Представители русского анархизма XIX в.

Михаил Александрович Бакунин (1814-1876) — идеолог и практик русского анархизма, политический мыслитель, философ, социал-революционер. Уже в ранней статье «Реакция в Германии» (1842) Бакунин выявил стремление разрешить противоречие между свободой личности и «разумной» действительностью путем революционного разрушения последней, выразив его в словах: «Страсть к разрушению есть вместе с тем и творческая страсть».

В 1843 г. в статье «Коммунизм» Бакунин, критикуя коммунистические идеи В. Вейтлинга, высказал мысль о том, что «свобода не может существовать в рамках государственной организации» (религиозных, юридических, политических, экономических, социальных учреждений), любое государство и всякая политическая власть есть зло. «Власть всегда аморальна. Государственная мораль совершенно противоположна человеческой. Во-первых, любое государство есть отрицание личности свободного общества. Во-вторых, любое государство в сущности своей строго централизовано и потому неизбежно приводит к абсолютизму, деспотизму и рабству. В-третьих, всякое государство (политическая власть) деморализует личность (даже самую лучшую, просвещенную и великодушную), которая не в силах устоять «против вытекающей из него порчи».

Идеалом анархизма, по мысли Бакунина, является достижение такого состояния общества, в котором «каждый человек свободен, где нет насилия, нет отношения господства и принуждения». Однако способность человека к свободомыслию и защите ее оказалась всесторонне скованной властью государства, стремившейся к ее полному поглощению. Поэтому только всеобщий бунт против государства является, по мнению Бакунина, единственным средством избавления человечества от его рабского состояния.

В 1870-е гг. Бакунин создает самые значительные из своих произведений: «Кнуто-германская империя и социальная революция» (1871), «Государственность и анархия» (1872, изд. в 1874). В них нашли свое отражение все узловые элементы бакунинского мировоззрения. Здесь Бакунин раскрывает свои взгляды и отношение анархии к государству, государственной власти, уделяя большое внимание анализу русской государственности, цивилизации, революции и социалистического идеала.

Так, в «Государственности и анархии» он анализирует истоки социалистического идеала, пытаясь найти их в глубинах народной жизни, общественном укладе, социальной психологии. Основы идеала русского народа он видел:

  • во всенародном убеждении, что вся земля принадлежит народу, «орошающему ее своим потом и оплодотворяющему ее собственноручным трудом»;
  • в праве на общинное пользование землей, «разделяющем ее временно между лицами»;
  • в вольно-экономической общине, с ее общинным самоуправлением, основанном на выборном начале, ибо «случись революция в России, провались государство со всеми своими чиновниками, русская деревня организуется без малейшего труда сама собою в тот же день».

Итак, в вольно-экономической общине Бакунин видел зародыш будущей неполитической организации в масштабе всего общества, заменяющей после народной революции чиновничье-бюрократическую систему и государство.

В годы, когда создавались главные произведения Бакунина, революционной анархизм выступал в наиболее крайних формах. Свои надежды на наличие идеала свободы и «социалистического инстинкта» в русском народе, связанные с ожиданием стихийного бунта (народно-социалистической революции), Бакунин подкреплял активной деятельностью по созданию тайной революционной организации.

Идею о создании такой организации он развил еще в письме к С. Г. Нечаеву 2 июня 1870 г. Основная цель такой организации — «морализовать мир, создать новую религию», сознательно возбуждающую «всепоглощающую страсть всенародного общечеловеческого освобождения». Единственное содержание пропаганды — с помощью этой религии «шевелить души и создавать спасительную коллективную силу». Очень важный вопрос, который вызывает наибольшие нарекания со стороны критиков Бакунина, это вопрос, связанный со смыслом и функциональным назначением тайной коллективной диктатуры. По замыслу мыслителя, тайная диктатура действует на народ только «натуральным личным влиянием своих членов, не облеченных ни малейшею властью». Разбросанная сетью во всех областях, уездах и общинах, она используется в качестве средства реализации поставленных целей и задач, направляющего стихийно-революционное движение по твердо определенному плану.

По существу план Бакунина по созданию будущего социалистического общества, которое предполагалось построить на основе безгосударственного самоуправления, на законе правды, честности, на полном доверии между всеми братьями и в отношении к каждому человеку, принципиально расходился с макиавеллистским и иезуитским планом Нечаева, согласно которому все человечество обращается в рабство с помощью создания могущественного полицейско-иезуитского государства. Одновременно такое расхождение означало полный разрыв Бакунина с нечаевщиной.

Ничто не могло поколебать приверженности Бакунина к революционной борьбе против власти, господства государства над человеком за подлинное царство свободы, которой он посвятил всю свою жизнь. Даже в период неудач он верил, что будущее все же принадлежит безгосударственному социалистическому обществу как обществу равных и свободных людей, как высшей ступени исторического развития человечества. «Будет время, — писал он в книге «Государственность и анархия», — когда не будет более государств... будет время, когда на развалинах политических государств оснуется совершенно свободно и организуясь снизу вверх в единый братский союз вольных производительных ассоциаций, общин и областных федераций, обнимающих безразлично, потому что свободно, людей всех языков и народностей»1. Такова политическая позиция анархиста Бакунина.

Вместе с тем при всей утопичности, противоречивости программы создания безгосударственного общественного порядка, игнорирующей личностное начало, при всех проявлениях его неистового бунтарства против властей, шатаниях, бросаниях из крайности в крайность, вряд ли можно подвергнуть сомнению гуманность его идеала, основанного на ненависти ко всякому гнету и эксплуатации, подавлению и унижению человека и движимого неугомонной, пламенной страстью борца за освобождение трудящихся, за справедливое устройство общества, и всего человечества.

Петр Кропоткин

Петр Алексеевич Кропоткин (1842-1921) — русский ученый-орограф (орография — наука, изучающая рельефы земной поверхности), затем профессиональный революционер, теоретик анархизма.

После смерти М. А. Бакунина (1876) Кропоткин становится наиболее авторитетным теоретиком анархизма, участником многих международных социалистических и анархистских конгрессов, автором фундаментальных работ по теории развития общества, революционной деятельности, теории будущей анархии, этическим вопросам капитализма и коммунизма. Занимался публицистической деятельностью, сотрудничал во многих европейских изданиях, сам издавал газету «Le Revolte» («Бунтовщик»), выходившую в 18791881 гг. в Женеве, а затем в Париже. Основные труды: «Анархия, ее философия и идеал», «Взаимная помощь как фактор эволюции», «Речи бунтовщика», «Этика», «Записки революционера», «Великая французская революция 1789-1793 гг.», «Хлеб и воля», «Современная наука и анархия».

В 1904 г. Кропоткин создал Лондонскую группу русских рабочих. Она стала школой, постоянно действующим теоретическим семинаром идей анархизма. Пройдя эту школу, русские анархисты вели пропагандистскую работу в России.

Основным законом природы вообще и человеческого общества в частности он считал закон взаимной помощи, выступающий как ведущий фактор социальной эволюции, которая не совершается постепенно и монотонно: она постоянно прерывается революциями — периодами ускоренного развития. Революционные ускорения, вызванные накопившейся социальной энергией, — такая же закономерность общественного движения, как и замедления и застои.

Общество не однородно. Оно всегда подразделялось, с одной стороны, на народные массы, с другой — на представителей науки и религии, хранителей законов и обычаев, а также начальников боевых дружин, которые, несмотря на борьбу между собой, всегда приходили к согласию, чтобы господствовать над народом, заставить его работать на них.

«Анархизм представляет собой творческую созидательную силу самого народа...». Творчество народных масс, опираясь на развитие науки и техники, создает, по его мнению, учреждения, необходимые для свободного развития общества, в отличие от правительственных учреждений, созданных для господства над народом, сковывания его свободного волеизъявления.

«Анархизм родился, — подчеркивает Кропоткин, — из того же протеста критического и революционного, из которого родился вообще весь социализм». Анархизм, как наиболее радикальное течение социализма, идет до конца в разрушении власти господствующей элиты, «он поднимает свою святотатственную руку не только против капитала, но также против его оплотов: государства, централизации и установленных государством законов и суда».

Анархизм существовал в индивидуалистической и коллективистской форме. В современном обществе (т. е. в обществе XIX в.) анархистский идеал может быть только идеалом общественным. Именно этому, т. е. объединению народных масс разных стран в борьбе с угнетающими их капиталом и государствами, служит Интернационал, являющийся одновременно зачатком новых отношений между «федерациями производителей и потребителей» будущей анархии, отношений обмена, основанных на требованиях социальной справедливости. Анархическая федерация будет состоять из трех родов союзов людей: производственных (сельскохозяйственных и промышленных), союзов для обмена и потребления и обществ для реализации различных научных, религиозных, художественных, досуговых и других интересов и потребностей. Все эти союзы, общества и общины будут развиваться по естественным законам без всякого насилия извне, насилия, вызванного социальным неравенством, стремлением к личному обогащению и власти. Признавая наличие религиозных интересов и потребностей у народных масс, Кропоткин тем не менее выступает против церкви как организации, не служащей освобождению и нравственному совершенствованию народа.

Отрицательно относится он и к законам и вообще к законодательному процессу как части государственной деятельности. «Социальную революцию нельзя произвести законами». Отсюда наиболее эффективным способом сокрушения буржуазного общества является «прямая борьба труда против капитала», т. е. деятельность рабочих организаций вне и помимо государственных органов. Анархия, или Федерация, т. е. будущее безгосударственное, «безначальное» общество, должны состоять из свободного объединения (точнее, сосуществования) союзов и общин, которые сами будут решать все вопросы производства, обмена, потребления, удовлетворения других потребностей людей.

Стремление коммунистов к полному равенству и установлению общественной собственности объединяет их с анархистами, но любая государственность, даже в форме диктатуры пролетариата, ведет к несвободе, новому закабалению личности.

«Имея анархию как цель и как средство, коммунизм станет возможен, тогда как без этой цели и средства он должен обратиться в закрепощение личности и, следовательно, привести к неудаче».

Октябрьскую революцию Кропоткин принял, хотя критиковал диктатуру большевиков, фактически отстранивших представителей других социалистических партий от управления обществом, запрещавших неугодные им политические организации. Он предупреждал в целой серии писем Ленину о неизбежной бюрократизации жестко централизованного, огосударствленного общества с единственной политической партией, о неэффективности только крупных и сверхкрупных государственных промышленных предприятий без развития средней и мелкой «гибкой» кооперации и инициативы снизу.

Источник: 
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. Для бакалавров. — СПб.: Питер, 2012. — 432 с.
Материалы по теме
Политическая переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Конституционные основы реформы политической власти в царской и советской России
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Политические взгляды Юрия Крижанича
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Суждения о культуре в России XIX в.
Культурология : учебник для вузов / В. М. Соловьев. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва ;...
Политические идеи Ивана Посошкова
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Как учились риторике Ломоносов, Пушкин, Лермонтов
Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание,...
Истоки либеральной дворянской идеологии. Екатерина II
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Развитие философии (XVIII в.) и идейно-философская борьба в России (XIX в.)
Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие — Москва; Берлин Директ-Медиа, 2019. — 428 с....
Оставить комментарий