Стадии половой идентификации

Половая идентификация — это стадиальный процесс. Разные авторы называют разное количество стадий половой идентификации.

Как отмечают в обзорной статье Я. Л. Коломинский и М. X. Мелтсас (1985), полоролевая идентичность делится большинством авторов на две составляющие:

  1. половая идентичность — понимание принадлежности себя к определенному полу; единство сознания и поведения индивида, относящего себя к тому или иному полу (Старович 3., 1991);
  2. собственно полоролевая идентичность — знание и усвоения ролей мужчины и женщины. 

С. Томпсон (Thompson, 1975) в раннем развитии половой роли выделяет три этапа: 

  1. ребенок узнает, что существует два пола;
  2. он включает себя в одну из этих категорий;
  3. на основе самоопределения он руководит своим поведением, выбирая и предпочитая новые формы поведения.

Три этапа выделяют и другие авторы, правда, их содержание расходится с этапами, выделенными С. Томпсоном: ребенок сначала усваивает половую идентичность, затем убеждается в необратимости пола во времени, и, наконец, у него возникает понимание того, что пол является константной характеристикой человека (Slaby R., Frey К., 1975; Stangor С., Ruble D., 1987).

Ш. Берн (2001) описывает четыре стадии установления половой идентичности:

  1. гендерную идентификацию — отнесение ребенком себя к тому или иному полу;
  2. гендерную константность — понимание, что гендер постоянен и изменить его нельзя;
  3. дифференциальное подражание — желание быть самым лучшим мальчиком или девочкой и
  4. гендерную саморегуляцию — ребенок сам начинает контролировать свое поведение, используя санкции, которые он применяет к самому себе.

Некоторые авторы выделяют стадию половой интенсификации — усиления половых различий, связанных с повышенным стремлением следовать половым ролям вследствие вступления в период полового созревания (Galambos et al., 1990; Hill, Lynch, 1983). Одной из причин половой интенсификации, как полагают Гротер с соавторами (Grouter et al., 1995), является поведение родителей: матери больше общаются с дочерьми, а отцы — с сыновьями. Еще сильнее сказывается влияние сверстников: для того, чтобы пользоваться успехом у противоположного пола, подростки должны соответствовать традиционным половым нормам.

Предшествует половой идентификации возникновение у ребенка представлений о существовании двух полов и их различение. Первые примитивные различения двух полов происходят уже через 4 месяца жизни: младенцы начинают сличать мужские и женские голоса с лицами тех и других (Walker-Andrews et al., 1991), а к концу первого года жизни могут различать мужчин и женщин по длине волос на фотографиях (Leinbach, Fagot, 1993). Дети 10-14 месяцев уже демонстрируют предпочтения при выборе видеофильма, в котором показываются абстрактные движения ребенка того же пола (Kujawsky, Bower, 1993). Выявлена достоверная тенденция, очевидная даже для девочек в 18 месяцев и для мальчиков в 24 месяца, что они дольше смотрят на лицо, которое является «подходящим по гендеру» (Serbin et al., 2001).

В этом же возрасте у детей имеются уже некоторые представления о типичном поведении лиц мужского и женского пола. Например, они удивляются на гендерно не соответствующее поведение взрослых. Если на предъявляемом им фото мужчина красит губы, то они дольше смотрят на него, чем на фото, где то же самое делает женщина. Чтобы проиллюстрировать мужскую деятельность, девочки 24 месяцев выбирают мужскую куклу, и женскую куклу — для демонстрации женской деятельности, такой как убаюкивание ребенка, чистка пылесосом (Serbin et al., 2001, 2002).

До 2-3 лет большинство мальчиков пробуют надевать мамины туфли, играть с ее косметическими принадлежностями, красить ногти лаком. При этом некоторые мальчики не прочь стать девочкой (Martin, 1990). Однако когда завершается процесс гендерной идентификации и мальчики достигают гендерной константности, они начинают понимать, что все эти занятия предназначены для девочек. В возрасте между 2-3 лет дети овладевают такими понятиями, как «мама» и «папа», а немного позже — «мальчик» и «девочка».

Дети в возрасте от 2 до 6 лет, по-видимому, более жестко и остро воспринимают различия в социальных половых признаках, чем взрослые (Stern, Karraker, 1989). Когда детям этого возраста показывают младенцев, одетых в нейтральную одежду, они с большей неизменностью, чем взрослые, руководствуются в своих суждениях о младенце произвольным обозначением «мальчик» или «девочка». Обостренная реакция младших детей может быть связана с тем, что они пребывают в таком возрасте, когда сами пытаются отождествить себя с тем или иным полом. В целом они кажутся более настроенными на выполнение «сценариев», предписывающих подобающее их полу поведение, чем братья и сестры постарше (Levy, Fivush, 1993).

