Россия во второй половине XVII - первой трети XVIII в.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ. Во второй половине XVII в. в экономике существенных изменений не происходило. Сельское хозяйство по-прежнему было сосредоточено в зоне рискованного земледелия, что сдерживало отделение ремесла от земледелия и консервировало натуральное хозяйство. Кроме того, в середине XVII в. крестьяне были окончательно закрепощены, что лишило их стимула к труду. Крепостные во второй половине XVII в. составляли почти 70 % населения. По большей части они проживали в Нечерноземье. Остальные крестьяне были свободными, но жили в северных районах страны и в Сибири, где могли заниматься в основном охотой и рыболовством.

Благодаря развитию рыночных отношений начала развиваться экономическая специализация отдельных районов страны: Москва стала крупным ремесленным центром, в Поморье традиционно добывали соль, на западе страны изготавливали лен и пеньку. Однако технология оставалась рутинной — и производительность труда не росла.

Что касается промышленности, то в эти десятилетия в стране начали возникать помещичьи мануфактуры. Производства в своих имениях организовали бояре Морозовы, Милославские, Одоевские и др. Однако эти мануфактуры не стали сколько-нибудь существенным фактором развития экономики. Иностранных инвестиций в русскую промышленность практически не поступало, а собственных средств не было ни у купцов, ни у государства.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

Тяжелая экономическая ситуация многократно усугублялась сложным внешнеполитическим положением.
К середине XVII в. придворные круги стали воспринимать страну как великую европейскую державу. Правительство создало чуть ли ни самую большую армию Европы. Однако активизация внешней политики не соответствовала социально-экономическим возможностям страны. Содержание армии оказалось трудным делом: она поглощала более 60 % государственного бюджета.

В первой половине XVII в. внешнеполитические планы России сводились к возвращению Смоленска, находившегося под властью Польши. Между тем в 30-е гг. на Украине началась борьба запорожских казаков за расширение своих прав. Украина входила в состав Польши, и казаки выступали в роли пограничников, получая за это относительно регулярное вознаграждение. Население казацких районов росло за счет беглых крестьян, а численность казацких частей оставалась неизменной — 20 тыс. Часть казаков ориентировалась на Польшу, другую часть устраивал переход Нижней Украины в состав Турции. Однако была еще одна часть, видевшая лучшую долю в союзе с Москвой.

Поводом к войне России с Польшей стала начавшаяся в 1647 г. освободительная борьба украинцев, которую возглавил новый гетман Богдан Хмельницкий. В 1653 г. он обратился с просьбой к русскому правительству о включении Левобережной Украины в состав России. В том же году в Москве был созван Земский собор, на котором «бояре и думные люди приговорили, чтоб великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Русии изволил… все Войско Запорожское з городами их и з землями принять под свою государскую высокую руку».

В то время Польша переживала социально-политический кризис. Это открывало перед Россией определенные перспективы. Поэтому в январе 1654 г. Россия выдвинула на Украину 100-тысячную армию и относительно быстро достигла значительных успехов.

Ослаблением Польши попыталась воспользоваться Швеция. В 1656 г. она вторглась в ее прибалтийские земли. Усиления влияния Швеции в данном регионе Москва не хотела. Это осложнило бы борьбу России за выход к Балтийскому морю. Поэтому пришлось быстро заключить мир с ослабленной Польшей. В том же году Алексей Михайлович в московском Успенском соборе под звон колоколов объявил Швеции войну. Однако на борьбу с новым противником удалось собрать лишь 10-тысячный корпус. Последующие два года войны привели к истощению материальных и людских ресурсов страны.

В 1658 г. возобновилась война с Польшей. Быстро и победоносно ее завершить не удалось. Войска голодали и разбегались. То прекращаясь, то возобновляясь, война протянулась до 1667 г. Россия вернула Смоленск, включила в свой состав Левобережную Украину и находившийся на правом берегу Киев.

Усиление русских позиций на Украине не устраивало Османскую империю. Она миновала период расцвета, но все еще обладала значительной мощью. В 1677 г. Турция собрала армию в 119 тыс. человек и объявила России войну. Россия смогла направить на театр военных действий 80 тыс. человек. К 1681 г. удалось добиться признания Османской империей перехода Киева под юрисдикцию России.

В том же году сложилась антитурецкая коалиция, в которую вошли империя Габсбургов, Венецианская республика и Бранденбургское княжество. Россия примкнула к ней, потому что хотела прекратить опустошительные набеги крымских татар, за спиной которых стояла Турция.

Первый поход против крымского хана удалось организовать лишь в 1687 г. В степь тогда двинулось 100-тысячное войско под командованием В. В. Голицына. Из-за отсутствия воды в выжженной татарами степи поход пришлось остановить. Тем не менее правительство царевны Софьи (1682–1689) признало поход успешным и наградило его участников. Следующий поход был организован в 1689 г. под руководством того же Голицына. На этот раз в русском войске насчитывалось 112 тыс., а вместе с союзниками украинцами — более 130 тыс. человек. Хотя армия и не достигла поставленных целей, Крымское ханство было значительно ослаблено. 

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕХАНИЗМ

Монархия.  Политический строй этого периода представлял собой систему, во главе которой стоял монарх. Все остальные политические институты (Земские соборы, Боярская дума) к середине XVII в. утратили властные полномочия. Даже власть церкви оказалась подорванной.

В то же время при слабых (по характеру и здоровью) царях государственная власть редко использовала насилие в ходе решения внутренних вопросов.

Алексей Михайлович (1645–1676).  В 1629 г. у Михаила родился сын Алексей. С пяти лет его начали обучать грамоте. Среди детских игрушек у него был конь «немецкого дела», «немецкие печатные листы» (гравюры). По мере взросления наследнику начали дарить книги.

Этот царь в глазах современников представал идеальным правителем. Как человек он оказался на редкость приятным. Взгляд царя никого не пугал. Обычно критично настроенные по отношению к России иностранцы отзывались о нем с восторгом. Алексей Михайлович ослабил традиционное напряжение, царившее при дворе в отношениях монарха и придворных. Он шутил с ними, знал о домашних делах многих сановников. Был набожным и добродетельным, ходил по тюрьмам и раздавал милостыню, иногда выкупал должников. Он был одним из самых образованных русских людей своего времени: знал иностранные языки, разбирался в философии, любил и понимал духовную музыку. При нем в России появились газета, театр и балет. О ценностной ориентации этого царя говорит его покровительство монаху Симеону Полоцкому. Алексей Михайлович выписал его из полоцкого Богоявленского монастыря и сделал воспитателем своих детей. Симеон Полоцкий был сторонником западноевропейского просвещения, написал несколько сборников стихов и драматических пьес. Именно он сформировал мировоззрение будущего царя Федора и правительницы Софьи.

Окончательно оформление крепостного права, прикрепление посадских к своим посадам, лишение церкви финансовых привилегий произошло именно в царствование Алексея Михайловича. Однако это была не его личная политика (царь государственными делами всегда тяготился), а общеисторический процесс, который шел сам по себе. Одним из следствий этого процесса стал резкий рост числа крестьян и холопов, уходивших искать вольную жизнь на Дон и пополнявших число донских казаков.

Федор Алексеевич (1676–1682).  Федор имел такой же спокойный характер, как и его отец. Правда, во многом это определялось его слабым здоровьем: молодой царь был «хилого телосложения», он даже ходил, опираясь на палку. Вероятно, поэтому Федор в детстве не столько резвился в кругу сверстников, сколько внимательно слушал своих учителей. В результате он выучил польский язык и латынь, любил музыку, чтение книг, интересовался иконописью и прикладным искусством мастеров Оружейной палаты, даже сочинял стихи. В 1680 г. он сам выбрал себе жену: не знатную, но образованную дочь смоленского шляхтича. Впервые с этого момента при русском дворе стали брить бороды и носить западноевропейскую одежду. В отличие от своего отца, он управлял страной сам. На бояр решение государственных задач не перекладывал. Вступив на престол в 1676 г., он простил народу недоимки, облегчил налоговое бремя. Земли и крестьян своим приближенным в качестве подарков не раздавал. Знал, что воеводы грабят и воруют, приказные живут на взятки, но старался искоренить зло без насилия. Федор стремился усовершенствовать приказную систему повышая персональную ответственность руководителей приказов и ликвидируя дублирующие приказы. Он поддерживал талантливых администраторов, начал военную реформу, отменил местничество. Однако его царствование продлилось всего шесть лет.

Петр I (1682–1725)  — одна из наиболее ярких личностей в тысячелетней истории России. Петр оставил в ней столь яркий след, что споры о нем и итогах его царствования начались сразу после смерти государя и продолжаются до сих пор. Проблема петровских преобразований из конкретно-исторической давно превратилась в политическую: на основе оценки эпохи Петра предпринимаются попытки определить правильность исторического пути России и направление ее дальнейшего развития. Такая полемика велась между западниками и славянофилами, норманистами и антинорманистами, народниками и марксистами. Неоднозначны оценки деятельности Петра Великого и у современных историков.

Петр был 14-м ребенком царя Алексея Михайловича. В детстве определяющее влияние на становление характера Петра оказывала мать — Наталья Кирилловна Нарышкина. Родители в детстве отдали ее на воспитание в семью родственника, боярина, дипломата А. С. Матвеева. Наталья росла в окружении иноземных вещей, в полузападном быту. Свои привязанности она сохранила и после венчания, поэтому детство Петра прошло в такой же среде.

Когда маленькому Петру исполнилось четыре года, он лишился отца, в 10 — потерял сводного старшего брата — 20-летнего царя Федора. В результате мальчик неожиданно для себя оказался в эпицентре борьбы придворных группировок. В апреле 1682 г. Петр был избран царем, а уже в мае родственники первой жены его отца — Милославские — с помощью стрельцов совершили переворот. На глазах Петра стрельцы убили близких ему людей. Ребенок был настолько потрясен резней, что у него на всю жизнь остались конвульсии головы и лица.

Будучи официально царем, Петр вместе с матерью и сестрой был отправлен в подмосковный Преображенский дворец, где жгучее чувство ненависти к Милославским и особенно к сводной сестре Софье постепенно перерастало в отрицание московского мира, который они символизировали. Разрыв с кремлевскими традициями происходил и потому, что положение опального царя освобождало его от придворного этикета. Петр не получил регулярного православного образования, что могло бы его духовно связать со стариной. Отрочество Петра протекало в общении с его дворовыми людьми (сокольничими, спальниками, конюхами) и иностранцами из Немецкой слободы. В слободе он познакомился с протестантизмом, основанным на прагматизме и личном успехе. Именно этот круг и стал альтернативой кремлевскому укладу жизни.

Взяв управление страной в свои руки, Петр начал ставить такие сложные задачи, для выполнения которых потребовалось усилить и без того тяжелое давление на подданных. Он в полной мере воспользовался возможностями того деспотического политического режима, который сложился при его предшественниках. Вся его титаническая деятельность была направлена на достижение единственной цели — сделать Россию сильной и могучей. Утверждение о его стремлении европеизировать Россию является результатом ошибочного восприятия его реформ, в ходе которых использовался европейский опыт. Петр не отличался слепым преклонением перед Западом. Набирая за границей инженеров и офицеров, он всегда стремился как можно быстрее заменить их своими, русскими. Со слов одного из сподвижников Петра А. И. Остермана, свое отношение к Европе государь однажды выразил так: «Нам нужна Европа на 10–15 лет, а потом мы повернемся к ней задом». Основной целью великого реформатора всегда оставалось величие России. В обращении к войскам перед Полтавской битвой Петр заявил: «А о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога, жила бы только Россия в славе и благоденствии».

С точки зрения методов достижения поставленных целей эпоха Петра Великого представляла собой логическое продолжение предшествующего периода. В российской социальной системе только власть была единственным источником развития. Петр в максимальной степени использовал предоставленные этой системой возможности — насилие государства над обществом.

Если по Соборному уложению 1649 г. смертная казнь предусматривалась в 35 случаях, то по петровским «Воинским артикулам» — в 122. Причем царь не просто юридически оформил возможность массовых наказаний, но и постоянно их поощрял. Практически все его указы заканчивались угрозами наказаний в случае неисполнения.
Содержание власти.  При Петре черты частноправового характера полностью заслоняются публичным значением верховной власти.

Иван Грозный в полемике с князем Андреем Михайловичем Курбским старался охарактеризовать сущность организации верховной самодержавной власти. Однако в его характеристиках видны еще следы частновладельческих воззрений. Петр Великий в «Воинских артикулах» дает такое определение верховной власти: «Его величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять». Эти изменения были осознаны уже в то время, хотя проявились не в теоретическом обосновании, а в форме титула: «царь» был заменен «императором».

Центральные государственные органы. Боярская дума.  До конца XVII в. ближайшим окружением монарха были представители титулованной знати, входившие в Боярскую думу на основе местнического старшинства. Общей тенденцией политических отношений во второй половине XVII в. являлось завершение устранения с политической арены всех субъектов, кроме государства. Поэтому новые принципы формирования государственного аппарата были лишь вопросом времени. В 1681 г. закончилась не совсем удачная война с Турцией. В ходе подведения ее итогов на специальном совещании его участники признали, что местнические споры в ходе войны сказались на ней весьма пагубно. Поэтому в январе 1682 г. разрядные книги были сожжены. Принцип комплектования государственного аппарата на основе местничества заменился учетом опыта и заслуг.

Боярская дума была распущена Петром I, ее функции в 1701 г. переданы Ближней канцелярии, в которую входили руководители основных приказов (до восьми человек). Вначале они анализировали работу приказов в целом, а затем сконцентрировались на составлении бюджета страны. После учреждения коллегий функции Ближней канцелярии были переданы Ревизион-коллегии.

Коллегии.  В начале политической деятельности Петр приступил к созданию новых приказов. Так, в 1689 г. был создан Преображенский приказ, в 1696 г. — Адмиралтейский, в 1699 г. — Бурмистрская палата, отвечавшая за налоговые поступления, промышленность и торговлю. К 1718 г. уже насчитывалось 44 приказа, функции которых не были точно определены и часто дублировались.

В 1718–1721 гг. вместо приказов Петр I создал девять коллегий: иностранных дел, казенных сборов, юстиции, ревизионную (бюджетную), военную, адмиралтейскую, коммерц-коллегию (ведавшую торговлей, главным образом внешней), штатс-контору (которая отвечала за ведение государственных расходов), берг-мануфактур-коллегию (занимавшуюся горнорудной и металлургической промышленностью).

В отличие от приказов, компетенция коллегий была строго очерчена Генеральным регламентом 1720 г. Каждая коллегия имела местные органы в регионах.

После реформы государственный аппарат стал более простым и гибким в управлении.

Сенат.  В 1711 г. Петр I учредил Сенат. В противоположность прежней думе его состав комплектовался не из представителей родовитой аристократии, а из людей, попавших в окружение царя благодаря личным заслугам в деле проведения реформ. В компетенцию Сената входили судебная, внешнеторговая и кредитная деятельность, финансовый и налоговый контроль. Сенат проводил предварительное рассмотрение материалов, которые потом ложились на стол царю, осуществлял назначения на ключевые должности в государственном аппарате. При Сенате была учреждена должность фискалов. В их обязанности входил негласный контроль за работой всех государственных учреждений, выявление взяточничества и хищений среди должностных лиц.

Отношение к церкви.  Еще в XVI–XVII вв. в отношении государства к церкви сформировалась четкая тенденция: стремление вытеснить ее с политической арены. Петр I продолжил эту политику. Он был верующим человеком, но в лице церковных иерархов молодой царь не только не обнаружил преданных помощников, но натолкнулся на скрытое, а то и открытое противодействие. До 1700 г. патриарший престол занимал тихий и аполитичный Адриан. Когда он скончался, царь не стал торопиться с назначением нового патриарха. На место усопшего он посадил «местоблюстителя патриаршего престола», исполнявшего указания Петра. Был установлен «Временный порядок управления церковью», растянувшийся на 20 лет. «Велико и сие, — писал Петр I в „Духовном регламенте“, — что от соборного правления не опасатися отечеству мятежей и смущения, яковые происходят от единого собственного правителя духовного… Простой народ не ведает, яко развствует власть духовная от самодержавной, но, высочайшего пастыря честью и славою удивляемый, помышляет, что таковой правитель есть тот второй государь, самодержцу равносильный или и больше его». В 1721 г. Петр принял решение сделать церковь частью государственного аппарата — и на месте патриаршества появился Святейший правительствующий синод, управляемый светским чиновником. Подчинение церкви государству завершилось.

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

К середине XVII в. на политической арене фактически остался один субъект — государство. Поэтому ни о какой политике как сфере выражения интересов определенных сословий, групп и слоев применительно ко второй половине XVII в. говорить не приходится. Не имея каких-либо политических оппонентов, государство в лице Петра I довело свою власть до предела.

Разрастание власти государства до масштабов восточного деспотизма, юридическая возможность насилия совершенно не обязательно должны были проявляться в государственном терроре, как это было во времена Ивана Грозного. Все зависело от конкретных исторических обстоятельств, характера царя и его окружения. Если первые цари новой династии Романовых эту возможность не использовали, то Петр I эксплуатировал ее в полной мере.

Дворяне.  Петр I перевернул весь быт дворян. Он начал с того, что в 1698 г. самолично обрезал бороды приближенным. В 1700 г. последовал приказ о запрете носить длинную одежду, вместо которой следовало облачаться в платья венгерского, саксонского и французского кроя (их образцы были выставлены у ворот Кремля). В 1717 г. по приказу Петра (и, возможно, при его непосредственном участии) было составлено руководство по правилам хорошего тона «Юности честное зерцало, или Показания к житейскому обхождению». Отныне дворяне должны были демонстрировать изысканные манеры и респектабельность. Для «развития вкуса» царь организовал ассамблеи (дворянские собрания по образцу европейских), куда первоначально заставлял ходить приближенных с женами.

Набор в дворяне из неслужилых слоев был запрещен указами 1639 и 1652 гг., что было повторено указами 1675 и 1678 гг. Однако указом 1722 г. Петр перечеркнул прежнюю политику. Официально он сделал это в 1722 г. Табелью о рангах (законом о порядке государственной службы). Петру было важно привлечь к службе активных людей различных слоев населения. Все военные, статские и придворные должности были разделены на 14 классов, каждому из которых приписывался чин. Лица, получившие чины XIV–IX классов, приобретали личное дворянство, а дослужившиеся до VIII чина — уже дворянство потомственное. То есть дворянство теперь можно было выслужить. Продвижение по службе зависело не от знатности, а от служебной годности. Причем службу Петр повелел начинать с низших чинов.

Бессрочную службу дворян царь сделал более суровой. Молодых дворян он регулярно призывал на смотры, которые зачастую проводил сам. Например, в 1704 г. Петр пересмотрел более 8 тыс. недорослей, вызванных в Москву из всех уездов. Среди них оказались более 500 «знатных персон»: молодые князья Голицыны, Черкасские, Хованские, Лобановы, Ростовские и др. Все они пошли служить в гвардейские полки солдатами.

В случае уклонения от смотра дворян все равно забирали на службу, но одновременно конфисковали их имущество. Так, в 1711 г. в Киевской губернии 53 офицера, не явившиеся после отпуска в полк, были лишены поместий, а их жены с детьми выселены. В соответствии с указом от 11 января 1722 г. неявившихся на смотр подвергали шельмованию, то есть объявляли вне закона: отныне всякий мог его ограбить и даже убить. Например, крепостному, обнаружившему дворянина, скрывающегося от службы, полагалась половина его имущества.

В 1722 г. во время переписи населения в Великолукской провинции по подозрению в укрывательстве от переписи людей (чтобы в будущем не платить за них налоги) 11 дворян были подвергнуты пытке, один из них скончался. Таким же образом проводилась перепись по всей стране.

Петр I заставил всех недорослей учиться, но при этом запретил оставаться в школе после 15 лет. Далее начиналась практика солдатом в гвардии или чиновником в коллегии.

Крестьянство.  Петр рассматривал крестьян исключительно как налогоплательщиков.

