Развитие речи у детей

В начале второго года жизни, после того как проходит приблизительно месяц с момента произнесения первого, обладающего значением слова, словарь ребенка постепенно начинает увеличиваться. Процесс обогащения словаря резко ускоряется в возрасте где-то около 18 месяцев, в результате к двум годам средний ребенок понимает несколько сотен слов и около двухсот из них регулярно употребляет в собственной речи. Однако, как и в отношении других аспектов развития, здесь существует широкая вариация нормативных показателей, и некоторые нормальные дети к началу третьего года жизни еще обходятся с помощью нескольких десятков слов. Первые слова ребенка мало чем отличаются от рефлекторных реакций на объект, но в течение второго года жизни, и особенно в его второй половине,
ребенок приобретает гибкость в использовании слов, которая указывает на «рождение» истинного языка. В это же время даже в произношении отдельных слов слышны различные интонации. Так, например, ребенок может по-разному произносить слово «папа», подразумевая «папа, я хочу это» или указывая «посмотри, вот папа». В каком-то смысле это и есть начало раннего формирования предложений в речи ребенка.

В течение второго года жизни понимание ребенком языка заметно улучшается, улучшается настолько, что он начинает выполнять простые инструкции так же хорошо, как отвечать на отдельные слова. Ребенок постоянно прислушивается к речи, которая звучит вокруг него, и многое усваивает из разговоров взрослых. Ухо ребенка радуют ритмы детских стишков, и он получает удовольствие, много раз слушая одни и те же рассказы. Все это вносит свой вклад в развитие речи. Сходным образом развиваются те аспекты игры ребенка, которые связаны с развитием языка. В начале второго года жизни младенец начинает использовать простые предметы (такие, как расческа, чашка и ножницы). Способ использования этих предметов показывает, что он понимает их назначение и их функции. Через несколько месяцев функциональная игра ребенка разовьется настолько, что она станет включать в себя игры с куклами и большими игрушками, а к началу третьего года жизни уже можно ожидать, что ребенок сможет использовать в ней миниатюрные игрушки. Второй год жизни — это также время развития способности ребенка к подражанию с помощью жестов, и такие игры ребенка, как «прятки», «до свидания — до свидания» и «сорока», преобладают среди прочих его форм поведения. В этом возрасте ребенок может проявлять некоторый интерес к другим детям и играть рядом с ними, но это еще не совместная игра, и взаимодействия с другими пока не составляют важной черты его жизни.

В работах Жана Пиаже по сравнению с работами других исследователей предложены наиболее интересные способы понимания психического развития детей: его направления и стадий. Первая из основных стадий развития интеллекта, так называемая стадия сенсомоторного интеллекта, занимает приблизительно первые 18 месяцев жизни и предшествует периоду, когда в мышлении начинают доминировать представления, понятия и речь. Прогрессивное развитие психики в течение первого года жизни идет по пути от простых повторяющихся движений к произвольным действиям, направленным к преднамеренной цели (таким, например, как действие по разрушению башни, производимое ради удовольствия увидеть, как она падает). Незадолго
до начала второго года жизни эта деятельность превращается в экспериментирование методом проб и ошибок — первую фазу развития способности к решению проблем. Ребенок приобретает умение осуществлять группировки и классификации объектов, он учится находить спрятанные объекты, понимая, что они не перестают существовать, исчезая из поля зрения. К 18 месяцам при решении проблемных ситуаций детьми начинают использоваться воображение и символизация, это происходит параллельно с развитием речи.

Развитие речи у детей в период от двух до пяти лет

Большие изменения, благодаря которым становится возможным поступление ребенка в школу, происходят в течение следующих трех или четырех лет жизни. В равной мере этот период можно рассматривать как период развития речи или возникновения идентификации личности и чувства вины, как период порождения личности или как период развития локомоции и игровой деятельности.

За три года двигательное развитие ребенка проходит длительный путь. Бег становится плавным и возникает умение прыгать (хотя даже к пятому году жизни ребенок еще недостаточно хорошо умеет бросать или прыгать на одной ножке). В результате быстрого освоения умений: лазать, сохранять равновесие, бегать, тянуть и отталкивать — ребенок, используя эти недавно обнаруженные навыки многочисленными способами, изучает свои возможности и расширяет тем самым горизонты собственного жизненного опыта. Улучшается тонкая моторика. Оформляется способность к рисованию, при этом рисование каракуль сменяется умением рисовать прямые линии, а к пяти годам ребенок уже может создавать картинки людей или домиков. В рисунках многие детали, конечно, еще отсутствуют, рисунки также отражают недостаточное развитие у ребенка чувства относительных пропорций.

Прогрессивное развитие восприятия отражается в том, что ребенок становится способен осуществлять весьма тонкие дифференцировки воспринимаемой информации. Гибсон показал, что четырехлетние дети могут различать завершенные и незавершенные контуры (например, они могут чувствовать разницу между буквами О и С), но все еще испытывают трудности при восприятии трансформации кривых линий (например, плохо отличают U от V) или вращательные трансформации (такие, как трансформация М в W). Очевидно, что развитие этих способностей имеет прямое отношение к обучению чтению, и по счастливому стечению обстоятельств в английском алфавите изменения наклона линий, например: | в (способность к восприятию которых развивается не раньше восьмого года жизни), играет очень маленькую роль. Точная характеристика процессов, стоящих за развитием способности к этим сенсорным дифференцировкам, остается неопределенной, и важно отметить, что приобретение способности к некоторым из них требует не только нового обучения, но и определенного переучивания. Так, например, в числе первых знаний ребенка находятся представления такого типа, что стул всегда остается стулом, где бы он ни находился. Другими словами, h является
тем же самым, что h . При этом изображение стула на сетчатке будет существенно меняться в зависимости от его расстояния до ребенка и от угла зрения. Такое узнавание объекта, не зависящее от особенностей его конкретного изображения на сетчатке, является одной из важнейших частей процесса научения, благодаря которому мир не представляет собой полной зрительной путаницы. Но при обучении чтению ребенку приходится
переучиваться. Буква не остается той же самой, если она пишется в несколько измененном виде: b не то же самое, что d или даже р; точно так же u и n не являются взаимозаменяемыми. Обучение чтению затрудняется тем, что оно с необходимостью требует переучивания, при этом переучивание касается тех моментов, которые уже хорошо усвоены.

Источник: 
Раттер М., Помощь трудным детям