Различие в отношении к противоположному полу у мальчиков и девочек

Во многих работах показано, что оценки представителей своего пола оказываются более высокими, чем представителей противоположного пола. И эта тенденция начинает проявляться у детей довольно рано: еще в яслях двухлетние девочки предпочитают играть с девочками, а трехлетние мальчики выбирают в партнеры для игр мальчиков (Jacklin, Maccoby, 1978; La Freniere et al., 1984). Такая половая сегрегация с каждым годом все усиливается. В возрасте 6,5 лет дети проводят с товарищами своего пола в 10 раз больше времени, чем с представителями противоположного пола (Maccoby, 1998). При изучении Т. А. Репиной эмоционально-личностных отношений дошкольников выявилось, что взаимные выборы между детьми одного пола составили 84,8%, а между детьми разного пола — только 15,2%. При этом устойчивость выбора у девочек была большей, чем у мальчиков. Отмечается (Martin, 1994), что детские симпатии направляются на сверстников своего пола, а дети другого пола рассматриваются как представители внешней группы, обладающей многими негативными характеристиками.

По данным В. Е. Кагана (2000), дети обоего пола 4-6 лет считают, что девочки лучше мальчиков, с той разницей, что у мальчиков имеется эмоциональная установка «мальчики хуже девочек, и я плохой», а у девочек установка «девочки лучше мальчиков, и я хорошая».

Группы нередко укрепляют свою внутреннюю солидарность за счет подчеркивания негативных качеств представителей других групп и создания образа внешнего врага. Это свойственно как мужчинам, так и женщинам: и те и другие охотно отпускают острые шутки и делают уничижительные комментарии по адресу представителей противоположного пола.

Ш. Берн. Гендерная психология. СПб.; М., 2001, с. 226.

Это подтверждают и данные, полученные Б. А. Еремеевым (2005) на более чем 1600 школьников II—XI классов. Правда, в старших классах сверстницы перестают быть только хорошими, а сверстники — только плохими. Но в общем картина остается прежней, как в младших и средних классах: девочки для девочек хорошие, а мальчики — плохие.

В исследовании Н. А. Васильева с соавторами (1979) на большой выборке школьников было выявлено, что эмоционально-личностная оценка представителей своего и противоположного пола существенно разнится у мальчиков и девочек. Во всех классах (с I по X) девочки в абсолютном большинстве случаев выше оценивали девочек, чем мальчиков.

У мальчиков возрастная динамика оценок была сложнее. В младших классах они примерно одинаково часто эмоционально положительно оценивали как мальчиков, так и девочек. В средних классах симпатии мальчиков явно были на стороне представителей своего пола. В старших классах картина резко меняется: симпатия к представителям своего пола встречалась редко, а частота проявления симпатий к девочкам даже превышала число симпатий, относимых к представителям того и другого пола в одинаковой степени (рис. 12.1).


Подобную тенденцию на младших школьниках и подростках выявили и западные психологии (Underwood et al., 2001). Дети, нарушающие правила половой сегрегации, менее популярны среди своих сверстников, отвергаются ими (Kovacs et al., 1996). В подростковом возрасте половая сегрегация ослабевает (Bukowski et al., 2000; Serbin et al., 1993), однако не исчезает. По данным Глика и Фиске (Glick, Fieske, 1999), Якушко (2005). у женщин отмечается большая враждебность и меньшая дружелюбность по отношению к мужчинам, чем у мужчин по отношению к женщинам.

Д. Хартли (Hartley, 1981) изучал, как мальчики и девочки оценивают поведение в школе представителей своего и противоположного пола. Выявилось, что мальчики оценивают поведение девочек только с положительной стороны, а свое собственное — как с положительной, так и с отрицательной. Девочки же определяют свое поведение как хорошее, а поведение мальчиков — как плохое. Авторская интерпретация этих фактов сводится к тому, что роль школьника и школьницы по-разному соотносится с полоролевыми стереотипами. Представления о «хорошей» школьнице и «настоящей» женщине не противоречат друг другу, в то время как быть хорошим (прилежным) школьником и в то же время «настоящим» мужчиной — в сознании учащихся представления противоречивые.

Более положительное отношение к представителям своего пола сохраняется, по данным А. Г. Шестакова (1997), и у взрослых, хотя и не столь явно, как у детей. Так, проявили положительное отношение к изображению на фотографиях мужчин 32,2% мужчин и 23,4% женщин. Симпатию к женщинам проявили 23,6% мужчин и 29, 8% женщин.

Коззарелли с соавторами (Cozzarelli et al., 2002) выявила, что студенты колледжа имеют более положительный стереотип бедных женщин, чем бедных мужчин. Бедные женщины представлялись респондентам как более трудолюбивые, гордые, ориентированные На семью, дружелюбные, ответственные, любящие, милые и здоровые. Мужчины же оцениваются как более грязные, преступные и пьющие. Мужскую бедность респонденты относили к недостатку инициативы, мотивации и неспособность зарабатывать деньги. Это неудачники, которые не могут жить по стандартам маскулинности. Женская бедность объяснялась наличием большого количества детей и, как следствие, — недостатком усилий к тому, чтобы изменить свою жизнь.

Оценка приемлемости другого человека и установление с ним взаимоотношений связаны с представлением о подобной же высокой взаимной оценке со стороны этого человека (Бахарева Н. В., 1976). Эта связь выше у девочек, чем у мальчиков, независимо от возраста. Следовательно, у девочек роль представлений о себе со стороны других имеет большее значение для установления с ними отношений. Вообще, по данным Е. Н. Андреевой (2005), девочки больше, чем мальчики, ожидают положительного отношения от других.

В силу более высокой конкурентности мальчики чаще, чем девочки, предпочитают дружить с теми, кто добивается меньших успехов, и дистанцируются от тех сверстников, кто имеет лучшие успехи в учебе или более высокие спортивные показатели (Cross S., Madson L., 1997). Студентки же, наоборот, дружили с теми, кто добивался лучших результатов, чем они сами.

Студенты-мужчины объясняли свою дружбу с девушками их сексуальной привлекательностью и желанием секса, тогда как студентки чаще ссылались на необходимость физической защиты и опеки (Bleske-Rechek, Buss, 2001).

Темы: Пол, Отношения, Дифференциация
Источник: Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии»).
Материалы по теме
Взаимность отношений и сплоченность среди мужчин и женщин
Ильин Е. П.Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Круг общения (социальная сеть) у женщин и мужчин
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Гендерные особенности разводов
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Психологический пол и возраст
Ильин Е. П.Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Мужской и женский стили общения
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Половые различия в играх детей
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Психологический пол и особенности личности
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Показатель заболеваемости мужчин и женщин по полу
Ильин Е. П. Пол и гендер. — СПб.: Питер, 2010. — 688 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии...
Оставить комментарий