Познание как гносеологический процесс

Будучи на первых порах неотъемлемой составляющей реальной человеческой жизни, познание в процессе исторического развития общества превратилось в особое — духовное — производство. Его специфической формой (помимо творчества) предстаёт научно-теоретическая деятельность, построение научной картины мира, в корне отличающейся от существующей в обыденном сознании. Деятельность человека по познанию окружающего мира, вплетённая в ткань его реальной жизни, всегда неразрывно связана с функционированием его сознания (эмоции, воля, память) и проявляется в таких его феноменах, как убеждённость, вера, иллюзии, заблуждения и ошибки.

Тем не менее, суть познавательного отношения человека к миру, его ориентация в нём, несмотря на все эти сопровождающие познание факторы, всегда подразумевает адекватное его воспроизведение. Знание, как результат познания человеком сущего, становится понятным в качестве основы идеального плана деятельности. Именно реализация такого плана и позволяет «навести мост» между сознанием и действительностью, знанием и бытием.

Сегодня познание изучает не только философия, но и множество специальных наук, в числе которых: логика и методология научного познания, история науки, когнитивная психология (психология, изучающая познавательные процессы) и т. д. Каждая из них вносит определённый вклад, глубоко анализируя различные аспекты познания и позволяя учёным двигаться вперёд. В свою очередь, опора на комплексные научные достижения гарантирует квалифицированное и успешное применение их результатов на практике. И философское осмысление познания занимает центральное место в этом непрерывном междисциплинарном исследовании, поскольку оно сфокусировано на коренных мировоззренческих проблемах, связанных с отношением человека к действительности и сложным взаимодействием материального и духовного, объективного и субъективного.

В процессе развития философии в ней обособились две близкие сферы, имеющие отношение к теории познания: первая — гносеология, вторая — эпистемология. Нередко эти термины рассматривают как тождественные 447 , в противном случае под эпистемологией понимают философско-методологическую дисциплину, ориентированную в основном на исследование отношения «объект — знание», т. е. самого знания, как такового, его строения, структуры, функционирования и развития; что до гносеологии, то она концентрируется на процессе познания с точки зрения отношении субъекта познания (исследователя) к объекту познания (исследуемому объекту) или в категориальной оппозиции «субъект — объект».

В теории познания философия пытается найти ответы на ряд принципиальных вопросов по поводу познания: что такое знание и чем оно отличается от мнения; реально ли познание в принципе и какие условия для этого необходимы; что представляют собой механизмы и методы познания; какова специфика различных видов познания и в чём она выражается; что есть истина как центральная характеристика знания. Подобные вопросы и проблемы ставила перед собой и предлагала различные варианты их решения уже философия античности.

Процесс длительного исторического развития философского знания, насыщенный спорами и дискуссиями, противоборством сторонников различных подходов и трактовок, способствовал определению в философии некоторого общего содержания представлений о познании. Сегодня подавляющим большинством оно понимается как процесс получения, а вернее «добывания», знания.

Знание, в отличие от мнения, есть достоверное, истинное представление о чём-либо, оно имеет всеобщий и необходимый характер, т. е. его содержание не может зависеть от конкретного человека, должно быть идентичным для всякого познающего субъекта. Знание идеально по отношению к находящемуся вне его (предмету, вещи), а содержание знания — подлинная реальность (бытие). Овладение знанием вещи способствует определению её места в системе мироздания, исходя из этого, знание фиксирует в вещах общее, сущность. Восхождение по ступеням общего, то есть переход к сущностям всё более высоких порядков и есть познание. Процесс познания задействует различные составляющие психики личности (ощущения, эмоции, память и т. п.). Истина проявляет себя как совпадение идеи и вещи, последняя при этом может трактоваться самым различным образом, например, как синтез материи и формы, как локализованное бытие.

Прошли тысячелетия (от античности до середины XIX века), прежде чем крайний скептицизм448 и гносеологический индивидуализм («гносеологическая робинзонада»449) в классической философии, согласно которой моделью познавательной деятельности служило познание отдельно взятого человека, сменились гораздо более сбалансированными и гармоничными подходами.

Впрочем, наивно полагать, что вопрос о познаваемости мира, который уже в самом начале истории развития философии разделил её представителей на признающих и отрицающих такую возможность, медленно сходил на нет и ныне полностью снят с философской повестки. Вспомним, например, общеизвестный термин агностицизм450, который в 1869 году предложил английский естествоиспытатель, философ и публицист Томас Гексли (1825-1895)451. И хотя в статье об агностицизме из Новой философской энциклопедии (автор — Б. И. Пружи-нин) сказано, что в XX веке агностицизм утратил былую популярность и «в новейших течениях философии науки термин ... употребляется, как правило, в историко-философских контекстах», разве многие люди сегодня не считают себя, как и Гексли, ни материалистом, ни идеалистом, ни атеистом, ни теистом?!

Конечно же, современные философы и учёные убеждены в познаваемости окружающего мира и признают способность человека иметь не только мнение, суждение, но и обладать знанием о нём в целом, о его отдельных сферах и элементах. Заметим, однако, что в процессе исторического развития философского знания сложилось так, что в отличие от скептицизма и агностицизма для обозначения такой позиции специальный термин не был сформулирован. Её активных сторонников называют гносеологическими оптимистами, или философами, признающими (допускающими) познаваемость мира. К числу сторонников подобного взгляда в философии относят всех материалистов и объективных идеалистов, но те и другие различным образом трактуют сущность процесса познания, обнаруживают разногласия в вопросах интерпретации истины.

Во избежание упрощений и поверхностных схематизаций относительно того, как теория познания развивалась в течение трёх-четырёх последних веков, совершим краткий историко-философский экскурс.

Философы эпохи Нового времени (XVII-XIX вв.), отводившие гносеологии центральное место в философии, подвергали проблемы познания тщательной проработке. Большая часть философских систем, сложившихся в тот период, выделяла два основных этапа: чувственное и рациональное познание. Отношение к той или иной позиции при обсуждении механизмов познания поделило философов на эмпириков (сенсуалистов) и рационалистов. Первые из них утверждали примат в познании чувственности, вторые — рассудка, разума.

Рационалисты, например, основоположник европейской рационалистической философии Р. Декарт, нидерландский философ Б. Спиноза, представители немецкой классической философии (Лейбниц, Кант, Гегель), были склонны приписывать решающее значение рациональному познанию, не отрицая значения чувственного познания в качестве механизма связи разума с материальным миром. «Эмпирики», напротив, признавали чувственное восприятие главным и даже единственным источником наших знаний. Английский философ Т. Гоббс считал, что в интеллекте нет ничего такого, чего бы не было в чувственном восприятии. В более резкой форме ту же идею воспроизводил его соотечественник Дж. Локк. Однако, если все знания, размышляли рационалисты, возникают лишь на основе чувственного восприятия при помощи особых правил или принципов, то где источник самих этих правил или принципов, ведь нельзя же их воспринять с помощью органов чувств. Эта дискуссия не утратила своей остроты и в наши дни. Она приобрела особый смысл в связи с продолжением исследований по созданию «искусственного интеллекта».

Обратим внимание на то, что в учениях эмпириков и рационалистов уже обнаруживаются зачатки подрыва позиции «гносеологической робинзонады». Получение истины гарантируют не сами по себе познавательные способности, которые, как утверждали основоположники эмпиризма Ф. Бэкон и Р. Декарт, можно и нужно подвергать сомнению, а метод познания, обязательный для усвоения познающим субъектом. Для сторонников эмпиризма (Ф. Бэкон) в качестве подобного метода выступает индукция, которая обобщает результаты чувственного опыта, неоднократно повторяемого несколькими или одним субъектом эксперимента. Гарантия получения истины для рационалистов — соблюдение правил руководства деятельностью ума, а само познание они истолковывали как пассивный процесс, как созерцание, т. е. в лоне традиции, зародившейся ещё в античной философии.

