Социальный маркетинг

Социальный маркетинг — маркетинг, дифференцирующий производство. В рамках этой концепции маркетинга производитель "ищет" потребителя, ориентируя производство на потребности определенной социальной ниши.

Потребителя окружает великое множество идентичных товаров. Они наполняют его жизнь "под завязку". Критерий отбора того или иного товара — степень соответствия предлагаемого товаром стандарта потребления требованиям, предъявляемым той социальной нишей, к которой причисляет себя потребитель. Основным барьером здесь является сомнение, действительно ли то, что предлагается, наиболее полно соответствует собственным представлениям о себе и представлению окружающих о потребителе? В этой ситуации человек поставлен перед реальным, перманентным выбором образа своего потребительского стандарта. Роль рекламы здесь — трансформировать представления потребителя о степени соответствия товара запросам или "стандартам" социальной ниши.

В рамках этого подхода роль образа товара, брэнда сводится к увеличению стоимости физического продукта. Все внимание рекламных стратегов сосредоточено на образе жизни и образе потребления человека и его целевой ниши. Отличительной чертой этого этапа эволюции маркетинга является то, что при описанном подходе специалистов по рекламе привлекают уже на этапе проектирования продукта. Это и понятно, поскольку для того, чтобы зажечь на рынке "звезду", максимально вписывающуюся в систему потребительских ценностей конкретных людей, необходимо ее поддерживать с самого начала. Еще до появления "звезды" специалисты по рекламе должны знать все ее уникальности, должны "вычислить" ее имя, как она будет выглядеть, сколько стоить, рядом с кем появляться на прилавке и т. д. и т. п. При этом потребитель хорошо знает, где, в каком сегменте ему выбирать, так как товары уже рассредоточены по социальным нишам и конкурируют внутри них.

Новый продукт начинает свою жизнь в рамках, уже заданных рынком, потребителями представлений о том, каким он должен быть. Последнее десятилетие XX в. можно назвать во всех смыслах "революционным". 90-е годы буквально перевернули нашу жизнь, открыв целый мир через монитор персонального компьютера, объединив миллионы потребителей нитями мировой паутины, подарив возможность обмениваться информацией, преодолевая огромные расстояния посредством чудо-трубки, легко помещающейся на ладони ребенка. Глобализационные про-цессы затронули даже привычные представления об утреннем бутерброде, трансформировав его образ в головах сотен тысяч россиян в гамбургер. Фантастические достижения в области высоких технологий чудовищно сократили жизненные циклы целых товарных групп. В России существуют производства, в которых товары успевают морально устареть, только-только сойдя с конвейера. Количество товаров на магазинных полках растет с космической скоростью, они теснятся, активно работая локтями, практически по всему спектру потребительских ниш. При этом качество и цена одного товара все в меньшей степени отличаются от качества и цены другого.

Потребитель становится все более "разборчив", он критично настроен к любому новому предложению. "Информационная прозрачность" рынка, избыток информации рождают прочные потребительские стереотипы, мифы сознания. Информация подменяет знание, парализует способность логического мышления. Это состояние иногда называют информационным шоком. Советский психолог Леонтьев еще в 1965 г. сказал, что избыток информации ведет к оскудению души. Спасаясь от шока, сознание "закрывается", выстраивая тонкие ментальные информационные фильтры. Это не может не способствовать развитию тенденции к продлению жизни потребительских стереотипов.

Другой, противоположной вышеописанной, глобальной тенденцией является сжатие исторического времени. По мнению известного российского физика и демографа профессора С. П. Капицы , оно проявляется в виде резкой смены условий жизни в течение одного поколения. Люди из одной исторической эпохи как бы перемещаются в другую. Однако природа человека не успевает адаптироваться к столь стремительным изменениям "среды обитания". Масштаб исторического времени меняется очень быстро. Часто случается так, что жизненный цикл конкретного товара оказывается короче жизненного цикла потребительского стереотипа, мифа. Потребитель еще не свыкся с мыслью о необходимости "переключиться" на новую модель холодильника или стиральной машины, как стремительно развивающаяся технология заставляет производителя делать все новые и новые предложения. Кто не успел — тот опоздал, проиграл. Производители стремятся быть первыми в любом технологическом прорыве.

В качестве одной из определяющих современную рыночную жизнь черт следует назвать следующую: информация и технология "бежит" впереди потребностей. Наиболее ярко это проявляется в области высокотехнологичных, наукоемких производств. Это означает буквально следующее: не успел потребитель освоить клавиатуру "мобильника X", как рынок предлагает ему или "мобильник Y" с еще более сложными функциями и возможностями, или новый тарифный план. И это неминуемо отражается на роли и месте рекламы в новом экономическом пространстве: информационная функция рекламы перерастает в моделирующую функцию. Товар или услуга на рынке теперь рассматривается как некое социальное существо. Это существо борется за жизнь, стараясь наладить устойчивый процесс коммуникации со своим потенциальным потребителем. При этом главным барьером является стереотипность, "закрытость" мышления потребителя.

Россия за последний десяток лет XX столетия преодолела огромную дистанцию от "маркетинга продукта" до "моделирующего маркетинга". А уникальность современной ситуации в том, что в одно время, в одной экономике, на одном рынке, только в его различных точках существуют и уживаются друг с другом все три эпохи. Но все же "основные деньги" крутятся в сфере второй и третьей модели.

Источник: 
Антипов К.В. Основы рекламы. Учебник. 2009