Проблемы классической психологии почерка

Научные направления, точнее — направления исследования природы и людей, можно разделить на три типа. Первую группу составляют всеми признанные дисциплины. Их наиболее успешные представители формируют научный истеблишмент. Им не надо заботиться об авторитете того, чем они занимаются. Только о своей роли в системе. Они могут даже рассчитывать на получение Нобелевской премии за свою работу. Или какой-нибудь другой награды — рангом пониже. Некоторым это прекрасно удается. В эту группу входят и классические науки, такие, как физика, математика, химия, биология, медицина со всеми разделами и подразделами, и сравнительно новые, например, электроника, компьютерные технологии, генетика и другие. В этих направлениях существуют, как правило, и теоретические основания, и многочисленные практические наработки.

Ко второй группе отнесем направления, официальным научным корпусом не признанные, но пользующиеся у публики популярностью. А интерес означает внимание средств информации, публикации, телепрограммы. Это, например, астрология. Или исследование шаровой молнии. Смело можно упомянуть и парапсихологические явления. Теоретические основания в этой сфере обычно отсутствуют. Зато существуют практические наблюдения. Часто очень многочисленные. Скажем, направление китайской медицины — иглоукалывание. Мало кто сомневается в том, что оно помогает при многих болезнях. Но по-настоящему понять, почему и как — ученые не могут. К тому же имеются не только практические подтверждения. Зачастую находятся практические же случаи, которыми сам подход если не опровергается напрямую, то явно и не подтверждается.

Третью группу составляют дисциплины, внешне похожие на только что описанные. Но они в отличие от второй группы почти не пользуются ни поддержкой официальной науки, ни широким интересом общественности. Они пестуются лишь энтузиастами и теми, кто надеется в этой нише построить свою карьеру. К этой группе нередко относят исследование почерка. Нас интересует, почему так происходит. Заслуженно ли? Если нет, то хорошо бы понять — как можно исправить ситуацию?

Сделаем два замечания. Во-первых, в исторической перспективе многие науки мигрировали из одной группы в другую. И далеко не всегда снизу вверх. Кроме того, часто статус зависел и от географии. Точнее, от политико-экономических условий в той или иной стране. Так, вполне принятые в западном мире генетика и кибернетика долгое время считались лженауками в СССР и Восточной Европе. А исследование космоса по понятным причинам было недоступно европейским странам. Психология еще недавно начинала в третьей группе. В начале XX века был защищен первый диплом в этой области. Однако сегодня она прочно занимает место среди общепринятых наук.

А во-вторых, людей, исследующих, как мы сказали, природу и общество, делает схожими интерес к открытию закономерностей. Естественно, мы говорим об идеальном случае. Тех, кто только карьеру строит, в расчет не берем. Закономерности эти мало зависят от того, как принимает данную дисциплину общественность (вспомним, как часто она ошибается). Они вырабатываются либо теоретически, либо обобщением практических данных и наблюдений. Исследование почерка основано на втором подходе. Попытки разработать теоретические основы, исходя из знаний о деятельности головного мозга человека, были предприняты в начале XX века и за рамки набросков пока не вышли.

Внешние возражения против графологии

Известный скепсис и возражения сопровождали психологию почерка всегда. Нет смысла подробно разбирать их. Они нашли отражение во многих публикациях. Интересно, что возражения эти за более чем столетнюю историю современной графологии не изменились. Пожалуй, наиболее систематично изложил их Роберт Саудек в своей монографии «Научная Графология» (Saudek, 1926). Его работы вообще отличаются систематичностью и великолепной логикой. Приведу эти возражения скорее в качестве примера, опустив аргументацию самого Роберта Саудека. Дам лишь короткий комментарий с позиций современных представлений. Для тех, кто только знакомится с графологией, они могут быть особенно интересными.

Первое возражение: почерк не связан с характером писавшего, а зависит только от строения руки и пальцев
Это возражение фактически утверждает, что процесс письма относится лишь к механике движения мышц руки и пальцев. Поэтому его результаты определяются только их размерами и строением. Так же, как, скажем, ширина шага зависит от длины ног. Множество исследований и экспериментов, особенно интенсивно проводившихся в начале XX века, убедительно показали, что письмо, будучи сложнейшим навыком, является прежде всего функцией мозга. Сам Роберт Саудек ссылается, в частности, на известные эксперименты доктора Георга Майера, профессора Франка Фримана и профессора Прейера. Почерк людей, потерявших правую руку и освоивших письмо левой, через некоторое время становился очень похожим. Ученые проводили также эксперименты с солдатами, лишившимися обеих рук. Они обучались писать ногой и ртом. Сравнивался почерк великанов, у которых были огромные руки, с почерком карликов. Интересные наблюдения проводил и Жюль Крепье-Жамен, который провоцировал участников экспериментов играть заданные роли и писать в различных условиях и при разных обстоятельствах.

Безусловно, состояние мышц и суставов пальцев и руки влияют на почерк. Особенно это заметно при некоторых болезнях. Например, при отложении солей или артритах. И это может повлиять на правильность анализа почерка. Подобные факторы, естественно, влияют на погрешность психологии почерка как научного метода. Но статистически их влияние незначительно.

Второе возражение: ручка, бумага и подкладка, на которой она лежит, оказывают большее влияние на почерк, чем характер и психологическое состояние
Условия, несомненно, влияют на написанный текст. Толстая или тонкая ручка. Шариковая, чернильная, редко, но еще встречающаяся, или фломастер. Держит ли ее пишущий большим и указательным пальцами, или тремя, включая средний. Пишет ли ручка тонко или более жирно. Расплываются ли чернила на бумаге. Плотная ли бумага или более тонкая. Внешний вид текста изменяется в зависимости от этих факторов. Но, во-первых, специалист не начнет анализа образца, не выяснив или не исследовав по самому образцу предварительно эти условия. Во-вторых, основные графологические признаки почерка — такие, как наклон букв, ведение строки, зоны, закругления, поля — остаются неизменными. Человек не станет писать с более сильным наклоном, если чернила расплываются или бумага оказалась более шершавой. По возможности надо исследовать несколько образцов почерка одного и того же человека. Это позволит избежать погрешностей при анализе.

Третье возражение: почерк вырабатывается в школе, где детей учат одинаково писать, поэтому они фактически и пишут одинаково, т.е. школьная система определяет почерк
Это возражение, безусловно, имеет основание. Причем «школьный» почерк меняется не только в зависимости от языка и алфавита, что кажется естественным, но и от страны к стране, и во времени. В одни периоды, например, учили писать более прямо, в другие — с сильным наклоном. Меняется также стиль написания отдельных букв.

Но и переоценивать влияние школьной системы не следует. Характер детей, как и их почерк, находится в развитии. По мере того как писание становится привычкой и рутиной, кажый подсознательно вырабатывает пути оптимизации своего почерка. Человек начинает все больше писать, как ему удобно. Он перестраивает свой почерк под свой характер. Вскоре мало что остается от стандарта, по которому его учили.

Поэтому графологический анализ почерка детей и подростков используется редко. Точнее, это особое направление, которому посвящено много исследований. Кстати, и у детей похожесть почерка достаточно поверхностна. Жюль Крепье-Жамен проводил исследования в школах и выявил, что сами дети интуитивно намного лучше различают почерк своих одноклассников, чем взрослые.

Четвертое возражение: коллеги по профессии пишут часто очень похоже, имея при этом разные характеры
Почерки коллег по профессии кажутся схожими лишь непрофессионалу. Только человек, не имеющий опыта в анализе рукописных текстов, не увидит различий. Так, например, неразборчивый почерк врачей является общим местом. Но неразборчивость — лишь один из сотен признаков. Графолог обратит внимание на множество других характеристик почерка, по которым образцы коллег по профессии будут отличаться.

С другой стороны, нельзя игнорировать того, что профессия влияет на черты личности. Определенная деятельность со временем может накладывать отпечаток на изменение почерка.

Пятое возражение: почерк не отражает характер, потому что меняется с годами
Безусловно, почерк изменяется со временем. У кого-то больше, у других меньше. Но и сам человек, его характер, другие характеристики его личности тоже не остаются постоянными. Почерк отражает эти изменения. Кстати, исследование такой динамики могло бы стать одним из интересных направлений психологии почерка. Очень полезно было бы анализировать образцы, написанные одной и той же рукой в разные периоды жизни. К сожалению, подобная информация фактически отсутствует. Несколько забегая вперед, скажем, что поддержка компьютеризированной базы данных почерков существенно эту задачу упростит.

Шестое возражение: почерк не отражает характера человека, потому что пишущий может его произвольно изменять
Действительно, если почерк специально подделан, графологический анализ может оказаться несостоятельным. Но точно так же человек может, намеренно играя определенную роль, производить ложное впечатление своим поведением. Анализ почерка исходит из того, что написанный текст есть результат естественного и привычного процесса. Он может оказаться полезным, когда установит несоответствие между кажущимися характеристиками человека и теми его чертами, которые отражены в почерке. Задачей криминалистики является установить, что почерк сознательно изменялся. Если кто-то пытался не просто произвольно изменить почерк, а подделать его, то в этом случае анализ признаков почерка, используемых как в графологи, так и в криминалистике, окажется очень полезным.

Мы назвали рассмотренные возражения внешними, потому что они исходят от «противников» графологии. В их основе лежит лишь поверхностное представление. Специалисты по анализу почерка прекрасно знакомы со слабостями своего метода. Но повторим уже сказанное. Ни один научный подход не может быть универсальным и безупречным при всех обстоятельствах. Нужно только уметь адекватно учитывать естественные погрешности каждого метода.

Проанализировав вслед за Робертом Саудеком приведенные возражения, сформулируем одно дополнительное. По сути, его можно считать наиболее фундаментальным. Сами специалисты по психологии почерка стараются его не обсуждать. Помните, как у Булгакова в «Мастере и Маргарите» о Канте и доказательстве существования Бога: «Он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собой, соорудил собственное шестое доказательство!» Несомненно, что почерк индивидуален. Нет двух идентичных почерков, как не может быть и двух одинаковых людей. Ясно, что почерк, являясь одним из сложнейших навыков, которые мы приобретаем в результате обучения, отражает нашу индивидуальность — как и другие характеристики нашего поведения. Такие, например, как манера говорить, одеваться, держать себя в разных ситуациях. Но не существует объективных доказательств того, что связи между признаками почерка и чертами личности писавшего, которые приняты в графологии, справедливы. Их и не может быть. Принципиально. Так же, как нет научных обоснований для других психометрических методов, которые не связаны с решением логических и математических задач, или заданий на внимание и память.

Но представим, что вы заходите в чистую и убранную квартиру и видите множество полок с книгами. В кабинете большой письменный стол с открытым ноутбуком на нем. Вы можете уже достаточно много сказать о ее хозяине. Вы можете сравнить его с хозяином другой квартиры, в которой среди разбросанных повсюду грязных и чистых вещей валяются пустые бутылки и жестянки. Неработающий, покрытый пылью телевизор. Разница между двумя этими объектами анализа ясна. И никому не придет в голову требовать теоретических доказательств того, что наши предположения верны. Исследователи почерка аналогично видят черты личности по написанному тексту.

Можно проводить множество экспериментов, пытаясь статистически обосновать или опровергнуть правила графологии. Это может быть убедительным, но никогда не сможет быть абсолютно доказательным. Всегда найдутся исключения и несоответствия. Анализ почерка в этом смысле не отличается от психологии и медицины. В этих дисциплинах многие выводы и законы также были сделаны на основе передающегося опыта людей с сильными аналитическими данными, способностями удерживать в голове и обобщать тысячи фактов и наблюдений. В эпоху компьютеризации нет необходимости сохранять всю информацию в памяти. Есть необходимость в разработке таких методов и программ, которые помогут проанализировать множество результатов и вывести правильные заключения. Это позволяет систематично анализировать графологические правила. Помогает убедиться в справедливости одних закономерностей и, когда это становится ясным, отказаться от других.

Внутренние проблемы традиционной психологии почерка

Мы уже отмечали, что психология почерка — дисциплина эмпирическая. Поэтому, как и у всякого практического подхода, ее возможности ограничены. Эти границы важно понимать. Зачастую энтузиасты-любители и чрезмерно увлекшиеся графологи переоценивают ее возможности. Но чаще анализ почерка недооценивают.

Если коротко сформулировать, как работает психологический анализ почерка, то можно сказать следующее. Графология позволяет оценить набор черт личности автора по образцам написанного им текста. Для этого графолог внимательно изучает рукописные образцы и выявляет признаки почерка. На базе этих признаков он, по известным в графологии зависимостям между ними и характеристиками личности, создает развернутый психологический портрет писавшего. Хорошо, если при этом ему известны дополнительные данные об авторе и условиях, в которых текст писался. Они могут помочь правильнее интерпретировать выводы, зачастую неоднозначные.

Этот процесс кажется простым. Достаточно лишь выучить правила графологии и набить руку в анализе рукописных текстов. Но дела обстоят не совсем так просто. Отметим два момента. Во-первых, достаточно просто научиться анализировать рукописный текст. Оценить признаки почерка и, особенно с помощью компьютерной программы, получить список соответствующих психологических черт. Но надо быть профессионалом-психологом или профессионалом по кадрам, чтобы правильно составить портрет анализанта. Недаром, чтобы стать членом профессионального общества графологов, во многих европейских странах человек обязан иметь университетское психологическое образование.

Второй момент — традиционная психология почерка имеет ряд внутренних проблем. Если внешние проблемы относятся к использованию графологического метода и правильной интерпретации, то внутренние касаются самого метода. Они относятся к несовершенству процедуры. В отличие от внешних проблем внутренние лишь отражают сложившуюся традицию и потому принципиально устранимы. Собственно, их устранению и посвящена данная книга.

На приведенном ниже рисунке отражена совокупность внешних и внутренних проблем психологии почерка. Внешние рассмотрены выше. Займемся внутренними.


Проблема первая — субъективность
Традиционный графологический анализ текста включает ряд последовательных шагов — изучение образца почерка, идентификация признаков, интерпретация их, написание графологического заключения. Эти шаги графологического анализа субъективны. В том смысле, что каждый графолог выполняет их по-своему. Поэтому результаты, полученные им, могут отличаться от результатов других графологов. Более того, часто он сам через некоторое время может написать заключение, которое не будет идентично настоящему. Невоспроизводимость графологического анализа заложена в самом подходе к нему. Это ни в коей мере не уменьшает его адекватность. Речь может идти о небольших отличиях. Но принципиально они есть. Почти всегда усиленно подчеркивается, что анализ должен проводить «опытный» графолог. Это означает, во-первых, что он заметит в почерке что-то такое, что новичок пропустит. Во-вторых, он интерпретирует результаты по-другому. Ведь даже если по какой-то случайности менее опытный коллега окажется достаточно наблюдательным и заметит те же признаки почерка, ему все равно не удастся написать профессиональное заключение. Многое, оказывается, зависит от интуиции и чувства эксперта. Разные графологи мало того, что оперируют с различными наборами характеристик почерка (французская школа, немецкая школа, итальянская школа и т.д.), они интерпретируют их по-разному. Это можно понять — графология имеет дело с тысячами показателей. Конечно, и врачи могут быть субъективны при постановке диагноза. Да! Однако современная медицина стремится уменьшить субъективность, используя объективные показания множества приборов. Таких объективных измерений долгое время недоставало анализу почерка.

Проблема вторая — недостаток систематичности
Анализ почерка имеет дело с большим объемом информации. Сотни признаков почерка, множество характеристик личности вовлечены в анализ. Связи между ними достаточно сложны. Жан-Ипполит Мишон обладал уникальной памятью. Это позволяло ему анализировать тысячи образцов почерка, их признаки и черты характера. И сегодня каждый графолог должен в той или иной степени быть Мишоном. Чтобы правильно оперировать с этими элементами анализа почерка, необходимы безупречная систематичность и однозначность. Что же мы видим в книгах по графологии? Структура многих из них такова. В первой части автор описывает различные характеристики почерка и при этом приводит черты характера, на которые они указывают. Вторая часть посвящена психологии. Здесь автор приводит важнейшие черты характера и ссылается на соответствующие характеристики почерка. К сожалению, буквально во всех работах информация второй части не полностью соответствует первой. Различия могут быть не слишком серьезными и не принципиальными. И все же многие утверждения противоречивы. Не часто можно встретить и просто систематичное представление признаков почерка. Структурированное, с описанием важности каждого, с однозначной группировкой признаков. Еще более редко признаки систематичности встречаются, когда речь идет о чертах личности. Конечно, не только книги важны. Но они показательны, так как объективно отражают общее состояние. Вывод со стороны можно сделать только такой, что графология — это «искусство, а не наука». А в искусстве, как известно, каждый может иметь свой вкус. Но это противоречит объективности.

Проблема третья — неоднозначность, отсутствие стандартизации
В психологии почерка существовали и существуют различные школы и направления. Немецкая по Клагесу, французская по Крепье-Жамену, итальянская по Маретти и т.д. Графологи в целом не могут сойтись на определенном наборе признаков почерка и тем более на их интерпретации. Разумеется, частично. Многие признаки, например, ведение строки или нижние зоны букв, не вызывают противоречий. Но многие другие рассматриваются и интерпретируются неоднозначно. Так, в немецких публикациях почти не встретишь анализа отдельных букв, а в английских этому придается большое значение.

Приведем лишь несколько примеров, взяв для сравнения работы трех известных графологов, которые можно найти в списке литературы. Это родившийся в Австрии доктор Рихард Покорный (Pokorny), который долгие годы работал в Израиле и Европе, бельгийская специалистка по психологии почерка Анна-Мария Кобер (Cobbaert) и немецкий графолог доктор Хайнц Диркс (Dirks).

Рассматривая признак почерка «узкие расстояния между строками», Покорный говорит об отсутствии общего ясного представления, субъективности и предубежденности в суждениях. Кобер интерпретирует этот же признак иначе: импульсивность, богатая фантазия, творческая чувственность. Диркс усматривает здесь плодотворность в работе, тенденцию переходить известные границы в отношениях с людьми, непосредственность, стремление к контактам с другими.

Комбинированный признак почерка «узкие буквы с большими расстояниями между ними» Покорный толкует как ложную скромность и скованное поведение. Диркс говорит о самоконтроле при высокой жизненной активности.

Изменяемый наклон букв Покорный интерпретирует как неуверенность, раздвоенность и капризность. Кобер говорит о колебаниях между сдержанностью и эмоциональностью, о внутреннем конфликте, о неуравновешенности. Диркс указывает на легкую возбудимость, несдержанность, неустойчивость отношений с окружением.

Что бы вы сказали о двустороннем словаре, в котором при переводе слова с английского на русский предлагалось бы определенное значение, а при обратном переводе этого значения с русского на английский — совсем другое исходное слово? Мы бы такому словарю не очень доверяли.

Разные мнения и направления существуют во всех областях. Однако усилия по интеграции графологических знаний были до сих пор недостаточны.

Проблема четвертая — отсутствие развития
При всем многообразии организаций, объединений, направлений, школ и мнений графологическая база знаний, сформированная к середине XX века, остается практически без изменений. Она не развивается. Не исследуются новые характеристики почерка. Не осуществляются статистические эксперименты и обобщения. Не анализируются новые, например, узкопрофессиональные психологические черты. Не отслеживается влияние компьютеризации и других факторов прогресса. Люди пишут вручную все меньше, и это, конечно же, влияет на их почерк. Исследование почерка почти не имеет места в академических организациях. А когда имеет, то его присутствие ограничивается лишь преподаванием. Для серьезного развития необходима хорошая исследовательская база и традиция в университетах.

Проблема пятая — кустарничество
Практикующий графолог, как правило, один выполняет всю работу. Он анализирует рукописный текст, выявляет характеристики почерка, по этим характеристикам определяет психологические черты, интерпретирует их и пишет графологическое заключение. Если дело касается еще живущего автора текста, он иногда проводит с ним сеанс, чтобы получить образец почерка. При этом, естественно, личное впечатление оказывает определенное влияние на интерпретацию почерка. Опытному графологу достаточно короткого взгляда на текст (по словам известного немецкого специалиста Кробер-Кенета (Kroeber-Ken-eth), 20—30 секунд), и общее представление об авторе получено. Отсутствуют в этом процессе объективность и специализация. Поэтому мы и называем его кустарным. Часто графологи ссылаются на тысячи и тысячи образцов, прошедших через их руки и даже хранящихся в папках. Но при неиндустриальном процессе эта бесценная информация, по сути, лежит мертвым грузом. Она не соотносится с данными других специалистов по почерку. Ее невозможно обобщить.

Проблема шестая — отсутствие консолидации
Мы сказали об отсутствии консолидации информационных фондов отдельных специалистов по почерку. Но в сегодняшней форме графология плохо консолидируема и с другими психометрическими методами. Сама форма графологического заключения не позволяет этого. Как правило, это простой текст, который дает общий психологический портрет автора почерка. Иногда он более или менее структурирован. Чаще нет. Как его сочетать с результатами психометрических тестов, анкет? Эта нагрузка ложится на заказчика заключения. Поэтому он либо просто выбирает один какой-то метод, либо поверхностно просматривает заключение, обращая внимание лишь на несовпадения или согласованность с другими результатами. Тщательно проведенный графологический анализ теряет при этом немалую часть своей ценности.

Проблема седьмая — сложность поддержки профессионального уровня
Об этом сами графологи говорят и пишут много. Анализ почерка, безусловно, один из интереснейших элементов культурного слоя цивилизации. Но для того, чтобы он не стал очередной исторической реликвией, необходим постоянный приток молодых сил. Мотивированных и творческих. Это не происходит так, как хотелось бы. Графология заметно стареет. При этом сохраняется ее высокая требовательность. Чтобы стать профессиональным графологом, надо иметь базовое психологическое образование, окончить дополнительные курсы и пройти сертификационные экзамены. Это действует по крайней мере в большинстве европейских стран — Германии, Швейцарии, Франции, также и в Израиле. В некоторых странах, но не везде, можно получить графологическое образование в колледже. Упомянутые курсы длятся не один-два месяца, а до 3—5 лет. Путь достаточно тернистый. С другой стороны, снижать уровень требований категорически нельзя. Уж очень ответственна работа людей, делающих заключения при приеме на работу или учебу, оценке претендентов на выдвижение или в следовательской и судебной работе. Анализ почерка должен быть тщательно защищен от непрофессионального «практицирования». Адекватная поддержка уровня, пожалуй, единственная из проблем, для которой у нас нет рецепта.

Темы: Почерк
Источник: Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии, криминологии и судебной экспертизе [Электронный ресурс] / Ю. Г. Чернов. — 2-е изд. (эл.).
Материалы по теме
Анализ почерка в современном ландшафте психометрических методов и методик оценки личности
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Системный подход к исследованию почерка
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Сравнение компьютерного и традиционного процессов анализа почерка
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Структура рукописного текста (почерка)
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Иерархическая схема классификации признаков почерка
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Характеристики признаков почерка
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Психология почерка (графология)
Психологический анализ почерка. Системный подход и компьютерная реализация в психологии,...
Оставить комментарий