В XV–XVII вв. единицей налогообложения считалась условная соха. Ее размеры зависели от качества обрабатываемой земли и от того, кому эта земля принадлежала. Ради увеличения числа налогоплательщиков в 1679 г. было введено подворное налогообложение, то есть система, при которой облагающейся налогом единицей стал двор. После этого в налогоплательщики попали люди, не занимавшиеся крестьянским трудом.

Чтобы уменьшить налоговое бремя, бедные семьи и одинокие крестьяне договаривались и селились в одном доме. В ответ на эту уловку Петр I повелел в 1718 г. брать налог с каждой мужской крестьянской души, чем расширил число налогоплательщиков. Размер налога определялся не хозяйственными ресурсами, а финансовыми потребностями армии.

Для предотвращения уменьшения числа налогоплательщиков Петр ввел паспортную систему. Отныне каждый крестьянин, уходивший на заработки на расстояние более 30 верст от своего дома, должен был иметь паспорт с указанием срока возвращения. Эта система более чем на 100 лет затруднила формирование рынка свободной рабочей силы.

Фактически Петр распространил крепостное право на все слои населения. Раньше холопы налогов не платили, поскольку считалось, что они работают в доме. Согласно традиции после смерти помещика холопы становились вольными людьми. Петр перечеркнул и эту традицию. Для увеличения налоговых поступлений в казну он поставил на одну ступень крепостных крестьян и холопов.

Вообще львиная доля финансовых нововведений ложилась на плечи крестьян. За годы царствования Петра прямые налоги увеличились в 2,6 раза. Постоянно вводились новые косвенные налоги: на рыбную ловлю, бани, ульи, питьевую воду, шкуру лошади, дрова, печи с трубой, кровати, грибы, свечи, гробы, заключение брака, рождение детей, похороны и т. д. Объявлялась государственная монополия на соль, табак, деготь, смолу, сало, рыбий жир и др. Причем для выбивания налогов была введена система доносительства: доносчику полагалась 1/3 имущества провинившегося.

Духовенство.  По мысли Петра, обладавшая гигантскими земельными угодьями церковь совершенно неправильно использовала свои доходы. Поэтому государь заставил монахов предоставлять приют больным, ухаживать за стариками, строить школы. Он возродил Монастырский приказ, который фактически разорил подведомственные монастыри. Проповеди священников в царствование Петра приняли откровенно политический характер: отныне требовалось восхвалять членов императорской семьи. Для «безместных» (не имевших прихода) священников и их детей царь с 1705 г. взамен службы в армии ввел денежный сбор. В 1722 г. он установил жесткие правила вступления в духовное сословие. Так, из дворян разрешалось принимать в него только младших детей и лишь по достижении ими 40 лет.

Насилие Петр считал важнейшим средством достижения поставленных целей. По его мнению, только таким образом он мог ввести то, что не вызревало в России естественным путем. «С другими европейскими народами, — объяснял он в ответ на упреки в излишней жестокости по отношению к стрельцам в 1698 г., — можно достигать цели человеколюбивыми способами, а с русскими не так; если бы я не употреблял строгости, то бы уже не владел Русским государством и никогда не сделал бы его таковым, каково оно теперь. Я имею дело не с людьми, а с животными, которых хочу переделать в людей».

КУЛЬТУРА

Принципиальных изменений в отношениях между обществом и властью не происходило, поэтому и существенных различий в культуре XVI и первой половины XVII в. не было. Однако культура второй половины XVII в. начала приобретать специфические черты. Во-первых, это связано с развитием городской жизни, где можно было проявить определенную самостоятельность, а во-вторых — с ощутимым ростом влияния Европы на русскую культуру, вызванного присоединением к России больших территорий Речи Посполитой в ходе войны за Украину в 1654–1667 гг. Кроме того, расширились дипломатические отношения России с европейскими странами: много иностранцев приезжало в Москву, участились и поездки в Европу русских. В крупных торговых центрах появились даже целые иноземные слободы.

Влияние Европы ускорило созревание новых тенденций русской культуры. Началось так называемое обмирщение культуры, то есть возникновение параллельно церковным традициям светских направлений, жанров и стилей. Первое направление являлось национальным. Второе было результатом сближения с Европой.

Быт.  Принципиальных изменений в быту основной массы населения на протяжении XVII в. не происходило. Хотя разрыв в уровне жизни между посадскими и боярами увеличивался, что, несомненно, вызывало недовольство первых. Несмотря на это, русское общество оставалось значительно более монолитным, чем западноевропейское.

И. Е. Забелин указывал на количественный, а не качественный характер таких отличий: быт бояр или горожан в своей основе был одинаков. Крестьянин жил в избе-клети, а боярин — в хоромах, по сути бывших комбинацией таких же срубов-клетей. Одежда знати шилась из дорогих тканей, но покрой ее напоминал крестьянское платье. На пирах царя развлекали скоморохи, потешавшие и простых горожан. Это создавало условия для общности эстетических идеалов разных социальных слоев. В духовной (церковной) системе ценностей представители власти и подданные находились в одинаковом положении.

Грамотность.  Обучаться грамоте (что означало не работать какой-то период) имели возможность дети дворян, посадских людей и, конечно, священников. Учили прежде всего элементарной азбуке по печатным и рукописным азбуковникам.

