Структура и типология семей

Семья — это естественная группа, в которой со временем возникают стереотипы взаимодействий. Эти стереотипы создают структуру семьи, определяющую функционирование ее членов, очерчивающую диапазон их поведения и облегчающую межличностные контакты между ними. Та или иная жизнеспособная структура семьи довольно значима как  для полноценного выполнения главных ее функций, так  и для решения личностно  значимых задач — поддерживать индивидуальность, создавая в то же время ощущение принадлежности к целому.

Структура семьи включает численный и персональный состав ее членов, а также совокупность семейных ролей и различных взаимоотношений между ними (супружеские отношения,  детско-родительские, супругов и их родителей, отношения между детьми, отношения бабушек и дедушек с их внуками).

Структура семьи

Вопрос определения структуры семьи является довольно  сложным в теории и практике организации психологической помощи семье. Как  справедливо   замечает по этому поводу известный американский семейный психотерапевт С. Минухин, “семья есть нечто большее, чем индивидуальная биопсиходинамика ее членов. Взаимодействие членов семьи  подчиняется определенным закономерностям, которые управляют их трансакциями. Эти закономерности обычно не формулируются явно или даже не  осознаются, однако формируют целое — структуру семьи. Реальность структуры — это реальность другого порядка по сравнению с реальностью индивидуальных членов”. Поэтому при анализе структуры конкретной семьи необходимо изучить ее численный и персональный  состав, остановиться отдельно на характеристике разных уровней семейной системы, куда входят вся семья в целом, подсистема родителей,  подсистема детей, а также индивидуальные подсистемы. Кроме того, следует описать структуру семьи с учетом ее основных параметров (сплоченность, иерархия, гибкость, внешние и внутренние границы, ролевая структура). Важно знать, кого каждый из членов семьи считает ее членом, ибо нередки случаи, когда члены семьи не согласны в том, кто входит в ее состав. Это касается в первую очередь границ семьи и того, кто физически или психологически присутствует в данной семейной системе. Особенно важно решение этой проблемы для разведенных семей и вступивших в повторный брак. В структуру семьи входят наборы осознанных и неосознанных правил, которые определяют взаимодействие в семье. Чтобы этот механизм действовал (правилам следовали, поведение предсказывалось), необходима система поддержания, которая состоит из двух частей. Первая — это иерархическая система, основывающаяся на авторитете родителей, который всегда и везде выше, чем авторитет детей. Вторая — семейные комплементарные (дополняющие друг друга) роли: например, если один из родителей более рассудительный, а другой — более эмоциональный. Иерархия и роли не всегда четко осознаются, но они должны быть непременно взаимосвязанными,   дополняющими. Если этого нет, семья перестает функционировать, фактически распадается.

Что касается подсистем (субсистем) семьи, то динамика их тесно связана с ее жизненными циклами. Первая —подсистема пары, или супругов, образуется с заключением брака. Одновременно начинается и процесс ее аккомодации (приспособления), когда принимаются  или отбрасываются роли, которые супруги будут исполнять, взаимодействуя между собой. Предварительная установка на согласование, приспособление и способности это осуществить связаны с опытом, приобретенным в родительской семье.

Подсистема родителей появляется с трансформацией супружеской пары после рождения ребенка. В свою очередь, родительская подсистема  изменяется, приспосабливается к возрастным особенностям детей. Кроме того, родительская  подсистема обязана учитывать потребности всех растущих в семье детей, что, естественно, сопряжено с целым рядом трудностей, обусловленных не только возрастными, но и индивидуально-психологическими характеристиками, а также половыми различиями.

Подсистема детей предоставляет ребенку возможность быть лишь ребенком, позволяет изучать отношения сверстников, воспитывать способность к согласованию и приспособлению. С. Минухин называет эту подсистему социальной лабораторией, где можно экспериментально общаться без ответственности и компетенции, стесняющих общение взрослых. Детское общение становится своеобразной экспериментальной площадкой, позволяющей сформировать у ребенка необходимые коммуникативные умения и навыки для последующего самостоятельного установления контактов и со сверстниками, и со взрослыми.

Выделение подсистем позволяет более четко обозначить их внутренние и внешние связи, а эти связи характеризуют структуру семьи с позиции ее границ. Границы регулируют отношения между подсистемами, а вместе с тем и внутри них.

Термин граница  используется в описании взаимоотношений между семьей и социальным окружением, а также между различными подсистемами  внутри семьи.

Внешние границы — это границы между семьей и социальным окружением. Они проявляют себя посредством того факта, что члены семьи ведут себя по-разному друг с другом и с внешним окружением. Например, руководитель организации может в грубой форме отчитать своего подчиненного и через минуту позвонить домой и ласково разговаривать с женой и маленькой дочкой.

Внутренние границы создаются посредством разницы в поведении членов различных подсистем. Например, супруги ведут себя между собой иначе, чем с ребенком.

В рамках самой семьи встречаются три типа границ: четкие, ригидные и диффузные.

Четкие границы между семейными подсистемами позволяют членам семьи поддерживать и опекать друг друга. Вместе с тем допускается и определенная их автономия, поэтому обеспечивается равновесие свободы и контроля. Четкие границы также улучшают коммуникацию между подсистемами и облегчают согласование и приспособление, так как многие  вещи благодаря таким границам заранее известны. К тому же четкие границы позволяют родителям и детям почувствовать взаимозависимость, но в то же время не мешают проявлению их  индивидуального своеобразия.

Ригидные границы изолируют членов семьи друг от друга и даже от общества. В семье с ригидными границами ее члены автономны, однако семье трудно функционировать. Дети приобретают навыки борьбы за себя, но не вырабатывают навыков согласования. Общение между подсистемами в семье с ригидными границами скудное, лишь интенсивные кризисы, совместно переживаемые трудности или экстремальные  стрессы сплачивают семью для того, чтобы помочь какому-либо ее члену. Слова, характеризующие взаимоотношения в семьях с ригидными границами, обычно сводятся к выражениям, типа «не мешай, у меня свои заботы», «займись своими делами», «пора бы самому позаботиться о…» и т.п.   Именно поэтому семьи с ригидными границами ищут помощи за пределами своей семейной группы.

Диффузные границы своеобразно противостоят  ригидным чертам. В семье с диффузными границами каждый член постоянно заботится о каждом и постепенно пытается предлагать и оказывать помощь. В таких семьях неясны функции подсистем. Поэтому в них утрачивается автономия, а вместе с тем и возможность экспериментировать. Некоторых родителей это может устраивать, однако развитие детей в  подобных случаях замедляется. В семье с диффузными границами подсистема супружеской пары как бы исчезает, растворяется в родительской подсистеме. Вследствие этого дети уверены в родителях и не уверены в себе. Кроме того, дети лишаются четких ориентиров в мире чувственных переживаний, не знают, какие из них являются собственными, а какие - лишь отзвук родительских эмоций и чувств. Поэтому им трудно устанавливать отношения за пределами семьи, нелегко создавать и свою собственную семью, в особенности тогда, когда от своего избранника не получают более интенсивной поддержки, чем она была в родительской семье.

Дисфункцию семьи как системы задают крайние варианты границ. Плохо, когда границы или слишком жесткие, или слишком размытые. Если внешние границы слишком жесткие, то обмен между семьей и ее социальным окружением мал, наступает застой в системе. Если границы слишком слабые, то у членов семьи много связей с внешней средой и мало между собой. Например, семья редко собирается вместе. В этом случае члены семьи похожи на постояльцев гостиницы, живущих вместе под одной крышей. Если внутренние границы (например, между родительской и детской подсистемами) слишком жесткие, то родители производят впечатление людей, чрезмерно занятых только собой.  Если, наоборот, слишком слабые, то родителям может не хватать интимности, они могут функционировать только в родительских ролях, теряя супружеские отношения.

Наряду с понятием границы семьи существует понятие границы поколений, которое используется для того, чтобы показать различия между поколениями в близости и иерархии. В хорошо функционирующих семьях правила, управляющие взаимодействиями в родительской и детской подсистемах, отличаются от правил в детско-родительских подсистемах. Родительские пары, например, в целом показывают более высокую степень сплоченности, чем в подсистемах «родитель-ребенок». Существуют также ясные границы поколений по иерархии, где родители имеют относительно более высокий статус в принятии решений по причине их опыта, ответственности и материальных ресурсов. Семьи, находящиеся  в стрессе,  имеют неясные границы поколений. Это выражается в коалициях через поколение, где сплоченность или преданность друг другу между родителем и ребенком больше, чем между родителями. В таких семьях существует большое число иерархических нарушений, например, перевернутая иерархия, когда влияние ребенка может превосходить авторитет одного или обоих родителей. Структура семьи как целостной системы во многом зависит и от типа семейной группы.

Типология семей

 Структура семьи как целостной системы во многом зависит и от типа семейной группы.
 Несмотря на то, что семья является самой древней и наиболее широко распространенной социальной группой, знания о ней у большинства людей ограничиваются лишь разделением  семей на хорошие (благополучные) и плохие (неблагополучные). Однако для того, чтобы лучше ориентироваться в решении многих семейных проблем, такого, явно поверхностного, представления о разновидностях (типах) семьи, конечно, недостаточно. Наличие системы знаний о видах, формах, типах семей и особенностях отношений внутри каждой модели брачного союза позволяет более «профессионально» взглянуть на собственную семью, внимательнее относиться к возникающим в ней проблемам. Кроме того, различные типы семьи по-разному функционируют в тех или иных сферах семейных отношений. Использование многообразных типологий помогает получить более полную, многоцветную картину важнейших характеристик семьи в социальном и научном плане: брачности, разводимости, рождаемости, влияния семьи на воспитание детей и т.п.

К тому же в определенной форме семейно-брачного союза возможно появление сходных (типичных) проблем, предположительное знание которых может оказаться существенным подспорьем в организации необходимой социальной или психологической помощи такой семье.

На сегодняшний день ученым пока не удалось составить полную классификацию семей по причине их многообразия у представителей разных культур. В списке различных форм современных семей насчитывается более сорока их разновидностей. В книге дается  семейная классификация с учетом тех моделей, которые являются общими для большинства культур и при этом широко представлены в   современной российской  действительности. В качестве  основания для предлагаемой типологии взяты существенные критерии, позволяющие выделить ту или иную форму семейной организации с учетом ее структуры, динамики и выполняемых функций. Вместе с тем в книгу включены и некоторые авторские типологии, так как описываемые в них формы семейных союзов не встречаются в других классификациях.

Как известно,  нет семьи  вообще. Есть семьи конкретные: городские и сельские, молодые и пожилые; семьи, принадлежащие к различным образовательным и социальным группам, и т. д. Важность выделения определенных типов семей объясняется также тем, что, несмотря на общность внутренних отношений, в них имеется своя специфика, обусловленная национальными, культурными, религиозными, возрастными, профессиональными и другими различиями.

Чем больше таких групп удается выделить, тем более обстоятельно и научно обоснованно исследуется семья, что, в свою очередь, позволяет людям избегать многих ошибок в построении своей семейной жизни, делать ее психологически комфортной и более счастливой.

Каждое общество предъявляет разные требования к характеру отношений между супругами, к способам проявления заботы о нетрудоспособных членах семьи, к участию людей в труде, к организации быта, обеспечению безопасности членов семьи, проведению досуга и т.д. В зависимости от того, соблюдаются или не соблюдаются  семьей эти требования, семейный союз отличается определенными особенностями, что, естественно, сказывается на семейной атмосфере в целом и психологическом благополучии каждого члена семьи.

Первоосновой современной моногамии (единобрачия) является патриархальная семья, которая характеризуется главенствующим положением мужчины в семейных  отношениях.

Первоначально патриархальная семья была довольно многочисленной: она включала в себя родственников и потомков одного отца с их женами, детьми и родственниками, рабов, в том числе и наложниц. Латинское слово «фамилия» в древние времена означало совокупность принадлежащих одному человеку рабов. Такая семья иногда насчитывала сотни человек. В различных модификациях патриархальная семья существовала у разных народов. На Руси она имела форму возглавляемой мужчиной большой семьи, состоящей из нескольких поколений ближайших родственников, которые жили под одной крышей и вели совместное хозяйство.

В период становления капиталистического способа производства на смену традиционной патриархальной пришла нуклеарная семья (от латинского «нуклеус» — ядро). Впервые название «нуклеарная» применительно к семье ввел в научный обиход американский социолог Ж. П. Мурдок в 1949 году. Такого рода семья состоит только из самых необходимых для ее образования членов — мужа и жены; она может быть как бездетной, так и включать сколько угодно детей.

Современная моногамная семья может иметь несколько видов, которые отличаются между собой по определенным признакам.
1. По родственной структуре семья может быть нуклеарной (супружеская пара с детьми) и расширенной (супружеская пара с детьми и кто-либо из родственников мужа или жены, проживающих с ними в одном домохозяйстве).

2. По количеству детей: бездетная (инфертильная), однодетная, малодетная, многодетная семья.

3. По структуре: с одной брачной парой с детьми или без детей; с одной брачной парой с детьми или без детей, с одним из родителей супругов и другими родственниками; с двумя и более брачными парами с детьми или без детей, с одними из родителей супругов и других родственников или без них; с матерью (отцом) с детьми; с матерью (отцом) с детьми, с одним из родителей и другими родственниками;   прочие семьи.        

4. По составу: неполная семья, отдельная, простая (нуклеарная), сложная (семья нескольких поколений), большая семья.

5. По географическому признаку: городская, сельская, отдаленная семья (проживающая в труднодоступных районах и в районах Крайнего Севера).

6. По однородности  социального состава: социально гомогенные (однородные) семьи (имеют схожий уровень образования и характер профессиональной деятельности у супругов); гетерогенные (неоднородные) семьи: объединяют людей разного уровня образования и профессиональной ориентации.

7. По семейному стажу: молодожены; молодая семья, ждущая ребенка; семья среднего супружеского возраста; старший супружеский возраст; пожилые супружеские пары.

8. По типу  ведущих  потребностей, удовлетворение которых определяет особенности социального поведения членов семейной группы, выделяют семьи с «физиологическим» или «наивно-потребительским» типом потребления (преимущественно с пищевой направленностью); семьи с «интеллектуальным» типом потребления, т.е. с высоким уровнем расходов на духовную жизнь; семьи с промежуточным типом потребления.

9. По особенностям существующего семейного уклада и организации семейного быта: семья — «отдушина» (дает человеку общение, моральную и материальную поддержку); семья детоцентрического типа (дети в центре интересов родителей); семья типа спортивной команды или дискуссионного клуба (много путешествуют, много видят, умеют, знают); семья, ставящая на первое место комфорт, здоровье, порядок.

10. По характеру проведения досуга: семьи открытые (ориентированные на общение и индустрию культуры) и закрытые (ориентированные на внутрисемейный досуг).

11. По характеру распределения домашних обязанностей: семьи традиционные (обязанности в основном выполняет женщина) и коллективистские (обязанности выполняются совместно или по очереди).

12. По типу главенства (распределению власти) семьи могут быть авторитарными и демократическими.
Авторитарная семья характеризуется строгим, беспрекословным подчинением жены мужу или мужа жене и детей родителям. Муж (а иногда — жена) является монопольным главой, деспотичным хозяином. Демократическая семья основана на взаимном уважении членов семьи, на распределении семейных ролей в соответствии с потребностями конкретной обстановки, с личными качествами и способностями супругов, на равном участии каждого из них во всех делах семейной жизни, на совместном принятии всех важных решений. В демократической семье, как правило, «официального» главы нет, а есть лидер, авторитетное лицо. Причем муж может быть лидером в одних отношениях, а жена — в других; в некоторых жизненных ситуациях лидерами могут становиться и взрослеющие дети.
Участие в производстве обоих супругов, их относительно равный вклад в общее хозяйство, юридическое равенство членов семьи способствуют становлению в семье эгалитарных отношений. Современная нуклеарная семья становится эгалитарной (от латинского слова «эгалитаре» — равноправный союз, т.е. с равной долей прав и ответственности всех взрослых ее членов, с достаточно независимым положением детей).

13. В зависимости от особых условий организации семейной жизни: студенческая семья (оба супруга обучаются в вузе) и «дистантная» семья (раздельное проживание брачных партнеров из-за специфики профессии одного из них или обоих: семьи моряков, полярников, космонавтов, геологов, артистов, спортсменов и т.д.).

14. По качеству отношений и атмосфере в семье: благополучная (супруги и другие члены семьи высоко оценивают друг друга, высок авторитет мужа, конфликтов практически нет, есть собственные традиции и ритуалы), устойчивая (практически имеют те же особенности, что и благополучные семьи), педагогически слабая (низкие воспитательные характеристики, предпочтение отдается физическому состоянию и самочувствию ребенка); нестабильная семья (высокий уровень неудовлетворенности обоих супругов семейной жизнью, включая свою роль и положение в семье, что приводит к непредсказуемости поведения); дезорганизованная (проявляется выраженное отставание семейных отношений от общего уровня развития общества: пьянство, архаичные отношения грубого диктата; внутреннего единства и контактов между членами семьи практически нет); социально-неблагополучная (низкий культурный уровень членов семьи, употребление алкоголя одним или обоими супругами или родителями); проблемная (отсутствие взаимности у супругов и неумение сотрудничать); конфликтная(наличие психологической несовместимости у супругов или членов семьи);  распадающийся семейный союз  (чрезмерно обострившаяся конфликтная ситуация в семье, фактически брак уже распался, но супруги продолжают жить вместе, что считается наибольшим психотравмирующим источником для ребенка из-за длительности стрессовой ситуации и приводит к нарушениям в развитии его личности); распавшаяся семья — ситуация, когда один из родителей живет отдельно, но в какой-то мере сохраняет контакты с прежней семьей и исполняет еще часть функций.

15. По составу супругов в нуклеарной семье: полная (включает отца, мать и детей) и неполная (один из родителей отсутствует. Выделяются так называемые функционально неполные семьи: профессиональные или другие причины оставляют  супругам мало времени для семьи.
Неполная семья образуется вследствие расторжения брака, внебрачного рождения ребенка, смерти одного из родителей или раздельного их проживания. В связи с этим различают следующие типы неполных семей: осиротевшая, внебрачная, разведенная, распавшаяся.
В зависимости от наличия основного родителя выделяют материнские и отцовские неполные семьи. По количеству поколений в семье различают неполную простую (мать или отец с ребенком либо с несколькими детьми) и неполную расширенную: мать (отец) с одним или несколькими детьми и другими родственниками.

16. По социально-ролевым признакам выделяются традиционные, детоцентрические и супружеские семьи. Большинство исследователей выделяют по данному критерию три «чистых» типа семьи, которые имеют, с одной стороны, исторический характер, так как развивались хронологически последовательно, от первого к третьему типу. С другой стороны, в современной действительности эти типы существуют параллельно, в  большей степени уже перемешавшись, хотя и сохраняя основные признаки некоего «идеального» типа.
Первый тип — это «традиционная семья». В более-менее чистом виде такие семьи распространены в развивающихся  странах, а у нас — в Средней Азии и некоторых районах Кавказа. В таких семьях стержнем системы являются  не межличностные, а социально и культурно заданные отношения между ее членами.
В России такая семья хорошо описана в «Домострое», где четко  определены требования ко всем членам семьи в зависимости от их социальной роли. Подробно расписаны права и обязанности мужа — главы семьи по отношению к жене, детям и родителям; всех остальных членов семьи по отношению друг к другу.
Место детей в такой семье заведомо определено всем укладом жизни, оно тем меньше, чем младше ребенок. Дети не должны слишком активно вторгаться в жизнь семьи, уважая и неукоснительно соблюдая требования старших, они как бы держатся на периферии семейной системы, наполняя, но не определяя ее. Основное воздействие здесь «вертикальное»: сверху вниз, требование подчинения младших членов семьи   старшим  ее представителям.
Такая семейная система стабильна до тех пор, пока ребенок не оказывает серьезного сопротивления. При чрезмерной жесткости родительских требований, выполнять которые не так-то просто, у таких детей скорее, чем в других семьях, возникает лживость, агрессивность, жестокость или наоборот: безволие и апатия.
Второй исторически сложившейся в Европе XVIII-XIX  веков тип семьи — так называемая «детоцентрическая семья».  Здесь межличностные отношения, стремление к формированию близких и теплых эмоционально насыщенных контактов как бы потеснены характерным для традиционной семьи главенством общего над личным в сфере отношений родителей с ребенком. Несмотря на то, что отношения между супругами остаются заданными извне и как бы не зависят от того, любят ли они друг друга, на ребенка «позволено» распространять чувство любви.
Если в традиционной семье основой взаимоотношений является уважение к авторитету, то в детоцентрической таким связующим звеном выступает «счастье ребенка».
Таким образом, ребенок с самого начала занимает в такой семье центральное, главенствующее место. Родители живут для него, сознательно или подсознательно предполагая, что в будущем он станет жить для них.
Основное воздействие в такой семье «вертикальное», но уже не сверху вниз (как в традиционной семье) а снизу вверх (от ребенка к родителям). Ребенок имеет определенную власть над родителями и может в какой-то мере даже управлять ими.
Неосознанным мотивом появления ребенка в такой семье может быть чувство недовольства супругами по поводу своих отношений и желание восполнить эмоциональный вакуум.
В случае если идея «все для ребенка» слишком ярко выражена, последствием может стать воспитание по типу «кумира семьи». В будущем это чревато острыми конфликтами с другими людьми и уязвленным честолюбием.
Третий тип известный социолог С.И. Голод назвал «супружеской семьей», основой которой является связь между супругами. Их отношения являются  отношениями равноправных партнеров на основе доверия, принятия другой личности, уважения друг к другу, терпимости, доброжелательности.
Такая семья создается не потому, что «так принято» или «пора замуж», не для того, чтобы иметь детей, а по свободному взаимному выбору. В этой семье, в отличие от семей двух других типов, может и не быть детей вообще, может быть только один ребенок или несколько. Все это не мешает основному типу отношений, в том числе и с ребенком, общение с которым, как и со взрослыми, строится также с учетом личности и взаимных интересов.

17. По характеру общения и эмоциональных отношений в семье браки классифицируются на симметричный, комплементарный и метакомплементарный.
В симметричном брачном союзе оба супруга имеют равные права, никто из них не подчиняется другому. Проблемы решаются путем соглашения, обмена или компромисса. В комплементарном браке  один распоряжается, дает приказания, другой подчиняется, ожидает совета или инструкции. В метакомплементарном браке ведущего положения  достигает партнер, который реализует собственные цели путем подчеркивания своей слабости, неопытности, неумелости и бессилия, манипулируя таким образом своим партнером.

В зависимости от особенностей эмоционального общения родителей и детей в структуре семейных взаимоотношений американский психолог Л. Вюрсмер выделяет четыре типа семей, основой функционирования которых являются определенные варианты патологии (нарушения) семейного общения.

  1.  Семьи с «травматизацией детей». Люди, испытавшие насилие в детском возрасте, могут затем идентифицировать себя либо с агрессором, либо с жертвой.  Но в том и другом случае чувства боли, стыда, ужаса, беспомощности после насилия, особенно со стороны родителей, могут стать причинами злоупотребления алкоголем и  наркотиками в подростковом и взрослом возрасте.
  2. «Навязчивая семья». В такой семье родители навязывают себя ребенку, навязчиво контролируют его поведение, что может вызвать у него чувство стыда и злости. У родителей в подобной семье часто встречаются грандиозные, нереалистичные ожидания применительно к детям. В таких условиях могут возникнуть маска фальшивой идентичности, лицемерные роли, которые дети используют для своей защиты. Фальшивые идентификации, несоответствие своему истинному Я, могут компенсаторно привести к употребления алкоголя и наркотиков.
  3. «Лживая семья». В результате постоянной лжи, культивируемой в ней, доминирующей эмоцией у ребенка становится стыд, происходит деперсонализация, утрачивается чувство реальности. Нарастающее отчуждение, фальшивость отношений в семье могут стать одним из факторов приобщения и потребления  психоактивных веществ.
  4. «Непоследовательная, ненадежная семья». В ней то, что сегодня одобряется, завтра порицается, что хвалит отец, то ругает мать. В результате нарушается стабильность сверх-Я. Это может стать одной из причин десоциализации ребенка и злоупотребления психоактивными веществами.

Чешский демограф и социолог К. Витек на основе собственных научных исследований эмоционального тона супружеских отношений выделяет шесть типов семей — от идеального брака до брака в стадии развода. Каждому из них присущи свои социально-психологические характеристики.

  1. «Идеальному» браку свойственна максимальная взаимная привязанность супругов, стремление быть вместе, безоговорочное соблюдение нравственных принципов, ощущение полного  удовлетворения и счастья.
  2.  Брак «в целом хороший», стабильный характеризуется преданностью партнеру и семье. Несмотря на переживаемые иногда разочарования, супруги стремятся максимально оживить, обогатить свои отношения. К этому же  типу можно отнести брак, сохраняющийся главным образом из-за детей, без особой эмоциональной привязанности. Тем не менее разлука с партнером или утрата его ощущалась  бы как тяжелый удар судьбы. Стабильным может быть также брак, существующий по инерции, по взаимному соглашению. Уход или потеря партнера в данном случае не ощущались бы как тяжелый удар судьбы. В некоторых семьях такого типа постоянно чередуются восторги и разочарования, но супруги не ощущают необходимости расстаться навсегда.
  3.  Брак эмоционально разлаженный, но с потенциальной возможностью дальнейшего существования может сопровождаться постоянными ссорами и претензиями.
  4. Эмоционально разлаженный брак с сознательной неверностью. Каждый живет своими интересами,  и свободное время супруги не стремятся проводить вместе.
  5. В браке на грани развода супругам свойственно обоюдное осознание, что супружеского равновесия больше нет.
  6. Распавшийся брак— это семейный союз, фактически прекративший свое существование.

Американский психолог и психотерапевт К. Витакер выделяет следующие виды семей:

  1. Биопсихосоциальная семья — сюда относятся так называемые естественные семьи, которые состоят из двух пар старшего поколения, пары родителей и детей. Сходства и совпадения между прародителями, родителями и детьми столь же сильны, сколь и неизбежны. Уникальность ситуации заключается в том, что, стоит только одному члену семьи вглядеться в лицо другого, как он сразу же обнаруживает в нем определенные физические и символические компоненты своей собственной личности. А это еще больше поднимает глубинное напряжение.
  2. Психосоциальная семья — семья, в которой кровного родства нет, а есть родство душевное, эмоционально-психологическая близость. Члены семьи близки между собой по психолого-социальным характеристикам, являются  социальными родственниками. Например, супруги и приемные дети. Брак можно определить как решение, принятое одной целостной личностью, связать себя с другой целостной личностью с гарантией неразрывности этой связи, хотя возможность разрыва  не исключается. Если такой разрыв и произойдет, то его удастся ликвидировать, и семья становится еще крепче. Сделанные в семейную жизнь вложения не подлежат возврату, как безотзывный взнос. Никто не имеет права на основной капитал, партнеры могут пользоваться только процентами, по своему усмотрению, либо пополняя ими исходный капитал, либо переводя их на отдельный счет.
  3.  Социальная семья. Под семьей здесь подразумевается только то, что между партнерами существует взаимосвязь, обусловленная либо общими интересами, либо профессиональной деятельностью, либо необходимостью поддержания контактов на уровне делового партнерства. Эмоциональной привязанности может не быть, встречи от случая к случаю. Отношения в такого рода семье неизбежно имеют конец, который оформляется на основе мирной договоренности с использованием уже существующих, хорошо известных принципов общественного урегулирования подобных ситуаций. Внутри социальной семьи  может возникать отрицательная динамика, но, как правило, она не переходит в войну, поскольку на первом месте стоят корпоративные интересы, да и длительность союза заведомо ограничена временными рамками. В какой-то степени этот союз напоминает приемную семью.

Многие ученые отмечают, что наиболее прогрессивной и максимально соответствующей современным условиям является эгалитарная семья, предполагающая полное и подлинное равноправие супругов во всех без исключения вопросах семейной жизни. Однако создание эгалитарного союза в настоящее время является все более сложным делом в силу большого разнообразия форм семьи и существенного расхождения брачно-семейных представлений партнеров о слагаемых семейного счастья. Эгалитарная семья предполагает, во-первых, тщательное и скрупулезное описание прав и обязанностей супругов, а во-вторых, очень высокую культуру общения, уважение личности другого, взаимную информированность и доверительность в отношениях. Вместе с тем такая семья сохраняет некоторые элементы, присущие патриархальному и матриархальному семейным укладам. Предусматриваемое при этих укладах разделение семейной власти (основной их элемент) вполне может быть реализованным и в современных  союзах, но только при условии, что это разделение устраивает обоих супругов. В настоящее время вопрос о патриархате и матриархате является проблемой внутрисемейного лидерства. В неопатриархальной семье стратегическим (внесемейным) и деловым лидером является муж, а тактическим (внутрисемейным) и эмоциональным — жена. В неоматриархальном браке сфера лидерства мужа и жены меняются местами.

Исходя из того, что эгалитарный брак в чистом его виде встречается довольно редко, его можно рассматривать лишь как идеальный вариант отношений супругов, американский социолог П. Хербст пришел к выводу о том, что в современной модели эгалитарной семьи всегда присутствуют элементы патриархального или матриархального семейного уклада. В зависимости от степени выраженности  этих элементов в современной семье П. Хербст выделил четыре ведущих типа брака.

  1. Автономный образец. В подобной семье у мужа и жены имеются разные отношения к жизни и различные ценностные ориентации. Решения принимаются сообща, носят компромиссный характер и являются «триумфом разнородностей». Различие характеров и мировоззрений не играет здесь негативной роли, поскольку предполагается самой системой возникающих в такой семье взаимоотношений.
  2. Во внутрисемейных отношениях ведущую роль играет муж. Особенности его личности, мировоззрения и отношения к жизни являются определяющими для всех членов семьи. Роль жены оказывается здесь заметно менее важной и в основном очерчена кругом «женских» обязанностей.
  3. Тип семьи, в котором решающую роль играет жена. Однако значение мужа здесь больше, чем жены во втором типе, поскольку он не ограничивается выполнением сугубо «мужских» обязанностей, а выполняет некоторые чисто «женские» функции.«Синкретическая семья», согласно типологии П. Хербста, является идеальной моделью брака. Роли в такой семье распределены равномерно, и решение принимается на основе признания самостоятельности каждого из супругов (а не на основании компромисса).

В отдельную группу следует выделить в отдельную группу неблагополучные семьи. Научная литература не дает четкого определения понятию «семейное неблагополучие», так как причина его возникновения и формы проявления довольно многообразны. В содержание этого понятия вкладывают разный смысл и называют такие семьи по-разному: «неблагополучная», «трудная», «деструктивная», «дисфункциональная»,  «неуправляемая» и т.п.

Неблагополучные семьи различны по своим социальным установкам, своим интересам, но сам  стиль жизни этих семей, поведение взрослых, их настроенность таковы, что влекут за собой отклонения в нравственном развитии ребенка. С учетом социальных установок, превалирующих интересов, жизненного стиля и особенностей поведения взрослых психотерапевт В.В. Юстицкий выделяет такие типы семейно-брачных союзов, как «недоверчивая семья», «легкомысленная семья» и «хитрая семья». Именно этими метафоричными названиями он обозначает определенные формы скрытого семейного неблагополучия.

 «Недоверчивая семья». Характерная черта такой семьи — повышенная недоверчивость к окружающим (соседям, знакомым, сослуживцам, работникам учреждений, с которыми представителям семьи приходится общаться). Члены семьи заведомо считают всех недоброжелательными или просто равнодушными, а их намерения по отношению к семье враждебными. Даже в обычном поступке отыскиваются некий умысел, угроза, корысть. Такая семья, как правило, слабо поддерживает контакты с соседями, а отношения членов семьи с родственниками и сослуживцами нередко приобретают остроконфликтный характер. Чаще всего это связано с мнимым ущемлением интересов кого-то из членов этой семьи.

 Если ребенок совершает проступок или вступает в конфликт с товарищами или учителями, во всех случаях родители считают правым его или, по крайней мере, большую часть вины возлагают на других. Даже если родители не могут отрицать прямую вину своего сына или дочери, в разговоре они главное внимание уделяют не вине, а своим педагогическим усилиям, которые оказались бесполезными из-за отсутствия поддержки или неблагожелательного отношения окружающих. Такая позиция родителей формирует и у самого ребенка недоверчиво-враждебное отношение к другим. У него развиваются подозрительность, агрессивность, ему все труднее вступать в дружеские контакты со сверстниками. В школе ребенок из такой семьи начинает конфликтовать с учителями и воспитателями, никогда не признает своих ошибок и не признает свою вину, а родители становятся на его сторону. Получается замкнутый круг: конфликты эти, с одной стороны, порождаются взглядами, воспринятыми ребенком в семье, а с другой, еще больше усиливают недоверчивость самой семьи, обостренность ее отношений с социальным окружением.

Дети из подобных семей наиболее восприимчивы к влиянию антиобщественных групп, так как им близка психология этих групп: враждебность к окружающим, агрессивность. С ними нелегко установить душевный контакт и завоевать их доверие, так как они заранее не верят в искренность и ждут какого-то подвоха.

 «Легкомысленная семья»  отличается беззаботным отношением к будущему,  не заботясь о том, какие последствия сегодняшние поступки будут иметь завтра. Члены такой семьи тяготеют к сиюминутным удовольствиям, планы на будущее у них, как правило, неопределенны. Даже если кто-то и выражает неудовлетворенность настоящим и желание жить иначе, то не задумывается о том, как это можно сделать. В такой семье не любят рассуждать о том, что и как следовало бы изменить в своей жизни, больше склонны «притерпеться» к любым обстоятельствам, не способны и не желают преодолевать трудности.

Здесь, как правило, не умеют, да и не стремятся интересно организовать свой досуг. Предпочтение отдается занятиям, не требующим каких-либо усилий. Главное развлечение — просмотр телепередач (смотрят невнимательно и все без разбора), организация вечеринок и застолий. Выпивка как наиболее легкое и доступное средство для получения сиюминутного удовольствия легко прививается в семьях такого типа.

 «Легкомысленная семья» почти постоянно находится в состоянии внутреннего разлада, противоречия очень легко переходят в многочисленные конфликты. Ссоры мгновенно вспыхивают по любому пустяку.

Дети в таких семьях вырастают с недостаточным уровнем волевой регуляции и организованности, их тянет к примитивным развлечениям. Проступки они совершают чаще всего по причине бездумного отношения к жизни, отсутствия твердых принципов и недостаточного умения проявить свои волевые качества.

В «хитрой семье» в первую очередь ценят предприимчивость, удачливость и ловкость в достижении жизненных целей. Главным считается умение добиваться успеха кратчайшим путем, при минимальной затрате труда и времени. При этом члены такой семьи легко переходят границы допустимого поведения. Законы и нравственные нормы для них нечто относительное. Члены семьи могут заниматься различными  видами деятельности сомнительной законности.

Еще одна характерная особенность такой семьи — стремление использовать окружающих в своих целях. Эта семья умеет произвести впечатление на человека, который ей нужен, и озабочена  тем, как создать себе широкий круг полезных знакомых.

Эти особенности психологии семьи легче всего заметить, когда речь заходит о трудовой деятельности взрослых членов семьи, о планах на будущее для детей.. Предприимчивые родители и у своих детей  пробуждают дух авантюризма. Нравственные оценки поступков детей в такой семье, как правило, своеобразно сдвинуты. Если ребенок нарушил правила поведения или правовые нормы, родители склонны осуждать не само нарушение, а его последствия. В результате такого «воспитательного» отношения у него формируется та же установка: главное — не попадаться.

Конечно, этим перечнем не исчерпывается типология семей, в которых отрицательные черты стиля жизни выражены так ярко. Существует множество разновидностей семейного уклада, где эти признаки несколько сглажены, и последствия неправильного воспитания выступают не так отчетливо. Но все же эти негативные   последствия есть.

Одно из самых заметных — это душевное одиночество детей в семье. Этот факт учтен в типологии Рихтера — Спиваковской.
1. Внешне «спокойная семья» отличается тем, что события в ней протекают гладко. Со стороны может показаться, что отношения ее членов упорядочены и согласованны.
Но в таких семейных союзах за благополучным «фасадом» скрываются длительно и сильно подавляемые негативные чувства  друг к другу. Сдерживание эмоций нередко губительно отражается на самочувствии, супруги подвержены устойчивым нарушениям настроения, часто ощущают себя морально и физически уставшими, бессильными людьми. Нередко возникают длительные приступы плохого настроения, тоски, депрессии.
Этот тип отношений неблагоприятен для развития ребенка: когда отношения в семье строятся на основе сохранения видимой благожелательности, призванной скрывать непримиримые противоречия и взаимно негативные переживания, ребенок чувствует свою беспомощность, постоянно испытывает страх. Его жизнь наполняется безотчетным ощущением постоянной тревоги, ребенок чувствует опасность, но не понимает ее источника, живет в постоянном напряжении и не в силах его ослабить.

2. «Вулканическая» семья: в этой семье отношения изменчивы и открыты. Супруги часто расходятся и сходятся, скандалят, ссорятся, чтобы вскоре  нежно любить и признаваться в любви до конца жизни. В этом случае спонтанность, эмоциональная непосредственность преобладают над чувством ответственности.
Как сказывается такой семейный климат на самочувствии ребенка?

В семьях, эмоциональная атмосфера которых пульсирует между крайними полюсами, дети испытывают значительные эмоциональные перегрузки. Ссоры между родителями приобретают в глазах ребенка катастрофические размеры, это для него подлинная трагедия. У ребенка нет чувства стабильности, постоянства, он испытывает страх перед будущим, недоверие ко всему.

Таким образом, хотят того родители или нет, осознают или не подвергают оценке свои супружеские отношения, сложившаяся эмоциональная атмосфера семьи оказывает  отрицательное воздействие на личность ребенка.
Уже на примере этих типов семей можно наблюдать особенность, всегда сопровождающую дисгармоничные союзы. Она состоит в известной инертности, стереотипности отношений. Раз и навсегда спонтанно выработанный стиль закрепляется,  и долгие годы остается неизменным. Как правило, выработанный стереотип отношений в какой-то мере скрепляет брак, повышает его стабильность, хотя и не на гармоничной основе. Поэтому попытки одного из супругов к изменению стиля общения нередко сталкиваются с сопротивлением партнера. Для гармонизации отношений в семье необходимы совместные осознанные усилия.

3. Семья — «санаторий» -  характерный пример семейной дисгармонии. Один из супругов, эмоциональные реакции которого выражаются в повышенной тревожности перед окружающим миром, требовании любви и заботы, создает специфическую ограниченность, барьер новому опыту. Такая защита дает возможность снижения чувства тревожности перед неопределенностью окружающего мира. В узкий, ограниченный круг постепенно втягиваются все члены семьи, в том числе и дети. Поведение супругов принимает вид «курорта», усилия затрачиваются на своеобразное коллективное самоограничение. Супруги все время проводят вместе и стараются удержать возле себя детей. Попытки некоторого отделения воспринимаются как угроза самому существованию семьи, постепенно ограничивается круг общения, уменьшаются контакты с друзьями, как правило, под предлогом различий  во взглядах и  ценностях. Семья только внешне кажется солидарной, в глубинах отношений кроется тревожная зависимость одного из партнеров. Союз становится не свободно равноправным, а симбиотически зависимым. Это означает, что один из членов семьи (им могут стать как взрослые, так и дети) ограничивает свои обязанности, заставляя близких все больше и больше окружать его вниманием.

Позиция детей в таких семьях быть различной. В том случае, когда семья превращается в «санаторий» для матери или отца, дети обычно лишены необходимой заботы, испытывают недостаток в материнском принятии и любви. Как правило, они рано привлекаются к выполнению домашней работы, годами испытывают физические  и нервные перегрузки, становятся излишне тревожными и эмоционально зависимыми, сохраняя при этом теплое, любовное и заботливое отношение к родителям. В тех случаях, когда «санаторным» отношением окружаются братья или сестры, бабушки и дедушки, а также кто-то из других родственников, внутрисемейная позиция ребенка меняется. Ограниченность семьи заботой, внутренними отношениями  приводит к постоянной фиксации внимания на здоровье (у детей может возникнуть страх заболевания, который при определенных неблагоприятных ситуациях способен привести к формированию личности, у которой забота о состоянии здоровья приобретает характер особо значимой деятельности), подчеркиванию всевозможных опасностей, запугиванию. Необходимость удержать ребенка в семье приводит к дискредитации общественных ценностей, к обесцениванию общения ребенка, его друзей и предпочитаемых форм проведения свободного времени. Мелочная опека, жесткий контроль и чрезмерная защита от реальных и мнимых опасностей — характерные признаки отношения к детям в семьях «санаторного»  типа.

Такие родительские позиции зачастую приводят к чрезмерной перегрузке нервной системы ребенка, при которой возникают невротические срывы, эмоциональные особенности по типу повышенной чувствительности, раздражительности. При повышенном контроле и опеке у детей, особенно в подростковом возрасте, усиливаются реакции протеста и желание раннего ухода из семьи.

4. Семья-«крепость»: в основе таких союзов лежат  представления об угрозе, агрессивности и жестокости окружающего мира, о всеобщем зле и  людях как носителях зла. Часто такие представления подкрепляются необходимостью вывода негативных эмоций, возникающих в семье, за ее пределы. В подобных случаях  взаимно враждебные импульсы  переносятся на внешний мир в целом: на отдельных лиц, на группы людей, на те или иные формы мировоззрения. У супругов возникает выраженное усиление чувства «мы». Они как бы психологически вооружаются против всего мира. За подобным поведением часто скрывается отсутствие подлинных психологических тенденций, естественно скрепляющих семью.

Часто в таких семьях наблюдается безоговорочное доминирование одного из родителей, вся семейная жизнь жестко регламентирована и подчинена определенным целям,  закостенелая фиксация определенных семейных ролей создает видимость внутрисемейной солидарности, хотя эмоциональная атмосфера внутри семьи лишена естественной теплоты и непосредственности.

Отношение к детям в такой семье также жестко регламентируется, необходимость ограничения связей вне семьи приводит к жесткой фиксации всевозможных ограничений, к предписанию выполнения жестких правил,  которые декларативно объясняются необходимостью заботы о будущем ребенке. Встречаются семьи, в которых духовное безразличие к ребенку, черствость одного из деспотов-родителей неудачно компенсируется чрезмерной опекой и мелочной заботливостью другого. Однако  необходимость скрепления семьи со стороны подчиненного родителя делает опеку  непоследовательной, лишает отношения эмоциональной открытости  и искренности.

Любовь к ребенку все более приобретает условный характер, ребенок любим только тогда, когда оправдывает возложенные на него семейным кругом требования. Родители любят не столько самого ребенка, сколько порождаемый семейными позициями навязываемый ребенку образ Я. Воспитание приобретает черты предопределенности, родители стараются  поступать подчеркнуто правильно, излишне принципиально. Подобная семейная атмосфера и тип воспитания приводят к повышению неуверенности ребенка в себе, к безынициативности, иногда усиливают  реакции протеста и провоцируют поведение по типу упрямства и негативизма. Во многих случаях фиксируется концентрация внимания ребенка на собственных внутренних переживаниях, что приводит к его психологической изоляции, вызывает трудности в общении со сверстниками. Семья по типу «крепости» ставит ребенка в противоречивую позицию, ситуацию внутреннего конфликта, вызванного рассогласованием  между требованиями родителей, социальным окружением и собственным опытом ребенка.

5. Семья-«театр»: такие семьи удерживают стабильность путем специфического «театрального» образа жизни. В центре внимания такой семьи всегда заключены игра и эффект. Как правило, один из супругов в подобных семьях испытывает острую потребность в признании, постоянном внимании, поощрении, любовании, он остро переживает дефицит любви.

Весь сконструированный семьей сценарий бессознательно служит защитой от осознания иллюзорности былых представлений, невыполненных желаний, не оправдавшихся в брачном союзе ожиданий. «Семейный театр» призван сохранять видимость благополучия и поддерживать необходимую близкую дистанцию.

В общении с детьми запреты и поощрения быстро декларируются и также быстро забываются. Демонстрируемая посторонним любовь и забота о ребенке не спасает от остро ощущаемого детьми чувства, что родителям не до них, а выполнение ими своих родительских обязанностей — лишь формальная необходимость, навязываемая социальными нормами. Часто в «семейном театре» контакт с ребенком, внимание к его жизни заменяется обеспечением особых улучшенных материальных условий.

В театрализованном образе жизни семьи часто возникает особое отношение к ребенку,  связанное со стремлением скрыть его недостатки и несовершенства, прикрыть трудности демонстрацией мнимых достоинств и достижений. Все это приводит к ослаблению самоконтроля, потере внутренней дисциплины. Отсутствие подлинной  близости с родителями формирует эгоистическую направленность личности.

6. Семья  «третий лишний». Такой тип семьи возникает в тех случаях, когда личностные особенности супругов и стиль их взаимодействия составляет особую значимость, а необходимость принимать на себя родительские роли бессознательно воспринимается как помеха супружескому счастью. Так бывает при психологической незрелости одного или обоих родителей, при неподготовленности их личностного развития к выполнению родительских функций. Вследствие этого возникает стиль отношений с ребенком по типу скрытого неприятия.

Часто в контактах с ребенком родители склонны внушать детям чувство неполноценности, без конца фиксируя внимание на недостатках и несовершенствах. Воспитание детей в подобных ситуациях приводит к формированию неуверенности в себе, безынициативности, фиксации на слабостях, детям свойственны мучительные переживания собственной неполноценности при усиленной зависимости от родителей. Возникшая зависимость тяготит взрослых, провоцируя усиление скрытого отвержения. В таких семьях у детей часто возникают опасения за жизнь и здоровье родителей, они с трудом переносят даже временное разлучение с ними, плохо адаптируются в детских коллективах.

7. «Семья с кумиром»: этот тип довольно распространен. Отношения между членами семьи приводят к созданию «семейного кумира» тогда, когда воспитание ребенка — единственное, что скрепляет супружеские отношения и забота о ребенке превращается в единственную силу, способную удержать родителей друг с другом. Ребенок оказывается центром семьи, становится объектом повышенного внимания и опеки, завышенных ожиданий родителей. Многие его поступки воспринимаются без должной критики, малейшие прихоти немедленно удовлетворяются, преувеличиваются реальные  и мнимые достоинства.

Желание уберечь ребенка от жизненных трудностей приводит   к ограничению самостоятельности, чему в значительной степени способствует бессознательная тенденция замедлить взросление ребенка, поскольку уменьшение опеки угрожает разрыву семейной группы. Ребенок воспитывается в условиях изнеженности, затасканности, всеобщего восхищения и умиления. При таком воспитании дети становятся несамостоятельными, утрачивается активность, ослабляются побуждения. Вместе с этим возрастает потребность в позитивных оценках, детям недостает любви; столкновения с внешним миром, общение со сверстниками, где ребенок не получает желаемых высоких оценок, становятся источником все новых и новых переживаний. Требование признания любой ценой порождает демонстративный стиль   поведения. Критическое осознание собственных личностных качеств заменяется негативными оценками других, ощущением несправедливости и жестокости окружающих.

8. Семья-«маскарад». Строя свою жизнь вокруг по-разному понимаемых ценностей, служа разным богам, родители ставят ребенка в ситуацию различных требований и несогласованных оценок. Воспитание приобретает черты непоследовательности, и мир для ребенка предстает разными, подчас противоречивыми сторонами. Мелькание  «масок» повышает чувство тревожности. Несогласованность действий родителей, например повышенная требовательность отца при чрезмерной опеке и всепрощении матери, вызывает растерянность ребенка и расщепление его самооценки. Завышенные притязания, сочетаясь с недостаточной способностью к волевым усилиям, порождают внутренний конфликт и постоянную неудовлетворенность собой и окружающими.

Описанные формы семейного неблагополучия являются довольно  распространенными в нашем обществе. Их деструктивное влияние на развитие личности не только ребенка, но и взрослых, очевидно.

С точки зрения негативного влияния старших на личность и поведение несовершеннолетних детей Ф. С. Маховым выделено три основных группы семей. Первая группа характеризуется остроконфликтными взаимоотношениями между всеми членами семьи и низкой общественной активностью родителей как в сфере рабочего (служебного), так и сфере свободного времени. Недобросовестное отношение к работе, бытовая распущенность, пьянство, постоянные семейные скандалы приводят эти семьи к фактическому распаду. «Мужское»  и «женское» воспитание в них отличается крайними негативными проявлениями: жестокостью и распущенностью, грубостью и цинизмом.

Ко второй  группе  отнесены семьи, отличающиеся  внешней благопристойностью внутрисемейных отношений и довольно высокой деловой (производственной, служебной) активностью родителей. Однако их повседневная семейная жизнь бывает неупорядоченной из-за служебной или вечной занятости, из-за безразличия супругов друг к другу и детям. Внешне урегулированные отношения в этих семьях поддерживаются убежденностью родителей в необходимости сохранения семьи ради каких-то меркантильных или престижных соображений. Дети в подобных семьях нередко испытывают дефицит родительской любви, ласки и внимания. Особенно безнадзорными и невоспитанными в таких семьях бывают сыновья, так как их отцы отдают своей «другой» жизни немало сил и времени.

Для третьей группы семей типична низкая общественная направленность личности супругов при положительных отношениях между ними. В таких семьях родители, нередко ответственно относясь к учебе своих детей и их материальному обеспечению, безразличны к остальным сферам их жизнедеятельности. Они заботятся главным образом о своем собственном благополучии, что приводит к формированию эгоизма у детей. В учебном коллективе подростки из таких семей нередко испытывают трудности в общении, отличаются заносчивостью, нетерпимостью к учителям и учащимся. Они часто болезненно  переживают успех своих товарищей, остро реагируют на изменение отношений сверстников к ним самим. Мальчиков, как правило, отличает общественная пассивность, а девочек — повышенное внимание к своей внешности и женское тщеславие.

Для всех трех групп «трудных» (неблагополучных) семей, при всем их различии, характерным является отсутствие интереса родителей к внутренней духовной жизни детей.

Среди функционально несостоятельных семей выделяются конфликтные семьи, характеризующиеся неблагоприятными социально-психологическими факторами (прежде всего хроническим обострением  отношений супругов), и педагогически несостоятельные семьи с низкой психолого-педагогической культурой родителей, неправильным стилем детско-родительских отношений.

Хотя в целом каждая функционально состоятельная семья может характеризоваться сразу несколькими факторами риска, отрицательно сказывающимися на воспитании детей, вместе с тем по характеру преобладающих, доминирующих неблагоприятных воздействий, оказываемых семьей как институтом социализации на личность ребенка, можно выделить семьи с так называемым прямым и косвенным десоциализирующим влиянием. Иначе говоря, семьи, где прямо демонстрируются образцы асоциального поведения и антиобщественные ориентации, убеждения родителей; и семьи, которые ведут здоровый образ жизни, позитивно социально ориентированы, но, в связи с различными социально-психологическими затруднениями внутрисемейного характера, утратили свое влияние на детей, не способны выполнять социализирующие функции передачи социального опыта и воспитания детей. Такой подход к типологии функционально несостоятельных семей предлагает психолог С. А. Беличева, которая в качестве главного критерия использует характер десоциализирующего влияния,  оказываемого семьями на своих детей.

Семьи с прямым десоциализирующим влиянием демонстрируют асоциальное поведение и антиобщественные ориентации, выступая таким образом институтами десоциализации. К ним можно отнести криминально-аморальные и аморально-асоциальные  семьи.

Семьи с косвенным десоциализирующим влиянием испытывают затруднения социально-психологического и психолого-педагогического характера, выражающиеся в нарушениях супружеских и детско-родительских отношений. Это так называемые конфликтные и педагогически несостоятельные семьи, которые чаще в силу психологических причин утрачивают свое влияние на детей.

Наибольшую опасность по своему негативному воздействию на детей представляют криминально-аморальные семьи. Жизнь детей в этих семьях зачастую находится под угрозой из-за жестокого обращения, пьяных скандалов, сексуальной распущенности родителей, отсутствия элементарной заботы о содержании детей. Это так называемые социальные сироты (сироты при живых родителях). Они очень рано начинают бродяжничать, убегать из дома, отличаются полной социальной незащищенностью как от жестокого обращения в семье, так и от криминального влияния преступных образований.

Эти семьи не только социально неблагополучны, но и криминогенно опасны. Вокруг таких семей, как правило, возникают целые компании соседских ребят, которые под влиянием взрослых приобщаются к алкоголю, бродяжничеству, воровству и попрошайничеству, преступной субкультуре.

К асоциально-аморальным семьям чаще всего относят семьи с открытыми стяжательскими установками и интересами, живущими по принципу «цель оправдывает средства», в которых отсутствуют моральные нормы и ограничения. Внешне обстановка в этих семьях может выглядеть вполне благопристойной, уровень жизни достаточно высок, но духовным ценностям не придается должного значения, что в конечном итоге может привести к ориентации на удовлетворение примитивных потребностей и постановку низменных целей с весьма неразборчивыми средствами их достижения. Такие семьи, несмотря на свою внешнюю респектабельность, также оказывают на детей прямое десоциализирующее влияние, непосредственно прививая им антиобщественные взгляды и ценностные ориентации. По отношению к таким родителям и их детям более всего применимы коррекционные методы, основанные на принципах «обратной социализации», когда через взрослеющих детей, которые достаточно наглядно отражают внутренний облик родителей, происходит переосмысление родителями своих собственных позиций. Однако существенным недостатком методов обратной социализации является их запоздалость, прозрение часто наступает слишком поздно, чтобы что-то существенно изменить в личности ребенка.

Конфликтная семья характеризуется тем, что в ней по различным психологическим причинам личные взаимоотношения супругов строятся не по принципу взаимоуважения и взаимопонимания, а по принципу конфликта, отчуждения.

Конфликтные семьи могут быть как шумными, скандальными, где повышенные тона, раздраженность становятся нормой взаимоотношений супругов, так и «тихими», где отношения супругов характеризуют отчуждение, стремление избегать всякого взаимодействия. Во всех случаях конфликтная семья отрицательно влияет на формирование личности ребенка и может послужить причиной асоциальных проявлений.

В конфликтных семьях десоциализирующее влияние проявляется не прямо через образцы аморального поведения или антиобщественные убеждения родителей. Здесь имеет место косвенное десоциализирующее воздействие, оказываемое за счет хронически осложненных, нездоровых отношений родителей, которые непременно отражаются и на их отношении к детям. Более того, дети часто могут избираться в качестве «семейных арбитров» , когда каждый из супругов с целью еще больше досадить другому пытается «перетянуть» ребенка на свою сторону. Таким образом, дети из свидетелей семейных  конфликтов становятся их непосредственными участниками, образуя коалицию с одним из родителей против другого.

Педагогически несостоятельные семьи, как и конфликтные, не оказывают на детей прямого десоциализирующего влияния. В этих семьях при относительно благоприятных условиях (здоровая семейная атмосфера, ведущие правильный образ жизни и проявляющие заботу о детях родители) неправильно формируются взаимоотношения с детьми, совершаются серьезные педагогические просчеты, приводящие к различным асоциальным проявлениям в сознании и поведении детей. Формирование нездоровых  жизненных установок у детей в подобных семьях происходит  потому, что за счет педагогических ошибок, тяжелой морально-психологической атмосферы здесь утрачивается воспитательная роль семьи, и она по степени своего воздействия начинает уступать другим институтам социализации, играющим неблагоприятную роль.

Итак, семья является сложной системой взаимоотношений, в которой каждый ее член занимает определенное место, участвует в выполнении определенных функций, своей деятельностью удовлетворяет потребности других, поддерживает приемлемый уровень межличностных взаимодействий. Нарушение семейных отношений ведет к невыполнению этих функций, происходит их смещение вплоть до искажения. При нарушении структуры и функций семьи возникает психологическая напряженность и конфликтность внутрисемейных отношений, родители не в состоянии управлять воспитанием детей, прививать им положительные социальные качества, необходимые для становления полноценного члена общества.

Представленная типология семей была бы неполной, если бы в нее не были включены нетипичные семьи. К сожалению, модели нетипичных браков не представлены ни в одной классификации. Кроме того, несмотря на появление и распространение таких семей в современном обществе, ученые почти не связывают свои исследовательские интересы с их изучением. Поэтому многие проблемы, касающиеся этих семей, до сих пор остаются неизвестными широкой общественности. Однако такие нетрадиционные брачные союзы существуют, имеют свои особенности, ведут свой образ жизни, который иногда существенно отличается от общепринятых представлений о браке и семье.

Что же собой  представляет нетипичная семья? Ответить на этот вопрос довольно сложно, потому что нетрадиционные браки так же многообразны, как и  традиционные. Вместе с тем от общепринятых в рамках той или иной культуры эти семейно-брачные союзы отличаются некоторыми непривычными формами структуры и отношений между представителями разных полов. К нетипичным семьям можно отнести также и такие, которые ничем не отличаются от традиционных по своим функциям и структуре, но в современном обществе пока не получили широкого распространения и признания среди представителей разных социальных слоев. Изначально сущность понятия «брак» определялась как санкционированная обществом форма отношений между полами, включая отношение к потомству.  То есть  брачный союз был  своеобразным средством регуляции половых отношений и воспроизводства населения. В связи с этим некоторые модели нетипичных семей не санкционированы современным обществом, но в истории развития цивилизации были не только распространенной, но и официально принятой, узаконенной,  формой семейных союзов. Поэтому такие семьи, как, например, встречающаяся семья, можно рассматривать в качестве своеобразной «осовремененной» модели парного брака, существовавшего примерно 25-24 тысячи лет назад. Этот брак не был связан с  общественными законами и не  подчинялся  им, основой его создания и продолжительности  существования была лишь  добрая воля партнеров.

Некоторые нетрадиционные для российской культуры формы браков в то же время являются официально разрешенными в других странах. Например, у некоторых мусульманских народов Востока распространенной формой является полигиния (многоженство), при которой мужчина одновременно состоит в нескольких брачных союзах с разными женщинами. Для России такой брак не является типичным, хотя в последнее время начинает вводиться, согласно мусульманским обычаям.

Какие же разновидности нетипичных семей встречаются в условиях современной российской действительности? Среди таковых можно выделить следующие:

1. Встречающаяся семья: брак зарегистрирован, но супруги живут раздельно, у каждого из них свое жилье. Даже появление детей не является основанием для того, чтобы объединиться и жить «общим домом». Чаще всего дети остаются с матерью или отдаются  на воспитание ближайшим родственникам (родителям) мужа или жены. Такая семья собирается вместе либо по праздникам и выходным дням, либо на время отпуска супругов. В остальное время супруги могут встречаться от случая к случаю, не обременяя себя и друг друга семейными проблемами и заботами, каждый из них считает, что имеет право «пожить  в свое удовольствие», не заботясь о том, как чувствуют себя в такой семье дети.

2. Прерывающаяся семья характеризуется тем, что брак официально заключен, супруги живут вместе, но считают допустимым на время расставаться и не вести общее хозяйство.

3. Незарегистрированный брак (так называемый гражданский) — все более распространяющаяся форма семьи, которая в нашей стране была узаконена В.И. Лениным и отменена И.В. Сталиным; сюда же относится и пробный брак. Подобные неофициальные брачные союзы называют также внебрачными и сожительствами.
Анализируя причины популярности внебрачных союзов, некоторые специалисты связывают их прежде всего с кризисом современной семьи, падением ее социального престижа. Предполагается, что традиционное распределение домашних дел, характерное при официальном браке, во внебрачном союзе нарушается. При этой форме совместной жизни мужчины не обладают социально санкционированной властью определять разделение домашнего труда, поэтому женщины «не готовят, не стирают и не штопают». Продолжительность такого брака не имеет строгих рамок, ибо форма совместной жизни во внебрачном союзе обеспечивает каждому партнеру индивидуальную свободу, которой он может воспользоваться в любой момент. Иногда необходимость официально оформить отношения возникает в связи с рождением ребенка, чтобы не подвергать его юридической и социальной дискриминации как незаконнорожденного.

Что касается будущего пробных (гражданских, неофициальных) браков, большинство исследователей приходят к единодушному мнению: подобная форма совместной жизни, воспринимаемая как интеграция и самими партнерами, и обществом, получит дальнейшее распространение. Этому способствуют как объективные условия, связанные с современным общественным разделением труда (более поздняя, чем прежде, экономическая самостоятельность молодых людей), более раннее физическое, в том числе сексуальное развитие, так и продолжающийся процесс ломки строгих общепринятых рамок в области половой морали, доминирование свободы в установлении внебрачных половых связей. Наконец, важную роль в росте внебрачных союзов играют психологические факторы. Все большее  число молодых людей (и даже их родителей) считают необходимым пройти перед «настоящим» супружеством испытательный срок в сожительстве — лучше узнать характер и привычки друг друга, проверить свои чувства, сексуальную совместимость. Сторонники гражданских браков убеждены, что семейный союз, заключенный после такой проверки, обычно крепче.

4. Открытая семья отличается тем, что гласно или негласно супруги допускают связи вне брака.
 Во многих древних обществах существовал обычай сексуального гостеприимства, когда хозяин «одалживал» дорогому гостю свою жену или когда союз между мужчинами скреплялся обменом женами. Согласия жен при этом, разумеется, не спрашивали.
Современная открытая семья, вопреки моральным нормам общества, в несколько в ином виде пытается возродить этот обычай. Некоторые супружеские пары в поисках сексуального разнообразия по обоюдному добровольному согласию устанавливают сексуальные отношения с какими-то другими, одной или несколькими парами. В отличие от тщательно скрываемых внебрачных любовных увлечений, при которых супруги развлекаются на стороне независимо и большей частью без ведома друг друга, подобные взаимоотношения, получившие название свингинга, предполагают «со-брачный» секс: юридические, социальные и эмоциональные узы законного брака сохраняются, но супружество утрачивает сексуальную исключительность. В «закрытом» свингинге каждый из супругов развлекается с представителем другой пары приватно, наедине. «Открытый» же свингинг — это групповой секс; гетеросексуальные игры и ласки иногда дополняются гомосексуальными.

Некоторые свингеры не только сообща занимаются любовью, но совместно организуют и проводят отдых, развлекаются,  помогают друг другу воспитывать детей,  решают сообща хозяйственно-бытовые проблемы.
В подобном «браке» возникает целый ряд моральных, психологических и сексуальных проблем. Поскольку свингинг предполагает добровольность и равенство супругов, он честнее обычного адюльтера, здесь нет обмана и нарушение супружеской верности. Тем не менее он, безусловно, противоречит нормам христианской морали и моногамного брака.