В гораздо большей мере неиндивидуальный характер познавательный процесс обнаруживает в концепции немецкого философа И. Канта, который, начав рассматривать познание как форму активности, деятельности, а не созерцания, совершил переворот в философии, гносеологии. Наличие у всех субъектов общих познавательных структур (априорных форм разного рода и идей разума) и механизмов их работы обеспечивает общность и необходимость результатов познания мира явлений. Согласно его взглядам, в каждом познающем субъекте незримо присутствует общий трансцендентальный субъект. Помимо этого, Кант обосновывает идеи разума, как важнейший регулятивный компонент познания, не в сфере познавательной деятельности, а в практической сфере, в качестве которой подразумевает взаимодействие людей, отношения между ними.

Непосредственно с практикой, как сферой духовного общения между индивидами, связывали познание и другие представители немецкого классического идеализма (Шеллинг, Гегель), но основная заслуга введения практики в теорию познания несомненно принадлежит К. Марксу. Практика, в его понимании, — это материальная целенаправленная совместная деятельность людей, преобразующая природные и общественные условия, в которых они существуют.

Труд, являясь необходимой субстанцией общественной жизни, в процессе своего развития порождает все особенные виды деятельности, которые, каждый по-своему, воспроизводят его целостность. Именно в труде формируется внутренняя, присущая ему сторона — знание, познавательное отношение к миру.

На протяжении всего процесса развития познавательная деятельность обособляется, выделяется в форме теоретической деятельности, не теряя, в то же время, связи со своей основой. Такое понимание Марксом роли практики в познании нашло своё закрепление в известной формуле: практика — основа познания, его цель и критерий проверки истинности знания.

Являясь основой познания, практика и труд первоначально выступают теми факторами, которые, как базисная форма совместной предметной деятельности, неизбежно порождают феномен знания и познания. Принуждая те или иные объекты, явления действительности взаимодействовать, индивид обязывает их проявлять собственные, им принадлежащие объективные свойства и имеет возможность их фиксации. Всякая вещь, оставаясь в физическом плане вполне единичной, в деятельности совместной оказывается неизбежно втянутой в её процесс, становится общей вещью. Объединяя, преобразуя различные вещи, человек приступает не только к чувственно-наглядному мышлению (такой способностью обладают и животные), но и к мышлению в плане общего. Формы вещей, которые воспроизводятся формами совместной деятельности индивидов, превращаются в содержательную основу их (вещей) идеальных образов, выступают основой формирования понятия о вещи. Иными словами, субъективные гносеологические образы содержательно воспроизводят объективные формы, признаки (свойства или отношения) вещей, втянутых в деятельность, представляют собой их отражение.

Допустимо и такое утверждение: общественно выработанные способы выделения предметов в окружающей действительности, способы связи этих предметов, их продуктивного употребления становятся содержанием понятий, которые формируются у каждого участника совместной деятельности. Каждый из индивидов имеет право не только овладевать способами, выработанными до него, но и вносить свой вклад в общую копилку, открывая, формируя новые способы ориентации в мире для других.

В сущности, общественно выработанные способы отражения действительности могут транслироваться от поколения к поколению через закрепление культурными формами, искусственными вещами, орудиями жизнедеятельности, знаковыми системами языка. Подобная, сложившаяся вокруг них искусственная культурная среда, произведённая людьми, и есть опредмеченное, овеществленное, знание. Будучи динамической, быстро развивающейся системой, оно, по темпам роста в современных условиях, опережает рост любой другой системы.

В то же время, представляя собой продукты человеческого способа жизнедеятельности, практики, знание и познание не самоценны. Ещё Френсис Бэкон, которого британцы именуют не иначе как «апостолом эмпиризма Ренессанса»452, высказывался о преимуществах «плодоносного опыта» по сравнению со «светоносным опытом», он же оставил для потомков чеканную формулу «Знание — сила» (лат. Scientia potentia est). Автор слогана был абсолютно уверен в том, что наука улучшит жизнь людей и сделает их хозяевами природы; он был заряжен энергией знания, о чем свидетельствует любопытный биографический факт: Бэкон умер от простуды, полученной в процессе физического опыта по «замораживанию» тушки курицы, а незадолго до смерти, по свидетельству его современника писателя Джона Обри (1626-1697), с торжеством сообщал, что эксперимент по проверке влияния холода на сохранность мясных припасов удался453.

Действительно, знание служит практике, придаёт ей чрезвычайную эффективность в сравнении, например, с животным способом жизни. Тем самым практика выступает в качестве цели познания. Любое знание нуждается в практической реализации независимо от того, закрепляется ли оно в форме навыка, рецепта, технологии, канона (в обыденной жизни, в специализированных видах деятельности) или в форме концепции, теории (в науке). Одновременно этот процесс повторения, воспроизведения определённых действий способствует выявлению и проверке некоторых прочных, устойчивых, повторяющихся отношений, которые определяются как существенные или закономерные объективные отношения и связи. Следовательно, практика представляется и критерием диагностики истинности знания.

В процессе практики осуществляется перманентный переход формы той или иной вещи через форму совместной деятельности с этой вещью в форму знания, субъективного образа данной вещи, однако и обратно: субъективные образы в деятельности опредмечиваются, овеществляются. Подобный процесс не только способствует проверке знания на его соответствие реальности, проверке его истинности, но и систематически уточняет его содержание. Исходя из того, что практическая деятельность человечества влияет на состояние окружающего мира, изменяет его, то и содержание способов ориентации в нём должно постоянно меняться, уточняться, совершенствоваться.

Приступая к рассмотрению структуры процесса познания, прежде всего проанализируем познавательную деятельность на ступени её непосредственного включения в качестве существеннейшего аспекта в процесс практического использования и преобразования материальных предметов или социальных ин-статутов, то есть конкретных явлений окружающей действительности. Эта форма познавательной деятельности является начальным этапом познания и, прежде всего, представляет собой исходный, стартовый, момент в историческом смысле: разделение труда на физический и умственный, выделение последнего в особый тип деятельности произошло на достаточно позднем этапе истории, которому предшествовал длительный период совершенствования познавательного опыта людей в процессе совокупной, ещё не расчленённой практической деятельности. Подобная деятельность первоначальна и в том смысле, что на её основе, благодаря именно ей, осуществляется контакт человека с миром материальных объектов. Она является своего рода предпосылкой, без которой другие формы познавательной деятельности не могут существовать.

Теперь зададимся вопросом, как всё-таки человек осуществляет познание явлений и процессов природы, а также всех вещей, созданных человеческим трудом, разумом и его общественной деятельностью? На этом этапе «включается» форма, определяемая как чувственная деятельность, или чувственное познание, т. е. всё, относящееся к функционированию органов чувств, нервной системы, мозга, благодаря чему возникают ощущение и восприятие.

Итак, чувственное понимание объективного мира начинает наше познание, реализуемое в трёх формах — ощущениях, восприятиях и представлениях.

Ощущение относят к простейшему и исходному компоненту чувственного познания и человеческого сознания вообще, выступающее как отражение отдельных свойств, предметов и явлений окружающего мира при их непосредственном воздействии на органы чувств. Будучи исходным элементом познания, ощущение возникает вследствие воздействия внешних объектов (раздражителей) на органы чувств, которое опосредуется фактом сознания, то есть оно — субъективный, идеальный образ предмета, так как отражает, преломляет воздействие предмета через «призму» человеческого сознания. Важно подчеркнуть, что в ощущении представлено начало отражения объективной связи ощущающего субъекта (процессов, совершающихся в его организме, в его психике) с конкретными явлениями и процессами действительности, с которыми данный субъект взаимодействует.

Современной биологией, психологией и другими науками в ходе исследования сложнейшей структуры нервных процессов человека было установлено, что уже на ранних этапах развития общества чувственная деятельность человека обусловила развитие восприятия — формы «схватывания», закрепления и сохранения объективных предметов как целостных «образов». Кроме того, что органы чувств (зрение, слух, вкус, осязание, обоняние) «наделяют» человека способностью ощущать пространственные и температурные параметры, звуки, запахи и пр., у людей одновременно функционирует чувственная способность синтезировать все ощущения, трансформировать их в восприятие, обладающее особым свойством: оно «даёт» сознанию предмет в своей целостно-предметной форме, а именно как объективную, независимую от сознания целостность.

В восприятии человеку представляется целостный образ материального предмета, который дан посредством наблюдения. Даже простое размышление позволяет нам сделать заключение о том, что восприятие вовсе не механическое «суммирование» ощущений. Оно возникает и пребывает как форма активного синтеза разнообразных проявлений предмета, неразрывно связанная с иными этапами познавательно-практической деятельности, предшествующими конкретно этому наблюдению. Вот почему восприятие представляется активным и по-своему творческим процессом. В то же время целесообразно учитывать его зависимость от многих факторов, связанных с уровнем духовной культуры человека, его жизненным опытом, состоянием здоровья и т. д.

Вследствие неоднократной работы механизмов восприятия в нашем сознании и памяти может удерживаться целостный образ того предмета, который в настоящее время нам непосредственно не дан. В данном случае функционирует гораздо более сложная форма чувственного познания, определяемая как представление. Являясь высшей формой чувственного познания, оно позволяет отображать в нашем сознании предметы и явления, непосредственно не воздействующие в данный момент на наши органы чувств. Очевидно, что именно представления создают для человека возможность перейти к абстрактно-образ-ному мышлению, комбинировать и создавать ранее неизвестные образы.

Таким образом, функционирование органов чувств является необходимой объективной предпосылкой познания, важной в том отношении, которое при её отсутствии делает его невозможным.

Однако, будучи необходимым этапом процесса познания, чувственное познание всё-таки не предоставляет нам возможность вскрыть сущность предметов и явлений, воздействующих на органы чувств. Она возникает лишь на ступени рационального познания, когда человек «уходит» от конкретночувственных представлений и стремится выявить существенные черты и качества предметного мира при помощи мышления (мыследеятельности). Особенность рационального познания заключается в том, что с ним не совпадает ни один конкретный предмет или явление, оно способно выдавать только их обобщённый образ.

Рациональное познание, как и чувственно, осуществляется в трёх формах — понятиях, суждениях и умозаключениях.

Понятие, как форма мышления, отображает наиболее общие, существенные и необходимые свойства предметов и явлений действительности. Очевидно, что все мы мыслим понятиями, объединяя их между собой посредством определённых связей, находящих отражение в суждениях, которые представляют собой утверждающую или отрицающую что-либо форму мысли. Наконец, отношения логического следования, существующие между суждениями, позволяют нам перейти к тем или иным выводам,умозаключениям, когда из нескольких (не менее двух) суждений выводится новое (новое знание).

Целесообразно упомянуть, что в процессе познания тесно переплетаются рациональные и нерациональные операции (процедуры). Это обусловлено тем, что в реальной жизни люди часто сталкиваются с ситуациями, которые стремительно изменяются. Они вынуждены основывать свои решения как на общепринятых нормах поведения, так и принимать нестандартные решения. Подобный процесс принято называть творчеством. Оно представляет собой высшую форму познавательного отношения человека к миру и способствует выявлению новых связей и отношений, благодаря чему формулируются законы и закономерности, разрабатываются методы познания и преобразования окружающей действительности. Помимо рационального и нерационального важным элементом познания выступает интуиция (лат. intuitio — созерцание, непосредственное восприятие, пристальное всматривание). В обыденном понимании — это способность прямого, ничем не опосредованного постижения истины, а в философии трактовка интуиции отличается смысловым и содержательным многообразием: от безотчётного озарения — до особой и даже высшей формы знания454.

Процесс творчества, сопряжённый с элементами интуиции и наполненный сложными функциональными переходами в результате оперирования абстрактными и чувственными знаниями, на определённом этапе или в какой-то момент «воспламеняет» личность, вызывает сначала духовный порыв, подъём, а затем скачок, воспринимаемый как открытие, как высвечивание ранее находившегося во мраке бессознательной деятельности.

Таким образом, эмпирическое и теоретическое познание — это два особых типа исследовательской деятельности. Первый, концентрируясь на явлениях и их корреляции, позволяет «обнаруживать» законы природы, общества и мышления, а второй, располагая специальным инструментарием только теоретическое исследование помогает «получить» (сформулировать) его в «чистом виде».

