем убедиться, что понятие «социальный институт» не абстракция. Оно обозначает реальную совокупность людей, которые трудятся в данной сфере, а также систему конкретных законов, управленческих решений и практических мероприятий.

Это вполне зримые объекты — здания, мосты, заводы, персонал, жилые квартиры, оборудование, в которых материализуется функционирование данного института. К примеру, государственная поддержка института семьи выражается в денежных пособиях, строительстве детсадов, школ, больниц и т. п.

Социальный институт, кроме всего прочего, еще и гигантская социальная система, охватывающая совокупность статусов и ролей, социальных норм и санкций, социальных организаций (предприятий, университетов, фирм, агентств, колхозов и т. п.), которые опираются на персонал, аппарат управления и особые процедуры, или практики.

Институты — постоянно развивающиеся системы. Институт семьи прошел такие этапы, как групповой брак, полигамия и моногамия. На смену расширенной семье пришла нуклеарная, в которой всего два поколения — родители и дети. Исторически изменялись роли мужа и жены, обряд бракосочетания, методы воспитания детей и многое другое.

Колоссальную эволюцию претерпела сфера производства: охота и собирательство, огородничество, пастушество, земледелие, ремесленные мастерские, мануфактура, машинное производство, безлюдные цехи. То же самое можно сказать о политических институтах, религии, образовании (табл. 1).

Таковы фундаментальные институты. Внутри них скрываются более мелкие образования. Их также называют институтами, но только неглавными, неосновными. Что они собой представляют?

Дело в том, что у каждого главного института свои системы наработанных практик, методов, приемов, процедур. Так, экономические институты не могут обойтись без таких механизмов и практик, как конвертация валюты, защита частной собственности, профессиональный подбор, расстановка и оценка труда работников, маркетинг, рынок и т. д.

Одни выступают элементами. Социологи говорят об институтах целибата (безбрачия) в католичестве, крещения и исповеди в православии, инквизиции, монашества, епископата и т.д., относящихся к основному институту религии.

Среди неглавных политических институтов мы обнаруживаем институты судебной экспертизы, судопроизводства, адвокатуры, присяжных, судебного контроля за арестами, судебной власти, президентства, королевской власти и т. д.

Внутри института семьи и брака, а сюда входит и система родства, ученые находят институты отцовства и материнства, родовой мести, побратимства, наследования социального статуса родителей, имя наречения и т. д.

Сделаем вывод: внутри главных институтов скрываются (наподобие матрешек) неглавные, или неосновные, институты — это частные социальные практики либо обычаи.

Например, целибат и кровную месть с равным правом можно называть либо традицией, либо устоявшейся практикой. То и другое верно. Ведь определяя основной институт, мы уже включали в него и социальные практики, и обычаи.

В отличие от основного института, неосновной выполняет специализированную задачу (к примеру, институт представителей президента России или институт наставничества в СССР), обслуживает конкретный обычай или удовлетворяет нефундаментальную потребность. Так, важнейший институт — собственность Т. Веб-лен возводил к потребности или склонности человека к соперничеству.

Общая черта тех и других — выполняемые функции. Функцией социального института будем называть ту пользу, которую он приносит обществу. Иначе говоря, совокупность решаемых задач, достигаемых целей, оказываемых услуг. Стало быть понятие «функционирование» означает очень простую вещь — приносить обществу пользу.

Напротив, если от института помимо пользы происходит вред, будем называть подобные действия дисфункцией. К примеру, функция (задача) института образования — готовить всесторонне развитых специалистов. Но если он не справляется со своей задачей, если образование поставлено из рук вон плохо, то ни развитых индивидов, ни классных специалистов общество не получит. Школы и вузы выпустят в жизнь рутинеров, дилетантов, полузнаек. Функция превратится в дисфункцию, плюс — в минус.

Если институт работает как надо, то плюсов у него намного больше, чем минусов. И наоборот. Плюсы, или функции, укрепляют, стабилизируют и развивают общество. Минусы, т. е. дисфункции, его расшатывают.

Еще в 80-е годы мы начали говорить о кризисе в России института семьи. В чем конкретно он выражается? Это резкий рост разводов, неправильное распределение ролей между мужем и женой, неэффективная социализация детей — лишь главные черты. А каково значение кризиса семьи? Число дисфункций в нем уравнялось либо превысило число функций. А последствия для общества? Их нетрудно представить.

Сделаем вывод: у социальных институтов (основных и неосновных) есть не только функции (приносимая ими польза), но и дисфункции (наносимый обществу вред).

Функции и дисфункции бывают явные, если они официально заявлены, всеми осознаются и очевидны, и латентные, если они скрыты от глаз, не заявляются.

К явным функциям школы относятся приобретение грамотности и аттестата зрелости, подготовка к вузу, обучение профессиональным ролям, усвоение базисных ценностей общества.

Но у нее есть также скрытые функции: приобретение определенного социального статуса, который позволит взобраться на ступеньку выше неграмотного, завязывание прочных дружеских связей, поддержка выпускников в момент их вступления на рынок труда.

Можно убедиться, что функции и дисфункции относительны, а не абсолютны.

Каждая из них имеет два вида — явный и латентный. Функция может быть явной для одних членов общества и латентной для других. То же самое и с дисфункцией.

К примеру, одним важно приобрести в университете фундаментальные знания, а другим завязать знакомства. В таком случае пересечение функций, дисфункций, явных и латентных функций можно изобразить в виде логического квадрата (рис. 1). Подобный прием нам еще пригодится, когда мы перейдем к социальным санкциям.

Сделаем вывод: социальные институты имеют явные и латентные функции. Латентные функции тем отличаются от дисфункций, что они не наносят вреда. Они показывают, что пользу от любого института можно извлечь гораздо большую (и прежде всего для себя лично), нежели об этом официально заявляется

Источник: 
Кравченко А. И., Основы социологии и политологии: учебник для бакалавров. -Москва : Проспект, 2015. - 352 с.
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.