Герриг Р., Зимбардо Ф., 2004, с. 552.

С возрастом объем и содержание первичной половой идентичности ребенка меняются. Психологическое самоопределение половой принадлежности начинается со второго года жизни и закрепляется к третьему году. К этому сроку 75% детей считают себя мальчиком или девочкой. Они могут делить других на мальчиков и девочек, мужчин и женщин, а также правильно ответить на вопрос: «Ты девочка или мальчик?» (Thompson S., 1975). К 3 годам ребенок ясно различает пол окружающих его людей, однако может не знать, в чем заключается различие между ними. Например, многие дети уверены в том, что если надеть на мальчика платье, он становится девочкой. Они могут не понимать, что только мальчик может стать папой, а девочка — мамой, а также могут спросить у своего отца, кем тот был — мальчиком или девочкой, когда был маленьким. Таким образом, трехлетний ребенок хотя знает о своей половой принадлежности, но часто ассоциирует пол со случайными внешними признаками вроде одежды и прически. Он допускает и возможность изменения пола — для этого надо только переменить одежду и прическу (Fagot, 1985; Szkrybalo, Ruble, 1999).

Это находит подтверждение и в данных В. Е. Кагана (2000). Понятия «дядя» и «тетя» осваиваются детьми 3-4 лет успешнее, чем супружеские понятия «муж» и «жена» и родительские понятия «папа» и «мама» (табл. 6.1).


Как видно из представленных в таблице данных, соотнесение желаемых и ожидаемых родительских ролей различаются: мальчики реже девочек допускают и предпочитают возможность выступать в противоположных паспортному полу родительских ролях. У мальчиков ролевые предпочтения одинаковы по всем изучавшимся аспектам половых ролей, тогда как у девочек имеется расхождение между общеродовыми, с одной стороны, и супружескими и родительскими предпочтениями — с другой: желание быть тетей, но и мужем или папой. Представления о возможности изменения пола в 2,5 раза и желательности этого в 2 раза чаще отмечалось у девочек, чем у мальчиков.

Л. Колберг считает, что формирование константной половой идентификации у ребенка продолжается в промежутке от 2 до 7 лет. Это совпадает с бурным усилением половой дифференциации активности и установок детей: мальчики и девочки по собственной инициативе выбирают разные игры и партнеров в них, у них проявляются разные интересы, возникают однополые компании.

Мальчики и девочки, выбирая, кем быть, в абсолютном большинстве предпочли свой пол... При выяснении вопроса, в чем мальчики могут быть лучше девочек, принципиальных различий в ответах нет: большинство мальчиков, как и большинство девочек, отдают предпочтение физической силе. Но мальчики в отличие от девочек также немалое предпочтение отдают функциональным особенностям, что обнаруживается и в вопросе: в чем девочки могут быть лучше мальчиков. Девочки на первое место ставят красоту, а мальчики - женские дела... Большинство мальчиков главой семьи считают отца, большинство девочек - мать.

Отличие мужчин от женщин у детей обоего пола в подавляющем большинстве ограничивается внешностью и одеждой.

Корниенко Д. С., 2004, с. 349-350.

И. В. Тельнюк (1999) тоже отмечает, что половая идентификация к концу дошкольного детства сформирована практически у всех детей, однако в ее основе чаще всего лежат внешние половые признаки (имена, одежда, прическа). Более существенные половые признаки (эмоциональные привязанности, присущие полу черты характера, интересы, деятельность, физиологические особенности и др.) в большинстве случаев (70%) детьми этого возраста не осознаются.

Церемонии инициации детей и подростков во многих культурах проводятся отдельно для мальчиков и для девочек и подчеркивают гендерные различия. В африканских племенах мальчиков подвергают физическим испытаниям.

Освоение половых ролей. В. Е. Каган отмечает, что и мальчики и девочки обнаруживали явное предпочтение маскулинных ролей: мальчики и мужчины смелее, находчивее, они командуют в игре и в семье, у них шире круг возможных форм поведения. Однако от 4-го к 7-му году жизни резко увеличивается проявление полового субъективизма: мальчики чаще говорят о том, что они защищают девочек, играют в шоферов, солдат, пожарников, а девочки — что мальчики хулиганят и играют в «мужиков».

Такие мнения нашли подтверждение в данных В. Е. Кагана об эмоциональном восприятии половых ролей и образа Я (табл. 6.2). Об эмоциональном восприятии образа мальчика или девочки автор судил по тому, какой цвет (эмоционально позитивный: зеленый, красный, желтый и фиолетовый или эмоционально негативный: темно-синий, темно-коричневый, серый и черный) выбирали дети для мальчиков и девочек.


Как видно из данных таблицы, у девочек эмоциональное восприятие девочек позитивнее, чем у мальчиков, во всех возрастных группах, у мальчиков это проявляется отчетливо только на 7-м году жизни. В то же время с каждым годом у девочек и особенно у мальчиков усиливается негативное эмоциональное восприятие мальчиков.

После возникновения самоопределения ребенок оценивает позитивно те вещи, действия и формы поведения, которые связаны с его ролью девочки или мальчика. В результате этого типичное для данного пола поведение вызывает у него положительные переживания, что приводит к самоутверждению в этой роли (Kohlberg L., 1966).

Дайана Кун и коллеги (Kuhn et al., 1978) демонстрировала детям 2,5-3,5 лет куклу «мужского пола» («Майкл») и куклу «женского пола» («Лиза»), а затем спрашивала у каждого ребенка о том, какая из этих двух кукол будет вовлечена в такие подверженные гендерно-ролевым стереотипам занятия, как приготовление пищи, шитье, игра с куклами, грузовиками и поездами, длинные разговоры, целование, борьба и лазание по деревьям. Почти все дети 2,5 лет обладали определенным знанием о гендерно-ролевых стереотипах. Например, мальчики и девочки соглашались, что девочки много говорят, никогда не дерутся, часто нуждаются в помощи, любят играть в куклы и помогать мамам в таких домашних обязанностях, как приготовление пищи и уборка. Напротив, маленькие испытуемые полагали, что мальчикам нравится играть с машинками, помогать папам, мастерить и что мальчики способны на такие заявления, как «я могу тебя ударить».

Шэффер Д., 2003, с. 684.

Выявлено, что мальчики-раныие девочек приходят к осознанию половых ролей. В Исследовании Д. Брауна (Brown, 1957) обнаружено, что в возрасте от 5 до И лет мальчики оказывают более решительное предпочтение мужской роли, чем девочки — женской. Мальчики предпочитают типичное для их пола поведение и отвергают нетипичное. Девочки тоже предпочитают типичное для их пола поведение, но при этом не отвергают и нетипичное (Bussey К., Perry D., 1982]). В более поздних исследованиях показано, что дети дошкольного возраста по-прежнему ригидны и нетерпимы к гендерно-ролевым нарушениям, но в возрасте 8-9 лет и старше они уже более гибко относятся к таким нарушениям. Правда, это относится скорее к поведению девочек, чем мальчиков. Мальчики, ведущие себя как девочки, по-прежнему осуждаются (Thorne, 1993; Levy et al., 1995; McHale et al., 2001). Предполагается, что более сильное предпочтение мальчиками видов деятельности, соответствующих их гендеру, обусловлено тем, что родители в их воспитании делали больший акцент на гендерную дифференциацию, чем в воспитании дочери (Byssey, Bandura, 2004).

У подростков вновь проявляется нетерпимое отношение к нарушению полоролевых предписаний как со стороны мальчиков, так и со стороны девочек (Sigelman et al., 1986; Signorella et al., 1993). Мальчики начинают подчеркивать у себя маскулинные качества, а девочки — фемининные. Это связывают как с началом полового созревания, так и с тем, что матери начинают больше общаться с дочерьми, а отцы — с сыновьями (Grouter et al.,1995). Однако еще большее значение имеет общение со сверстниками противоположного пола и желание привлечь их внимание. В старших классах подростки вновь относятся к полоролевым предписаниям общества более гибко (Urberg, 1979).
 

Некоторые особенности развития половой идентичности в дошкольном возрасте рассмотрены Л. В. Ильиченко (1995), М. В. Колясниковой (1999), Т. А. Крыловой (2002), Н. В. Плисенко (1985) и другими авторами... Н. В. Плисенко показала, что развитие половой идентичности в дошкольном возрасте происходит через ориентацию мальчика на отца, девочки - на мать, на близких взрослых и сверстников одного с ребенком пола. Она сделала вывод о том, что благодаря развивающейся рефлексии происходит идентификация с близкими и чужими людьми, особенности ее развития определяют представители своего Мы и чужого Они пола с ценностными ориентациями и ожиданиями той культуры, в которой развивается ребенок. В исследовании Т. А. Крыловой установлено, что определяющими факторами в развитии половой идентичности у дошкольников выступают родительские установки и состав семьи.

