Современное состояние психологического знания

В появлении парадигм с принципиально отличающимися (иногда даже противоречащими друг другу) концепциями, инструментарием и терминологией проявился недуг психологии как самостоятельной науки. В литературе он получил название кризиса психологии. Попытки «примирить» сторонников различных парадигм пока не увенчались успехом. И все-таки понятие «общий кризис» слишком критично для оценки современного состояния психологической науки. Скорее, это болезнь роста сравнительно молодой отрасли научного знания, которую не миновали науки, имеющие почтенный возраст (физика, астрономия, философия и др.).

Но факт остается фактом: общей теоретической базы психология не имеет до сих пор. И это остается главной ее проблемой. Здесь сложилась на первый взгляд тупиковая ситуация. С одной стороны, общей теоретической базы нет потому, что накопленный к настоящему времени потенциал психологических знаний недостаточен. С другой стороны, потенциал этих знаний медленно растет потому, что нет общетеоретической базы. Как говорится, проблема замыкается по кругу.

Логика развития психологии, как и всех наук, идет двумя встречными курсами: дифференциации и интеграции. Особенностью психологии является то, что процесс дифференциации существенно опережает (идет быстрее) процесс интеграции. Каждые 5-7 лет появляется новая научная ветвь. Прогрессирующая дифференциация порождена потребностями общественной практики. Но она же «работает» и на интеграцию. Здесь наблюдается такой процесс: чем глубже проникает та или иная специальная психологическая дисциплина в изучаемый ею предмет и чем полнее раскрывает его, тем все более необходимыми становятся для нее контакты с другими специальными дисциплинами психологии. Эти контакты осуществляются под флагом необходимости решения совместных фундаментальных проблем. «Место встречи» (которое изменить нельзя) - общая психология. Именно она должна призвать своих разбежавшихся детей «к порядку», объединить их научные идеи в единую систему и постепенно создавать контуры будущей общетеоретической базы психологии.

Вот такое накопление психологического знания и знаменует современный этап развития психологии.

Парадоксально, но факт: в психологии мы умеем больше, чем знаем:
- мы не знаем механизма цветового зрения, но успешно делаем цветные телевизоры (сторонникам двухцвето-вой гипотезы и их оппонентам, сторонникам трехцве-товой гипотезы, столь уютно в своих «окопах», что они почти полностью прекратили научную «перестрелку» из-за отсутствия новых результатов);
- мы не знаем механизма гипноза, но каждый из нас способен овладеть им хотя бы на уровне простейших уличных цыганских приемов ввода клиента в легкий транс (следователи правоохранительных органов получают до 70 % больше информации, используя гипнотические воздействия на подозреваемых);
- мы не знаем природы сферы бессознательного, кроме того, что она где-^Ь есть, но весь мир использует в психотерапии приемы психоанализа 3. Фрейда;
- мы не знаем природы сна, кроме того, что ежедневно спим, стараемся использовать его фазу активной мыслительной деятельности для обучения.

Психологи сейчас могут объяснить, как функционируют мозг, память, мышление, но не могут объяснить, почему же все-таки они работают.

Итак, идет накопление теоретического потенциала через усиленную, интенсивную работу представителей отдельных направлений психологии. Следует ожидать, что доля теоретических работ резко увеличится. Сейчас же подобные работы единичны. Одна из последних — исследование профессора В.А. Янчука.

По его мнению, одна из возможностей межпарадигмального диалога может быть реализована на идее интегративно-эклектического подхода. Эклектика допускает совместное использование различных идей, принципов, парадигм. И хотя она не создает собственной универсальной теоретической базы, но и не допускает подавляющего главенства приоритета чьих-то взглядов. Она просто выбирает из всего научного арсенала исследований те средства, которые в текущей ситуации представляются наиболее подходящими. Девиз эклектики: «отбор из многого, применение частей и их суммирование, опора на то, что реально существует».

Интеграция, в отличие от эклектики, предполагает своим конечным результатом объединение различных идей, принципов, парадигм в единую целостную, неделимую систему, претендующую на универсальность.

Таким образом, интегративная эклектика создает предпосылки для отбора и объединения теоретических и практических положений, составляющих концептуальную основу различных научных направлений в психологии. Развиваемый подход можно рассматривать как инструмент конструктивного межпарадигмального диалога с уважительным отношением к специфике различных научных позиций. Это означает готовность привлечения для решения возникающих проблем тех достижений (независимо от их принадлежности к той или иной психологической школе), которые эффективны «здесь и сейчас». Это не исключает критичного отбора идей и инструментария. Исследователь обязан соотносить все сильные и слабые стороны отбираемых средств на основе плюралистического отношения к ним через механизмы идентификации, эмпатии, рефлексии.

Все больше ученых приходят к выводу, что кардинальным выходом из сложившегося состояния является не победа идеалистической концепции над материалистической (или наоборот), а формирование нового взгляда на мироздание. В новой научной платформе должно найтись место всем современным концепциям, достойное их вкладу в развитие человечества. «Религия отвечает на запросы сердца, отсюда ее магическая сила, наука - на запросы ума, отсюда ее непреодолимая мощь. Религия без доказательства и наука без веры стоят друг против друга, недоверчиво и враждебно, бессильные победить одна другую» (Ф. Шюре, французский философ, XIX в.). Ведь нашлось же у физиков, лауреатов Нобелевской премии А. Эйнштейна, М. Планка и других мужество приподняться над собой, чтобы переосмыслить , многие взгляды, которые владели ими на протяжении всей их жизни (особенно те, которые связаны с идеей мироздания).

«Корневая система» психологии весьма обширна. Психология была соткана не только из разных научных направлений, но и усилиями ученых разных стран мира. Современный профессиональный психолог уже не может ограничить свой кругозор «чисто» психологическими знаниями. Его должна связывать дружба со всем, что интересует человека, и вряд ли можно очертить здесь какой-то приоритетный круг.

Темы: