Региональная политика Канады

В силу объективных причин широкое государственное вмешательство в воспроизводственный процесс всегда было одной из важнейших особенностей Канады. Здесь существуют давние традиции позитивной роли государства в экономическом развитии. Этатизм, под которым следует понимать замещение экономических функций частного сектора государством, практиковался всеми основными политическими партиями, находившимися у власти.

При этом главным направлением государственного вмешательства в хозяйственную жизнь долгие годы оставалось содействие развитию транспортной инфраструктуры. Совершенно очевидно, что для Канады, раскинувшейся на огромных малозаселенных территориях, проблема коммуникаций совпадала по существу с проблемой формирования единого общенационального рынка и относительно самообеспеченной национальной экономики с развитыми широтными связями в противовес быстро расширяющимся меридиональным связям с соседними США.

Интенсивно развивалось также государственное предпринимательство в сфере электроэнергетики. В послевоенный период государство стало непосредственно участвовать в развитии добывающей и обрабатывающей промышленности, прежде всего, - отраслей малопривлекательных для частного бизнеса и стратегически важных для общенационального развития (добыча угля и урана, атомная энергетика, авиационная промышленность, производство синтетического каучука). В 90-е гг. государству (преимущественно в лице провинций) принадлежала большая часть земельного фонда и все земные недра: реки и озера, судоходная система по р. Св. Лаврентия, более 70 % железнодорожной сети, многочисленные электроэнергетические, угольные, урановые, нефтегазовые предприятия, авиационная компания «Эйр Канада», радиотелевизионная «Си-Би-Си» и др.

Особый интерес в данном случае представляет вопрос о том, как использовалась мощь канадского государства при освоении природных ресурсов Севера, а также при сглаживании многочисленных региональных диспропорций, порожденных как внутренними причинами, так и однополюсной ориентацией внешнеэкономических связей на США.

Освоение северных территорий. Практический интерес к ресурсам Канадского Севера в полной мере проявился уже в годы второй мировой войны, когда Канада стала выполнять снабженческие функции в обеспечении США и Великобритании сырьем и полуфабрикатами. Окончание войны предоставило возможность более основательно подойти к освоению территорий с экстремальными природными условиями. Были приняты и осуществлены специальные программы развития северных частей провинций Квебек, Онтарио, Альберта, Манитоба, Саскачеван и Британская Колумбия. Они включали в себя развертывание геолого-поисковых работ, картирование местности, трассировку коммуникаций, создание новых населенных пунктов. В условиях большой самостоятельности (в т. ч. финансовой) канадских провинций, значительная доля расходов была осуществлена ими.

В качестве самостоятельной федеральной региональной программы 50-х годов можно рассматривать также весьма дорогостоящие мероприятия по освоению железорудных месторождений полуострова Лабрадор (создание производственной инфраструктуры, тепло- и гидроэлектростанций, автодорог, аэродромов, портов в устье р. Св. Лаврентия: Севен-Айлендс, Картье и Пуэн-Нуар, десятков городков и промышленных поселков).

Однако лишь на рубеже 50-60 годов канадское правительство перешло от реализации фрагментарных региональных мероприятий к выработке «тотальных» региональных программ (таких как «Лицом к Северу», «Дорога к ресурсам» и др.), относящихся ко всем северным территориям. Были предложены конкретные меры по экономическому стимулированию частного капитала: полное освобождение предпринимателей и фирм, создавших производственные мощности в северных регионах от подоходного налога сроком на три года и сокращение налога на имущество на более продолжительное время, освобождение от арендной платы за разработку недр в течение трех лет, сдача на льготных условиях или бесплатно земель и т. д.

В рамках общенациональных программ развития Севера особое значение приобрела идея создания и развития северных городов. Вложения федерального правительства в промышленную и социально-бытовую инфраструктуру таких городов иногда составляют до 75 % от общих вложений в освоение того или иного месторождения (субсидии и кредиты иногда ассигнуются от имени провинций). В целях экономии средств северные города создаются как центры экономической активности всей прилегающей территории; в них, как правило, не допускается развитие излишне трудоемких слабомеханизированных процессов; давно практикуется «вахтовый» метод освоения сырьевых месторождений; не поощряется использование профессионально необученной рабочей силы и т. д.

Канадский опыт в проектировании и строительстве городов в северных необжитых регионах представляет несомненный интерес для современной «полурыночной» России с точки зрения как привлечения частного бизнеса, так и эффективности методов и средств нового строительства, организации исследования территорий. Кстати, здесь придается большое значение привлечению ученых и специалистов различного профиля для проведения конкретных исследований по северной тематике. Серьезные разработки по контрактам с правительством или с частными фирмами осуществляют местные университеты. (При этом государственные расходы на исследование проблем Севера заметно больше, чем расходы частных фирм и компаний).

Основная первичная единица канадского регионального планирования - «город-регион», трактуемая как симбиоз собственно городской территории и окружающей местности (с радиусом 80-100 км). Причем первичные регионы могут иметь как моноцентрическую структуру - с одним центральным городом, так и полицентрическую, в том случае, если несколько близлежащих городов образуют экономический центр. Более крупными таксономическими единицами регионального планирования являются провинция, группы провинций (например, три степные провинции: Манитоба, Альберта и Саскачеван), а также специфические регионы речных бассейнов и отдаленные северные регионы с экстремальными природными условиями.

В целом в региональном планировании Канады выделяются три основных методологических элемента (Ю. Павлов): 1) всестороннее исследование региона; 2) конкретизация целей планирования и 3) составление конкретного плана организации работ. В каждой канадской провинции существуют специальные плановые органы, тесно координирующие свою работу с Государственным экономическим советом Канады, Федеральным советом науки и развития, министерством по делам Севера, университетами, а также соответствующими органами более крупных территориальных образований (регион Приморских провинций, регион Степных провинций, Северные провинции).

Сам же процессе регионального планирования Канады как бы распадается на несколько фаз. Первая - это в сущности городское планирование, и ее задачи определяются неотложными местными проблемами (перегрузка транспорта, рост производственных издержек, деградация окружающей среды и т. п.). Вторая фаза имеет уже национальный (а не местный) подтекст и связана с попытками стратегического регулирования использования земель в том или ином регионе. Наконец, третья фаза ассоциируется с разработкой региональных программ развития для более обширных регионов или территорий, с которыми связываются реальные надежды на интенсификацию национального механизма воспроизводства.

Источник: 
Гладкий Ю. Н., Чистобаев А. И., Основы региональной политики: Учебник - СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 1998. - 659 с.
Темы: