Социальное назначение государства

Государство как социальное явление существует уже не одно тысячелетие. За это время оно показало себя как эффективное средство организации жизни людей. Чем обусловлены его эффективность и долговечность или, говоря другими словами, в чем состоит его социальное назначение?

Во-первых, государство решает общие дела, управляет людьми, проживающими на его территории. Несмотря на то что по своим интересам люди порой отличаются друг от друга, все они хотят, чтобы их жизнь была стабильной, безопасной, комфортной. Государство должно выявить общие интересы своих граждан, приложив максимум усилий для их реализации. Иными словами, задачами государства являются сохранение существующего общественного порядка, а также организация или контроль за выполнением определенных видов деятельности, необходимых для развития общества в целом (оборона, судопроизводство, использование природных ресурсов, обеспечение продуктами питания, здравоохранение и т. п.).

Однако общество неоднородно. В нем, как правило, выделяется экономически сильная и поэтому обладающая гегемонией группа, и поэтому государство прежде всего выражает ее интересы. Организация жизни общества строится на основе интересов этой группы. Но существует и масса общих для всех проблем, решаемых государством. С развитием общества их количество все увеличивается: мир становится более населенным, и люди оказываются все теснее взаимосвязанными. Так, если в древнем мире к числу таковых относились оборона страны, захват чужих территорий, ирригация, борьба с эпидемиями, то в Средние века государство берет на себя и строительство дорог, и культовых учреждений, и отправление религиозных обрядов. Появляется почта, зарождается благотворительная деятельность. В современном мире управленческая роль государства значительно расширилась и в сферу его интересов входят организация транспорта, связи, информационное обслуживание, развитие космонавтики, социальная защита, поддержка науки, культуры, образования, охрана окружающей среды и т. д. Пожалуй, в развитых странах государство сегодня в большей мере выражает интересы всего общества, нежели классовые. Словом, государство из силы, стоящей над обществом, превращается в слугу общества.

Во-вторых, государство является арбитром в разрешении социальных споров (национальных, классовых, религиозных и др.). Политическая элита превращается в примирителя социальных конфликтов: она ищет формулы компромиссов, которые, сохраняя основы социальной системы, отодвигали бы опасность лобового столкновения социальных групп. Посредническая деятельность также не является нейтральной, а направлена на защиту интересов господствующих слоев общества. Но под давлением масс правящая элита, однако, вынуждена заставлять и господствующие группы идти на уступки, умерять свои социальные аппетиты, вследствие чего они могут обвинить ее в «предательстве».

Постепенно развитие экономики приводит к тому, что все большее число людей становятся собственниками, и слой экономически и политически господствующей социальной группы, т. е. тех, кто оказывает наибольшее давление на государственную власть, расширяется. Речь уже идет о появлении так называемого среднего класса, выразителем интересов которого затем и становится государство.

Разрушительный характер для страны носят и конфликты между различными частями самих правящих групп, например между банкирами и предпринимателями. Здесь чаще применяются такие методы разрешения споров, как убеждение, разъяснение, метод аргументов, отсрочек в принятии решений, поЛ скольку в этой ситуации главное — восстановить единство правящих групп. Применением открытого принуждения к одной из сторон добиться этого крайне сложно.

На государственную власть возлагается и обязанность урегулирования внешних конфликтов. Для этой цели требуются умелая организация обороны государства и осуществление дипломатических отношений. Однако элита должна не забывать о внутренней жизни государства и не добиваться победы любой ценой, в противном случае она может быть свергнута, как это было, например, с Николаем II. Но и уступки другим государствам также могут стать причиной потери ее престижа и обвинений в «предательстве национальных интересов».

И наконец, отличающиеся интересы постоянно приводят к конфликтам между отдельными гражданами, организациями, государственными органами. Обязанность их разрешения возлагается в основном на судебные органы.

В-третьих, государство применяет легализованное и легитимное насилие. Легализованность означает соответствие мер принуждения закону. Принуждение может выражаться в наложении уголовного наказания, административных, имущественных и других санкций, разгоне демонстраций, запрете политических объединений и т. п. Право выступает способом, средством легализации принуждения. Легитимность насилия — социологическая категория, означающая степень поддержки применяемых мер населением. Легитимность насилия прямо зависит и от легитимности власти, т. е. признания ее народом законной и обоснованной. И если власть находит поддержку у населения, это означает, что население доверяет ей и применение мер принуждения. Легализованное и легитимное насилие осуществляется, таким образом, от имени всего общества к тем лицам, которые- нарушают правила поведения, установленные законодательством. Легитимность государственного принуждения может быть подтверждена данными общественного мнения, репрезентативных опросов, плебисцитов, голосований, общегосударственных и местных опросов. Для политической элиты принципиально важно установить, насколько государственное принуждение соответствует интересам общества (причем не только его большинства, но и меньшинства). Следует иметь в виду, что оценка легитимности государственного принуждения требует особой осторожности и тщательного анализа, поскольку не исключены и профессиональные подтасовки. Универсальным же критерием определения легитимности государственного принуждения может считаться соответствие его общечеловеческим ценностям.

Государственное принуждение считается мощным средством воздействия на население со стороны правящей элиты. Но оно все же не является всесильным. Известно высказывание Талей-рана, государственного деятеля Франции, что штыки годятся для всего, но сидеть на них нельзя. Следовательно, таким острым оружием, каким является государственное принуждение, пусть даже и легализованное, надо пользоваться очень экономно и осторожно.

Источник: 
Кашанина Т. В., Кашанин А. В. Основы российского права: Учебник для вузов. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство НОРМА, 2003.