Флотская Н. Ю., 2007, с. 36.

Выбор игрушек и игр. Еще до того как ребенок приобретет четкую половую идентичность, наблюдаются половые различия в выборе игрушек (Blakemore et al., 1979; Fagot et al., 1986; Weinraub et al., 1984). Мальчики 14-22 месяцев от роду обычно предпочитают играть с машинками, а девочки того же возраста — с куклами и мягкими игрушками (Smith, Daglish, 1977). Малыши в возрасте от 18 до 24 месяцев часто отказываются играть с игрушками противоположного пола, даже если игрушки для своего пола отсутствуют (Caldera et. al., 1989). В возрасте 2,5-3,5 лет дети проявляют знания о гендерных различиях в игрушках, одежде, занятиях (Serbin et al., 1993). По наблюдениям ряда исследователей (Connor, Serbin, 1977; Liss, 1981; O’Brien,1992; Berenbaum, Hines, 1992), мальчики выбирают для игры машинки, игрушечное оружие, маленькие инструменты, конструктор, девочки — куклы, наряды для кукол или игрушки, связанные с домашним хозяйством (например, кухонные принадлежности). Как утверждают Бассей и Бандура (Bussey, Bandura, 1992), четырехлетние мальчики понимают, что они будут чувствовать себя хорошо при игре с машинкой и плохо — если будут играть с куклой. Эти чувства сопровождали их поведение, когда им дарили игрушки. Мальчики, которым дарили «женские» игрушки, использовали разные способы, чтобы избежать игр с ними: заявляли, что они не любят кукол, старались унести их из комнаты или использовали принадлежности из набора для приготовления пищи («посудка» у девочек) в качестве пистолетов или дрелей. Один семилетний мальчик, которого заставили менять подгузники на кукле во время съемок фильма, позже прокомментировал: «Это самая ужасная вещь, которую я когда-либо делал». «Женственные» игрушки становятся менее интересными для мальчиков по мере того, как они взрослеют (Golombok, Fivush, 1994).

При выборе любимой игрушки мальчики (старшей и подготовительной групп детсада. - ЕЙ.) чаще называют игрушки, типичные для мальчиков (61%), и реже нейтральные (35%), однако девочки, наоборот, чаще называют нейтральные (64%), чем игрушки, типичные для девочек (36%). В качестве лучшего друга подавляющее большинство как мальчиков, так и девочек выбирают себе в партнеры представителя своего пола (70%). При выборе партнера по играм дети совершают подобный выбор... На вопрос о причине своего выбора девочки как правило, обосновывали ее удобством такого партнерства (девочки не обижают, игрушки больше нравятся) и чуть реже интересом, у мальчиков из ряда причин интерес - на первом месте.

Корниенко Д. С., 2004, с. 349.

В возрасте от 3 до 5 лет мальчики чаще, чем девочки, говорят о своем негативном отношении к игрушкам, традиционно относящимся к представителям другого пола (Bussey, Bandura, 1992), и могут даже предпочесть в качестве партнера для игры девочку, а не мальчика, если ей нравятся игрушки мальчиков (Alexander, Hines, 1994). Девочки более, чем мальчики, склонны сохранять интерес к игрушкам, играм и занятиям не своего пола. По данным Д. Ричардсона и К. Симпсона (Richardson, Simpson, 1982), дети от 5 до 9 лет, посылая письма Санта-Клаусу, в основном просили игрушки для своего пола, однако девочки часто просили и игрушки, в которые играют мальчики (табл. 6.3).

Более частую склонность девочек играть и заниматься мальчишечьими делами объясняют тем, что маскулинное поведение выглядит в обществе более предпочтительным, поэтому девочки не хотят принадлежать к «второсортной» группе (Frey, Rable, 1992). Однако вряд ли это объяснение можно принимать всерьез. В таком возрасте у детей еще нет самосознания взрослых, связанного с половым сексизмом. Девочки не ощущают себя неполноценными людьми из-за того, что принадлежат к женскому полу. Другое дело, что мальчишечьи игры могут многим девочкам казаться более привлекательными, интересными, чем навязываемые им игры в домашнюю хозяйку.


Но даже если в процессе игры дети выполняют одну и ту же роль, их поведение все же может отличаться в зависимости от того, с кем — мальчиком или девочкой — они имеют дело. Показательно в этом плане одно из зарубежных исследований. Когда в экспериментальной обстановке четырехлетним детям предоставляли возможность поиграть в магазин, то, превратившись в продавцов, они предлагали мальчикам купить свирепых медведей, а девочкам — пушистых котят (Крейг Г., 2000).

В одном исследовании (Libby, Erich, 1989) трех-пятилетним детям предлагалось придумать истории, начинающиеся со слов: «Однажды два ребенка играли во дворе. Они обнаружили потайную дверь». Оказалось, что мальчики и девочки фантазировали по-разному. Рассказы девочек включали заботу и помощь другим. Их истории обычно описывали дружелюбных героев, которые предлагают помощь женщинам. Истории мальчиков сконцентрированы в большей степени на агрессии и на попытках создать конфликтные ситуации.

Как полагают некоторые авторы, завершение формирования полоролевых позиций происходит лишь в юношеском возрасте. У девушек резко усиливается интерес к своей внешности, возникает завышенная оценка ее значения, связанная с ростом самооценки, увеличением потребности нравиться и обостренной оценкой своих и чужих успехов у противоположного пола. У юношей же возникает фетишизация силы и мужественности.

Еще дальше отодвигает срок окончания идентичности Д. Пайнз (1997), который считает, что кризисной точкой в поиске своей идентичности у женщин является беременность. Поэтому у некоторых женщин желание забеременеть вовсе не означает, что они хотят стать матерью. Автор ничего не говорит об аналогичной точке у мужчин. Однако если проводить аналогию с женщинами, тогда следует считать кризисной точкой в поиске своей идентичности у мужчин их первый половой акт.

Более ранняя половая идентификация наблюдается у детей рабочего класса (Rabban М., 1950).

У взрослых имеется более дифференцированное отношение к различным половым нормам, чем у детей. Например, и мужчины и женщины поддерживают такие «мужские» нормы, как профессиональная успешность, большие заработки и мужественный внешний вид. В то же время наименьшую поддержку получили нормы, не позволяющие мужчинам выражать эмоции и отражающие традиционное разделение работ по дому (Берн Ш., 2001).

До сих пор девочек обычно поощряют принять на себя экспрессивную роль, которая означает, что необходимо быть добрым, опекающим, чутким к нуждам других и сотрудничать с окружающими (Parsons, 1955). Эти психологические черты предназначались для того, чтобы подготовить девочек к выполнению ролей жены и матери, хранительницы домашнего очага и успешной воспитательницы детей. Напротив, мальчиков поощряют принять инструментальную роль, так как, будучи мужем и отцом, мужчина встречается с задачами обеспечения семьи и ее защиты. Таким образом, от маленьких мальчиков ожидают, что они станут доминирующими, напористыми, независимыми и конкурентоспособными.

Шэффер Д., 2004, с. 672.

И. В. Романов (1997) изучал особенности половой идентичности у подростков (учащиеся VI IX классов). Было выявлено, что «мальчики начинают чувствовать свою мужественность тогда (и тем сильнее), когда (и чем сильнее) они чувствуют в окружающих их девочках женщин. У девочек же переживание женственности прямо не связано с интеграцией “мужских” образов» (с. 42).

Автором было показано, что чувство взрослости у мальчиков связано с идентификацией с половозрастным эталоном взрослого мужчины, а у девочек - с присоединением к миру взрослых в целом.

Итак, половая идентичность начинается уже у младенцев и заканчивается в зрелом возрасте, проходя ряд этапов (табл. 6.4).


Темы: Гендер, Идентичность
Источник: Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии»).
Материалы по теме
Половая идентификация как социальный феномен
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Нарушения половой идентичности
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Теория андрогинности
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Маскулинность — фемининность и выбор вида профессиональной деятельности
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Гендерная идентификация, социализация и половая самоидентификация
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание...
Коммуникативная парадигма в современной философии
Н.В. Рябоконь. Философия УМК - Минск.: Изд-во МИУ, 2009
Гендерные различия в лидерском поведении
Пырьев, Е. А., Психология малых групп : учебное пособие / Е. А. Пырьев. - Москва; Берлин :...
Понятия — пол, гендер
Кондрашихина О.А., Дифференциальная психология
Оставить комментарий