Первая общеобразовательная школа была учреждена патриархом Филаретом при Пудовом монастыре в 1633 г. В 1649 г. боярин Ф. М. Ртищев открыл богословскую школу при Андреевском монастыре. В 1665 г. такую же школу основал при Спасском монастыре писатель и публицист Симеон Полоцкий. С 1687 г. начались занятия в Славяно-греко-латинской академии. В стенах этих учебных заведений на место безусловной веры стремились поставить понимание окружающей действительности, объяснение ее с рационалистических позиций.

К распространению грамотности общество подталкивали социальные потребности. Поэтому количество грамотных людей увеличивалось не только в церковной и боярской среде, но и среди посадских. Например, в 80-е гг. XVII в. около 24 % населения московского посада умели читать и писать. За вторую половину века Московский печатный двор напечатал 300 тыс. букварей, и все они были раскуплены.

Фольклор.  Широкое хождение в народе имели сказки, былины о богатырях киевской поры, исторические песни о царевне Ксении, полководце Скопине-Шуйском, Ермаке Тимофеевиче, об Азовском сидении.

Литература.  Произведения, созданные до XVII в., литературой в полном смысле не являлись, поскольку в них отсутствовали ее важнейшие признаки — авторство и вымысел. Поэтому временем возникновения литературы фактически следует считать XVII в., а предпосылками — происходившие в обществе изменения.

Если в прежние века основными читателями, слушателями и заказчиками являлись князья с их приближенными и церковные иерархи, то распространение образования и рост численности горожан привели к формированию новой социальной среды со своим мировоззрением и духовными потребностями.

Разумеется, новая сфера духовной жизни и творчества не могла возникнуть одномоментно. Поэтому по-прежнему доминировали такие жанры, как жития, воинские повести, исторические хроники, но и они были уже пропитаны новыми взглядами и идеями.

То, что не могло трансформироваться, например летописи с их религиозно-назидательным смыслом, уходило в прошлое. То, что наполнялось новым содержанием, получило импульс к развитию. Так произошло с житиями, которые писались конкретными людьми («Житие Юлиании Лазаревской», «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное»). Житие протопопа написал он сам, а житие Юлиании — ее сын. Авторство давало возможность ввести в тексты произведений чувства, переживания и бытовые детали.

Секуляризация литературы привела к появлению новых героев. Если ранее ими были религиозные подвижники, князья или защитники земли русской, то теперь возник интерес к простым людям.

Какой бы сильной ни была власть, даже в тех условиях рождались и жили инициативные, энергичные и активные натуры, добивавшиеся поставленных целей («Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков», «Новая повесть о преславном Российском царстве и великом государе Московском», «Слово о бражнике»). Кротость, лень, пассивность и бездеятельность стали осуждаться. Иными словами, литература отстаивала новые — демократические и мирские — ценности.

Появилась даже любовная лирика («Повесть о Тверском отроче монастыре», «Повесть о Ерше Ершовиче», «Калязинская челобитная»).

Возникла сатира («Повесть о Шемякином суде», «Служба кабаку», «Сказание о попе Саве», «Повесть о бражнике», «Сказание о куре и лисице», «Азбука о голом и небогатом человеке», «Калязинская челобитная»). В этих произведениях высмеивались продажный приказной люд, забывший о своем долге, погрязшие в грехе монахи, да и просто богатые люди, забывшие об обездоленных и несчастных. Авторы явно симпатизируют «простым и неименитым людям»; даже беспутные, грешные пьяницы и бродяги вызывают у них симпатию («Слово о бражнике»). Сатира представляла собой попытку городских низов привлечь внимание слушателей и читателей к своей безысходной жизни и тоскливой повседневности.

Изобразительное искусство.  Правила иконописной композиции исключали возможность превращения иконописцев в художников. Церковный собор 1551 г. запретил нарушать общепринятые трафареты. В то же время в отношении царей, бояр и церковных иерархов было сделано исключение. В результате возник новый стиль, получивший название «парсуна» (от латинского «персона»). Это был портрет, написанный в технике иконописи. Одной из наиболее ранних парсун стало изображение князя М. В. Скопина-Шуйского (ок. 1630).

Наметились робкие попытки выхода за рамки консервативной технологии написания икон, фресок и книжных миниатюр: в них появились элементы быта (бытийное письмо). Расширялась их тематика. Увеличивался удельный вес светских сюжетов. За счет использования светотеней иконописцы стали достигать эффекта объемности. На втором плане все чаще прорисовывался интерьер — «нутровые палаты». Конечно, иконописцы еще не умели анатомически правильно изображать человека. О правилах перспективы они тоже не ведали, поэтому линии пола и потолка у них часто или не видны, или деформированы. Вместе с тем в их произведениях уже заметно стремление соотнести фигуру человека с окружавшей обстановкой, более четко прописать детали одежды, выразить эмоции на лице.

На церковном соборе 1668 г. иерархи вновь попытались поставить преграды на пути трансформации иконописи в искусство — они дружно выступили против отклонений от канонов. Однако остановить обмирщение живописи было уже невозможно.

