Социальные роли

Социальная роль — модель поведения, ориентированная на данный статус. Ее можно определить иначе — как шаблонный вид поведения, направленный на выполнение прав и обязанностей, предписанных конкретному статусу.

От банкира окружающие ожидают один вид поведения, а от безработного совсем иной. Социальные нормы — предписанные правила поведения — характеризуют именно роль, а не статус. Роль именуют еще динамической стороной статуса. Слова «динамическая», «поведение», «норма» указывают на то, что мы имеем дело не с социальными отношениями, а с социальным взаимодействием. Таким образом, мы должны усвоить:

  • социальные роли и социальные нормы относятся к социальному взаимодействию;
  • социальные статусы, права и обязанности, функциональная взаимосвязь статусов относятся к социальным отношениям;
  • социальное взаимодействие описывает динамику общества, социальные отношения — его статику.

Подданные ожидают от короля предписанного обычаем или документом поведения. Таким образом, между статусом и ролью есть промежуточное звено — ожидания людей (экспектации).

Ожидания могут как-то фиксироваться, и тогда они становятся социальными нормами. Если, конечно, их рассматривают как обязательные требования (предписания). А могут не фиксироваться, но от этого они не перестают быть ожиданиями.

Только такое поведение, которое соответствует ожиданиям тех, кто функционально связан с данным статусом, называется ролью. Иное поведение ролью не является.

От учителя ученики ожидают вполне определенного поведения: передавать знания, следить за дисциплиной, оценивать знания. Предположим, что в классную комнату вошел человек, представился учителем (т. е. носителем данного статуса), но повел себя неожиданным образом: расставил туристическую палатку, раскинул книжный лоток или стал дергать девочек за косы. Естественно, что мы имеем дело с поведением, но не ролевым.

Этот человек повел себя не так, как ожидают ученики. Однако человек, никогда в жизни не видевший учителя и ничего не знающий о его правах и обязанностях, странное поведение не сочтет неожиданным.

Он может подумать, что учитель именно так и должен себя вести, что такова его роль. Однако ученики точно знают, какое поведение (какая роль) должно соответствовать статусу учителя.

Итак, сделаем вывод: социальная роль невозможна без таких условий, как ожидания членов группы, функционально связанных с данным статусом, и социальные нормы, фиксирующие круг требований к выполнению этой роли.

Можно сказать, что статус подчеркивает сходство людей, а роль — их различие.
Понаблюдаем за поведением членов ученого совета. Когда они выполняют ритуальные действия, полагающиеся им по статусу, — опускают бюллетень в урну, расписываются в ведомости и т. д., — они похожи друг на друга.

Но стоит нам обратить внимание на то, как они понимают роль члена ученого совета и как ведут себя в соответствии с этим пониманием, и личностные особенности выступят на первый план.

Один считает, что его роль, как эксперта, состоит в критике любых недостатков диссертанта. Другой полагает, что его роль, как старшего товарища, заключается в помощи и поддержке молодого ученого, делающего в науке первые шаги. Третий пришел на заседание отбыть время и формально выполнить свою роль.

Таким образом, роль — индивидуальное поведение в соответствии со своим статусом.

Мы уже сталкивались с понятием «статусный набор», введенным в науку Р. Мертоном. Оно обозначает совокупность всех статусов, принадлежащих одному человеку. Р. Мертону принадлежит и другое, тесно связанное с первым, понятие. Ролевой набор — совокупность ролей (ролевой комплекс), ассоциируемый с одним статусом.

Каждый статус обычно включает ряд ролей. К примеру, статус университетского профессора включает такие роли, как преподаватель, исследователь, наставник молодежи, консультант промышленных фирм и правительства, администратор, клерк, автор научных статей, специалист в своей области знания и др.

Каждая роль из ролевого набора требует особой манеры поведения. Даже две похожие роли профессора — преподаватель и наставник — предполагают разные отношения со студентами.

Первая заключается в соблюдении формальных норм и правил: чтение лекций, проверка курсовых, прием экзаменов и т. д. Вторая является скорее неформальной ролью мудрого советчика, старшего друга.

Соответственно этому у каждой роли свой тип реализации социальных отношений. Отношения профессора в кругу коллег-преподавателей, в среде администрации университета или с такими же, как он, преподавателями совсем не те, что отношения, какие складываются у него со студентами, редакторами журналов или предпринимателями. Таким образом, ролевой набор формирует набор социальных отношений.

Термин «отношения» использован здесь как динамическая характеристика — в значении «вступить в отношения». Просто «отношение», или статическая характеристика, предполагает не взаимодействие двух людей, а всего лишь готовность, предрасположенность к нему.

Такую готовность принято называть установкой.

Итак, обобщим сказанное: параллельно понятию статусного набора применяется понятие «ролевой набор». Оно описывает все виды и все многообразие шаблонов поведения (ролей), закрепленных за одним статусом. Соответственно каждому виду роли соответствует свой тип социальных отношений.

Так уж устроена жизнь, что мы в разной степени отождествляем себя со своими статусами и соответствующими им ролями. Иногда мы буквально сливаемся с ролью: иной столоначальник ведет себя пренебрежительно не только с подчиненными, но с посетителями, домочадцами, прохожими, соседями.

Учительница пытается поучать всех, кто попадается ей под руку. Они переносят стереотип поведения с одного статуса на другие, даже не задумываясь. Почему они ведут себя автоматически? А потому, что слились со своей главной ролью (главным статусом), срослись с ним.

Максимальное слияние с ролью называется ролевой идентификацией, а среднее или минимальное — дистанционированием от роли. От вузовского преподавателя ожидают, что он прийдет на лекцию в строгом костюме и галстуке. Многие так и поступают.

Другие предпочитают свободную одежду — свитер и джинсы. Тем самым они подчеркивают определенную дистанцию с ролью преподавателя и одновременно — сближение со студентами, свидетельствуя своим поведением, что все мы — члены одного общества, коллеги, равные.

Дистанцирование от роли надо отличать от сокращения межстатусной дистанции. Студент и профессор — не только разные статусы, но и разные ранги в статусной иерархии. Профессор стоит выше, студент — ниже.

Когда профессор держится на равных со студентами, он символически сокращает межстатусную дистанцию. Но когда студенты, не чувствуя реально существующей разницы между рангами, переходят на «ты», это называется фамильярностью — неуместно развязным, слишком непринужденным поведением по отношению к старшим по возрасту или превосходящим по статусу людям.

Поскольку последние допускают фамильярность, это свидетельствует об очень низком уровне идентификации человека со своим статусом.

Чем выше общество ценит какой-то статус, тем сильнее степень идентификациии с ним, тем чаще обладатель высокого статуса стремится при помощи символических атрибутов (орденов, медалей, формы, титулов) отличить его от других статусов.

Некоторые роли, а их большинство — пешеход, пациент, покупатель, член профсоюза и т. д., — являются личностно не значимыми для человека.

Их отсутствие или наличие человек воспринимает незаметно. В них не вкладывается частичка души и своего «я». Напротив, другие роли, а их меньшинство, прежде всего те, которые связаны с главным статусом, воспринимаются как часть «я». Их потеря переживается особенно глубоко — как внутренняя трагедия.

Мужчина — производитель материальных благ, кормилец семьи. Потеря работы переживается как крушение личности. У безработного изменяется стиль и образ жизни, отношения с близкими и родными, структура досуга, система ценностей.

Статус безработного вносит серьезные изменения во весь статусный набор. Разрушаются основы ценностного ядра личности — самоуважение и самооценка.

Таким образом, у каждого человека есть своя ролевая система. Но не со всеми ролями человек идентифицирует себя одинаково — с одними (личностно значимыми) больше (ролевая идентификация), с другими (второстепенными) меньше (дистанцирование от роли). Термин «сокращение межстатусной дистанции» описывает характер отношений между двумя и более индивидами — носителями разных, но функционально связанных статусов.

Латинское слово persona, сегодня обозначающее личность, в Древней Греции и Риме обозначало маску актера, на которой крупными мазками — так чтобы видно было с последних рядов огромного амфитеатра — изображался характер или роль: роль злодея, роль шутника, роль защитника угнетенных.

Стало быть, социальная роль и есть маска, в которую облачается человек, попадая на люди. Правда, она может срастись с ней: роль станет неотделимой частью собственного «я». Все зависит от степени идентификации с ролью.

Источник: 
Кравченко А. И., Основы социологии и политологии: учебник для бакалавров. -Москва : Проспект, 2015. - 352 с.
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.