      С отказом от сексуальной исключительности супружество утрачивает значительную долю своей интимности. Чисто развлекательный, гедонистический секс многих не удовлетворяет, а возникновение сильной эмоциональной привязанности между мужем и женой из разных пар неминуемо подрывает их первоначальные брачные союзы. Несмотря на заранее достигнутое обоюдное согласие, свингинг нередко порождает чувство стыда, вины и ревности, которые могут разрушить супружество. Увеличивает он и возможность контрацептивной ошибки или неосторожности, которые могут привести к драматической ситуации об установлении биологического отцовства.

5. Мусульманская семья — многоженство, узаконенное религией. Один мужчина может иметь четырех официальных жен, которые обычно живут под одной крышей или же в отдельных домах, построенных для них мужем. Если все жены и их дети находятся в одном домовладении, домашние и семейные обязанности между ними строго распределены. Муж  является единовластным хозяином всех домочадцев, подчинение ему обязательно для всех членов этой семьи — от мала до велика. Он единолично принимает решения и определяет дальнейшие судьбы стареющих жен и подрастающих детей.

6. «Шведская» семья — это семейная группа, включающая в себя по несколько представителей не только женского, но и мужского пола. Юридически отношения в такой семье могут быть оформлены только между партнерами одной пары, но это не мешает всем, включенным в семейный союз мужчинам и женщинам, считать себя супругами друг друга, вести общее хозяйство, иметь общий семейный бюджет. Дети также считаются общими.

7. Гомосексуальная семья состоит из брачных партнеров, имеющих так называемую «нетрадиционную» сексуальную ориентацию. Если это чисто мужская или чисто женская брачная пара, внутри такой семьи происходит разделение партнеров на «мужей» и «жен» и соответствующее распределение семейных ролей и обязанностей. Довольно часто взаимоотношения в гомосексуальной семье устанавливаются по типу традиционной нуклеарной. При этом нормы внутрисемейной жизни определяются самими «супругами» в соответствии  с существующими в обществе мужскими и женскими ролями.
На сегодняшний день ученые затрудняются в четком установлении причин гомосексуализма. Формирование  противоестественной сексуальной ориентации одни связывают с генетическими аномалиями, другие — с ошибками семейного воспитания, приводящими к деформациям полового самосознания ребенка. Поэтому нет радикальных средств, с помощью которых можно было бы переориентировать направленность сексуального влечения взрослого гомосексуалиста. Современное общество стало относиться к людям «нетрадиционной» сексуальной ориентации более терпимо. В некоторых странах (в частности, в Швеции и Германии) официально разрешено юридическое оформление гомосексуальных браков. Некоторым семьям, после тщательного обследования обоих брачных партнеров на предмет их дееспособности (состояния физического и психического здоровья) и изучения финансово-экономических условий семейной жизни, разрешается усыновлять детей. Конечно, вопрос формирования личности ребенка в однополых семьях остается спорным, так как возможно нарушение его половой идентичности, что в конечном счете приведет к пополнению рядов гомосексуалистов. Однако даже гомосексуальная (чаще всего женская) семья для ребенка гораздо лучше, чем  отсутствие семьи.

8. Ограниченный временем брак: создание семейного союза рассматривается как разновидность своеобразной сделки. Если супруги по истечении определенного срока, о котором они условились раньше, не заявят о своем желании продлить «контракт», они автоматически считаются совершенно чужими друг другу людьми.
Обычно «брачная сделка» оформляется  юридически, чтобы супруги выполняли свои обязанности и не лишались своих прав по истечении  срока ее действия. Во всем остальном подобная семья живет обычной жизнью, характерной для традиционной нуклеарной семьи.

Во всех рассмотренных выше нетипичных семьях между супругами существует такая модель отношений, которая не свойственна традиционному браку. Кроме того, такие отношения зачастую не принимаются и осуждаются обществом с точки зрения существующих в нем морально-этических норм. Подобные браки довольно немногочисленны, поэтому их следует рассматривать как своеобразное исключение из общепринятого устоявшегося правила. 

Наряду с такими или похожими на них нетипичными семьями существуют формы брачных союзов, которые мало чем или почти ничем не отличаются от современной нуклеарной семьи ни по структуре, ни по основным семейным функциям. Однако эти семьи имеют характерные особенности, что позволяет отнести их к категории нетипичных. Если первая группа нетипичных семей отличается необычным и даже неприемлемым для большинства людей стилем супружеских отношений, то вторая категория, наоборот, с этой стороны очень близка к традиционной семье. Главное ее своеобразие может быть связано либо с наличием в семейной группе неродных (приемных, усыновленных, сводных) детей и не состоящих с детьми в кровном родстве родителей (отчима, мачехи), либо с ограничением дееспособности некоторых членов семьи (и взрослых, и детей). Такие семьи получают в нашем обществе все более широкое распространение, однако, применительно к традиционному пониманию семейно-брачного союза они являются нетипичными, так как не выступают в качестве основной модели существования современной семьи.

К группе нетипичных семей этого плана можно отнести смешанные семьи, которые образуют разведенные родители и их партнеры в повторных браках; семьи, имеющие на воспитании усыновленных детей; семьи, воспитывающие чужих детей; расширенные семьи общинного типа; семьи с недееспособными родителями; семьи с хронически больными детьми и детьми-инвалидами.

Рассмотрим особенности каждого вида нетипичных семей. Альтернативной формой семейной жизни, которая имеет много общего с традиционной семьей, объединяющей членов семейного клана, является семья так называемого общинного типа.  В такой семье воспитание детей осуществляют сообща все взрослые. Хотя в некоторых общинах обязанности по воспитанию детей возлагаются на конкретных людей, все-таки в большинстве из них дети обращаются к различным взрослым, чтобы решить свои  разнообразные проблемы.

Среди преимуществ такого рода воспитания, как правило, отмечается возрастающее у детей чувство семьи и готовности к выполнению различных ролей, традиционно присущих взрослым. Взросление в таких семьях происходит легче, поскольку дети с ранних лет учатся брать на себя ответственность за жизнь в общине. Пожалуй,  изъяном в семейном воспитании можно считать чрезмерное потакание детям, но это благоприятно сказывается на установлении эмоциональных контактов между взрослыми и детьми, и дети в таких семьях гораздо реже испытывают чувство отчужденности.

Любая семья, какой бы благополучной она ни была, не застрахована от того, что со временем чувства супругов могут охладевать настолько, что вопрос о целесообразности дальнейшей совместной жизни превращаются в утверждение: жить вместе невозможно. И тогда на смену  семейному счастью приходит беда, супруги решают развестись. К сожалению, количество людей, прошедших через процедуру развода, стремительно растет. И вместе с тем увеличивается доля заключаемых повторных браков, а это ведет к увеличению числа семей, в которых воспитываются пасынки и падчерицы. В  некоторых случаях в одной семье оказываются дети от предыдущих браков каждого из супругов. Поскольку число смешанных браков довольно значительно, имеет смысл коснуться проблем воспитания неродных детей. Прежде всего следует отметить, что дети от первого брака могут оказывать отрицательное влияние на согласие в новой семье. У приемного отца возникают проблемы в общении с ними, с их воспитанием, что ему сделать значительно труднее, чем родному отцу. Он может восприниматься детьми как незваный гость, отнимающий у них часть материнской любви. Они могут не воспринимать его попыток к сближению и даже намеренно игнорировать любые знаки внимания с его стороны. Жена в такой ситуации может чувствовать себя особенно уязвленной, когда муж критикует поведение «ее» детей. Кроме того, необходимо уважать права родного отца, что повышает неуверенность приемного. Иногда приемный отец снимает с себя ответственность за детей, теряет авторитет, чувствует себя лишним в  семье. Проблемы воспитания «ее детей» он оставляет жене, а когда она делает это, по его мнению, неправильно,  критикует ее или подавляет свои порывы, что приводит к возникновению напряженности, появлению отрицательных эмоций.   Напряженность иногда ослабевает или снимается с рождением собственного ребенка, но в ряде случаев она может усилиться,  возникают проблемы в отношениях между «ее» и «их» детьми.

Подобная атмосфера в смешанных семьях может быть обусловлена определенными чертами, которые обычно присущи пасынкам и падчерицам. Во-первых, они сильнее любят одного из родителей. Во-вторых, острее ощущают несправедливость. В-третьих, стремятся следовать примеру родной матери или отца, а не мачехи или отчима. Особенно часто это встречается в тех случаях, когда ребенок не принимает отчима (мачеху), относится к нему враждебно при сохранении тесной эмоциональной связи с родным отцом (матерью).

Естественно, неродной родитель изначально не может полностью заменить родного отца или мать. Он вынужден делить свои воспитательные обязанности с ним. У детей часто  возникают нереалистические ожидания, что объясняется их душевными порывами, потребностями, а также теми или иными социальными факторами. Сильное соперничество между неродными детьми зачастую ведет к обострению напряженной обстановки в смешанной семье.

Вместе с тем повторный брак имеет некоторые преимущества по сравнению с первым для гармоничных отношений супругов. Прежде всего партнеры уже не рассчитывают на «вечную», романтическую любовь и подходят к супружеству более рационально. Помня о  горечи,  которой нередко оканчивается первый брак, партнеры испытывают благодарность за все хорошее, что им предоставляет второй брак, и они стараются сохранить его, активнее его оберегают. Если же дисгармония в семейных отношениях возникает вновь, партнеры более подготовлены и мотивированы на сотрудничество.

Смешанная семья при наличии взаимопонимания между супругами может легко справиться с проблемой адаптации неродных детей к изменившимся условиям их жизни. Именно те неродные родители и дети, которые способны осознавать сущность новых взаимоотношений, в которые они вступают, могут прогнозировать поступки и анализировать процесс воспитания, что в конце концов приводит к творческой и успешной семейной жизни.
Несколько иначе строятся внутрисемейные отношения в семьях с приемными (усыновленными) детьми. Отношение к процессу усыновления в разных странах зависит от культурных традиций, от разнообразных обычаев. У некоторых народностей новорожденный преподносится в качестве подарка. На полинезийских островах почти каждый третий ребенок является усыновленным. При этом полный разрыв с матерью наступает в раннем возрасте. В современных развитых странах родители, покинувшие ребенка, осуждаются, и нередко ставится вопрос об их психиатрической полноценности, а усыновление или удочерение иногда рассматривается общественностью почти как подвиг.

Задачи воспитания приемных детей аналогичны задачам воспитания родных, в особенности, если ребенка усыновляют в младенческом возрасте. Специалисты утверждают, что чем больше возраст ребенка, тем опаснее для психического развития его усыновление. Предполагается, что большую роль в этом играет стремление ребенка найти своих истинных (биологических) родителей. По данным ряда специалистов, примерно у 45% усыновленных появляются психические расстройства в связи с постоянными мыслями ребенка о его настоящих родителях. Поэтому семьи, берущие на воспитание детей, должны знать  о необходимых специфических навыках, которые им предстоит усвоить в первую очередь. Приемным родителям нужны навыки установления и поддержания связей с учреждениями, занимающимися проблемами усыновления. Кроме того, они должны уметь взаимодействовать с юридическими органами в ходе усыновления ребенка.

Приемным родителям необходимо  умение создать благоприятную семейную обстановку для ребенка. Это значит, что они должны  не только помочь ребенку адаптироваться в новых для него условиях и почувствовать себя полноправным членом усыновившей его семьи, но и способствовать тому, чтобы он мог понять свою родную семью  и не прерывать контактов  с ней, поскольку довольно часто детям  очень важно знать, что у них все-таки есть родные родители, являющиеся как бы составной частью их представлений о самих себе.

Приемным родителям могут  потребоваться  навыки взаимодействия с детьми  старшего возраста, если до усыновления они жили в тех или иных детских учреждениях, которые заменяли им семью. У них могли возникнуть индивидуальные эмоциональные проблемы, справиться с которыми приемные родители смогут лишь с помощью специальных знаний и навыков воспитания. Приемные родители и усыновленный ребенок могут принадлежать к различным расовым и этническим группам. Соответствующие родительские навыки помогут усыновленным или приемным детям справиться с чувством разлуки и оторванности от своего прежнего мира.

Иногда взятые на воспитание дети могут не знать, как общаться с приемными родителями из-за плохих взаимоотношений в родной  семье. Они ожидают, что их будут жестоко наказывать за мелкие проступки или что взрослым будет безразлично, чем они занимаются, до тех пор, пока им не мешают. Некоторые дети могут быть враждебно настроены  по отношению к приемным родителям. Им кажется, что все сговорились, чтобы забрать их из родной семьи. Дети не могут справиться с гневом, страхом и причиняющими боль чувствами, которые они испытывают к своим собственным родителям. Дети могут враждебно  относиться к самим себе и совершать поступки, которые вредят в первую очередь им самим. Они могут пытаться скрыть или отрицать эти чувства, отстранившись от приемных родителей или проявляя к ним полное равнодушие.

Ощущение замешательства, которое испытывают дети, с одной стороны, из-за чувства любви и тоски по своей семье и, с другой стороны, ненависти к родителям и самим себе за воображаемые и реальные поступки, носит очень болезненный характер. Находясь в состоянии эмоционального стресса, эти дети могут совершать агрессивные действия в отношении приемных родителей. Все это должны знать те, кто решился на серьезный шаг усыновления ребенка, расставшегося со своей родной семьей.

К тому же у ребенка могут быть умственные, психические и эмоциональные отклонения, что также потребует от приемных родителей специфических знаний и умений.

Разновидностью нетипичных семей, в которых дети воспитываются неродными родителями,  являются также семейно-воспитательные группы. Эта совершенно новая для России форма жизнеустройства детей заключается в том, что ребенок из приюта направляется в специально подобранную семью, где временно проживает и получает необходимую заботу и внимание. Потенциальным родителям время ухода за детьми засчитывается в трудовой стаж, т.е. забота и воспитание обездоленных детей (в основном детей-сирот или тех, чьи родители лишены родительских прав) является своего рода работой, за которую те, кто согласился на такой серьезный шаг, получают зарплату и пособие на содержание каждого ребенка. В дальнейшем не исключается возможность оформления опекунства. Подобный опыт работы по организации семейно-воспитательных групп пока еще не получил широкого распространения, но как своеобразная модель семьи уже находит применение с начала нынешнего века в нашей стране.

Особую категорию составляют семьи с недееспособными членами. Среди них, в свою очередь, можно выделить семьи с родителями-инвалидами или хронически больными взрослыми членами семейной группы. Семейная обстановка в таких случаях становится стрессогенной, дестабилизирует межличностные отношения супругов и создает вокруг ребенка специфический социальный и психологический фон, который не может не отразиться на формировании его личности.

Резкое ухудшение здоровья родителя или любого другого члена семьи может случиться, как это чаще всего и бывает, совершенно неожиданно, и именно в тот момент, когда семья не в состоянии эффективно противостоять нагрянувшей беде. Зачастую затраты на оплату врачебной помощи и пребывание в лечебных учреждениях ложатся непосильным бременем на семьи и их истощившийся бюджет. Может случиться так, что если заболевшего родителя госпитализируют, то за ребенком некому присмотреть. Тяжелые хронические болезни могут надолго лишить родителя возможности заботиться о ребенке.

Психическое заболевание родителя может вызвать у него такие поведенческие реакции, которые будут опасны для ребенка. Симптомами психического заболевания является безразличное отношение к ребенку, что увеличивает опасность несчастного случая. Дикие скандалы с супругом или с соседями отрицательно влияют на физическое, психическое и эмоциональное состояние ребенка.

Родитель, склонный к употреблению алкоголя или наркотиков, также может игнорировать потребности ребенка и угрожать его безопасности. Родитель может страдать от неврозов или психоза. Болезнь может быть настолько серьезной, что жестокое обращение с ребенком приобретает садистский, преступный характер.

Своеобразный психологический климат складывается в семьях с хронически больными детьми и детьми-инвалидами, что обусловливает отнесение таких семей к нетипичным семьям. Пребывание подобных детей в семье создает много сложностей, которые  могут быть разделены на две группы: первая — как семья влияет на состояние больного ребенка; вторая — каким образом состояние хронически больного ребенка меняет  психологический климат в семье.

Если ребенок имеет умственные или физические ограничения, то ему требуется специальный уход, а родители не всегда могут его обеспечить в домашних условиях. Если в семье есть еще другие дети, и она переживает трудности, то у родителей просто может не хватить ни душевных, ни физических сил, необходимых для удовлетворения специфических потребностей больного ребенка. Кроме того, у родителей больного ребенка могут проявляться различные формы эмоционального реагирования на сообщение о том, что их ребенок физически или умственно неполноценен, что оказывает огромное влияние на психологическую обстановку в семье.

Наиболее типичной первоначальной реакцией родителей на поставленный врачом диагноз об умственной или физической отсталости их ребенка является отрицание, неверие в существование болезни, отчаянная надежда на то, что первоначальный диагноз ошибочен и консультация у другого специалиста в этой области позволит его снять. Спустя некоторое время приходит осознание истинного состояния ребенка и появляется реакция гнева. Обычно она возникает на почве ощущения беспомощности, безысходности и разочарования   как в себе самом, так и в своем ребенке. В некоторых случаях гнев родителей оправдан, особенно если специалисты напрасно обнадеживали их и не были с ними откровенны в вопросах, касающихся состояния ребенка. С другой стороны, это состояние становится неестественным, если длится слишком долго или несправедливо направлено на ребенка. Семейная атмосфера дестабилизируется настолько, что когда-то вполне благополучная семья становится эмоционально-враждебной по отношению друг к другу. Такая семья либо распадается, либо супруги продолжают жить под одной крышей из чувства «долга» перед больными детьми или из-за нежелания обременять себя лишними хлопотами и неприятностями, связанными с разводом, и не имея сильной мотивации разрушить формальный статус. Неуместное чувство вины -  это также часто встречающаяся реакция родителей на сообщение врача о тяжелой неизлечимой болезни их ребенка. Зачастую оно перерастает во всепоглощающие страдания и переживания родителей по поводу  проступков и ошибок, которые, как они полагают, привели к заболеванию ребенка. Родители, которые видят причину болезни ребенка  в себе, стараются держать под контролем даже то, что контролировать в принципе невозможно. Подобное состояние, сопровождаемое душевными муками и переживаниями, значительно усложняет и без того напряженную семейную атмосферу.

Часто родители испытывают чувство стыда  из-за рождения больного ребенка. Их беспокоит возможное осуждение со стороны окружающих, и они убеждены, что к их ребенку будут относиться как к неполноценному. Иногда у родителей может появляться такое реактивное состояние, как обвинение — попытки переложить ответственность за состояние своего ребенка на других с целью скрыть свои истинные чувства. Родители могут обвинять учителя и школу за негодное обучение, врача за неправильный уход в дородовый период, дурную наследственность мужа или жены.

Следующей реакцией родителей на болезнь ребенка может быть гиперопека, которая возникает в связи с тем, что они считают невозможным по причине заболевания общение своего ребенка с другими детьми. Они опасаются, что в играх со здоровыми детьми их ребенок станет объектом насмешек, что ему грозит опасность получить травму, так как «другие мальчики играют слишком грубо», и т.п. Отрицая право своего ребенка быть просто ребенком и общаться с другими детьми, родители лишь сильнее подчеркивают его умственные и физические недостатки.
Заключительным этапом своеобразного привыкания родителей к постигшему их горю является эмоциональная адаптация. Именно на этом этапе родители «умом и сердцем» принимают болезнь своего ребенка; к этому моменту они уже успели выработать позитивные установки как по отношению к самим себе, так и по отношению  к своему ребенку, что позволяет им формировать у себя такие навыки, которые помогут им в дальнейшем обеспечить его будущее.

Однако родителям не всегда удается смириться с мыслью о том, что их ребенок имеет врожденную патологию  или серьезное заболевание. Тем более, что такие дети очень беспокойны и часто «передают» свое беспокойство родителям. Родители становятся раздражительными и переносят свое раздражение на супружеские отношения. Это особенно затрагивает мужа, вследствие чего он старается меньше оставаться дома.

Подобная безысходная ситуация складывается в семье с детьми-инвалидами или безнадежно больными (например, с детьми, страдающими лейкозом). В таких случаях муж пытается реже бывать дома, избегает общения с ребенком, тогда как жена сильно привязывается к больному ребенку, часто в ущерб остальным детям и супругу. Подобная ситуация может не только отрицательно влиять на душевное спокойствие и уравновешенность родителей, но и на психологический климат семьи в целом. Как отмечают исследователи подобных семейных проблем, обычно отцы не выдерживают совместного пребывания с тяжело больным сыном или дочерью, начинают пить или вообще покидают  семью. И без того обделенный судьбой ребенок оказывается еще и без отца. Понятно, что проблем у матери появляется больше, она становится раздражительной, чем еще больше травмирует ребенка.

Больной ребенок нуждается в особом отношении родителей, так как у него могут формироваться особенности характера, вызванные переживаниями своего дефекта, возникает своеобразный комплекс неполноценности. Нельзя забывать о том, что ребенок с определенной патологией находится в соответствующем социальном  окружении, которое влияет на него.  Поэтому если к такому ребенку плохо относятся, бьют, ругают, не понимают, если родители стыдятся больного ребенка, у него могут развиться различные невротические и характерологические нарушения, не имеющие прямого отношения к его болезни. С одной стороны, его физические возможности ограничены, и он предъявляет иногда завышенные требования к окружающим, а с другой стороны, у окружающих может исчерпываться терпение постоянно удовлетворять эти требования, чем еще больше увеличивается риск возникновения конфликтов.

С детства (или даже с рождения) страдающий серьезным заболеванием  ребенок обычно много времени проводит в больницах. Подрастая, он начинает пристально наблюдать за отношением к нему близких людей, становится чрезмерно недоверчивым. Ему кажется, будто он никому не нужен, что его ожидают сплошные неудачи и он в тягость родителям. Боится, что родители к нему охладели, тщательно анализирует каждый их жест, каждое родительское слово. Поэтому с таким ребенком нужно быть очень внимательным.

Любой ребенок, а тем более больной, должен чувствовать, что его не бросят в беде, что ему всегда помогут, и тогда ему будет легче противостоять разным жизненным невзгодам. Тем более, что хронически больные дети  или дети-инвалиды в силу особенности той социальной ситуации, в которой они вынуждены пребывать, становятся эмоционально чувствительными  и ранимыми. Эти дети часто волнуются, обижаются и плачут. Для них характерны плохая переносимость любых огорчений, склонность к снижению настроения и печали. Они испытывают повышенную потребность в безопасности, любви и сочувствии, которая сопровождается переживаниями собственной беспомощности, никчемности, ненужности и одиночества в семье. Естественно, далеко не лучшим образом это сказывается на общей семейной атмосфере. Родители, особенно если в семье есть и другие дети, не могут неотлучно находиться  рядом с больным ребенком, а он не может это понять и принять, требуя более  пристального внимания к себе. Поэтому у матери, разрывающейся между жалостью к больному ребенку и необходимостью одновременно заботиться о других членах семьи, может появиться вполне обоснованное эмоциональное напряжение, разрядка которого достигается путем «вымещения» его на муже или на старших детях. В результате все члены семьи, а не только больной ребенок, испытывают конфликтные, фрустрационные переживания.

Специфическим типом современной семьи, получившим в России в последнее время довольно широкое распространение, являются семьи беженцев. Межнациональные и локальные военные конфликты лишили родного очага сотни тысяч людей, которые вместе с детьми вынуждены поменять не только место жительства, но и образ жизни в целом. Описать психологические особенности такой семьи довольно сложно, потому что она одновременно может совмещать в себе характеристики, присущие многим видам как традиционных, так и нетипичных семейно-брачных союзов, с той лишь разницей, что эти характерологические особенности зависят не от личных установок супругов, а от сложных объективных (прежде всего социально-экономических и политических) условий. Именно они влияют в большей степени и на структуру, и на психологический климат семьи,  на физическое и психическое здоровье ее членов. Особенно трагична в таких семьях судьба детей, так как им всегда бывает тяжелее, чем взрослым, уже закаленным своим жизненным опытом и умеющим активнее и целеустремленнее защищаться от ударов судьбы.

Любые природные (землетрясения, наводнения) или социальные (войны, межнациональные конфликты) катаклизмы надолго оставляют след в психике людей. Гибель близких людей, невозможность начать новую жизнь после катастрофы и т. д. — все это существенно отражается в первую очередь на чрезмерно чувствительных и впечатлительных детях и подростках. Характер любого человека, а  тем более беспомощного ребенка, который отличается более высокой чувствительностью к неблагоприятным условиям жизни, постепенно начинает изменяться под воздействием  внешних обстоятельств: нарастает раздражительность, появляется вспыльчивость, чрезмерная ранимость или, наоборот, замкнутость, нерешительность, стеснительность, робость; у некоторых — педантичность, завистливость, утрированная добросовестность и проч.

Дети реагируют на стихийные бедствия и социальные катаклизмы точно так же, как реагируют близкие взрослые. Если  мамы и папы держатся мужественно, не плачут и не суетятся, с ребенком может ничего не случиться, иногда он даже не заметит, что произошло что-то из ряда  вон выходящее. Ребенок копирует взрослых и осознает, что если взрослые  спокойны, то и ему ничего не грозит. В таких случаях никаких психических потрясений у него не произойдет. Поэтому в психологической помощи в первую очередь нуждаются родители и другие взрослые члены семей беженцев. Обретение ими морального спокойствия важно не только в плане сохранения морального духа, чтобы продолжать жить дальше, но и влияния их на детей, чей внутренний мир  очень хрупок. И только от взрослых зависит, смогут ли их дети обрести душевное равновесие или нет.

Приведенная типология современных семей не претендует на полноту и завершенность.

Разумеется, реальные семьи — объекты изучения или помощи — обладают не одним, а несколькими признаками по выделенным критериям, которые не являются исчерпывающими. В этой связи одна и та же семья может быть отнесена к нескольким группам одновременно и охарактеризована по разным основаниям. Кроме того, трудно установить, какие из критериев являются основаниями для типизации, а какие лишь  описывают так называемые семейные формы, в том числе альтернативные традиционному браку. И все-таки, несмотря ни на что, семья всегда важна для любого человека. Именно  своей семье, какой бы она ни была, мы обязаны своим появлением на свет и личностным становлением, перед ней стоим мы на распутье, выбирая свой вариант ответа на вопрос о семейном положении, ее полагаем едва ли не главным мерилом собственной самостоятельности.  

Вместе с тем, как отмечалось выше, многие молодые люди отдают предпочтение длительному роману, «гостевому браку» или иным подобным формам свободных отношений, не желая лишаться личной свободы и обременять себя узами законного брака. Для сторонников гражданских брачных союзов предлагается тест, который поможет им лучше понять свои жизненные установки и их возможные последствия.

Инструкция. Вам необходимо внимательно прочесть предложенные вопросы и ответить на них, выбрав один из вариантов указанных ответов.

  1. У своих родителей вы были…

А) старшим ребенком;
Б) единственным ребенком;
В) средним ребенком в многодетной семье;
Г) младшим.

  1. Хотели бы вы, чтобы ваши отношения с партнером в принципе складывались так, как у ваших родителей?

А) лучше всего жить по-своему;
Б) ни в коем случае, только не это;
В) вряд ли такое возможно, ведь мы живем в другое время;
Г) да, мои родители – достойный пример для подражания.

  1. Какие качества вы особенно цените в партнере?(Выберите один, самый предпочтительный вариант ответа).

А) уверенность в себе, независимость суждений, самодостаточность;
Б) незаурядные сексуальные достоинства;
В) хороший характер, порядочность, преданность;
Г) способность к пониманию, сопереживанию, умение слушать и находить общий язык.

  1. Считаете ли вы, что партнеров должны связывать общие интересы, вкусы и пристрастия?

А) лучше даже наоборот – когда сходятся совсем непохожие люди;
Б) не обязательно;
В) главное – общие жизненные ценности, а вкусы могут и различаться;
Г) да, это очень желательно.

  1. Какие ваши достоинства, как вам кажется, больше всего ценит ваш партнер?

А) самостоятельность;
Б) особые достоинства и умения, которые проявляются в интимной сфере;
В) яркий ум, умение решать деловые и житейские проблемы;
Г) хороший характер.

  1. Каким, по-вашему, должно быть справедливое распределение домашних обязанностей?

А) быт – нудная рутина, чем меньше оба партнера уделяют ему внимания, тем лучше для их отношений;
Б) каждый делает то, что может и что хочет;
В) это зависит от конкретных людей, надо прости прийти к взаимно приемлемому соглашению;
Г) готова взять на себя большую часть бытовых забот, чтобы дать партнеру возможность творческой, профессиональной самореализации.

  1. Как вы относитесь к перспективе рождения общего ребенка?

А) пока не время об этом думать;
Б) это исключено, лишняя обуза абсолютно ни к чему;
В) в принципе, почему бы и нет?
Г) порою подумываю, что это было бы здорово.

  1. Случались ли в вашем роду (у родителей, близких родственников) разводы?

А) да, и это научило меня держаться настороже;
Б) родители так и не решились развестись, а похоже – зря, только отравили жизнь себе и мне;
В) да, как и у многих – это ведь обычное явление;
Г) нет, родители прожили жизнь в единственном браке, да и у родственников разводов не припомню.

  1. Как скажется на ваших отношениях резкое ухудшение здоровья или финансового положения партнера?

А) боюсь, что это может испортить отношения и заставит расстаться с ним;
Б) не собираюсь нянчиться с инвалидом или неудачником;
В) проблемы близких людей – общие и решать их постараемся сообща;
Г) считаю своим долгом нести этот крест, как бы ни было тяжело.

10.Как вы относитесь к романтической формуле «Они жили долго и счастливо и умерли в один день»?
     а) боюсь, что на такое я не способна;
     б) не верю, что так бывает;
     в) прекрасный конец для сказки, но жизнь мало похожа на сказку;
     г) втайне мечтаю, чтобы такое когда-нибудь сказали и про нас.
 
  Подсчитайте, ответы какого типа – а, б, в или г – встречаются у вас чаще всего. Преобладание того или иного типа ответов характеризует ваши партнерские установки.
 
А – автономный тип. Вы относитесь к тем людям, которых принято называть самодостаточными. Превыше всего вы цените самостоятельность, независимость, право самой распоряжаться своей жизнью. И надо признать, имеете для этого достаточно оснований. Вы целеустремленны, энергичны, умеете  добиваться поставленных целей, полагаясь главным образом на свои силы. В связи с этим ваша самооценка немного завышена, а притязания не всегда бывают реалистичны. Но это не так уж плохо. Гораздо хуже, когда человек себя недооценивает и ставит перед собой мелкие цели. Вам это не грозит.

К вашим достоинствам надо также отнести умение брать на себя ответственность. А вод подчиняться вы, наоборот, не любите. Не выносите, когда вами пытаются манипулировать, оказывать на вас давление. Из-за такой обостренной чувствительности иногда усматриваете посягательства на вашу независимость даже там, где об этом и речи не идет.

Все эти качества, по-своему ценные, могут осложнить взаимоотношения с окружающими, в том числе и с противоположным полом. Наладить близкие, доверительные, по-настоящему интимные отношения для вас непросто. Тому, кого вы назовете близким человеком, будет быть близким лишь до определенной степени. Миф о поисках своей «второй половинки» вызывает у вас иронию, потому что без всякой посторонней половинки вы ощущаете себя целостной личностью. Поэтому гражданский брак со значительной степенью взаимной свободы и минимумом взаимных обязательств кажется вам оптимальным вариантом партнерства. Возможно, так оно и есть на сегодняшний день. Но однажды вы можете ощутить, что вам недостает близости, привязанности, даже зависимости, которой вы сегодня так избегаете. А приучив своего партнера к дистанции, очень нелегко будет ее сократить. Задумайтесь об этом. Легко жить сегодняшним днем, если сегодняшний день вас устраивает. Но не забывайте поговорку: «Кто не думает о будущем, у того будущего нет».

Б – Потребительский тип. Вы – практичный человек, умеющий брать от жизни все. И окружающие люди служат для этого средством. Это не значит, что вы относитесь к ним плохо, жестоко, недоброжелательно. Напротив, вы умеете ладить с людьми, если они могут быть вам чем-то полезны. Многие считают вас милым и симпатичным человеком, да так оно, пожалуй, и есть на самом деле.

Плохо то, что и в отношениях с близким человеком вы вольно или невольно придерживаетесь той же стратегии. Вы можете быть милы, добры, готовы даже пойти на какие-то жертвы, однако признайтесь – небескорыстно, рассчитывая, то это окупится сторицей. Пока окупается, вы довольны партнером и совместной жизнью. Но если от вас потребуется бескорыстная жертва, это начинает вас тяготить. Вы не готовы идти навстречу, не предвкушая щедрой отдачи. Поэтому и партнерство для вас – своего рода совместное предприятие, в котором вы рассчитываете получить крупные дивиденды на свой вклад. Фактически, это даже не брак, а союз по взаимопользованию. В таком союзе, когда партнер утрачивает «потребительские качества» или перестает «платить взносы», он подлежит замене. Задумайтесь: ведь такое отношение вы можете рано или поздно испытать на себе.

В – Компромиссный тип. Вы человек покладистый, уживчивый, умеющий почти со всеми находить общий язык. Вероятно, ваши отношения с партнером сложатся или уже складываются доброжелательно и спокойно. Вы умете твердо, но деликатно настоять на своем в принципиальных вопросах, но не склонны спорить по мелочам. Можно, однако, предположить, что ваши отношения не окрашены сильными чувствами. Если вам случится расстаться, это произойдет без надрыва, «интеллигентно», и вас не затруднит найти вскоре партнеру полноценную, по вашему мнению, замену. Не потому ли, что вам еще не удалось найти единственного, незаменимого? Признайтесь себе: вам бы этого очень хотелось. Но тут все зависит не от счастливого случая, а только от вас. Может быть, этот человек уже рядом с вами, но вы еще не отдаете себе в этом отчета, увлекшись соображениями здравого смысла и разумной целесообразности. Прислушайтесь к своим чувствам. Если партнер для вас просто лучше пустого места, то на самом деле -  ничуть не лучше, это и есть пустое место. А если вы поймете, что это место может быть занято только им, то скоро признаете: оформление отношений послужит вам не оковами, а опорой.

Г – Зависимый тип. По своей натуре вы человек консервативный, приверженный веками устоявшимся ценностям. Гражданский брак для вас – суррогат брака «настоящего», это либо испытание себя, либо репетиция. В глубине души вы настроены на долговременные прочные отношения, однако что-то удерживает от того, чтобы их законно оформить. Фактически вы просто в духе времени следуете старой формуле «надо проверить чувства». И какой срок, по-вашему, для этого требуется? Растягивая это испытание, вы рискуете не столько разобраться в своих чувствах, сколько окончательно запутаться. Тем более, что вам, возможно, достался партнер типа Б, которого устраивает ваша покладистость и нерешительность. В таком случае вы рискуете со временем превратиться в предмет его обихода, не имея законных оснований  возразить против этого. Если же вы всерьез считаете, что на данном этапе вашей жизни гражданский брак предпочтительнее, постарайтесь определиться: какова хотя бы продолжительность этого этапа. Иначе со временем, чем дальше, тем сильнее вы станете ощущать неудовлетворенность, недовольство собой и партнером.

Если ваши ответы разбросаны беспорядочно и ни один тип среди них не преобладает, то вы, вероятно, просто не отдаете себе отчета, чего же вы хотите от жизни, и просто плывете по течению. Невозможно сказать, увлечет ли вас течение к прекрасным далям или в затхлое болото – в жизни может случиться все. Поэтому перечитайте лишний раз вопросы теста. Это если и не поможет окончательно разобраться в себе, то по крайней мере заставит всерьез задуматься, а для вас это нелишне.
               
Рекомендуемая литература
 

  1. Антонов А.И. Семья: функции, структуры. – М., 1993.
  2. Васильева А.К. Структура семьи. - М., 1988.
  3. Взаимодействие специалистов в работе с неблагополучной семьей: Метод. реком. / Т.И. Шульга, Л.Я. Олиференко. – М., 1999.
  4. Витакер К. Полночные размышления семейного терапевта. М., 1998.
  5. Воспитание детей в неполной семье / Под ред. Н.М. Ершовой. Пер. с чешского. – М., 1980.
  6. Дружинин В.Н. Психология семьи. – М., 1996.
  7. Навайтис Г.А. Семья в психологической консультации. – Москва-Воронеж, 1999.
  8. Нартова-Бочавер К.С., Несмеянова М.И., Малярова Н.В., Мухортова Е.А. Чей я – мамин или папин? – М., 1995.
  9. Плотниекс И. Э. Психология в семье. – М., 1991.
  10. Помощь родителям в воспитании детей. Пер. с англ. / Общ. ред. и предисл.В.Я. Пилиповского. – М., 1992.
  11. Семья глазами психолога. – М., 1999.
  12. Степанов С.С. Голая правда о женщинах. – СПб., 2002.
  13. Целуйко В.М. Неполная семья. – Волгоград, 2000.
  14. Целуйко В.М. Современная семья: Информационно-методические материалы. – Волгоград, 1999.
  15. Черников А.В. Введение в семейную психотерапию. – М., 1998.
Источник: 
Целуйко В.М. Психология современной семьи. – М.: ГИЦ «ВЛАДОС», 2004
Темы: 
Оставить комментарий