Психологические механизмы совершения преступления

Проблема психологических механизмов лучше всего разработана в связи с преступлениями с элементами агрессии — формы поведения, нацеленной на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения. Под это определение лучше всего подходит насильственная преступность — убийства, нанесение телесных повреждений, изнасилования.

Существует три основных типа психологических механизмов совершения подобных преступлений: когнитивные, эмоциональные и поведенческие.

Когнитивные механизмы связаны с тем, как преступник анализирует происходящее, интерпретирует поведение окружающих, выбирает форму поведения. Одной из моделей, описывающих когнитивную активность преступника, является модель агрессивного поведения К. Доджа и Н. Крика (Бэрон, Ричардсон, 2000). Ее авторы выделяют пять этапов возникновения агрессии.

На первом этапе происходит «прочитывание посылов к агрессии». В каждый момент жизни человек сталкивается с большим количеством информации. Естественные ограничения познавательных процессов не дают ему возможности проанализировать всю информацию. В результате человек обращает пристальное внимание на одни аспекты происходящего и практически не замечает другие. Некоторые люди обращают большее внимание именно на те аспекты, которые могут привести к агрессивным, в том числе преступным действиям с их стороны. Представим разговор двух недавно познакомившихся людей: они делают друг другу то комплименты, то замечания. Но один из них обращает большее внимание на замечания и начинает переживать. Такое выборочное восприятие — первый шаг на пути к агрессии.

На втором этапе происходит интерпретация «посылов к агрессии»: человек, обративший пристальное внимание на замечания, пытается понять, чем они вызваны. Не зная истинных причин, он приписывает их исходя их своего представления о людях. Для некоторых людей характерна так называемая «предвзятая атрибуция враждебности»: тенденция приписывать негативному поведению окружающих враждебные намерения. Такой человек расценит замечания как показатель негативного отношения и желания обидеть. Эта атрибуция — второй шаг на пути агрессии.

На третьем этапе происходит выбор формы поведения: человек анализирует, как он может ответить обидчику. Если его поведенческий репертуар достаточно богат, он может выбрать форму поведения, не связанную с насилием. Слабое представление о мирных путях разрешения конфликта — третий шаг, ведущий к агрессии.

На четвертом этапе происходит оценка человеком социальной желательности выбранной им формы поведения. Человек может отказаться от насилия в том случае, если считает, что окружающие не одобрят его действий. Однако если он считает, что, по мнению окружающих, насилие — это вполне приемлемая форма поведения, он приблизится к совершению акта агрессии еще на один шаг.

И наконец, пятый этап — это совершение поступка. Агрессивные действия предпринимаются людьми, сознательно выбравшими эту форму поведения или теми, кто, решив разрешить конфликт мирным путем, не обладает достаточными поведенческими навыками, чтобы сделать это.

Таким образом, совершение насильственного преступления — это результат длительного анализа. Однако в некоторых случаях такой анализ не проводится. Это происходит, например, когда человек находится в состоянии эмоционального возбуждения, когда он расстроен или зол, и поэтому не может проанализировать свои возможности и реакцию окружающих. Это происходит, когда он сталкивается с фрустрирующими обстоятельствами, не позволяющими ему достигнуть поставленной цели. Эта связь описывается в теории фрустрации-агрессии, сформулированной Доллардом и его коллегами. первой версии этой теории предполагалось, что любая фрустрация вызывает агрессию, а агрессия всегда является результатом фрустрации. Позже было показано, что существуют и другие способы реакции на фрустрацию: человек может начать пить или принимать наркотики, плакать или собраться и постараться найти новые пути достижения цели. Кроме того, не любая фрустрация вызывает агрессивное поведение. Для того чтобы это произошло, необходимо, чтобы фрустрация была сильной (полностью блокировалось достижение важных для человек целей), многократной или непредвиденной. Именно при этих условиях она будет вызывать сильные негативные эмоции, которые и затруднят анализ ситуации. И наконец, важно, чтобы человек интерпретировал возникшие негативные эмоции именно как результат фрустрации. Если он считает, что его эмоциональное состояние вызвано какими-то другими факторами, например, жарой, лекарством и т. д., негативные эмоции могут и не вызвать агрессивного ответа.

И, наконец, поведенческими механизмами агрессивного, в том числе преступного поведения являются классическое обусловливание, оперантное обсуловливание и научение через наблюдение.

Механизм классического обусловливания начинает действовать тогда, когда человек сталкивается со стимулами, ассоциативно связанными у него со злостью, болью, агрессией. Механизм классического обусловливания учтен, например, в теории посылов к агрессии Дж. Берковица. Он считал, что агрессия вызывается аверсивными стимулами (в том числе фрустрацией), которые способны спровоцировать агрессивные реакции, но не приводят к агрессивному поведению напрямую, а создают готовность к агрессивным действиям. Для того чтобы аверсивные стимулы вызвали агрессию, необходимо наличие «посылов к агрессии» — средовых стимулов, ассоциативно связанных со злостью или болью. Примером такого стимула является оружие: его наличие «подталкивает» фрустрированного человека к агрессивным действиям.

Механизм оперантного обусловливания описан в модели Р. Акерса, речь о которой шла в предыдущей главе. В данном случае человек постепенно обучается агрессивному, в том числе преступному поведению под действием вознаграждения. Например, большой и сильный человек, используя насилие (поступок), часто добивается желаемого результата, благодаря физической слабости окружающих (вознаграждение). В результате он начинает использовать насилие и в дальнейшем (усвоение новой формы поведения). Однако если вместо вознаграждения за насилием следует наказание, например, презрение со стороны окружающих, то обучение этой форме поведения не произойдет.

Механизм научения через наблюдение (моделирования) подразумевает, что человек учится не на своих, а на чужих ошибках и достижениях: он смотрит, какие поступки окружающих его людей вознаграждаются, а какие наказываются, и корректирует свое поведение в соответствии с этим. Начало серьезного изучения этого механизма связывают с именем Э. Бандуры — автора эксперимента с куклой Бобо. В нем принимали участие дети, смотревшие видеозапись, на которой взрослый человек бил резиновую куклу. Результаты этого исследования показали, что дети, смотревшие эту запись, впоследствии, попадая в комнату с игрушками, чаще также обращались с этой куклой, чем те, кто не видел видеозаписи. Несмотря на ограничения этого исследования, существование механизма научения через наблюдение практически не подвергается сомнению.

Таким образом, совершение преступления является результатом действия целого ряда психологических механизмов. В зависимости от ситуации одни механизмы вносят больший вклад в совершение преступления, чем другие. Этим и объясняется тот факт, что одинаковые с точки зрения закона преступления, имеют разное психологическое содержание. Примером этого является классификация преступников, совершивших умышленные убийства, предложенная И. А.Кудрявцевым и Н. А.Ратиновой.

Они выделили семь типов умышленных убийств.

Первый тип — смысловая агрессия. Преступников этого типа отличает:
- антисоциальная направленность: при достаточно сформированном представлении о правовых нормах для них характерна преимущественная ориентация на собственные интересы и потребности;
- высокая агрессивность, насильственно-доминирующий стиль взаимодействия;
- смысловая агрессия, которая является самоценностью;
- враждебное, подозрительное отношение к окружающим;
- деформация морально-этической сферы, обесценивание человеческой жизни, эмоциональная холодность;
- аффективная ригидность (фиксация на негативных переживаниях), злопамятность одновременно с эмоциональной неустойчивостью, легкостью вспышек раздражения;
- низкий уровень волевого и субъективного самоконтроля;
- тенденции к самооправданию и переложению ответственности и вины на окружающих;
- совершение преступления по заранее возникшему умыслу в отсутствии провокации со стороны потерпевшего.

При совершении такими людьми убийства в их деятельности представлены все звенья психологической структуры преступного акта.

Второй тип — функционально-утилитарная агрессия, для которой характерны:
- антисоциальная направленность;
- высокая агрессивность (ниже, чем в предыдущей группе, но выше нормы), насильственно-доминирующий стиль взаимодействия;
- инструментальная агрессия, которая используется как средство достижения определенной цели;
- враждебное, подозрительное отношение к окружающим;
- низкий уровень эмоциональной устойчивости, хотя потенциальная способность к самоконтролю выше, чем в первой группе;
- достаточный поведенческий репертуар;
- преступление совершается в ситуации межличностных противоречий, которые однако не носят экстремального характера, не являются травматическими или субъективно-безысходными. Такие люди даже при слабой фрустрации сознательно выбирают агрессивный способ взаимодействия как наиболее приемлемый.

При совершении такими людьми убийства в их деятельности представлены все звенья психологической структуры преступного акта , хотя и наблюдается некоторое эмоциональное напряжение.

Преступников третьего типа с привычно-неконтролируемой агрессией отличает:
- низкая эмоциональная устойчивость, слабая потенциальная способность к самоконтролю, легкость возникновения вспышек раздражения, низкий порог фрустрации;
- слабая ориентированность в социальных нормах;
- склонность воспринимать происходящее с ними как результат независящего от их воли стечения обстоятельств;
- низкая способность к рефлексии, слабое понимание окружающих;
- недостаточная способность к конструктивному анализу ситуаций, крайняя ограниченность репертуара способов межличностного взаимодействия;
- совершение преступления в состоянии достаточно сильного эмоционального напряжения.

У таких преступников во время совершения преступлений нарушаются некоторые звенья психологической структуры преступного акта: возникают эмоционально-важные ситуативные цели, слабо согласованные с системой мотивов; выбор средств и способов действия сужается; снижается уровень контроля и прогноза.

Четвертый тип — ситуативно-оборонительная агрессия. В этом случае ведущую роль при совершении убийства играют не индивидуальные особенности преступника, а факторы ситуации. Убийцы этого типа:
- хорошо ориентированы в социальных нормах и стараются строить поведение с их учетом;
- имеют разнообразный репертуар стратегий межличностного взаимодействия;
- уровень их агрессивности соответствует среднестатистическим значениям;
- агрессия носит смешанный — инструментальный и эмоционально-обусловленный характер;
- имеют более низкую эмоциональную ригидность и более высокую эмоциональную устойчивость, чем представители предыдущих групп;
- стремятся контролировать свое поведение;
- преступление совершается в экстремальных, травматичных ситуациях, которые вынуждают к немедленным нестандартным действиям. Часто это грубая провокация со стороны потерпевшего.

Свойственная этим людям эмоциональная ригидность и неустойчивость уменьшают способность к взвешенным действиям, делают трудным быстрый выбор оптимальных стратегий поведения, ослабляют самоконтроль. Однако этап целепо-лагания сохраняется. Это означает, что акты агрессии включены в общий контекст деятельности.

Пятый тип — агрессия с аффективной целью. Убийц этого типа отличают:
- хорошая ориентированность в социальных нормах;
- разнообразный репертуар стратегий межличностного взаимодействия;
- низкий уровень агрессивности, склонность к поиску компромисса при решении проблем;
- слабая эмоциональная ригидность, но сниженная эмоциональная устойчивость;
- стремление к самоконтролю;
- совершение преступления при грубой провокации со стороны потерпевшего.

Во время совершения преступлений у таких людей нарушаются практически все звенья преступного акта. Хотя сначала нанесение ущерба рассматривается как способ защиты, со временем это цель приобретает самостоятельное значение. Такие убийцы воспринимают лишь незначительное число элементов ситуации, нарушается способность к ее осмыслению, резко ухудшается качество контроля и прогноз последствий.

Шестой тип — катастрофическая агрессия. Убийцы этого типа во многом похожи на преступников, совершающих убийство с аффективной целью, однако их отличает большая эмоциональная устойчивость и эмоциональная ригидность (такие люди склонны к накоплению отрицательных переживаний, фиксации на них). Преступники этого типа склонны принимать на себя ответственность за происходящие с ними события, стараются контролировать свое поведение.

Они совершают преступление в условиях грубой провокации со стороны потерпевшего. От представителей предыдущей группы их отличает большая устойчивость к провокации: они дольше сохраняют самоконтроль, выдерживают большие эмоциональные нагрузки, держатся до последнего. В результате разрушение звеньев психологической структуры преступного акта, следующее за срывом, у них более сильное.

Последний тип — агрессия, обусловленная профессиональными навыками. Этот тип убийц имеет профессионально сформированные навыки деструктивного поведения (военные, работники других силовых структур). Для них характерны:
- просоциальная направленность, эмоциональная устойчивость;
- высокий самоконтроль;
- принятие ответственности за происходящее с ними;
- повышенная агрессивность;
- обостренное самолюбие, обидчивость, эмоциональная ригидность;
- регламентация межличностных контактов по принципу «доминирование-подчинение»;
- обесценивание собственной жизни и жизни других людей, ослабление страха смерти;
- совершение преступления в экстремальной ситуации. Эта ситуация актуализирует профессиональные навыки, приводит к искажению восприятия, осмысления и интерпретации текущей ситуации в соответствии с другими событиями, которые происходили ранее. Результатом этого является рост эмоционального напряжения.

Как видно из описания, у преступников разного типа происходят сбои на разных этапах преступного акта, а совершение преступления обусловлено действием разных механизмов.

Источник: 
Психологические основы юриспруденции: учебное пособие / О.А. Гулевич — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный институт, 2009. — 512 с.