Литература:

  • 447    См.: Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. Издание седьмое, переработанное и дополненное. — М.: Республика, 2001. С. 693; Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Ин-т философии РАН, Нац. общ.-науч. фонд; Научн.-ред. совет: предс. В. С. Стёпин, зам. предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — М.: Мысль, 2010. (Т. 1 (А — Д). С. 535; Т. 4 (Т — Я). С. 451.
  • 448    От греч. GKenxtKoq — ищущий, рассматривающий, исследующий; философское направление, созданное в IV в. до н. э. Пирроном из Элиды, который практиковал воздержание от суждения, «ничего не называл ни прекрасным, ни безобразным, ни справедливым, ни несправедливым и вообще полагал, что истинно ничего не существу-ет.., ничто не есть в большей степени одно, чем другое»; «на всякое слово есть и обратное». Античные скептики доказывали, что притязания различных философских школ на абсолютную истинность неправомерны, а истинность всех знаний относительна. См.: Новая философская энциклопедия (статья «Скептицизм», автор Л. А. Микешина) /
  • 449    Философы Нового времени полагали, что всё содержание человеческого знания люди получают из своего собственного изолированного от окружающей среды ума (отсюда — образ Робинзона). Согласно этой позиции, всё зависит от человека и его способностей. Я самодостаточен и сам по себе могу не только существовать, но и преобразовывать этот мир.
  • 450    От греч. ayvracxo^ — непознаваемый; философская концепция, согласно которой мы ничего не можем знать о Боге и вообще о любых предельных и абсолютных основаниях реальности, поскольку непознаваемо то, знание о чём в принципе не может быть убедительно подтверждено свидетельствами опытной науки. Идеи агностицизма получили широкое распространение в XIX в. среди английских естествоиспытателей. Элементы агностицизма присутствовали во многих сциентистски ориентированных философских доктринах 1-й пол. XX в. — от прагматизма до критического реализма. См.: Новая философская энциклопедия (статья «Агностицизм», автор Б. И. Пружинин) .
  • 451    См. его биографию в Британской энциклопедии: Thomas Henry Huxley (by Adrian J. Desmond // Encyclopedia Britannica / https://www.britannica.com/biography/ Thomas-Henry-Huxley.
  • 452    См. его биографию в Британской энциклопедии: Francis Bacon (by Kathleen Marguerite Lea Anthony M. Quinton, Baron Quinton Peter Michael Urbach) / https:// www.britannica.com/biography/Francis-Bacon-Viscount-Saint-Alban.
  • 453    “Brief lives”, chiefly of contemporaries, set down by John Aubrey, between the years 1669 & 1696 / Edited from the author’s Mss. by Andrew Clark. Vol. I (A-H). — Oxford: Clarendon Press, 1898. P. 75-76/ https://archive.org/details/cu31924088005628/page/n10.
  • 454    «Современные научные представления об интуиции не опровергают возможности мгновенного “схватывания” (термин Канта) истины, но определяют интуицию не как трансцендентное озарение, а исключительно как важный (но не необходимый) момент сложного и неосознаваемого по своему механизму взаимодействия чувств, разума и опыта. Непосредственность интуиции условна. Интуиция является не начальным этапом знания, а переходным звеном от одного его уровня к другому. Будучи субъективной по механизму формирования, интуиция трансформируется в знание лишь при условии включения в рационально осмысленную и понятийно эксплицированную систему. В математике и логике понятие интуиции стало основой формирования нового направления — интуиционизма». См. подробнее: Новая философская энциклопедия (статья «Интуиция», автор А. А. Новиков)
Источник: 
Понуждаев, Э. А. Философия: учебное пособие — Москва; Берлин Директ-Медиа, 2019. — 428 с.
Темы: 
Материалы по теме
Способы получения знаний
Винсент Ружиэйро, Мышление.
Проблемы теории познания
Философия в систематическом изложении. М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006. (...
Понимание
Общая психология: учебник / Л А. Вайнштейн, В А. Поликарпов, И.А. Фурманов. — Минск: Соврем...
Познание и социальная инженерия
Тамотсу Шибутани, Социальная психология
Самопознание через картинки
...
Познание как способ бытия человека в мире, его формы
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Психические познавательные процессы и принципы обучения в учебном заведении
Соколков Е.А., Психология познания
Ложные пути при самопознании
...
Оставить комментарий