С 1664 г. иконописной мастерской Оружейной палаты руководил Симон Ушаков (1626–1686). Библейские сюжеты для него были лишь поводом для изображения реальной жизни. Он уже знал анатомию, владел светотенью. Герои его икон и парсун вполне телесны, объемны. В трактате «Слово к люботщателям иконного писания» он, по существу, отказался от иконописных традиций. Искусство, по его мнению, должно доставлять эстетическое наслаждение яркостью красок. Его разрыв с консервативными традициями прежде всего проявился в изображении человеческого лица.

С присоединением в XVII в. украинских земель в Россию начали проникать польские гравюры светского содержания. Одновременно иконописцы осваивали «фряжский» (итальянский) способ письма. Первым учителем этого способа стал голландский художник Я. Детерсон, приглашенный Михаилом Федоровичем в Россию в 1643 г. После смерти Я. Детерсона его место занял сначала поляк С. Лопуцкий, затем — голландец Д. Воухтерс. Эти художники писали в основном портреты.

Музыка.  Концертное пение, завезенное в Московскую Русь с Украины, было порождением европейской культуры. Из Германии и Италии через Польшу оно проникает на Украину, а затем в Россию.

С Запада в Россию привозят музыкальные инструменты. Уже не только при дворе, но и бояре заводят у себя музыку на «немецкий лад», у просвещенных западников появляются орган, клавикорды, флейты, виолончели. В XVII в. в Московской Руси распространяются внекультовые формы домашнего музицирования — псалмы и канты.

В XVII в. активно развивается многоголосие, сначала на основе национальных русских традиций, а во второй половине века — под влиянием западноевропейского многоголосия.

Зодчество.  Строили по-прежнему из дерева. Технология была доведена до совершенства и не менялась. В каменном же строительстве появилось много нового.

На место характерной для византийского стиля монументальности и лаконичности приходило многоцветие. Башни московского Кремля украсили великолепные шатры. Декоративный кремль построили в Ростове. Стены многих монастырей также имели декоративные детали. Значительно увеличивались окна в трапезных. Их внутренние стены покрывались изразцами. В Москве появились небольшие очаровательные приходские церкви: Троицы в Никитниках (1628–1653), Рождества Богородицы в Путниках (1649–1652), Николы на Берсеньевке (1653), Николы в Хамовниках (1679). Такие же церкви строились в Ярославле, Суздале, Костроме. Так возник стиль, получивший название московского или нарышкинского барокко (по фамилии главных заказчиков). Для него характерны элегантность, сочетание красного и белого цветов, наличие колонн, капителей, декоративных раковин в карнизах. В этом стиле сооружена церковь Покрова в Филях (1690–1693), церкви и дворцы в Сергиевом Посаде, Нижнем Новгороде, Звенигороде и других местах.

Культурная политика Петра I.  С одной стороны, культурная политика Петра I была подготовлена предшествующими десятилетиями, с другой — его реформы настолько значительны, что после них в истории русской культуры началась другая эпоха.

В начале XVIII в. все сферы жизни общества подвергаются европеизации. Реформы многократно ускорили развитие светской культуры.

Образование становится государственной задачей.

Появляются такие новые сферы культуры, как наука, художественная литература, светская живопись, театр. В печать выходит первая газета.

Возникает авторство. Искусство становится более разнообразным в жанровом отношении, получает поддержку со стороны государства.

За счет заимствований европейской терминологии существенно обогащается русский язык.

Значительное развитие получает книгоиздательское дело. В 1708–1710 гг. была проведена реформа шрифта, упростившая сложную кириллицу.

Расширились возможности приобщения к культуре, увеличилось число потребителей культурных ценностей. Был создан своеобразный механизм их распространения: светская школа, гражданская азбука, печатная книга и т. д.

Однако эти реформы породили процессы, по поводу которых дискуссии не прекращаются вот уже более 300 лет. До XVIII в. русское общество отличалось относительной духовной цельностью, которую во многом разрушило западное влияние. Во-первых, оно не проникало в народ: крестьянство вместе с духовенством и купечеством осталось в допетровской Руси. В дворянстве же западноевропейская бытовая культура стала доминировать. Во-вторых, если в Европе демократическая духовная культура, которую Петр невольно насаждал, являлась результатом социально-политических процессов, то в России она вступала в противоречие с крепостной системой и самодержавием. Со временем это породило политический парадокс в виде дворянского радикализма.

МЕТОДОЛОГИЯ ПРОБЛЕМЫ

В современной науке в оценке специфики Российского государства и его социальной системы второй половины XVII — первой четверти XVIII в. существуют различные методологические подходы, проявляющиеся в использовании разных терминов и понятий.

В дореволюционной науке по отношению к сложившейся тогда форме правления употреблялся термин «самодержавие». Этот термин встречается в источниках с XV в. Самодержавный тип власти дореволюционными историками отнюдь не воспринимался как самовластие, существующее в угоду личным прихотям государя, игнорировавшего интересы народа. Наоборот, считалось, что российские монархи всегда стремились поставить деятельность государственных органов и их представителей в правовые рамки. Ради этого издавались разного рода уставные и жалованные грамоты; к решению общегосударственных задач привлекалось общество в виде губных и земских изб, Земских соборов; изменялись принципы организации центральных органов власти (от личных к коллегиальным и наоборот) и т. д. В основе всех этих государственных реформ лежало стремление сделать работу государства более эффективной.

В советской науке, методологической основой которой являлась формационная теория, чаще использовался термин «абсолютизм».

Слово «абсолютизм» в переводе с латыни означает «неограниченный, безусловный». Абсолютизм представляет собой тип политического режима, возникший в Европе в период перехода от феодализма к капитализму. В XV–XVI вв. все социальные слои боролись друг с другом: горожанам требовался союзник в борьбе против феодалов, феодалы нуждались в защите от восстававших крестьян, кардиналы и епископы почувствовали вкус независимости от Рима и стремились перейти под власть своих королей. Иными словами, в XV–XVI вв. все социальные слои Европы оказались достаточно зрелыми, чтобы осознать специфику своих интересов, но недостаточно сильными, чтобы в одиночку добиться их осуществления. В этих условиях они были заинтересованы в появлении какого-либо арбитра, которым и стала королевская власть. Таким образом, абсолютизм оказался результатом политического компромисса.

В России же многообразия политических субъектов не было. Провести параллель между западноевропейским и российским политическими режимами оказалось сложно. Советские историки это видели. В ходе дискуссии 1968–1973 гг. была предпринята попытка снять накопившиеся противоречия, однако сделать этого не удалось. Поэтому в 90-е гг. XX в. отечественные историки пришли к выводу о формальном, поверхностном сходстве европейского и российского абсолютизма.

В западноевропейской науке есть еще один термин, широко применяющийся по отношению к Европе XVII–XVIII вв., — «полицейское государство». Отсутствие в отечественной науке интереса к нему связано с тем, что это понятие раскрывает отношения между государством и обществом, ставит проблему границ вмешательства государства в частную жизнь человека. Для российской же ментальности этой проблемы фактически не существовало.

Как отмечает В. В. Лазарев, отличительными чертами полицейского государства являлись исключительная многопредметность административной деятельности, регламентация мельчайших подробностей жизни общества, назойливая опека над подданными. Реалии полицейского государства не оставляли надежды на проявление инициативы личности, на политическую, экономическую и духовную свободу. Все, что важно для государства, входило в орбиту административной, управленческой деятельности и не могло быть предоставлено свободному усмотрению и самостоятельности индивидуума. В полицейском государстве власть с точки зрения содержания выступает как мелочная, назойливая опека над обывателями, а с точки зрения формы имеет надзаконный и внезаконный характер. В полицейском государстве частные лица находятся в полной зависимости от благоусмотрения администрации.

На первый взгляд тотальная регламентация всего в период царствования Петра I является основанием для использования по отношению к его форме правления этого термина. Однако теоретики и практики полицейского государства усматривали его конечную цель в осуществлении народного счастья. Иными словами, мелочное, всепроникающее вмешательство государства в жизнь каждого человека имело высокую цель. Петр же осуществлял насилие над обществом ради величия России. То, что у народа могут быть интересы, не совпадающие с интересами государства, ему было неведомо. Разумеется, почти так же уже по инерции относились к своим подданным и последующие государи. Так, в верноподданнических присягах государю — от Екатерины I до Павла I — обыватель обязывался «верным, добрым и послушным рабом быть». В последующем квалификация «раба» принимает характер самообязывания индивида постоянно демонстрировать свою лояльность государю и его представителям в лице каждого чиновника. Так что по отношению к России употребление термина «полицейское государство» не совсем обоснованно.

В восточных политических режимах есть также термин, который характеризует отношения между властью и обществом, — «восточная деспотия». Его трудно принять эмоционально, но он вполне приемлем на беспристрастном научном уровне для характеристики периода правления Петра.

Таким образом, теоретическая квалификация политической системы, возникшей во второй половине XVII в. и развивавшейся в первой четверти XVIII в., требует дальнейшего изучения.

Выводы

После обретения Московской Русью национальной независимости непреодолимые преграды между ней и Западной Европой исчезли. Развитие разного рода контактов — дипломатических, экономических, духовных — подталкивали власть к мысли об определенном отставании России. Уже в царствование Алексея Михайловича начались отдельные заимствования. В царствование Петра I они стали основной политикой государства.

Проведенная Петром модернизация была направлена на цели, которые ставит само государство. Мощь же государства в то время воспринималась прежде всего как военная сила. Эта первая в истории России модернизация проходила в соответствии с имевшимися в распоряжении Петра I средствами. Поставленные государем задачи были решены, но историческое развитие России и Европы пошло уже в разных направлениях.

Сформировался механизм социально-политического и экономического развития России, который будет действовать многие столетия: именно государство будет инициатором реформ, практически все они будут половинчатыми, а социальная цена их проведения окажется чрезмерной.

Ключевые слова: Царская Россия
Источник: А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических ВУЗов): Питер; СПб; 2013
Материалы по теме
Теократическая теория. Владимир Соловьев
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Русская философия второй половины XIX – начала ХХ вв.
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Февральская революция 1917 г.. От Февраля к Октябрю
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Русский политический консерватизм XIX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Образование единого Русского государства
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Россия во второй половине XV - первой половине XVII в.
А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических...
Русские революционные демократы XIX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Культура Руси конца XIII — начала XVI в.
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий