Психология групповой и организованной преступности

При изучении психологических особенностей групповой и организованной преступности юридическая психология оперирует большим количеством понятий и категорий социальной психологии, разработанных в рамках анализа психологии групп. Поэтому в начале рассмотрим широко используемые положения и термины социальной психологии групп.

В отечественной научной литературе группа рассматривается как коллективный субъект социальной деятельности. Общность содержания групповой деятельности порождает и общность ее психологических характеристик, таких как групповые интересы, групповые цели, групповые потребности, групповое мнение и др. Для человека, входящего в группу, осознание своей принадлежности к ней — социальная идентичность личности — происходит, прежде всего, через принятие этих характеристик, т.е. через осознание факта некоторой психологической общности с другими членами данной социальной группы.

В зависимости от числа входящих в нее людей в социологии и социальной психологии выделяют малые и большие группы. Между ними не существует четкой количественной грани (10, 100 или 1000 человек). Критерием выделения малой группы является непосредственный характер взаимодействия ее членов в процессе групповой деятельности в форме личных контактов. Поэтому синоним малой группы — контактная группа.

Именно членами малых групп противоправной направленности совершается подавляющее большинство групповых преступных деяний. Исключение составляют преступные организации и синдикаты — некоторые из них по своим характеристикам могут быть отнесены к большим социальным группам.

Важнейшие параметры малой группы для юридико-психологического анализа следующие:

1. Состав группы — ее численность, социальные характеристики ее членов (возраст, пол, социальный статус, этническая принадлежность участников и др.).

Известно, что выраженной спецификой обладают некоторые виды преступлений, совершенных подростковыми, молодежными группами. Имеют свои особенности моноэтнические и полиэтнические (смешанные) преступные группировки. Многие моноэтнические преступные группы формируются по принципу землячества, как правило, в их рядах отсутствуют инородные представители. Эти группировки отличаются глубокой конспирацией, жесткой дисциплиной, национальной обрядностью, приверженностью кровному родству, дерзостью совершаемых преступлений и способностью к самопожертвованию.

2. Структура группы — особенности межличностных, ролевых отношений между ее членами, отношения власти — подчинения, особенности коммуникации участников (коммуникативные сети в группе).

При изучении преступных сообществ на первый план выходит ролевая структура, обусловленная совместной противоправной деятельностью участников, распределением функций и задач между ними при осуществлении данной деятельности. В литературе по уголовному праву, криминологии, криминалистике указывается множество преступных ролей, например, таких как «боевики», «банкиры», «разведчики», «группа прикрытия» и др. В Уголовном кодексе выделяются наиболее важные «преступные роли» — виды соучастников преступления (ст. 33 УК РФ). К их числу относятся исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник.

Многие преступные группы характеризуются жестко заданными ролями участников, распределением функций и задач между ними как на стадии планирования, подготовки преступления, так и при его совершении. Обычно жестко фиксирована также внутригрупповая структура и иерархия в таких объединениях, положение членов в ней — их внутригрупповой статус. При этом чем лучше организована преступная группа, тем сложнее и жестче ее структура, четче распределены функции и обязанности между ее членами.

По мере развития преступной группы эмоциональные отношения между участниками обычно постепенно заменяются на чисто деловые, функциональные, основанные исключительно на совместной преступной деятельности. Деловые отношения в организованной преступной группе приобретают решающий характер, а значение эмоциональных, личных утрачивается.

3. Групповое мнение — совокупность преобладающих оценочных суждений членов группы, выражающих их общее отношение к значимым для них социальным объектам, событиям, результатам совместной деятельности, поведению отдельных членов группы и пр.

4. Групповые ценности — формируются на основе принятия или отвержения ее членами каких-либо социально значимых явлений. На формирование групповых ценностей существенное влияние оказывает место группы в социальной структуре общества, цели ее деятельности и опыт функционирования, индивидуальные особенности ее членов и др. Ценности преступных групп, как правило, формируются под влиянием криминальной субкультуры, тех противоправных целей, которые ставят перед собой ее члены, и ради достижения которых эта группа была создана.

5. Групповые нормы — правила, регулирующие поведение членов группы, внутригрупповое взаимодействие. К такого рода регуляторам групповой деятельности относятся и групповые ритуалы, обычаи и традиции.

6. Групповые санкции — механизмы, с помощью которых группа обеспечивает соблюдение ее членами групповых норм. Эти санкции бывают двух типов: поощрительные и запретительные.
В группах антисоциальной направленности групповые нормы и санкции за их нарушение, как правило, отличаются жесткостью, зачастую жестокостью, присущей криминальной субкультуре, в рамках которой они сформировались.

7. Динамические характеристики группы — внутригруппо-вые процессы, например такие, как принятие группового решения или лидерство.

Во многих преступных группах, особенно организованных, очень велико влияние лидера на ее жизнедеятельность. Он играет ведущую роль в планировании преступной деятельности, при формировании групповых целей, норм, санкций, часто единолично распределяет функции между участниками. Такое влияние обычно связано с его криминальным авторитетом.

Важнейшей характеристикой групповой динамики является групповая сплоченность — совокупность сил, действующих на членов группы и удерживающих их в ней (Л. Фестингер). В зарубежных исследованиях ведущая роль в генезисе групповой сплоченности придавалась межличностным отношениям между ее членами, имеющим эмоциональную основу (Дж. Морено); частоте и прочности коммуникативных связей между ними (Л. Фес-тингер); сходству ориентаций членов по отношению к значимым ценностям (Т. Ньюком). В отечественной традиции групповая сплоченность связывается, прежде всего, со степенью включения участников в групповую деятельность, степенью опосредования этой деятельностью межличностных отношений участников (ценностно-ориентационное единство группы) (А.В. Петровский, А.И. Донцов).

Преступные группы, находящиеся на разных стадиях развития, обладают неодинаковым уровнем групповой сплоченности. Как правило, чем выше организованность группы, тем более она сплочена. Высокий уровень сплоченности и солидарности членов таких групп, принятия ими общих норм и ценностей может проявляться в ходе расследования совершенных ими преступлений, например, в круговой поруке, упорном нежелании свидетельствовать против соучастников, давать правдивые показания, несмотря на изобличающие их доказательства.

8. Виды малых групп. В социальной психологии существует множество различных классификаций малых групп, строящихся по самым разным основаниям, например, выделение формальных и неформальных, групп членства и референтных групп. Наибольшее значение для юридико-психологического анализа преступных объединений имеет классификация А.В. Петровского, в которой рассматриваются разные уровни развития малых групп. За основу в ней были положены два критерия:

  1. степень опосредования межличностных отношений содержанием совместной деятельности; 
  2. общественная значимость деятельности, ее вектор (просоциальная — нейтральная — антисоциальная).

Эта модель групп была использована А.Р. Ратиновым и его соавторами для психологической характеристики различных видов преступных групп. В основу выделения таких объединений ими была положена сложность решаемых группой задач, то есть степень опосредования преступной деятельностью отношений в группе. Эти ученые впервые представили психологические характеристики различных видов преступных групп, динамику их развития, особенности взаимодействия между их членами. Данная классификация в дальнейшем уточнялась и расширялась в работах других авторов, развивавших подход А.Р. Ратинова.

Наряду с социально-психологическим важнейшее значение для юридической психологии имеет уголовно-правовой подход. Иерархия групповых преступлений приведена в ст. 35 Уголовного кодекса Российской Федерации «Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)». В теории уголовного права разные виды преступлений, совершенные группами лиц, называют формами соучастия, выделяемыми в зависимости от степени согласованности действий соучастников. Указанная норма определяет четыре разных формы соучастия:

  1. группа лиц;
  2. группа лиц по предварительному сговору;
  3. организованная группа;
  4. преступное сообщество (преступная организация).

Эта классификация (от более простых к более сложным формам соучастия) имеет не только уголовно-правовое, но и юридико-психологическое содержание, поэтому именно она легла в основу структуры настоящей лекции. Кроме того, она в психологическом плане соотносится с различными классификациями видов групп, в первую очередь, с типологией А.В. Петровского.

В целом между уголовно-правовой (по формам соучастия) и психологической классификациями видов преступных групп можно выделить следующую зависимость: чем сложнее форма соучастия в преступной группе, тем выше уровень ее развития, значительнее степень опосредования внутригрупповых отношений преступной деятельностью.

Рассмотрим психологическое содержание этих форм соучастия — особенности различных видов преступных групп и организаций.

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора (ч. 1 ст. 35 УК РФ).

Ключевым моментом для этого вида преступлений является отсутствие предварительного сговора между соучастниками. Такого рода преступления, как правило, совершаются спонтанно, без предварительного замысла, например, когда человек начинает сам совершать преступные действия, а другие присоединяются к нему, зачастую полностью не осознавая значения своих действий, совершая их под влиянием эмоций или механизма подражания. Типичным примером подобного поведения могут служить спонтанно вспыхивающие драки между агрессивно настроенными группами болельщиков различных спортивных команд. Коммуникация участников таких преступлений минимальна, разделение ролей и функций, как правило, отсутствует.

Преступления такого рода совершаются членами групп, находящихся на невысоких уровнях развития. Можно выделить два основных типа таких групп:

А. «Диффузная» группа — случайное, спонтанное объединение ранее незнакомых людей для совершения совместных действий (например, как пишут в милицейских протоколах, «для совместного распития спиртных напитков»). Эмоциональные связи между членами такой группы минимальны либо вообще отсутствуют, взаимодействие между ними носит поверхностный характер. Деятельностные связи ограничиваются ситуативно обусловленной совместной активностью. Групповая солидарность или сплоченность, групповая структура, групповые ценности, нормы также отсутствуют.

Преступное поведение членов таких групп обычно есть не собственно деятельность в психологическом смысле этого понятия, а лишь ситуативная реакция на внешний раздражитель: плохо запертую дверь магазина в отсутствие продавцов и хозяев; вызывающее, провокативное поведение будущей жертвы, в качестве которой может выступать как любой член группы (ссора собутыльников), так и случайный прохожий, сделавший замечание шумной компании. Подобные образования, как правило, распадаются сразу после совершения преступления. В то же время «при определенных условиях участники этой «случайной» группы могут укрепить свои контакты и на их основе образовать в дальнейшем более устойчивую общность».

Сложно говорить что-либо определенное о направленности таких групп, поскольку их трудно рассматривать как некоторую целостность. С позиций социальной психологии это «прото-группы», находящиеся на самой начальной, «зачаточной» стадии своего развития, которая для значительной их части является также и конечной, финальной. Вместе с тем члены этих групп часто имеют асоциальную или антисоциальную направленность. Как отмечают криминологи, большой процент преступлений, совершаемых членами подобных «диффузных» групп наблюдается в маргинальной среде (среди бродяг, опустившихся личностей, алкоголиков, наркоманов и др.)1.

Б. Компания правонарушителей. Подобные группы объединяют хорошо знакомых людей, регулярно собирающихся для совместного проведения времени, организации досуга. Между членами такой группы обычно сформированы эмоционально обусловленные отношения (приятельские, дружеские), система взаимных симпатий. Эти отношения обычно имеют непосредственный характер, они в незначительной мере опосредованы совместной деятельностью (досуговой). Помимо субкультурных особенностей, в подобных объединениях начинают формироваться собственно внутригрупповые нормы, ценности, правила поведения, традиции, ритуалы и пр.

Такая группа может иметь достаточно определенную структуру, в ней выделяется «ядро», в том числе лидер или группа лидеров, и «периферия». Солидарность и сплоченность в таких группах, как правило, относительно невысоки, хотя и выше, чем в «диффузных» группах.

Наиболее типичным примером такого рода группы является молодежная компания (дворовая, классная и др.). По данным криминологов подобные противоправные объединения широко распространены в подростковой и молодежной среде. При этом они часто выступают в качестве референтных групп для многих подростков, обладают большой притягательной силой для них. Молодые люди стремятся вступить в них и стать полноправными членами, ориентируются на присущие таким группам нормы и ценности, копируют внешний вид и стиль общения участников.

Интересы и цели членов таких групп обычно изначально не являются преступными, хотя они могут носить асоциальный характер. Решение о совершении преступлений принимается участниками ситуативно и спонтанно, как правило, под влиянием эмоций. Значительную роль в этом процессе может играть известный в социальной психологии феномен группового давления , стремление членов соответствовать групповым нормам, «быть как все», «не потерять лицо», особенно перед лидерами группы. Таити образом, в основе мотивации преступных действий может лежать чувство групповой солидарности, конформизм ее членов. В этих случаях ведущими мотивами совершения преступлений становятся стремления утвердить себя в глазах сверстников и приятелей, получить их одобрение, продемонстрировать свои силу, решительность, бесстрашие. Кроме того, в группе у ее членов (особенно несовершеннолетних) снижается чувство личной ответственности за совершенные действия, падает критичность и, напротив, растет ощущение безнаказанности, вседозволенности.

Преступления в группах рассматриваемого вида, как и в предыдущем случае, часто совершаются в силу внезапно сложившейся ситуации. При этом отсутствует не только предварительный сговор участников, но и предварительное индивидуальное планирование противоправных действий каждым из них. Преступные действия совершаются ими под влиянием сиюминутного порыва.

2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ).

Под предварительным сговором в уголовном праве понимается договоренность о совершении преступления, достигнутая между соисполнителями на стадии планирования противоправного деяния, до начала его непосредственного совершения.

Одним из наиболее типичных психологических механизмов формирования преступных групп данного вида связан с дальнейшим развитием групповых процессов и механизмов в объединениях типа «компании правонарушителей». В случаях, когда преступление, ранее совершенное членами такого образования, остается нераскрытым, а действия членов группы не получают должной правовой оценки, эти лица повторно нарушают закон и далее, чувствуя свою безнаказанность, переходят к систематическому совершению преступных деяний. Таким образом, успешная противоправная деятельность способствует развитию преступной группы.

Асоциальная направленность подобных групп значительно усиливается и трансформируется в антисоциальную. Состав группы становится более стабильным, отношения в ней укрепляются, возрастает групповая сплоченность. Совершение преступлений становится одной из важнейших, зачастую ведущей групповой деятельностью. У членов группы усиливается мотивация к совершению противоправных действий, они теперь совершают не спонтанно, а заранее планируют. В ходе планирования могут распределяться роли и функции участников будущего преступления, определяться их задачи. Вместе с тем такое планирование совместной деятельности прорабатывается еще не очень детально, зачастую непосредственно перед совершением преступления. В группе происходит первичное распределение функций и обязанностей между ее членами, все более значимой становится роль лидера.

В целом в результате происходящих в группе процессов и совместной противоправной деятельности ее участников она превращается из «компании правонарушителей» в преступную группу. Вместе с тем подобная группа обычно ориентирована на систематическое совершение криминальных деяний, поэтому она выступает как бы «промежуточным звеном» между «кампанией правонарушителей» и организованной преступной группой.

Другой вариант формирования преступных групп рассматриваемого вида - их целенаправленное создание для совершения преступления. Однако такие объединения, как правило, образуются в целях систематической преступной деятельности, совершения серии преступлений, а не единичного противоправного деяния (хотя такие случаи тоже встречаются). Поэтому их деятельность подробно рассмотрим далее.

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ).

С позиции уголовного права ключевыми характеристиками в этом определении являются устойчивость преступной группы и характер объединения ее членов - наличие между ними заранее достигнутой договоренности о совершении преступлений. Как отмечают правоведы, «договоренность участников организованной группы представляет не просто согласование отдельных действий соучастников, а конкретизацию совершения преступлений, детализацию участия каждого соучастника, определение способов оптимального осуществления преступного замысла. ... Устойчивость как признак организованной группы заключается в установлении между соучастниками тесных связей, неоднократности контактов для детализации и проработки будущих действий».

В научной правовой литературе и материалах Пленума Верховного Суда Российской Федерации указываются и другие признаки организованной группы, существенные для уголовно-правового анализа деяний, совершенных ее членами: тщательная подготовка и планирование преступления, техническая оснащенность, наличие лидера, постоянство состава, распределение ролей между участниками и др.

С психологической точки зрения важнейшими характеристиками подобной преступной группы также являются ее устойчивость (стабильность состава, существования и функционирования) и организованность. Обе эти характеристики отражают высокий уровень деятельностного опосредования межличностных отношений членов группы. Она образуется как результат сознательного, добровольного и целенаправленного объединения лиц, имеющих противоправную направленность и, как правило, предшествующий криминальный опыт, с целью систематического совместного совершения криминальных действий. В устойчивой организованной преступной группе формируются общие мнения, ценностные ориентации, нормы поведения, которых придерживаются все ее члены.

Объединение усилий, разделение функций и ролей позволяет членам таких групп совершать более сложные, изощренные преступления, недоступные для преступников-»одиночек». Кроме того, в группе ее члены могут успешнее обмениваться опытом противоправной деятельности; возрастают возможности сокрытия преступлений и их следов, защиты членов группы от правоохранительных органов, оказания помощи арестованным соучастникам и их близким. По данным исследований, ведущим мотивом объединения в группу с целью совместного совершения преступлений для ее членов является ощущение большей защищенности, безопасности, которую дает членство в ней. Участники обеспечивают взаимную психологическую поддержку друг другу, они чувствуют себя в группе более комфортно и уверенно. Это, в свою очередь, может способствовать принятию решений о совершении более тяжких преступлений.

Как правило, консолидация подобных объединений происходит вокруг лидера-организатора группы, имеющего большой криминальный стаж. Подобные группы характеризуются авторитарным стилем руководства преступной деятельностью, роль главаря в них очень велика. Он планирует и готовит преступление, распределяет функции и роли членов группы при их совершении, выносит санкции за нарушение своих распоряжений и групповых норм, «воровского закона». Коммуникации членов такой группы ориентированы на лидера, коммуникативная сеть в ней имеет своеобразную «звездную» структуру. От криминального опыта ее лидера, его личностных характеристик во многом зависит характер преступной деятельности группы. В таких группах новые члены особенно активно и быстро приобщаются к уголовным традициям, ценностям криминальной субкультуры.

Криминологи выделяют несколько типичных разновидностей организованных преступных групп, различающихся численным составом, степенью организованности и др. Так, «простые» организованные преступные группы, как правило, невелики по численности (2-5 человек), что обеспечивает возможность непосредственного взаимодействия всех их членов друг с другом. Обычно они отличаются достаточно высокой устойчивостью и сплоченностью. Преступные действия планируются заранее, существует «разделение труда» между соучастниками. Функциональная структура группы определяется характером противоправной деятельности. В то же время подобные образования не имеют сложной внутренней структуры.

Наряду с эмоциональными отношениями между членами группы все большую роль играют деловые. Эти отношения регулируются нормами и правилами, характерными для криминальной среды.

Образование подобной группы может происходить не только под влиянием единоличного лидера, но и стихийно - тогда групповые решения вырабатываются и принимаются в ней совместно.

Как отмечают специалисты, в подобные группы часто объединяются расхитители, мошенники, квартирные и карманные воры, уличные грабители и др. В них роли участников распределены заранее, приемы совершения преступлений четко отработаны, поэтому речь может идти лишь о предварительном выборе объекта посягательства, определении места и времени действий; чаще всего группа не ищет подходящей ситуации, а сама создает условия, облегчающие совершение преступления. Деление преступных доходов, как правило, осуществляется «по справедливости». Обычно подобные группы функционируют не более трех лет.

Организованные преступные группы могут состоять из нескольких десятков участников, иметь более сложную организационную структуру, основанную на развитой ролевой дифференциации членов, четко выраженную групповую иерархию. Помимо лидера (главаря) в таких группах обычно есть руководящее ядро, состоящее из нескольких человек, а также ряд подгрупп, специализирующихся на разведке, поиске подходящих объектов преступлений, техническом обеспечении преступной деятельности, реализации похищенного, сокрытии и уничтожении следов преступления и т.д.

Имея развитую организационную структуру, такие группы могут использовать сложные способы совершения групповых преступлений, связанные с длительной подготовкой, применением специальных технических средств, различных ухищрений для сокрытия совершенных преступлений. Подготовка к преступлениям обычно тщательно планируется, часто применяются контрмеры против полиции, подготавливается алиби и оговариваются варианты поведения в случае разоблачения.

С развитием функциональной структуры межличностные отношения в таких группах меняют свой характер: личные отношения, основанные на чувстве симпатии, отходят на второй план, заменяются деловыми, основанными исключительно на совместном совершении групповых преступлений. Более того, все отношения в группах начинают конспирироваться. Участники групп стараются не поддерживать между собой заметных связей, лидеры общаются со строго ограниченным кругом своих приближенных, между ними и исполнителями существуют промежуточные звенья, поэтому рядовые члены могут своего лидера даже лично не знать.

В этом случае доходы от преступной деятельности в организованных группах подобного типа распределяются не равномерно между соучастниками, а в соответствии с их положением в структуре группы: лидер забирает основную часть, активные члены получают больше, чем рядовые. В некоторых группах может существовать специальный денежный фонд - «общак», которым распоряжается лидер. Деньги из фонда используются для подкупа должностных лиц, в том числе работников правоохранительных органов, а также передаются членам группы, отбывающим наказание. Из этого же фонда оказывается помощь семьям осужденных.

Одной из специфических разновидностей организованной преступной группы является банда - устойчивая вооруженная группа, созданная в целях нападения на граждан или организации (ст. 209 УК РФ). Бандитские формирования обычно состоят из небольшого числа членов (до 10 человек), ориентированы на совершение жестоких насильственных и корыстно-насильственных преступлений. Среди других организованных преступных групп банды отличаются наиболее высоким уровнем организации деятельности, конспирацией, строгой иерархичностью, беспрекословным подчинением главарю. Жестокость в таких группировках проявляется не только по отношению к жертвам преступлений, но также и во взаимоотношениях между ее членами, особенно к участникам, пытающимся выйти из-под влияния банды, нарушающим групповые нормы, отказывающимся выполнять распоряжения главаря. В таких группах насилие в отношении собственных членов является характерной чертой жизнедеятельности, способом, обеспечивающим ее существование.

4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

Понятия «преступное сообщество», «преступная организация» и производные от них используются также в ряде норм Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации: ст. 210 (Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)), 2811 (Организация экстремистского сообщества), 2822 (Организация деятельности экстремистской организации).

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ указываются основные характеристики этого вида преступных групп, существенные для уголовно-правовой квалификации деяний, совершенных участниками таких объединений. Некоторые из них имеют и важное психологическое содержание. Так, «...преступное сообщество (преступная организация) отличается от иных видов преступных групп, в том числе от организованной группы, более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений..., а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью...

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации) ...».

Итак, для данных форм организованной преступности характерны: наличие специфических организационно-управленческих структур, общей материально-технической и финансовой базы, состоящей в том числе из взносов от доходов от преступной и иной деятельности, планирование преступной деятельности на длительный период, подкуп и иные коррупционные действия, совершенные в отношении представителей правоохранительных и других государственных органов и направленные на их нейтрализацию.

По своим психологическим параметрам эти преступные объединения сходны, но не тождественны. Преступная организация представляет собой сложно организованную преступную группу, обладающую развитой внутренней структурой, четко отлаженной системой взаимодействия между подразделениями и отдельными участниками, высокой сплоченностью членов, устойчивостью состава. Понятие «преступное сообщество» относится, скорее, к образованию, сложившемуся в результате объединения под общим руководством ранее самостоятельно действовавших преступных групп, когда такой союз возникает в целях совершения указанных в Уголовном законе видов преступлений.

Нетрудно заметить, что от «простой» организованной преступной группы преступная организация отличается, прежде всего, более сложной структурой и рядом других признаков, имеющих количественный (а не качественный) и оценочный характер. Как отмечает В.М. Быков, по существу, это те же организованные группы, но с более высокой степенью организованности и сплочения. Так, некоторые подобные сообщества обладают многозвеньевой иерархической структурой, имеют «центральный аппарат» и «представительства» на местах в различных регионах страны. Другие построены по сетевому принципу.

Вместе с тем количественные изменения здесь, по мере своего роста, приобретают качественный характер. Например, численность таких объединений может достигать нескольких сотен или даже тысяч человек. Многие из них лично незнакомы друг с другом и не имеют возможностей для непосредственного общения. В результате на уровне подобных объединений происходит переход от малых контактных к большим социальным группам, члены которых объединены, прежде всего, общей преступной деятельностью, а взаимодействие между ними носит опосредованный, формализованный, деиндивидуализированный характер.

Одной из характерных черт таких объединений является тенденция к образованию устойчивых коррумпированных связей с властными структурами, правоохранительными и судебными органами. Кроме того, такие объединения отличаются стремлением легализовать средства, полученные преступным путем, используя для этого различные бизнес-структуры. Они наносят огромный материальный и моральный ущерб законопослушным субъектам экономической деятельности.

Наконец, преступные организации часто бывают связаны друг с другом, а также с другими группировками более низкого уровня развития. В последнем случае более крупные сообщества стремятся поставить под контроль менее организованных «коллег», подчинить их и заставить служить своим интересам.

Завершая обсуждение психологических проблем групповой и организованной преступности, необходимо отметить, что психологи могут внести существенный вклад в расследование и судебное разбирательство уголовных дел рассматриваемого рода. Как и в других случаях, основными формами их участия являются внепроцессуальное консультирование правоприменителей и производство психологической экспертизы. При этом перед специалистами и экспертами, наряду с традиционными вопросами, например, об индивидуально-психологических особенностях членов преступных объединений, могут быть поставлены и другие, касающиеся взаимоотношений и распределения функций между членами группы, ее психологической, ролевой структуры, наличия лидера (лидеров), характера его влияния на других участников и др. На практике такого рода социально-психологические исследования преступных групп проводятся относительно нечасто.

Впервые комплексный психологический анализ преступной группы был проведен в 1970 г. основателем современной судебной психологической экспертизы М.М. Коченовым. Он в качестве консультанта-психолога оказывал помощь в расследовании сложного, многоэпизодного уголовного дела, по которому в качестве обвиняемых проходило несколько лиц, в том числе несовершеннолетних, образовавших преступную группу (банду). Это исследование, опубликованное лишь через 40 лет после его проведения, разворачивалось по ряду направлений:

  • анализ социально-психологической ситуации в селе, где действовала преступная группа, выявление социальных предпосылок, причин и обстоятельств, способствовавших ее формированию;
  • изучение индивидуально-психологических особенностей членов группы, повлиявших на вхождение в нее, в значительной мере определивших место и роль каждого лица в преступном объединении. При этом наиболее детально анализировались особенности мотивации каждого обвиняемого, то, как их ведущие мотивы формировались, развивались и реализовывались в процессе совместной преступной деятельности;
  • социально-психологический анализ деятельности преступной группы, взаимодействия ее членов, их места в психологической структуре банды. Выявление факторов, определивших сплоченный, устойчивый характер данной общности, направленность ее членов на совершение все новых преступлений.

Особое внимание было уделено психологической характеристике организатора преступной группы, использованных им методов вовлечения в нее других членов, способам оказания на них психологического воздействия.

По результатам проведенного исследования М.М. Коченовым была подготовлена подробная письменная научная консультация. Она была использована следователем, ведущим расследование уголовного дела, для индивидуализации тактических приемов допроса обвиняемых, уточнения планов расследования, выдвижения рабочих гипотез относительно взаимоотношений, сложившихся в банде и распределения ролей между его участниками, а также при подготовке обвинительного заключения по делу, в котором нашли отражение многие положения этой консультации.

М.М. Коченов отмечал:

«Значение консультации, по мнению следователя, не ограничивалось только тем, что он принимал или отвергал суждения консультанта-психолога. Психологическая консультация способствовала выработке определенного подхода к анализу и оценке фактов, имеющих психологическую природу. Сущность этого подхода состояла в том, что поведение подростков рассматривалось в его динамичном единстве и не отрывалось от наиболее глубоких и устойчивых особенностей их личности, обусловленных возрастом, воспитанием и другими причинами. Психологический подход выражался также и в том, что бандитская группа изучалась не как сумма личностей, составляющих ее, а как стойкое единство людей, имеющих, помимо своих индивидуальных, групповые цели, планы, принимающих требования этой группы и испытывающих ее постоянное влияние».

Источник: 
Криминальная психология: курс лекций / под науч. ред. О. Д. Ситковской: 2016
Материалы по теме
Виды и показатели преступлении несовершеннолетних и молодежи
Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.:...
Психология преступности
Пирожков В.Ф., Криминальная психология
Виктимологическая профилактика преступлений
Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.:...
Причины преступности в современной России
Антонян Ю.М., Криминология. Избранные лекции
Общая характеристика коррупционной преступности
Антонян Ю.М., Криминология. Избранные лекции
Психологические механизмы совершения преступления
Психологические основы юриспруденции: учебное пособие / О.А. Гулевич — М.: НОУ ВПО...
Особенности личности осужденных
Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.:...
Причины и условия преступлений несовершеннолетних и молодежи
Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.:...
Оставить комментарий