Сексуальная норма

Определение критериев сексуальной нормы - достаточ­но сложная задача вследствие тесного переплетения биоло­гических, социальных и личностных факторов, влияющих на половую жизнь человека, а также многообразия связанных с ней индивидуальных отклонений. Зависимость понятия нор­мы от комплекса культурных факторов, религиозных убеж­дений, морально-этических требований, господствующих в отдельных социальных группах или в обществе в целом, при­водит как к чрезмерно широкой трактовке сексуальной нор­мы, так и к неоправданно жесткому ее ограничению, вплоть до полного отрицания самой возможности многообразия сексуального самовыражения личности. Только разработ­ка четких научных критериев сексуальной нормы позволяет провести границу между тем, что следует считать нормаль­ным и здоровым, и тем, что рассматривается как ненормаль­ное, патологическое, а значит, требующее определенной коррекции. Искаженные, неправильные представления о сексуальной норме нередко создают у людей значительные трудности в личной жизни и могут вести к формированию у них сексуальных дисгармоний и дисфункций.

Одним из возможных подходов к изучению этой нор­мы является нозоцентрический (от патологии к норме), в соответствии с которым вначале определяются границы сексуальной патологии, а все половые проявления, не отно­сящиеся к ней, считаются различными вариантами нормы.
 
По определению польского сексолога З. Старовича (1991), к сексуальной патологии относятся такие сексуальные по­требности, а также такое сексуальное поведение, которые затрудняют сексуальное партнерство (как выбор партнера, так и совместную с ним половую жизнь) или приспособ­ление сексуальных предпочтений индивида к морально-культурным нормам поведения и к правовой системе дан­ного общества. Таким образом, сексуальные потребности и действия человека, которые не становятся для него источ­ником указанных затруднений и проблем в половой жизни, должны считаться нормальными.

Немецкий сексолог С. Шнабль (1981) считает, что на понимание нормы в сексологии оказали влияние три основных ее понятия. Первое - норма как некий моральный постулат, этическое требование, то есть своего рода иде­альный образец сексуального поведения, предписанный обществом. Такого рода нормы появлялись и сменялись в процессе исторического развития общества, что зависело от господствующих религий или классов, установившихся культурных и моральных норм. Их объявляли абсолютны­ми и «естественными», хотя порой они противоречили эле­ментарному здравому смыслу. Во втором случае норма - средняя величина, выведенная из частотных характеристик тех или иных сексуальных проявлений. При таком подходе нормальными считаются такие сексуальные проявления, которые встречаются у большей части людей, а к ненор­мальным относят все то, что наблюдается сравнительно редко. Подобный подход до сих пор в значительной мере формирует общественное мнение, способствуя негативной оценке лиц, которые относятся к «сексуальным меньшин­ствам», то есть удовлетворяют свои половые потребности иначе, чем большинство людей. Попытка определить норму через вычисление некого усредненного показателя, проти­воречит признанию за человеком права на индивидуальное самовыражение. Третье понимание нормы, в ее медико-психологическом аспекте, не связано ни с критерием ценности, ни со степенью частоты. Нормальное - это все здоровое, необходимое для хорошего физического и психического самочувствия, хорошей социальной адаптации, независимо от того, как часто или редко оно встречается, в какой степени приближается к идеальному.
 
Многие специалисты выделяют партнерскую и инди­видуальную сексуальную норму. Критериями партнерской нормы являются: 1) парность; 2) гетеросексуальность; 3) половозрелость партнеров; 4) добровольность связи; 5) стремление к обоюдному наслаждению; 6) отсутствие физического и морального ущерба здоровью партнера и других лиц.

В соответствии с этими критериями к партнерской нор­ме могут быть отнесены все формы сексуальной активности, сексуального поведения и сексуальных действий, ко­торые имели место между двумя зрелыми лицами разного пола, принимаются ими обоими и направлены на обоюдное наслаждение, которое не вредит их здоровью и не наруша­ет норм общежития. Характер конкретных форм сексуаль­ного поведения и действий партнеров не имеет при этом решающего значения, поскольку за человеком признается право поиска собственных, индивидуальных путей к поло­вому удовлетворению. Попытки ограничить человека в выборе сексуальных действий жесткими рамками предпи­саний и догм, игнорируя его потребности, нередко приво­дят к неудачам в интимной близости, конфликтам, прово­цируют развитие сексуальных нарушений и невротических расстройств. Перечисленные критерии партнерской нормы достаточно условны (например, требование разнополости партнеров). Вместе с тем они позволяют вполне адекватно оценить интимную связь по важнейшим параметрам, ха­рактеризующим уровень взаимоотношений между сексу­альными партнерами.

Рассматривать границы сексуальной нормы и патоло­гии можно и с позиции значения половой сферы для чело­века в самом широком ее понимании. При таком подходе к сексуальной норме относится потенциальная способ­ность выполнять все три основные функции сексуально­сти: биологическую (оплодотворение), психологическую (наслаждение, удовлетворение) и социальную (реализация потребности в межчеловеческих контактах). Затруднения или невозможность реализации человеком любой из этих функций определяют выраженность у него отклонений от нормы в сторону сексуальной патологии.

Поскольку партнерская норма достаточно полно раз­граничивает сексуальную норму и патологию в психологическом и социальном аспектах, выделяют также индивидуальную норму, характеризующую биологический компонент сексуальности. Так, польский сексолог Ю. Год­левский считает, что для взрослого человека нормальными являются такие формы сексуального поведения, которые, во-первых, по непреднамеренным причинам не исключа­ют либо резко не ограничивают возможность осуществ­ления полового акта, способного завершиться зачатием; во-вторых, не характеризуются стойкой тенденцией избе­гания половых сношений в силу наличия у индивида сек­суальных дисфункций или грубых нарушений психосек­суального развития. Приведенная индивидуальная норма сформулирована как дополнение к партнерской норме. Необходимо выделить еще два важных критерия инди­видуальной нормы: возрастной и конституциональный. В первом случае необходимо соотносить сексуальные по­требности конкретного человека с его возрастом и общим состоянием здоровья. Очевидно, что норма для одного и того же мужчины в 25 и 60 лет будет совершенно различна, поскольку интенсивность сексологических проявлений с возрастом постепенно снижается. Известно, что индиви­дуальная половая активность мужчин и женщин колеблет­ся в очень широком диапазоне. Например, предельный по интенсивности ритм половой жизни для одного мужчины может вызвать у другого явления сексуальной абстинен­ции и будет оптимальным для третьего. Такой разброс в уровне сексуальных потребностей людей прежде всего связан с различиями в половой конституции. Поэтому при оценке индивидуальных норм следует исходить из потен­циальных сексуальных возможностей данного человека, а не из среднестатистических показателей. В этом случае условно-физиологический ритм половой жизни (2-3 раза в неделю) будет считаться совершенно нормальным в пер­вый год супружества для мужчины 20-30 лет, имеющего слабую половую конституцию, но вряд ли будет соответст­вовать его индивидуальной сексуальной норме при высо­ких конституциональных параметрах. Подобные несоот­ветствия реальной сексуальной активности человека, его половой конституции нередко обусловлены сексуальными дисгармониями в супружеской паре и требуют психотера­певтической коррекции.

Индивидуальная и партнерская нормы тесно связаны между собой. Например, сексуальные дисфункции у од­ного из партнеров часто затрудняют либо делают невоз­можным половое удовлетворение другого партнера, что постепенно вырабатывает у него негативное отношение к сексуальным контактам с данным человеком, нарушая та­ким образом критерии партнерской нормы. С другой сто­роны, абсолютно нормальные сексуальные потребности мужчины и женщины невозможно адекватно реализовать при наличии конфликтных взаимоотношений между парт­нерами. Однако столь жесткое влияние индивидуальной и партнерской норм друг на друга встречается не всегда. Так, наличие сексуальных дисфункций у одного или обоих партнеров, нарушающих критерии индивидуальной нормы, может оказаться для данной пары вполне приемлемым и не препятствовать гармоничному партнерскому союзу.

Клиническое понимание сексуальной нормы охватыва­ет широкий круг сексуальных действий и форм поведения, которые условно можно подразделить на три категории нормы: оптимальную, принятую и терпимую. К оптималь­ной норме следует отнести сексуальные действия и формы поведения, которые благодаря своим особенностям наибо­лее желательны с индивидуальной и социальной точек зре­ния. Именно по этой причине их можно пропагандировать в виде модели для воспитания. К принятой (признаваемой, приемлемый) норме относятся такие сексуальные действия и формы поведения индивида, которые хотя и не являются оптимальными, не мешают ему налаживать межличностные и сексуальные контакты, поскольку не вызывают у партне­ра принципиальных возражений. К терпимой (толерант­ной) норме следует отнести такие сексуальные действия и такое поведение, оценка которых может быть различной с точки зрения нормы или патологии и зависит от личност­ного, ситуационного и партнерского контекста. Сюда от­носятся такие формы сексуального поведения, которые ограничивают возможности гармоничного подбора парт­нера и установления с ним тесных взаимоотношений. Од­нако эти ограничения не имеют абсолютно патологическо­го характера, поскольку соответствующий (хотя и намного более трудный, чем при оптимальной и принятой нормах) сексуальный выбор может обеспечить гармоничную половую жизнь партнерской пары. Все три указанные выше категории нормы причисляются к сексуальной норме в кли­ническом понимании, то есть не требующей какого-либо лечения. Иначе обстоит дело с точки зрения педагогики, в которой нормой считается только оптимальный вариант, в крайнем случае - приемлемый, в то время как сексуаль­ные действия и формы поведения в рамках терпимой нормы могут рассматриваться как нежелательные и выходящие за рамки морально допустимых.

Все приведенные критерии касаются в основном по­требности в разрядке сексуального напряжения, тогда как в границы полной, широко понимаемой сексуальной нормы обязательно включается и удовлетворение потребности во в не сексуальных контактах с любимым человеком. Таким образом, сексуальные отношения тем больше приближа­ются к норме, чем сильнее они укрепляют и гармонизиру­ют связь партнеров. Все это свидетельствует об относи­тельности понятия сексуальной нормы и о необходимости рассматривать ее с учетом всего многообразия отношений между партнерами, а не только через призму их интимного взаимодействия.
 

Источник: 
Доморацкий В. А., Медицинская сексология и психотерапия сексуальных расстройств. - М.: Академический Проект; Куль¬тура, 2009. - 470 с.
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.