Региональная российская политическая элита

На региональном уровне новая политическая элита формировалась в различных субъектах в различное время. Этот процесс был связан с переходом к выборной системе формирования региональной элиты. Главы исполнительной власти в Москве и Ленинграде, а также президент Татарской АССР были избраны 12 июня 1991 г. После провала путча 21 августа 1991 г. постановлением Верховного Совета РСФСР в краях, областях и округах вводилась должность главы администрации как руководителя исполнительной власти. Указом президента от 25 ноября 1991 г. был определен порядок назначения глав администраций. К январю 1992 г. новая власть установилась практически во всех краях, областях и автономных округах. Правда, новой она была лишь частично. Половина глав администраций была назначена из числа бывших руководителей органов исполнительной или представительной власти, примерно пятая часть состояла из работников советского аппарата более низкого уровня и лишь треть состояла из новых назначенцев — директоров предприятий, работников научных учреждений и других представителей неполитической сферы.

В автономных республиках главой являлся президент, избираемый на всенародных выборах, что способствовало трансформации советской модели в демократическую. К концу 1994 г. большинство руководителей автономных республик были избраны всенародным голосованием.

В 1992-1993 гг. происходила борьба между президентом и Верховным Советом за влияние на формирование глав региональных администраций. Эта борьба завершилась после роспуска представительного органа власти принятием Указа президента «О порядке назначения и освобождения от должности глав администраций краев, областей, автономных округов, городов федерального значения», изданного 7 октября 1993 г. В Указе говорилось, что главы администраций назначаются и освобождаются от должности Президентом Российской Федерации по представлению Правительства Российской Федерации.

Однако выборные тенденции набирали силу. Поэтому в ряде регионов в порядке исключения еще в 1992-1993 гг. верховная власть разрешила проведение выборов глав администраций. Этот процесс продолжал развиваться и закончился принятием 17 сентября 1995 г. Указа президента, который определял срок выборов назначенных президентом глав администраций субъектов Федерации — декабрь 1996 г. Так был осуществлен переход к выборной системе руководителей исполнительной власти субъектов Федерации. Последнее назначение главы администрации состоялось в июле 1997 г. в Кемеровской области.

Формирование региональной элиты продолжили выборы народных представительств, которые после роспуска в конце 1993 г. советов всех уровней стали полноценными законодательными органами власти.

Выборы стали одним из самых значительных достижений демократии в России, что привело к глубоким изменениям во всей политической системе. Такой переход имел как положительные, так и отрицательные последствия. С одной стороны, создавалась база для разделения властей, формирования гражданского общества, возникновения равноправных субъектов Федерации. С другой стороны, выборность глав субъектов дестабилизировала политическую ситуацию, позволив губернаторам стать независимыми от центра. Появилась опасность новой волны «парада суверенитетов», которая могла закончиться распадом страны. У федеральной власти практически не осталось рычагов влияния на региональную элиту.

В декабре 1995 г. изменился принцип формирования Совета Федерации. В соответствии с новым положением верхняя палата российского парламента стала формироваться путем делегирования двух руководителей субъекта Федерации — глав исполнительной и законодательной власти. В Совете Федерации стали образовываться межрегиональные ассоциации по территориальному и экономическому принципам, что грозило центру утратой политического и финансового контроля.

Чтобы предотвратить негативные тенденции, новый президент В. В. Путин инициировал политические реформы с целью укрепления властной вертикали. В 2000 г. изменился порядок формирования Совета Федерации: в верхнюю палату парламента стали делегировать по одному представителю от исполнительной и законодательной власти субъекта Федерации, но не первых лиц, как было ранее. В конце 2004 г. был принят федеральный закон, изменивший порядок избрания глав субъектов Федерации: они стали избираться соответствующими законодательными собраниями по представлению президента страны.

Последние всенародные выборы главы администрации состоялись в марте 2005 г. в Ненецком автономном округе.

В итоге власть федерального центра была восстановлена, а главы регионов стали полностью зависимы от президента. Опасность распада страны была преодолена за счет отказа от демократической процедуры всенародных выборов.

Анализ состава региональных руководителей свидетельствует о том, что подавляющее число губернаторов попало в элиту задолго до своего назначения на пост главы региона. Так, по данным, приведенным в исследовании О. Крыштановской1, в 2002 г. средний срок пребывания в элите региональных руководителей до момента их назначения (избрания) главой региона составлял 15 лет, а среднее число лет пребывания на посту руководителя субъекта Федерации — 6 лет.

Средний возраст регионального руководителя при Л. Брежневе составлял 59 лет, при М. Горбачеве — 52 года, при Б. Ельцине — 49 лет, при В. Путине — 54 года.

Вес советской номенклатуры остается до сих пор очень высоким. В 2002 г. 65,9 % глав субъектов Федерации прежде состояли в советской номенклатуре (в 1992 г. — 78,2 %, в 1997 г. — 72,7 %).

Как отмечает О. Крыштановская, «парадокс состоит в том, что не выборы, а назначения привели наверх новых людей»=.

Характеризуя профессиональные качества региональной политической элиты, многие исследователи отмечают ее редистрибутивное (рентное) отношение к экономической деятельности. В то же время следует отметить такую тенденцию, как выдвижение влиятельного слоя интеллектуальных, культурно-профессиональных, высокообразованных политических лидеров, которые составляют ядро региональной политической элиты. Как отмечает С. А. Грановский, «номенклатурные истоки нынешней власти, от которых нелегко избавиться, представляют собой тормоз реформ, препятствующий подлинной демократизации общества, преобразованию не только политической, но и всех других сфер нашей жизни. В России еще не сложилась элита, которая соответствовала бы уже проявившей себя новой государственности».

Важной характеристикой элиты служит ее ментальность. Практические ориентации и их реальное воплощение в делах региональных политико-административных элит отражаются как в их собственном мировосприятии, так и в оценках населения. Характеризуя ментальные особенности региональных административно-политических элит, следует отметить их федералистское мышление, основными параметрами которого являются сохранение целостности Российской Федерации, проблемы равноправия всех субъектов, приоритет федеральных законов над республиканскими.

Можно констатировать значительное ослабление центро-патерналистских надежд среди региональной политической элиты. В сознании элит надежды на возможности центра и собственные силы в развитии экономики и хозяйственных связей почти уравнялись. Во многих регионах уже превалирует настроение «опоры на собственные силы». Таким образом, этнофедералистские, экономико-федералистские и политико-федералистские факторы оказываются сопряженными в один комплекс и действуют сейчас одновекторно, способствуя более быстрому формированию федералистской парадигмы мышления.

С другой стороны, в качестве важнейших характеристик политической ментальности правящей элиты многие исследователи подчеркивают ее беспринципность и «холопство». Так, О. Гаман-Голутвина отмечает, что «преклонение перед силой остается доминирующей установкой поведения и центральной, и региональных властей, и населения»1. Это приводит к безоговорочной преданности президенту, с одной стороны, и устойчивому приоритету клановых интересов над общенациональными, с другой.

Исследователи выражают обеспокоенность сложившимся стратегическим потенциалом элиты, которая призвана защищать общество и повышать уровень его благосостояния. Так, Т. Заславская полагает, что элите «удалось создать такие правила игры, которые обеспечивают ей бесконтрольность и безответственность перед обществом. Результатом является углубление взаимного отчуждения власти и общества, проявляющегося, с одной стороны, в равнодушии власти к бедам народа, а с другой — в тотальном недоверии народа к представителям и институтам власти».

Ключевые слова: Политическая элита, Россия
Источник: Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. — СПб.: Питер, 2012. — 448 с., ил.
Материалы по теме
Характеристика и функции правящей российской элиты
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Формирование федеральной элиты РФ
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Циркуляция и воспроизводство политической элиты РФ
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Политическая корпоративность в РФ
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Привилегии как признак политической элиты РФ
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Вспомогательные и совещательные органы при президенте РФ
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Патернализм в политической культуре России
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Социально-политическая система России в 1994–1996 гг.
А. В. Шубин, И. Н. Данилевский, Б. Н. Земцов: История России (для студентов технических...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий