Происхождение и сущность сознания

Сознание — высшая психическая форма активного воспроизведения бытия, его чувственного переживания и преобразования. Этот уровень психического отражения саморегуляции присущ только человеку как конкретно-исторической личности. Психология изучает происхождение, структуру и функционирование сознания. «Сознание — высшая, свойственная лишь человеку, форма отражения объективной реальности, способ его отношения к миру и самому себе, опосредованный всеобщими формами общественно-исторической деятельности людей. Сознание представляет собой единство психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия. Оно возникает в процессе трудовой, общественно-производственной деятельности людей и неразрывно связано с языком, который так же древен, как и сознание».

Сознание отличается богатством и разнообразие своих форм. Э. Кассирер выделял три функции символического сознания — экспрессивную, репрезентативную и концептуальную, которые находятся внутри человеческого духа. Первая является дотеоретическим видом сознания и полнее всего выражается в мышлении людей, находящихся на уровне мифологического мировоззрения, когда символ и символизиуремый объект не разделены, символ еще не является посредником между объектом и наблюдателем. Второй присуще появление «свойств», «характеристик», ее основным инструментом является язык. Поток образов упорядочивается путем вербализации огромного количества впечатлений, которые «накатывают» на индивидов. Тем не менее эта вербализация не является полностью независимой функцией: символ находится «на привязи» у объекта, который он обозначает. На третьем уровне символического сознания символ приобретает полную свободу, он никаким образом не связан с объектом. Примером может служить математика.

Термин «сознание» имеет троякое значение. Во-первых, он подразумевает осознание (интериоризацию) собственньх переживаний — в противоположность потере сознания и всему тому, что бывает за пределами сознания. Во-вторых, он подразумевает осознание объекта, знание о чем-то предметном и внешнем — в противоположность неосознанным субъективным переживаниям, в рамках которых «Я» и объект пребывают во все еще не дифференцированном состоянии. В-третьих, он подразумевает самосознание, осознание личностью собственного «Я» в противоположность бессознательному, в рамках которого субъект и объект переживаются как отдельные сущности, но личность не осознает различия между ними сколько-нибудь отчетливо.

Без сознания — понимая под сознанием любую форму внутреннего переживания, в том числе и такую, когда Я и объект не дифференцируются или когда переживание ограничивается всего лишь неосознанным чувством, не направленным на какой-либо определенный объект, — психическая субстанция не может проявить себя. Где нет сознания в указанном смысле, там нет и психической субстанции.

Но психическая жизнь не может быть полноценно понята только как сознание. Она также не может быть понята средствами одного только сознания. Реальный опыт душевных переживаний необходимо дополнить теоретическим фундаментом, выходящим за пределы сознания. Все, имеющее непосредственное отношение к феноменологии и объективной констатации фактов, обусловлено действительным опытом психической жизни и не нуждается в теории. С другой стороны, любая попытка объяснения эмпирических данных предполагает построение теоретических рамок и допущение некоторых механизмов и сил, внешних по отношению к сознанию.

«Прямые, доступные непосредственному наблюдению данные психического опыта, — пишет К. Ясперс, — аналогичны пене на поверхности моря. Океанские же глубины недоступны и могут быть изучены лишь непрямым, теоретическим путем. Но проверка теоретических допущений осуществляется на основании вытекающих из них следствий. Их ценность состоит не в их непротиворечивости и самодостаточности, а в том, насколько успешно они могут мыслиться в форме психических или физических символов или аналогий».

Бессознательное мыслится как производное от сознания. Оно может быть идентифицировано с автоматическим поведением, забытым опытом, воспоминаниями. Бессознательное мыслится как «бытие» — как истинный, глубинный смысл бытия, то есть как психическая реальность.

3. Фрейд в ряде статей уподоблял сознание органу чувств, способному воспринимать внутренние, т.е. душевные, психические события и отличать их от внешних восприятий. Он также считал, что сознание может быть обращено как к окружающему миру, вовне, так и к внутренней психической деятельности. Сознание имеет ин-тегративную функцию, которая позволяет переводить бессознательное в сознательное.

Сознание органически вплетено в духовный опыт человечества. Оно обладает способностью к рефлексии, к мышлению. Это важное свойство человека, которое отличает его от животных. Мы до сих пор не можем с полной определенностью ответить на вопрос об источнике сознания, не можем объяснить, как и почему оно возникло. Оно в целом развилось от неопределенного, непрочного к стабильному и прочному. Сознание — отличительная черта человека, сила, которая управляет нами. Появление сознания — это пробуждение от нерефлективного состояния гармонической бессознательности, столкновение с проблемами бессознательного. Когда размышляют о том, что же, собственно говоря, представляет собой сознание, то обычно наиболее глубокое впечатление производит тот в высшей степени удивительный факт, что каким-либо событием, происходящим где-нибудь в космосе, вызывается одновременно внутреннее отображение таким образом, как будто бы оно происходило и внутри. Это и означает — осознавать...

По мнению Юнга, наше сознание не создает самое себя, а поднимается из неизвестной нам глубины. Оно постепенно пробуждается в ребенке, а затем каждое утро пробуждается из глубин сна, из бессознательного состояния. Оно подобно ребенку, который ежедневно рождается из своей материнской первопричины — бессознательного.

Сознание поддерживает взаимоотношение психических содержаний Я. Сознание не тождественно психическому. Есть множество психических комплексов, из которых далеко не все по необходимости связаны с Я. Сознание и бессознательное образуют противоположность психической жизни.

С появлением сознания разрушается мир первичной гармонии. Предсознательное единство биологического организма и природы распадается на две половины — объект и субъект. Эта двойственность является психологической основой религии, в ней начало всех философий, из нее происходит научный поиск. Она служит той почвой, на которой произрастают мораль и искусство. Всегда существует опасность отрыва сознательного от бессознательного, возможность забыть об его источнике как вместилище инстинктов. Только взаимная связь между сознательным и бессознательным является условием их созидательного смысла. В марксистской философии и психологии сознание определялось как высший уровень психического отражения мира. Однако, согласно СЛ. Рубинштейну (1889—1960), сознание не только отражение мира, но выражение отношения к нему, единство знания и переживания и регулятор деятельности. Его школой были дифференцированы качества сознания как процесса, состояния, структуры и, наконец, личностной жизненной способности, чему до самого последнего времени не уделялось никакого внимания — индивидуальное сознание рассматривалось безличностно (только соотносительно с общественным сознанием).

В контексте фрейдистской парадигмы была определена структура сознания, одновременно раскрывавшая движущие силы личности и динамические механизмы самого сознания. Эта структура считается структурой личности, но принципиально в ней наличие противоречия Я (Эго), Сверх-Я (Супер-эго) и Оно. Однако, вопреки Фрейду, происходит не вытеснение нерешенного противоречия, а, напротив, репрезентация его из бессознательного в сферу сознания, где оно и становится проблемой, решаемой субъектом (а не психотерапевтом). Происходит не символизация (как двусмысленность) вытесненных влечений, а репрезентация в проблемах личностных смыслов. Эта репрезентация не обязательно имеет рефлексивный и категориальный характер — она образует сферу или неосознанный уровень, который при определенных внешних или внутренних условиях может стать осознанным.

Идя от гуссерлевской феноменологии, A.ff. Леонтьев (1903—1979) проанализировал структуру сознания в категориях смыслов и значений. Эта структура сознания выстроена по другому основанию, чем вышеперечисленные. Однако, следует учитывать, что понимание смысловой семантики сознания в отечественной психологии принципиально отлично от фрейдовского символизма (подразумевания, двусмысленности, мифологичности и трансфера).

Сближение психологии с этикой позволило обратиться к ценностным механизмам сознания, которые отличны от когнитивных (познавательных) и вместе с тем связаны с ними в сфере познания социальной человеческой действительности. Дильтеевская понимающая психология позволяет раскрыть собственно психологический аспект эмоционально-ценностного понимания действительности. Вместе с тем, ценности связаны и с более высоким уровнем сознания и более активной позицией личности по отношению к действительности, чем только ее понимание. Сознание обладает проективной жизненной функцией, которая обобщает позиции личности в ценностно-жизненных категориях и принципах — в мировоззрении. 3десь ценности выполняют не функцию ориентации, а функцию личностных опор, ее духовно-нравственную определенность, которая позволяет ей устоять при потере жизненных, рольных опор, сохранить свою. идентичность и качество субъекта. Абстрактность ценностей не препятствует осуществлению ими функции психологической поддержки личности.

Одной из важнейших функций сознания является способность репрезентации в настоящем всего того в мире, что совершалось в другом времени и пространстве, сочетающаяся с высочайшей изобретательностью и замыканием своего внутреннего мира. 3амкнутость внутреннего мира, охраняющая самоидентичность и автономность и способность «выхода за свои пределы» — две полярные способности сознания, дающие ему гигантское смысловое пространство функционирования.

Функция целеполагания, присущая сознанию, была перенесена из философии в психологию вместе с несколько расширенной структурой деятельности. Однако только процессуальное понимание самой деятельности, выход за пределы структурной парадигмы, определение деятельности как происходящей во времени позволили ввести в число функций сознания регуляторную, ориентированную на изменчивость хода деятельности и возможностей, продвижения субъекта. Вслед за этим, чуть позднее, появилось понятие саморегуляции, основой которой стало не безличное самодвижение деятельности, а роль осуществляющего ее субъекта.

Так называемая коммуникативная функция сознания стала предметом внимания психологов сравнительно недавно, хотя работы М.М. Бахтина (1895—1975), актуализировавшего проблему диалогич-ности сознания были написаны ранее, не говоря о идеях диалогич-ности мышления Сократа и Платона. Однако, во-первых, диалог не исчерпывает всех коммуникативных функций сознания; во-вторых, и это главное, необходимо различать коммуникативные особенности и механизмы сознания, имеющие личностный характер, и механизмы того же сознания, подчиняющиеся уже социально-психологическим закономерностям. Наконец, в-третьих, коммуникация сознаний не непосредственна, она опосредована реальным практическим общением; в-четвертых, кроме общения, коммуникация — в широком смысле слова — чаще всего опосредована, связана, вплетена в деятельность. Исходя из всего сказанного, в качестве концептуальной основы для объяснения и исследования этого аспекта сознания наиболее конструктивной представляется теория социальных представлений (репрезентаций) С. Московичи (род. 1925). Она имеет преимущества по отношению к теории кооперации (или обратимости операций) Ж. Пиаже, выходя за рамки когнитивистского подхода в область онтологии и механизмов индивидуального и общественного сознаний.

Ряд отечественных психологов (Ф.В. Бассин, Л. Брудный, Д.Н. Узнадзе, В.П. 3инченко и др.) разрабатывали отдельные, но очень значимые для понимания полифункциональной сущности сознания проблем.

Сознание индивидуальное — понятие традиционно связывавшееся с общественным сознанием принципом дихотомии или производ-ности (выведения индивидуального сознания из общественного, культуры и т.д.). Основным критерием определения индивидуального сознания является его определение как сознания личности (в противоположность безличному его определению). Только при таком подходе возможно раскрытие его многоуровневости — бессознательное, неосознаваемое, сознанное, сознательное, надсознательное, его многофункциональности (отражение, отношение, переживание, знание, регулятор деятельности отношений и жизни в целом) и его много-модальности — как процесса, свойства, структуры, способности личности. Основными методологическими проблемами и принципами, ведущими к уточнению его определений и раскрытию сущности являются проблема социальной детерминации сознания, проблема его развития (наиболее разработанная в антропогенетическом и онтологическом аспектах), проблема связи его отражательных, коммуникативных и других характеристик.

Коммуникативные концепции сознания — концепции сознания, в которых подчеркивается связь сознания с речью. Создатель психоанализа 3. Фрейд определял различие между подлинно бессознательным и сознательным в том, что первое совершается при помощи материала, остающегося неизвестным (непознанным), в то время как второе связывается с представлениями слов, выражается в речи. Согласно определению П.В. Симонова (род. 1926), сознание представляет собой знание, которое в абстрактной форме может быть передано другим людям. На основе нейрофизиологических исследований головного мозга была показана решающая роль функционирования речевых структур головного мозга в феномене сознания. Связь сознания с речью продемонстрирована в исследованиях на людях, выходящих из состояния комы; также роль левого, речевого полушария в механизмах сознания была показана в исследованиях на больных с перерезкой мозолистого тела, соединяющего полушария мозга (Р. Сперри).

Измененные формы сознания — необычные состояния сознания. Это понятие внес в психологию американский философ и психолог У. Джеймс. В работе «Многообразие религиозного опыта» он писал:
«Сообразно с общим постулатом современной психологии, нет ни одного состояния сознания — ни нормального, ни патологического, начиная с самых низменных и кончая самыми возвышенными, которое не было бы обусловлено каким-нибудь органическим процессом».

Термин исходит из убеждения, что существуют различные уровни, или состояния сознания. Состояние сознания можно изменять искусственно (например, с помощью гипноза) или естественным образом (во время сна). Считается, что состояние сознания человека оказывает влияние на психологическую активность, например, на уровне мотивации.

Существует множество измененных форм сознания (таких, например, как сны и сновидения), которые не выходят за рамки нормы и присущи всем людям. Другие состояния зависят от определенных условий. Для того чтобы визуализировать психотические состояния, мы прибегаем к разным сравнением с нашими собственными переживаниями (связанные со сновидениями, состояние засыпания, состояниям усталости). Некоторые психиатры подвергают себя интоксикации (мескалином, гашишом, ЛСД), тем самым переживая непосредственную модель психотического опыта, возможно, родственного тому, который соответствует состоянию некоторых душевнобольных.

С. Гроф подчеркивает, что концепция английского физика Д. Бома (1917—92) показывает, что некоторые важные аспекты реальности недоступны опыту и изучению при обычных обстоятельствах, имеют прямую значимость для изучения необычных состояний сознания. Индивиды, испытавшие различные необычные состояния сознания, в том числе высокообразованные и искушенные ученые разных специальностей, часто сообщают, что они входили в скрытые области реальности, которые кажутся аутентичными, в некотором смысле имплицитными для повседневной реальности и превышающими ее по порядку. А в содержание этой «неявной реальности» входят, кроме всего прочего, элементы коллективного бессознательного, исторических событий, архетипических и мифологических явлений, динамики прошлых воплощений.

Известный американский нейрофизиолог К. Прибрам (род. 1919) полагал, что необходимыми условиями сознания являются жизнь и перемещение в пространстве. Следовательно, термин «сознание» не может относиться ни к растениям, ни к кристаллам, ни к компьютерам. Сознание происходит из взаимодействия организма с окружающей средой. Функция мозга заключается в том, чтобы вырабатывать коды, с помощью которых информация становится коммуникативной. Некоторые коды голографичны. Так, мысленный образ возникает тогда, когда система становится достаточно сложной и действует не только как самосодержащая единица, но и как открытый, «параллельный» себе механизм. Для открытых систем с памятью характерны процессы, благодаря которым они получают способность выбирать и желать, а не только автоматически реагировать на стимулы.

Источник: 
Гуревич П.С., Психология
Темы: